Алексей Суконкин.

Небесный щит. Часть 2. Чужие горы



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Начальник российской миротворческой авиационной базы полковник Петров прибыл в здание управления аэропорта Лунги сразу после обеда.

Сказать, что его встретили прохладно, значит, ничего не сказать. Поначалу его даже попытались выставить за дверь два крепких морских пехотинца, неизвестно с каких пор появившихся в той части здания, где находился пункт управления воздушным движением, обслуживаемый американскими диспетчерами.

– Я представитель миротворческой миссии! – некоторое время Петров пытался призвать их к порядку, пока к нему не вышел руководитель диспетчерской группы.

– Чем могу быть полезен русскому полковнику? – спросил он на чистом русском языке.

Петров, приготовившийся напрягать мозг для переговоров на вражеском языке, опешил и несколько расслабился.

– Я требую объяснений по поводу закрытия воздушного пространства!

– Пройдемте со мной… – американец немного посторонился, пропуская начальника авиабазы.

Они прошли по коридору и вскоре оказались в просторном кабинете, увешанным аэронавигационными картами и различного рода таблицами. Про себя Федор отметил, что в России так выглядят классы штурманской подготовки…

– Можете присаживаться на стул… – хозяин кабинета указал рукой на ряд стульев у стены и вдруг протянул руку, представился: – меня зовут Фрэнк.

– Фёдор Иванович! – Петров протянул руку и пожал ладонь оппонента. – Сейчас мы можем говорить?

– Можем, – кивнул Фрэнк. – Что вас беспокоит?

– Меня беспокоит отсутствие разрешения на полеты в воздушном пространстве Сьерра-Леоне!

Фрэнк пожал плечами:

– А что здесь такого? Мы выполняем приказ своего руководства…

– Вы не можете не знать, что мы потеряли в горах вертолет, и экипаж требует немедленной эвакуации. А как мы проведем эвакуацию, если вы не даете нам разрешение на полеты?

– Мы знаем, что у вас потерпел катастрофу вертолет Ми-8 с командиром по фамилии Жаров. Недавно он у нас был в гостях. Мы предполагаем, что ваш вертолет был сбит огнем с земли, так же как и вертолет «Робинсон-44», принадлежащий алмазодобывающей компании «Диамант»! Погибли люди. Мы понимаем, что в этом районе активизировались повстанцы и террористы, и в ваших же интересах будет не подставлять свои вертолеты под огонь распоясавшихся бандитов!

– Позвольте нам самим определять степень риска, которому могут подвергаться вертолеты, назначенные для проведения спасательной операции!

– Нет, мы не можем вам позволить идти на такой риск. Спасайте своих пилотов пешим путем. Смею напомнить, что в небе постоянно находятся истребители с авианосца «Энтерпрайз», которые будут сбивать любой летательный аппарат, который появится на экранах их радаров. У вас еще есть вопросы?

– Я вас понял, – кивнул полковник и встал. – Пожалуй, мы друг друга очень хорошо поняли.

– Я очень рад, – кивнул Фрэнк. – Главное в международной политике – это взаимопонимание и доверие…

Американец широко улыбнулся.

* * * * *

В завершении телевизионного репортажа снова показали окровавленные трупы, лежащие вокруг расстрелянного микроавтобуса.

Генерал Эдуард Лихой и Виктор Майский смотрели новости по телевизору, который принимал несколько англоязычных каналов.

– Вот теперь я ничему не удивляюсь… – генерал злобно рассмеялся тому, что показали по международным новостям на канале CNN. – Теперь у них есть вполне обоснованный повод для ввода войск на территорию, ранее им не подконтрольную.

– Видите, сколько может значить своевременно поданная информация? – Майский радовался, что в чем-то смог перещеголять генерала военной разведки. – Небо они закрыли после того, как ваши парни сбили вертолет, а вот расстрел врачей для них как знак божий – просто замечательнейший повод для осуществления вторжения!

– Ой, ли… – Лихой скривился, – неужели вы считаете, что этого им будет достаточно?

Виктор Майский, сидя в мягком кресле, и покуривая гаванскую сигару, только расплылся в еще более широкой улыбке:

– Будь я глава государства, то о таком поводе я мог бы только мечтать…

– Витя, такие поводы случайными не бывают. Бьюсь об заклад, что врачей забили «зеленые береты»…

– Может и так. Не знаю. Для грязных дел есть специально обученные люди типа вас и ваших головорезов. Осталось только ввести в страну морскую пехоту, захватить все ключевые объекты, и дело в шляпе.

