Алексей Рудаков.

Война



скачать книгу бесплатно

Часть 1
«На пыльных тропинках»

Глава 1

– Всё просто. Летишь вот сюда, – тощий и сильно нервный заказчик ткнул слегка дрожащим пальцем в карту сектора.

– Подойдёшь к бакену, он тебе точные координаты аварии передаст, – он облизал губы и огляделся по сторонам, словно опасаясь слежки. Мы стояли в ангаре, подле трапа моей Анаконды и более никого тут не было.

– Там, по тем координатам, будет стандартный неопознанный сигнал. Чтобы ты не ошибся – твой комп его цветом выделит. В нем найдёшь обломки курьера и нужный конт, он тоже будет дополнительно промаркирован – я данные уже залил тебе в комп, возьмёшь его на борт и сюда.

– Что в конте? – Игра в секретность мне не нравилась, и я согласился на данное задание только по одной причине – заказчик обещал дать мне два образца программного обеспечения, ПО, проще говоря, сделанного в какой-то секретной военной лаборатории. Со слов инженера Тода именно такое ПО позволяло сделать моё оружие на порядок более смертоносным.

– Ничего противозаконного. – он снова нервно осмотрелся.

– Тогда к чему такая секретность?

– Конкуренты.

Ладно. Вполне себе объяснение.

– Точно не наркота или краденное?

– Абсолютно. Вы поймите – время. Время важно! Кроме того, – он судорожно втянул в себя воздух и покосился на моё бедро, где в кобуре уютно устроился револьвер: – Я же буду вас тут ждать.

– Добро. – я кивнул и повернулся к трапу: – Жди, я быстро.


Попав в указанную систему я, не теряя времени даром, тут же взял курс на навигационный буй.

Только на курс лёг – меня оп-па! Федеральный штурмовик перехватывает. Ну, ясен пень – грабануть хочет.

Штурмовик.

Меня – на Конде. Улыбнулся.

Скорость сбросил – типа сдаюсь.

А он то и рад! Орёт мне, что мол груз сбросишь – живым отпустит. Как развлекаться надоест.

Угу. Еще и извращенец. Ну, я что? Стволы приготовил и развернулся на него.

Он потом из спас капсулы, пока его полицаи на борт поднимали, долго ругался. Но как-то однообразно и неизобретательно, да.

На штурмовике против Анаконды в топ обвесе и с топ инженерными улучшениями.

Извращенец, однозначно извращенец. Может на каторге вылечат.


Ладно. Прыгнул к бакену. Получил с него шифрограмму с координатами где того курьера, останки его в смысле, искать.

Сверился с картой системы – оки-доки! Ясно куда двигаться. Прыгаю туда и начинаю витки вокруг планеты нарезать. На втором витке комп как завизжит: – Миссия! Обнаружены координаты аварии согласно заданию!

От его внезапного вопля я чуть чаем с лимоном не подавился, простыл малость – вот и лечусь. Благо чай у меня редкого сорта – с Камитры ещё остался. Ну, когда я его инженеру одному тоннами таскал, себе пару килограммов и приберёг, всё одно никто целостность контов не проверял и их не опечатывал.

Вот бренди нет, была у меня заначка, но на собрании инженеров Диди всё выхлебала.


Запрыгиваю в сигнал, он, сигнал, то есть, не как все промаркирован, а синеньким.

Чтобы значит даже такой тупой как я не ошибся – спасибо заказчику за заботу.

Запрыгиваю, а там – ну просто суп с фрикадельками и лапшой. Китайской. В роли фрикаделек – конты с грузом, что тот лузер вёз. Ну а лапша – так-то его остатки.

Настругали так – любой повар с уровня Чина-таун удавится от зависти.

Я – сразу конты сканить. Мне то один нужен. С данными какими-то, шифрованными.

Мясо….Зерно…Одежда…Рыба – всё не то!

Ага! Вот – конт с носителями информации, шифрованной. И комп тут же подсказку высвечивает, на этот раз тёмно-красным шрифтом – мол тот конт, хозяин. Бери – не ошибёшься!

Я к конту аккуратненько так подваливаю, с дороги обломки корпусом распихивая, открываю грузовой трюм и начинаю игру – поймай горошину чайной ложкой. В тазу.

