Алексей Сыровежкин.

Переселенцы



скачать книгу бесплатно

Кто-то продолжал бороться за будущее и сохранял надежду, но большинство уже не верило в лучшее и не сомневалось в неминуемой гибели когда-то цветущего и прекрасного мира, и чтобы не стать свидетелями этой гибели, они захотели сбежать. Прямо как сбегает молодой и слишком циничный, либо слабохарактерный человек от своих стариков-родственников, готовящихся к предсмертным мукам. И для кого-то они были беглецами, трусами, а для кого-то они были героями и великими путешественниками, подарившими человечеству новый шанс на жизнь в другом мире – к вопросу о том, что люди никогда и ни о чём не смогут договориться. Так или иначе, эти мечтатели, в которых так причудливо сочетались трусость и героизм, нашли друг друга. Затем они отсеяли тех, от кого было меньше всего финансового толку, и после этого началась та самая грандиозная стройка «Ковчега», на котором было суждено спастись всем избранным, если не богом, то ими самими. И кстати, Ковчег в данном случае не просто красивый образ, а подлинное название корабля, отправившегося бороздить просторы космического океана в надежде найти после всемирного потопа и божьего гнева хотя бы один островок суши, где бы процветала счастливая и нетронутая человеческим разумом природа. Да, конечно, название банально до ужаса, как может заметить привередливый и искушённый читатель, являющийся знатоком всего на свете. Соглашусь! Но что поделать, фантазия авторов далеко не такая мощная, какой нам хотелось бы её видеть! Ведь они всего лишь люди.

Как уже было сказано, центр этой стройки оказался именно в России – там, где всегда причудливо соединялись изобретательность с безрассудством, храбрость со стремлением к личной выгоде и большое количество ресурсов с их нерациональным использованием. И прошу не усматривать в этом сарказме проявление патриотизма или же его отсутствия – у всех свои недостатки. Факт в том, что большинство богачей, купивших билет на этот увлекательнейший круиз по галактике, было именно из России. А все немногочисленные группы иностранцев уже через несколько поколений обрусели под воздействием той культуры и того русского духа, что был захвачен с Земли и наполнял буквально каждый уголок этого двухэтажного города. За взлётом которого, без преувеличения, наблюдал весь мир. Ведь как бы кто не относился к этой затеи, но абсолютно все признавали, что это один из наиболее значимых дней в истории человечества. Конечно, нельзя сказать, что желающих навсегда покинуть свою родную планету было бесконечно большое количество и от них не было отбоя, но какой-то конкурс всё же был неизбежен, и несколько тысяч человек, страстно желавших улететь с Земли, всё-таки были вынуждены на ней остаться и наблюдать за взлётом со стороны. А три тысячи счастливчиков – спонсоры строительства вместе со своими семьями и самыми близкими друзьями, а также небольшая группа учёных, техников и пилотов, отвечающая за сам полёт, бросили последний взгляд на свой родной мир и навсегда попрощались с ним.

Для того чтобы попытаться представить масштабы этого чуда техники стоит, прежде всего, назвать конкретные цифры – высота сорок метров, ширина шестьдесят, длина чуть больше километра, а защитная оболочка, состоящая из сплава самых прочных земных и добытых из метеоритов материалов, была полтора метра в толщину.

Излишне говорить о том, что для того, чтобы помочь такому монстру победить земную гравитацию, пришлось задействовать тысячи тонн топлива и десятки мощнейших двигателей, которые, успешно сыграв свою роль, отсоединились после преодоления земного притяжения. В дальнейшем они были не нужны, потому что главный и единственный двигатель корабля работал на солнечной энергии, затем на её запасах, а в дальнейшем на энергии, поступающей от света ближайших звёзд, когда Солнце осталось далеко позади. Плюс данной технологии был очевиден – кораблю не требовалось много топлива, он непрерывно подзаряжался из космоса и накапливал энергию на много месяцев вперёд. Вся поверхность корабля была одной сплошной солнечной батареей, жадно впитывавшей звёздный свет и затем передававшей добытую энергию ионному двигателю корабля, позволяя тому год за годом сохранять скорость, а людям вести полноценную жизнь, имея практически неограниченные запасы энергии на самые разнообразные нужды. Также топливом для термоядерного двигателя служило вещество, захватываемое электромагнитным полем из межзвёздной среды – всевозможные газы, в первую очередь водород, и с помощью этого вещества, а также накапливаемой энергии в двигателе протекала непрерывная электротермическая реакция. Суть которой сводилась к тому, что вначале электрическая энергия использовалась для нагрева рабочего тела, а затем термическая энергия струи преобразовывалась в кинетическую энергию в сопле Лаваля.