– Насколько я знаю, сейчас у них в данном районе нет сил и средств для полноценной десантной операции, а пока необходимая группировка будет собрана, пройдет масса времени, в течение которого мы сто раз успеем вытащить этот несчастный спутник и двадцать раз успеем совершить переворот в стране.

– Думаю, – Майский улыбнулся, – что сейчас им хватит и того, что они имеют – авианосную ударную группировку в непосредственной близости… и батальон морской пехоты на одном из десантных кораблей авианосного соединения.

Генерал махнул рукой:

– В угрожаемый период эта корабельная группировка может быть локализована одной атомной подводной лодкой с крылатыми ракетами на борту…

– Что сможет сделать одна подводная лодка против эскадры? Ведь не будем же мы применять ядерное оружие из-за алмазных разработок?

– Конечно, не будем. А вот отомстить за потопленный «Курск» можем запросто. Моряки-подводники будут очень рады воткнуть в «Энтерпрайз» и корабли прикрытия две дюжины своих «Гранитов» с обычными БЧ.

– Вы шутите, товарищ генерал? – улыбка исчезла с лица Виктора Майского.

– Я, может, и шучу, а вот моряки – может, и нет. У командира подводной лодки есть приказ уничтожить авианосец, в случае, когда мне это станет нужно…

Лицо Майского совсем перестало радоваться жизни.

– Может быть, я что-то не понимаю?

– Может быть…

* * * * *

В кабинете посла США в Сьерра-Леоне царило оживление. Сам Эндрю Браун сидел во главе стола на правах хозяина кабинета, но почему-то таковым не выглядел. Помимо самого посла в кабинете находился собственник алмазодобывающей компании Томас Клауссон, резидент ЦРУ в юго-западной Африке Кевин Бэнкс и адмирал Роберт Льюис. В кабинете было накурено, на столе стояло несколько бутылок виски, часть из которых была уже пуста, немного нарезанных фруктов и минеральной воды. На краю стола лежала подробная карта Либерии и Сьерра-Леоне.

Бесцельные беседы прервал доклад начальника охраны посольства о приближении двух машин. Спустя несколько минут в кабинет вошел представитель администрации президента США Барт Майлер, прилетевший обычным рейсовым самолетом, и после того, как посол представил его тем присутствующим, которые ранее с ним не были знакомы, Майлер, обращаясь ко всем, сказал:

– Господа, нами принято решение по полной программе выпотрошить этот кусок Африки. Ожидаемые поступления в бюджет США составляют несколько миллиардов долларов. План таков: десяток лет назад правительство Сьерра-Леоне взяло кредиты в Голландии, Новой Зеландии и Ливии. Как вы знаете, в стране произошел переворот, потом смута, и о возвращении кредитов как-то все позабыли. И вот наш уважаемый Томас Клауссон выкупил безнадежные долги у этих стран… за сколько, Томас?

– За десятую часть номинала, – улыбнулся Клауссон. – Серьёзные люди ведь понимают, что даже это – большой успех. Большую сумму никто бы и не предложил. Разумеется, значительную часть денег для этой сделки мне предоставила Федеральная Резервная Система США…

– Вот, – кивнул Майлер. – Дальше мы поступаем следующим образом: Томас предъявляет долги действующему правительству Сьерра-Леоне. Мы, в свою очередь, подталкиваем к тому же самому некоторых других кредиторов, которые отчаялись получить от Фритауна свои деньги. Кредиторы соглашаются с реструктуризацией долга, даже соглашаются на его уменьшение в несколько раз. Но Клауссон на это не идет, и подает в американский суд иск, с признанием Сьерра-Леоне страной-банкротом. Суд иск удовлетворяет, после чего у Клауссона появляется законный повод объявить дефолт в этой стране, и забрать все ликвидные активы в счет погашения долга.

– А если они согласятся выплачивать долг? – спросил Льюис.

Как военный, он плохо ориентировался в делах экономики. Майлер, Бэнкс, Клауссон и Браун рассмеялись. Браун озвучил причину смеха:

– Роберт, у Фритауна нет таких средств. Но есть хорошие активы – алмазы, уран, редкоземы, лес, и возможно, хорошие запасы нефти на шельфе. Всё это станет нашим. Американским.

Льюис сказал:

– Эта волокита затянется на долгие годы. Решение суда – не такое простое дело…

– И вот поэтому, – Майлер посмотрел на адмирала: – мы постараемся сделать все возможное, чтобы президент Сьерра-Леоне Сиака Стрессер как можно быстрее принял правильное решение.