Дронов-то сборщиков я не поставил. Поленился. Но – профессор Палин – молодец! Конда моя вертится как Питон, а она, на минуточку, лёгкий Крейсер. И вот – когда этот чёртов конт оказался в полутора сотнях метров от жадно распахнутого люка грузового трюма – что я слышу?!

– Ага! Попался, расхититель Имперской собственности!!!

Взгляд на радар – ко мне, явно с нехорошими побуждениями, несётся. Кто-то. Пожимаю плечами. Ошибся, товарищ. С кем не бывает. И плавно прибавляю газ.

Хоп!

Конт проскакивает в трюм, я щёлкаю тумблером его закрытия – и, одновременно с этим просыпается комп:

– А по нам стреляют!

Будто я и сам не вижу – по индикатору поля начинает бегать рябь от попаданий.

Ручку на себя, прибавить тяги до максимума, прожать форсаж и ткнуть в кнопку, отвечающую за выбор атакующей меня цели. И всё это – практически одновременно проделываю. Школа! Почти три года непрерывного ощупывания джойстика – я уже его выпуклости и впадинки знаю лучше, чем женское тело. А ведь раньше наоборот было…

Продолжая выбираться из скопления обломков скашиваю глаза налево и вниз – на формуляр цели.

И кто это у нас такой настырный?!

Вильтура?!

Статус пилота – опасный? Сейчас что – астрологи неделю самоубийц объявили? Я что-то пропустил?!

Смотрю ниже – принадлежность к политической партии – пропускаю, всё одно голосовать за них не собираюсь. Хотя, чего врать – я вообще не голосую. Как там, у классика?

«Голосуй не голосуй, всё равно получишь…» Кхм… М-да.

Ещё ниже – ого! состав звена 4/4.

Оглядываю экран – а где ещё трое? Ещё не выпрыгнули? Тормоза….

А Вильтура надрывается – поливает меня залпами своих лазеров. Ещё и орёт что-то нецензурно-оскорбительное.

Зря только энергию жжёт. У него суммарный залп десять, ну – пятнадцать мегаджоулей. А у меня щит – три с половиной тысячи. В общем, как писал известный классик жанра – «Пилите, Шура, она золотая». В смысле – Анаконда моя – Золотая. Пусть пилит, мне не жалко.


Всё! Кончились обломки. Клацаю кнопкой перехода на сверх скорость. Пилот Вильтуры – с наконец-то прибывшими товарищами усердно продолжает своё безнадёжное дело.

Начинается обратный предпрыжковый отсчёт и я, открыв форточку кабины, демонстрирую им всем известный жест средним пальцем. Шучу конечно – форточек тут нет, по каналу связи передал – в текстовом варианте.

Прыжок!


Открываю карту Галактики и прокладываю курс на Станцию, где сидит на моих – уже на моих запасных частях Заказчик. До неё оказалось всего два прыжка и я, проложив маршрут, и повторно запустив процедуру прыжка расслаблено откинулся в кресле.

Достали меня эти гопники. Лезть на своей мелочи на крейсер, пусть даже лёгкий? Это же как с головой не дружить надо?! Вот я, будучи даже на Питоне, с Анакондами старался не связываться, себе дороже выйдет. Нет, прав был Чип, что-то не то в нашем мире, что-то не так пошло.


Корабль завершил прыжок и выскочил в транзитной точке моего маршрута – у тусклого красного карлика, класса М. Не прерывая своих размышлений, я, действуя на полном автомате, произвёл дозаправку и лёг на курс, ведущий к финальной точке моего сегодняшнего маршрута.

Сейчас отойду от звезды, системы охлаждения понизят температуру модулей до приемлемой – до полста градусов, и, можно прыгать.

Температура спала до полста трёх, когда из динамиков раздался сигнал вызова. Продолжая думать о неизбежности деградации человечества и одновременно ожидая нужной температуры, я клацнул тумблером системы связи.

– Здравствуй, дорогой ты мой человек! Человечище!!! – Услышал я довольный, с приятной хрипотцой, мужской голос.

– Ээээ… Да?! А мы знакомы?

– Так сейчас будем! – Всё тем же, довольным тоном, проинформировал меня собеседник и активировал свой модуль перехвата.

– Гад!