Безусловно, всего этого было недостаточно для того, чтобы развивать по-настоящему высокую скорость, которая позволила бы за несколько веков облететь всю галактику. Но с другой стороны у высокой скорости был один серьёзнейший недостаток – космическая пыль и тем более метеориты вполне могли пробить даже самую толстую и прочную защитную оболочку корабля. И та самая высокая скорость не позволила бы сманеврировать и избежать столкновения с крупным космическим телом, даже обнаруженным заблаговременно. Поэтому люди жертвовали скоростью ради безопасности и путь даже до ближайшей звезды – Проксимы Центавры – занял почти двадцать лет. Большую часть которых обитатели корабля имели возможность обмениваться информацией с Землёй, чем постоянно пользовались. Людей по обе стороны тёмного океана интересовало буквально всё, что происходит на другом берегу, и они днями напролёт общались со своими близкими. Но в один прекрасный день, когда солнечная система оказалась далеко позади, сигнал был потерян, и после этого беглецов не связывало с их родным миром уже ничего, кроме изображения, что давал телескоп.

Сложно представить чувства человека, рождённого в стенах этого механического монстра, который так слабо напоминал естественную среду обитания любого живого существа. Человека, осознающего, что его мир так хрупок и что в любой момент он может разрушиться, не оставив шансов на спасение. Но в то же время гениальность творцов их маленького мира не могла не восхищать даже самых ярых пессимистов, проклинавших своих предков за тот выбор, что они сделали в далёком прошлом. Самым сложным с психологической точки зрения было то, что никто не знал, сколько именно должен продолжаться этот полёт, ведь земная техника так и не помогла найти хотя бы одну обитаемую планету, поэтому конкретной цели не было и они летели буквально вслепую, имея лишь надежду на лучшее вместо научных фактов. Хотя были и оптимисты, считавшие, что удастся найти такую планету уже через несколько десятилетий, но их, конечно же, было немного. Большинство даже не мечтало об этом, и речь шла лишь о том, чтобы с кораблём ничего не случилось и это позволило бы далёким потомкам найти новый мир и основать новую цивилизацию. А их дети вступали на свой жизненный путь с той же мыслью – им суждено было родиться и погибнуть здесь, не покидая этот крошечный мир, место в котором они не выбирали и которое вряд ли бы выбрали при возможности. По сути, их обрекли на эту весьма неоднозначную участь без возможности оспорить или отказаться от неё. Хотя, безусловно, их жизнь была не такой уж и плохой. В какой-то степени их общество можно было назвать «идеальным» – таким, которого никогда не было на Земле и которое вряд ли могло на ней появиться.

На Ковчеге не было разделения на богатых и бедных, успешных и отверженных, знаменитых и безызвестных – как только корабль отправился в путь, уже не имело значения количество денег, регалий и земная слава. Все жили в одинаковых домах, ежедневно бывали в одних и тех же местах, занимались какими-то общезначимыми делами, и каждый работал не больше и не меньше, чем все остальные – и это было одним из главных правил космической общины. Каждый человек был важнейшей составляющей жизни этого двухэтажного города, преодолевающего космическую тьму ради света надежды для всего человечества. И уже через несколько поколений никто не задумывался о том, что на корабле есть потомки успешных бизнесменов, гениальных учёных, либо просто хороших друзей тех и других – все были равны, и каждый имел право выбрать свой путь. Кто-то становился пилотом, кто-то механиком, учителем, простым рабочим, учёным, а кто-то отвечал за выращивание животных и растений, а также за готовку и распределение еды. На корабле не было денег и не было экономических отношений, да и частной собственности у каждого был минимум, ведь всё было подчинено справедливой и здоровой жизни общины. За два с лишним века существования которой произошло лишь четыре убийства и шесть случаев крупных краж – эти цифры дают право сказать, что преступность в этом идеальном обществе, учитывая его не такие уж и малые масштабы, была сведена к минимуму. Жаловаться могли только изобретатели, возможности которых были весьма ограничены, ведь они не могли добыть новые ресурсы в пределах корабля, что сводило технический прогресс практически к нулю – многие гениальные идеи и разработки всё равно было невозможно воплотить в жизнь. Приходилось чинить и улучшать старые приборы, поэтому общественный быт за два с лишним столетия практически не изменился.