– Кстати, – Бэнкс усмехнулся. – Разведка докладывает о росте экстремистских организаций в Сьерра-Леоне, которые могут нести угрозу Соединенным Штатам Америки! И нам, как бы не было тяжело, придется наводить здесь порядок!

Браун вставил:

– Тут произошло событие, которое повлечет за собой активное вмешательство США в дело наведения порядка на этой части Африканского континента…

Майлер кивнул:

– Да, господа, убийство граждан США мы не можем оставить безнаказанным. Мы не можем позволить себе отвергать главный принцип правосудия – неотвратимость наказания! Именно поэтому руководством Соединенных Штатов Америки принято решение о вводе на территорию Сьерра-Леоне и Либерии частей экспедиционного корпуса морской пехоты. Будем брать под контроль все ключевые объекты этих стран, будем, если понадобится, менять здесь правительства…

Удет и Клауссон чуть заметно усмехнулись. Полковник спецназа из-за пафосных слов об убийстве граждан США, а владелец «Диаманта» – о том, как пришлось извернуться правительству США, чтобы произошедшее убийство так быстро использовать для оправдания экономического и политического захвата свободной страны.

– Когда начнется вторжение? – спросил посол.

– Предположительный срок полной боевой готовности частей экспедиционного корпуса – две недели. Плюс время, необходимое для сосредоточения на исходных позициях всех назначенных для проведения операции сил и средств. Рассматривается два варианта высадки – перевозка войск, либо высадка по-боевому, – ответил Льюис. – Но в любом случае высадка первых подразделений из числа 82-й воздушно-десантной дивизии начнется уже скоро. Они возьмут под защиту объекты алмазодобывающей компании, нескольких горнорудных предприятий с американским капиталом, усилят охрану посольства, полностью возьмут под контроль международный аэропорт.

– Прошу заметить, господа, – вставил Майлер, – все, о чем мы сейчас говорим, является государственной тайной, и не подлежит огласке ни при каких обстоятельствах.

– Это понятно, – вздохнул посол.

Браун хоть и прекрасно понимал, как делается настоящая политика, все равно всегда старался дистанцироваться от ее практической стороны. Он был весьма далек от плащей и кинжалов, но природная изворотливость позволяла ему до сих пор слыть в международных отношениях умелым и грамотным политиком, способным исполнять все то, что от него, как от посла, зависело. Поэтому он не особенно сильно удивился тому, что съемочная группа канала CNN пробыла в Либерии всего сутки – как будто специально под ее прибытие было организовано убийство врачей миссии Красного Креста – граждан США. Его опыт подсказывал, что сидящие в кабинете представители силовых структур знают об этом убийстве несколько больше, чем все остальные. Верить в это не хотелось, но он знал – в большой игре пешек никто не жалеет. Единственное, что терзало его душу – мысль о том, как обойдутся с ним, если вдруг фокус с вторжением не прокатит, как, к примеру, это случилось несколько лет назад в Могадишо, когда, казалось бы, рядовая спецоперация, обернулась массой проблем для Соединенных Штатов…

– Мне хочется сказать, – Майлер прошел взглядом по всем присутствующим. – Вы все должны понимать, что в ближайшее время президент Соединенных Штатов Америки и весь американский народ ждут от вас результативных и решительных действий по установлению в этой стране порядка и лояльного для США политического режима.

* * * * *

ГАЗ-66 появился из-за поворота, медленно перекатился через большую дорожную яму, и приблизился к стоящему у дороги Мише Черному, который стволом пулемета уже смотрел на показавшийся из-за поворота джип с агентурщиками.

– Здорово, Миха, – из «шашиги» выглянул довольный Виталик. – Соскучился по мне?

– Да иди ты, – отмахнулся разведчик, наблюдая за джипом.

Панин остановился за грузовиком и оба офицера тут же вышли из машины. Подошел Лунин, и, закинув автомат за спину, протянул руку:

– Майор Лунин.

– Андрей Владимирович, – представился в ответ Власов.

Офицеры пожали друг другу руки.

– Дмитрий, если уж на то пошло, – сказал Дима.

– Ну, показывайте… – Власов взглядом хозяина уже осматривал барские владения.

– Один КрАЗ с краном, один КрАЗа бортовой. Машины белого цвета, поэтому и вызывают некоторую головную боль. Еще «шашига» – уже видели. Это, собственно, и все… – Лунин провел рукой, показывая свои машины, которые стояли под кустами, накрытые маскировочными сетками и лапистыми ветками.

– Ясно, – кивнул Власов. – Все машины на ходу?

– Все.

– Нужно будет пройти на них еще километров двадцать вглубь страны. Там нас будут встречать другие машины.