– Не без этого, но – зачем так грубо? Фи. Сбросьте скорость и приготовьте груз.

– К досмотру?

– К конфискации.

– Я ничего не нарушил! Не нарушал я ничего!

– Увы, мой пока ещё незнакомый мне друг. У тебя есть груз, у меня – нет. Несправедливо, не находите? – Он огорчённо вздохнул и продолжил. – Очень вас прошу, сбросьте скорость до нуля. Я слово волшебное знаю.

– Ээээ….Пожалуйста?

– Пристрелю.

Пока мы вели подобную беседу я успел ознакомиться со своим вероятным оппонентом. И, честно скажу, то, что я увидел, делало вероятность избежать драки или свести свои потери к минимуму, нереальной.

Анаконда.

Уровень мастерства пилота – Элита.

Мой уровень только-только перевалил планку Опасный и до Элитного статуса мне было далеко. Как отсюда, с окраины пузыря, пешком до Солнца.

Договориться? Попробовать? Не, такие забирают груз весь и убирают свидетелей. И что из того, что ты реснешься потом где-то. Его уже и след простынет. А в данном случае, система то нейтральная, анархическая, никто и переживать не будет. Сбили в Анархии? Ну, а чего полез?

Удрать разве что? Благо дорогой профессор двигатели мне оптимизировал знатно, скоростью моя золотая змеюка всех поражает. Уйду! Соглашусь на перехват и уйду!


Рукоять газа – на ноль.

– Эй, уважаемый, – говорю: – Всё понял. Сдаюсь.

– Вот молодец, давай быстро всё сделаем, чики-пуки и разбежались.

– Чики? Чего, ээээ, чьи пуки? – Не понял его я, но объяснений не услышал – мой корабль соскользнув со сверхскорости, перешёл в обычное пространство.

Обычно, преследователь появляется с некоторым запозданием, но, это обычно. Этот пилот был действительно Элитного класса – мой прыжковый модуль ещё не успел перезагрузиться, как рядом, едва ли не на расстоянии вытянутой руки, появился его корабль.

– Стопори ход, уважаемый, – все тем же, предельно корректным тоном, в котором тем не менее проскальзывали приказные нотки, приказал он: – Мы же не хотим неприятностей, да?

– Не хотим, – подтвердил я, косясь на индикатор перезарядки прыжкового модуля. Он, словно подчиняясь моему желанию оказаться отсюда как можно дальше, сморгнул и погас, демонстрируя готовность систем к прыжку. Отлично!

– Открываем ваш трюм и спокойно ждём, пока мои дроны закончат транспортировку, – всё так же доброжелательно продолжал командовать мой противник.

Ага… Щаз!

Жму кнопку прыжка… Упс!

– Присутствующая масса нарушает работу прыжкового двигателя! – это уже бортовой комп.

Гад! Он гад. И элитник этот – гад! Его масса равна моей – не уйти. Выжимаю рукоять тяги до ограничителя и зажимаю кнопку форсажа до боли в пальце.

– Ну к чему эти судороги? Не мельтеши – умрёшь усталым, – спокойно, с чувством абсолютного превосходства произносит пилот Анаконды, некто Дж. Толл – я наконец-то удосужился прочитать его имя в формуляре.

– Попробую не умереть. – форсаж уже выжрал всю энергию в накопителе и сейчас комп пытался обратить моё внимание на этот факт, раз за разом высвечивая предупреждение на верхнем правом информационном экране.

– Не получится. – Иконка противника на радаре, до этого горевшая нейтральным жёлтым цветом вдруг стала красной и заморгала белым – он открыл огонь.

– Мы под атакой, – подтвердил этот неприятный факт комп, будто я и сам не видел рябь, появившуюся на индикаторе защитного поля. Снова жму форсаж и сразу – прыжковый. Нет – блокирующая масса никуда не делась, висит сзади в четырёх сотнях метров. И хотя дистанция между нами увеличивается, уйти мне вряд ли удастся – это элитный пилот. Буду подставлять ему корму – выбьет движки и всё. Амба.