Первый этаж корабля был полностью жилым. Лишь в носовой и кормовой частях были так называемые смотровые площадки – просторные залы с большими панорамными окнами, перед которыми зачастую стояли влюблённые пары тогда, когда весь город спал. Это напоминало кинотеатр, пусть фильмы в нём были однообразными, но зачастую пролетающая мимо гигантская комета, невероятно красивая планета или звезда скрашивали этот монотонный сюжет. Да и как будто влюблённые пары сильно задумываются над сюжетом фильма, который они пришли смотреть? Главное, что это было весьма красиво даже для них – людей, каждый день смотревших в эти окна и заходивших на смотровые площадки для того, чтобы подняться на второй этаж, используя либо большую лестницу, либо один из многочисленных лифтов. Именно на эти площадки выводил большой коридор, который вполне можно было назвать «улицей», протянувшийся на целый километр по всему первому этажу корабля. По этому коридору можно было идти пешком, либо ехать на небольшой платформе, на которой свободно могло уместиться десять человек и которая была весьма полезна для тех, кто жил в центре, путь до которого был не таким уж и близким. В общей сложности на корабле было пятьсот домов – по двести пятьдесят с левой и с правой стороны. Все дома были абсолютно одинаковых размеров – четыре метра в ширину, три в высоту, двадцать в длину, с разделением на комнаты посередине и с одним большим окном, из которого открывался чудесный вид на космический океан. Собственно, этот чудесный вид открывался абсолютно из всех окон корабля, что опять-таки демонстрировало жизнеспособность принципа всеобщего равенства. В каждом доме создавалась своя особая атмосфера и уют – у каждой семьи были свои предпочтения в мебели, обоях и в каких-то деталях интерьера. И лишь благодаря этим домам и тому, что в них находилось, можно было говорить о частной собственности. А тех, кто уже успел спросить автора о том, откуда же эти люди брали новую мебель и обои в открытом космосе, надеясь уличить правдивого и добросовестного рассказчика в каких-то исторических неточностях, я спешу разочаровать – об этом будет подробно сказано ниже!

Относительно небольшая скорость корабля, а также искусственная гравитация, максимально приближённая к земной, делали жизнь переселенцев весьма комфортной. В общем, строители, механики, архитекторы и дизайнеры сделали свою работу на славу – пассажиры Ковчега могли спокойно жить, почти как земляне, и наслаждаться этой жизнью. Вход в каждый дома украшался самым настоящим крыльцом, а в коридоре, на смотровых площадках, да и во всех частях корабля было уютно, тепло и чисто. Везде преобладали светлые тона, которые никак не соответствовали образу космического корабля, как какого-то тёмного, тесного, жуткого места, где из-за каждого угла на вас может наброситься какая-нибудь космическая тварь, стремящаяся отложить в вас своё потомство. Но у кого-то в первые десятилетия этого путешествия всё же была одна по-настоящему серьёзная проблема – недостаток места. А несложные арифметические подсчёты подсказывают нам, что раз мы имеем три тысячи человек и всего пятьсот домов, то это значит, что в каждом доме в среднем жило по шесть человек. Безусловно, некоторые семьи были многодетными, но всё-таки в большинстве домов селилось сразу две семьи и понятно, что существовать вместе на таком маленьком пространстве в течение многих лет без надежды переехать было тяжело. Из-за чего многие принимали решение перебраться не верхний этаж, где, так сказать, сооружались временные жилища, и против этого никто особенно не возражал.