– Это мы сможем, – кивнул майор.

– Сколько, Дима, у тебя людей?

– Вы сейчас всех видите… – Лунин мотнул головой из стороны в сторону.

– Не густо.

– Пока хватало.

– Не хватит захватить аэродром.

– Смотря как захватывать, – Дима пожал плечами. – Если ненадолго, то можно и впятером это сделать, если надолго, тогда просто не хватит сил его удержать.

– Вот и я про то же. А так хочется…

– Поясните.

– Я присмотрел тут не далеко аэродром, способный принять самолет типа Ан-8 или Ан-26, который мог бы забрать спутник… но он охраняется. В общем, через него идет контрабанда, и местная мафия его очень плотно опекает. Я туда с Петей сунулся, еле ноги унесли. Пришлось отстреливаться…

– Я заметил, – Дима указал рукой на корму джипа, обильно усеянную пулевыми пробоинами.

– Ага, нас тоже обстреляли…

– Так что там с аэродромом?

– В общем, он нам нужен. Думаю, если мы его продержим минут сорок – этого будет достаточно для приема самолета, погрузки в него спутника и взлета.

– Сколько человек охраны?

– Мы видели человек семь, но явно это были не все. После нашего визита они могут усилить охрану…

– А могут и покинуть аэродром, – поразмыслил Лунин. – Боясь, что вместо вас туда прибудут еще большие силы.

– Может быть. Но будем думать о худшем.

– У меня все «Кенвуды» сели, боеприпасов мало – для полноценного боя вряд ли хватит. Для захвата аэродрома мне нужно восстановить боеспособность отряда. В первую очередь нужно восстановить связь внутри групп. Иначе мы не сможем организовать взаимодействие в бою.

– С базы могут всё это доставить?

– Аккумуляторы заряжать надо на базе – там все зарядники остались. Патроны и гранаты тоже на базе. Для начала туда нужно доставить аккумуляторы. Но у нас тут вертолет один упал, думаю, сейчас не получится все сделать быстро. Все вертушки заняты на его спасении, американцы грозились вообще небо закрыть для полетов.

– Понял. Подумаю.

– Когда отсюда выезжаем?

– Скажите своим людям, что выходим через полчаса. Больше вас тут держать смысла нет.

– Хорошо.

Лунин подозвал Шайбу:

– Андрюша, собирай народ, пусть готовятся к выезду. Офицеров и водителей ко мне.

– Есть, – старшина кивнул и пошел выполнять приказ.

Власов, увидев спускающегося с горы Ивана Бойко с ПЗРК на плече, присвистнул:

– Как у вас тут все организовано, даже ПВО своё есть…

– А то, – Лунин загордился собой. – У нас все серьезно…

– Вот эта штука как раз и пригодится нам на аэродроме, у меня даже мыслишка одна появилась…

– Поделитесь?

– Я ее додумаю, и потом расскажу.

– Хорошо.

Лунин направился к грузовику, в котором находился спутник. Лично проверил крепление аппарата в кузове, перебрался на кабину, открыл капот и проверил уровень жидкостей – моторного масла в двигателе и тосола в радиаторе. Все было в норме.

– Товарищ майор, все собраны, – Шайба стоял возле машины и снизу смотрел на своего командира.

– Иду, – Дима захлопнул крышку капота и спрыгнул с машины.

Власов тоже подошел к месту, где Лунин собрал людей.

– Значит так, – Дима раскрыл карту, и Бойко тут же включил фонарик. – Выходим отсюда, вот сюда… – он провел пальцем по карте и посмотрел на Власова.

Тот кивнул. Дима продолжил:

– На ходу, по возможности, соблюдаем меры светомаскировки. Оружие заряжено, готовность к открытию огня. Вероятность засады очень высокая. В случае начала боя, все меры предпринимать к сохранению спутника, к скорейшему выводу его из района боя. Это главная задача. Уяснили?

– Да, – кивнули несколько человек.

– Пожелания, предложения?

– Командир, если я правильно понял, эти машины мы бросим? – спросил Бойко.

– Бросим. Поменяем на другие. Если наш коллега не врет, – Дима посмотрел на Власова.

Тот отмахнулся:

– Не вру.

– Не врет, – подтвердил Лунин. – Что предлагаешь?

– Может, бросим «шашигу» здесь? На двух машинах прорваться будет проще.

– Дело говорит, – подписался Уваров.

– Я протестую! – подал голос водитель-«подсолнух».

– Объясни, – потребовал Лунин.