Значит будем драться! – По своей дурацкой привычке я произношу эти слова вслух, отчего Толл начинает ржать. И я его понимаю – он давно уже просканил мой корабль. Весь, практически весь объём занимают транспортные отсеки, однозначно позиционируя меня как купца. А купцы, в большинстве своём что? Трусоваты и предпочитают бегство. Некоторые даже и оружие не ставят, принося его в жертву дальности прыжка, оставляя себе для обороны максимум один – два модуля постановки мин.

– Ты? Драться? Не смеши.

– Весело?

– Ах-ха! Ты, батенька, затейник, оказывается.

Я не отвечаю.

Скорость – на оптимал.

Оружие – активировать. Сейчас будет тебе сюрприз!

Ловлю его в прицел автоматических пулемётов большого и сверх большого калибра. Они у меня фиксированные, бьют прямо по курсу. Конечно, так сложнее выцеливать противника, особенно мелкого и вертлявого, но сейчас не тот случай.

Сходимся встречными курсами. Моё поле уже постоянно мерцает от непрерывных попаданий. Мерцает, дрожит – но держит.

Огонь!

Оживают мои четыре пулемёта. Есть накрытие – теперь и его поле покрывается рябью от попаданий – моих попаданий!

– А у купчишки есть зубишки?! Повеселимся…

Анаконда Толла сбрасывает ход, неподвижно зависая в пространстве. Сбрасываю ход и я. Несмотря на все его старания – максимум, чего он добился за всё это время, так это того, что просадил моё поле хорошо если на десять процентов – первое колечко на диаграмме стало на половину тусклее. А вот его дела – хуже. Треть поля он уже потерял – второе колечко медленно начинает наливаться краснотой.

– Весело? – Спрашиваю его, но в ответ что-то нецензурное: – Ну, что же вы, уважаемый, – я начинаю глумиться, ощущая вкус, точнее пока только привкус, победы: – Мы же так хорошо общались, да?

– Убью. Тварь! – Теперь в его голосе вежливости нет. Как нет и более чем половины поля. У меня – трети.

Вокруг цели вспыхивают дуги рамки ракетного захвата – огонь! Пара ракет, оставляя широкие дымные следы устремляется к цели. Странно – но его ПРО молчит. Не ставил? Ой, зря…. Выпускаю ещё пару – бью в упор, промахнуться невозможно – и его щит спадает.

– Как тебе мои зубки? – Спрашиваю.

– Вырву. И. Засуну их тебе. Знаешь. Куда? – он отвечает хрипло, с надрывом, делая паузы между словами и в них я слышу, как он шумно втягивает воздух. Несладко ему сейчас, да. Мои ракеты имеют модифицированные боеголовки – Лиз постаралась. Они не столько бьют, сколько прогревают корабль, перегружая системные модули термальным шоком. А что бывает с электроникой при перегреве?

– Сначала вырви, херой хренов.

Внезапно по моему кораблю прокатывается волна дрожи. Что за чёрт? И пулемёты смолкли.

Перезарядка…. Как же не вовремя! Пускаю очередную пару ракет и, отслеживая их полёт замечаю множественные отблески между нами.

Картечь? С такого расстояния, а мы медленно, но сближались всё это время, это больно. Наступает моё время переживать – я хорошо помню, как подобные залпы, при везении – точнее при моём невезении, раскалывали лобовуху.

Чуть-чуть задираю нос, уводя рубку из-под огня и мой противник тут же использует мой манёвр – его корабль срывается с места, стремясь зайти мне в нижнюю полусферу. Там ему отпор смогут дать только две хлипкие турельки с пульс лазерами. От них только прикурить, при нужде можно, и то – не при дожде.


Мы расходимся, сближаемся и начинаем крутиться, стараясь занять выгодную для себя позицию.

Раз за разом он ускользает из моего прицела, демонстрируя высокий уровень пилотирования. Его корабль ныряет, отклоняется, вращается – но, при всех этих манёврах, пара лазерных турелей, расположенных на верхней половине его корпуса, непрерывно ведёт огонь, добивая остатки моего поля. Ещё немного таких танцев, и мы поменяемся ролями. Наши корабли, как две акулы нарезают в пространстве круги, готовясь к финальной атаке.

– Наше поле сбито! Начинаю зарядку щита. – информирует меня комп, и я решаюсь.

Сбрасываю скорость до нуля и врубаю задний ход. Разворот! Реверс в синей зоне – я пячусь от него, заставляя Толла начать преследование…или отказаться от боя. Он выбирает первое и Анаконда выкатывается мне в прицел.