Но эта проблема была актуальной лишь первые сто лет, а затем население Ковчега начало стремительно сокращаться и проблемы с жилплощадью ушли в прошлое. К моменту окончания этого путешествия на корабле осталось чуть больше тысячи человек и некоторые даже могли позволить себе жить в одиночку. А тех, кто уже возопил, обращаясь ко мне – почему же такое идеальное общество за столь короткое время уменьшилось втрое, я вновь хочу успокоить и сообщить, что у меня есть объяснение и этому загадочному факту, но дано оно будет чуть позже, после того, как я закончу описание корабля! И кстати, для тех, кто также хочет спросить, откуда в космосе взялись «дневные часы», я уточняю, что для самого космоса никаких дневных или ночных часов, конечно же, не существовало. Они существовали для обитателей корабля, которые подчиняли свою жизнь тому же двадцатичетырёхчасовому циклу, что и их предки. На корабле был свой день и была своя ночь, когда большинство источников света прекращали свою работу, объёмы использующейся энергии снижались и большая часть населения Ковчега погружалась в блаженный сон. В общем, ещё раз повторюсь – комфорт был максимальным для подобных условий, и ему могли позавидовать многие жители Земли. В каждом доме были все блага цивилизации – мебель, куча электроники, интернет, водопровод и канализация. А все отходы направлялись по сложной системе труб в специальный небольшой отсек, где они благополучно сжигались, и их прах развеивался над безмолвным космосом, которому не грозило засорение и превращение в свалку. Всё это, безусловно, облегчало жизнь наших путешественников, как и прочие чудеса техники двадцать третьего века, которые я, конечно, мог бы блестяще и во всех подробностях описать, но я воздержусь от этого, дабы моя и без того скучная и затянутая история смогла удержать хотя бы часть читателей, волей случая встретившихся с ней и до сих пор с ней не расставшихся.

Лучше перейдём к описанию второго этажа. На нём располагалось всё, что составляло общественную жизнь и что позволяло этой жизни поддерживать саму себя. Люди, отправившиеся в многовековое путешествие, не могли не задуматься о том, чем, собственно, они будут заниматься всё это время. Не может же человек год за годом сидеть в крохотной комнатушке, никем и ничем не интересуясь! Ну, то есть на собственном примере я знаю, что такое может быть, но всё-таки не на протяжении всей жизни – по законам жанра любой неудачник должен рано или поздно начать о чём-то мечтать, начать верить в себя, стремиться к тому, чтобы выйти в свет, показать себя, и лишь убедившись в том, что он действительно неудачник, вернуться в своё родное и привычное небытие. Так о чём это я? Ах, да, о втором этаже Ковчега! В его передней части, как и положено, располагался большой зал, который условно можно было назвать кабиной или центром управления. Тут, в общем-то, всё ясно – именно здесь несколько десятков наиболее значимых и ответственных людей непрерывно контролировали сам полёт и все процессы, протекающие в пределах корабля, благодаря десяткам мониторов и искусственному интеллекту главной компьютерной системы корабля, нейроны которой проникали во все уголки этого громадного организма и мгновенно сообщали в командный центр обо всём, что происходит. Людей, входивших в этот штаб, вполне можно было назвать местной властью, но при этом важно отметить, что это была та уникальная власть, у которой было много обязанностей, но при этом не было никаких привилегий. Кроме самих званий, почёта и уважения со стороны остальных переселенцев, многие из которых тоже мечтали о звании «Капитана» или его помощников. Однако кто-то должен был выполнять другую не менее важную работу.