– КрАЗы вы можете хоть бросить, хоть продать, они все равно не наши, а с авиабазы. Миротворческие, так сказать. Нам за них ничего не будет. А вот «шашига» эта на мне числится, и за утрату имущества мне в части голову снимут, хуже того – на бабки поставят, чтобы я выплачивал стоимость утраченного имущества! – Виталя говорил настолько эмоционально, что все тут же прониклись жалостью к его возможным финансовым потерям.

– Ладно, твою «шашигу» не бросим, – кивнул Лунин. – Уговорил, красноречивый. Еще вопросы есть?

– Больше нет… – сказал за всех Бойко.

– Работаем.

Пока шла подготовка, Лунин связался с генералом, доложился по обстановке, получил указания по дальнейшим действиям. Вертолета на ближайшее время ждать не приходилось. Следовательно, с восстановлением связи внутри отряда посредством малых радиостанций «Кенвуд» проблема не разрешалась. Нужно было что-то придумать. Но это был вопрос завтрашнего дня…

Через полчаса всё было собрано, люди размещены на машинах, и грузовики начали выезжать на дорогу. Еще через некоторое время тяжелые машины начали движение по дороге, и небольшая колонна двинулась в ночь, вглубь территории чужого государства…

* * * * *

Переговорив с Луниным, генерал вызвал начальника авиабазы полковника Петрова, командира вертолетного звена подполковника Борю Денисова, и спецназовцев – начальника разведки отряда капитана Вадима Чистякова, командира группы специального минирования капитана Колю Мигунова и начальника связи отряда капитана Рината Юдина.

– Федор Иванович, каким способом вы сможете обеспечить снабжение отряда майора Лунина боеприпасами и продуктами питания? – генерал посмотрел на начальника авиабазы.

– Пока никак. Американцы закрыли небо, – полковник развел руками. – Я с ними сегодня разговаривал, все напрасно. Все наши приготовления сейчас пошли коту под хвост. Ми-24 майора Филатова сейчас стоит в чистом поле на востоке страны. На временной точке «подскока», откуда мы мечтали осуществлять воздушное прикрытие операции по выводу спутника. Ми-8 Жарова сгорел на склоне горы. Второй Ми-24 вернулся, и стоит здесь, второй и третий Ми-8 тоже стоят здесь, на базе, но поднять в воздух сейчас мы их не можем. Действует запрет на полеты в воздушном пространстве Сьерра-Леоне…

– Полковник, – глаза генерала начали наливаться кровью. – Вы думаете, что я этого ничего не знаю? Для чего вы мне это всё говорите? Я вас спросил о способах снабжения группы, которая на данный момент выполняет самую важную во всей российской армии боевую задачу! А вы мне докладываете о местонахождении вертолетов. Я это и без вас прекрасно знаю! Подумайте, и через пять минут доложите мне порядок и способ снабжения группы при помощи ваших вертолетов!

– Есть подумать.

Генерал посмотрел на начальника связи отряда:

– Ринат, сколько у тебя есть в наличие радиостанций «Кенвуд» и аккумуляторов для них?

– У меня осталось шесть радиостанций и двенадцать батарей. В отряде Лунина девять радиостанций и восемнадцать батарей.

– Твои радиостанции заряжены? Готовы к использованию?

– Так точно.

– Хорошо.

Генерал перевел взгляд на начальника разведки:

– Чистяков!

– Да, товарищ генерал.

– Сколько у вас еще осталось бойцов?

– Четыре бойца в группе минирования и два бойца остались на базе из групп Уварова и Лёвина.

– Сам в бою участвуешь?

– Если потребуется…

– Значит, итого восемь вместе с тобой и Мигуновым. Полноценная боевая группа.

– Если надо, я тоже могу, – вставил Ринат.

– Ты мне здесь нужен, – отмахнулся генерал и перевел взгляд на начальника авиационной базы.

– Если мы машиной доставим необходимый груз до ночующего в поле Филатова, то на Ми-24 можно будет попытаться пролететь в Гвинею. Только нужно будет снять с него вооружение и подвесить дополнительные баки. Но тут все будет зависеть от мастерства пилота. Ему придется идти на минимальной высоте, чтобы остаться незамеченным для РЛС аэропорта и истребителей с «Энтерпрайза».

– Вот, стоит дать пять минут на размышление, как появляются умные мысли, – генерал даже в голосе подобрел к Петрову. – Предложение на самом деле толковое, готовьте груз, все, что им там необходимо – девять заряженных батарей к «Кенвудам», половину боекомплекта на всё оружие, что у них там есть, штурмовые реактивные гранаты, сухпайки на пару дней. Не забудьте передать им средства от комаров. Жалуются, что их там заели.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6