Немалую площадь занимал образовательный сектор – аналог земных школ и университетов, в которых обучались абсолютно все дети с пяти до двадцати лет, и каждый переселенец был вынуждён пройти все круги этого образовательного ада. Пламя которого было не так сильно по сравнению с земным только в том плане, что учились детишки гораздо меньше по времени – не более пяти-шести часов в сутки. Кроме того, им не нужно было далеко ходить до своей школы – не более десяти-пятнадцати минут на путь от своего дома до второго этажа и специализированного помещения. Но главное, благодаря малому количеству детей во всех возрастных категориях появлялась возможность подобрать индивидуальный подход к каждому из них. В остальном всё было предельно серьёзно. Переселенцы подробно изучали историю Земли, по поводу чего, конечно же, звучали недовольные возгласы многих учеников – «и зачем изучать историю мира, для нас уже не существующего?» И действительно, объяснить значимость истории с рациональной точки зрения человеку, который её не любит, также сложно, как и доказать, что именно эта книга самая лучшая – как говорится, о вкусах не спорят. Но одна объективно важная причина, по которой нашим путешественникам следовало бы ценить историю, всё-таки была – в ней хранился живой, во всей своей неприкрытости пример того, как бездарно человечество распорядилось своим разумом в начале третьего тысячелетия. И задача каждого человека была простой – не повторять тех ошибок, иначе наказание неминуемо. Но запугивание, конечно же, было не единственной целью образовательной системы. Наравне с историей изучались математика, физика и основы техники, что было вполне оправданно для жителей гигантского механического кита, плывущего по волнам Вселенной. Каждый ребёнок обязан был знать устройство корабля, как «Отче наш», и даже лучше, ведь, как известно, инструкция по безопасности помогает в спасении лучше любой молитвы. Каждый переселенец с самых ранних лет должен был знать и владеть кораблём, как своими пятью пальцами – это была его главная заповедь и главная обязанность. Но в образовательном секторе не забывались также русский язык, литература, биология, химия и десятки других наук, о существовании которых среднестатистический человек, живший в двадцать первом веке, даже не догадывался, хотя они к тому времени уже существовали и благополучно описывали тот свободный уголок реальности, описать который человеческий разум ещё не успел.

Также нельзя не отметить и такую немаловажную деталь – буквально в каждой части Ковчега витало что-то такое, что вполне можно было бы назвать «русским духом». Если позволено будет употребить такой термин, то он чувствовался, прежде всего, в самой «архитектуре» корабля, начиная с самых обычных домов первого этажа и заканчивая огромными помещениями – настоящими «зданиями» второго этажа. И, конечно, это не было случайностью – переселенцы хотели сохранить культуру своих предков, они не хотели быть просто космическими скитальцами, для которых нет прошлого и нет родины. Делалось это во многом наигранно – с помощью традиционной символики, использующейся в дизайне внутренних частей корабля, больших фотографий и картин, украшавших стены и хранивших память о Земле, а также благодаря масштабному изучению русской культуры прошлого, тех же произведений искусства, тратить время на которые так не нравилось многим обитателям корабля. Но само стремление, безусловно, было похвальным, и против него никто и никогда особенно не бастовал. А проявлялось оно, кстати, в ещё одной интересной особенности – невероятной популярности среди переселенцев традиционных славянских имён, многие из которых возродились после многовекового забвения на корабле, удалившемся от русской земли на сотни световых лет. Но самым главным символом русской культуры Ковчега был настоящий православный храм, располагавшийся в центральной части второго этажа. Внешне и в первую очередь внутренне он являлся полноценной копией земного – тот же полумрак, запах, тишина, те же своды, скамьи, алтарь, иконостас, престол, занимавшие свои законные места. И наглядно демонстрировавшие, что люди продолжали наивно верить в то, что за счёт каких-то красивых строений, обрядов, вещей и их правильного расположения они становятся ближе к богу. И укрывшись в нём, вполне можно было забыть о том, где ты находишься – о том, что этот храм является лишь малой частью космического корабля. Многие, безусловно, были против того, чтобы тратить место и ресурсы на столь «бесполезный символ человеческого невежества». Но всё-таки тех, кто был яростным сторонником традиций православия, набралось больше, и они без труда склонили равнодушное большинство на свою сторону под предлогом значимости той самой традиционной русской культуры, которую они все вместе повезли в космос. И как представлялось истинно верующим переселенцам, лишь благодаря наличию на борту храма корабль остаётся на плаву, и это был главный аргумент, после которого вопрос о значимости религии тут же снимался. Ковчег продолжал свой путь, уверенность в правоте не ослабевала, и наверняка многие священники, засиживаясь допоздна в опустевшем храме, как и любые добропорядочные христиане, мечтали о том, как они будут проповедовать и нести слово божие каким-нибудь инопланетным индейцам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10