Огонь!

Пулемёты начинают стрекотать, посылая в приближающуюся цель потоки снарядов. Жму триггер ракет. Ещё! Больше огня! Больше!

– Внимание! Повреждён корпус! – Докладывает комп, но мне не до него, играя маневровыми я с трудом удерживаю цель в кружке прицела.

На мгновенье отрываю взор от его корабля и бросаю взгляд на формуляр – тридцать! От него осталась треть. Ещё немного и… Проверяю своё состояние – нормально – почти целый, целостность корпуса только-только покинула отметку в девяносто процентов. Ах-ха! Побеждаем!

– Сдавайся! – Настало моё время торжествовать.

– Тебе? Сдохни!

– Ты. Сдохни! – Наш диалог короток и далёк от изысков, не до вежливости, мы оба понимаем, что тут останутся обломки одного из нас, и, каждый из нас надеется, что не его.

Шесть процентов! Всё. Победа.

– Толл. Вали отсюда! – Внезапный приступ великодушия заставляет меня прекратить огонь.

– Сдохни! – Его корабль резко, практически прыжком преодолевает те пять – шесть сотен метров между нами и только дёрнув ручку джоя от себя и влево, я избегаю лобового удара.

Грохот!

Визг и скрежет металла. Меня бросает вперёд – на пульт. Ремни отрабатывают штатно – жёстко и болезненно возвращая в объятья кресла.

– Сука…Сдурел? – я сплёвываю кровь из разбитой губы и пытаюсь поймать его хаотично крутящийся корабль в прицел. На корпусе Анаконды Толла вспыхивают облачка микровзрывов. Постепенно их становится всё больше и больше и спустя три, может четыре секунды я зажмуриваюсь, спасая глаза от вспышки взрыва.

Когда я проморгался, вокруг плавали только обломки. Угадать в них Анаконду было сложно. Что ж… Каждый выбирает сам.

– Комп, отчёт?

– Системы исправны на восемьдесят процентов. Целостность корпуса нарушена. Потеря двадцати трёх процентов.

Ясно. Повезло, что уклонился – такой таран мог вполне сместить реактор и тогда… Но – повезло, да и усиленная Селеной броня помогла.


К заказчику я прибыл в срок, ещё даже с час запаса оставалось. Последний переход прошёл спокойно, хотя вид, открывающийся из рубки на корпус, а на Анаконде, как вы видели, рубка смещена к корме и приподнята над верхней плоскостью корпуса, так вот – этот вид не радовал взор.

Слева спереди, на самом краю корпуса, неряшливыми лохмотьями топорщились обрывки брони. Временами там что-то вспыхивало, моргало, и тогда над корпусом расцветал небольшой фонтанчик искр. Стоило ему угаснуть, как ещё ближе к рубке, из какой-то, невидимой мне трещины начинал подниматься не то пар, не то дым. Так всю дорогу они и сменяли друг друга – фонтанчик искр и струйка пара.

Не доверяя бортовому компу я сам провёл диагностику модулей, но их статус был в норме. Как и докладывал комп – от семидесяти пяти до восьмидесяти трёх процентов. Работали они штатно, но вот это искро-паровое шоу покоя мне не давало до самой посадки.


Сдал груз, получил оплату и, что более важно – запасные части, так необходимые для финальной доработки моего «главного калибра» – крупнокалиберного пулемёта, и полез разбираться с поломками.

Местные ремонтники начали приставать ко мне с предложениями всё отремонтировать едва я сел на платформу. Сейчас, поднявшись на подъёмнике и оглядев повреждения более внимательно я понял почему. Зрелище было жутковатое – находясь в рубке я видел только небольшую часть повреждений, и сейчас, медленно поднимаясь вверх на монтажной платформе, я смог оценить все разрушения.

Были выбиты, вырваны, потеряны все бронеплиты передней половины левого борта. На их месте зияли рваные дыры, время от времени подсвечиваемые вспышками коротких замыканий. Из одной такой дыры на пол платформы стекала зеленоватая жидкость с резким запахом.

– Не приближайся и лучше не дыши, – дал мне совет бригадир ремонтников: – Охладитель потёк, а он токсичен.

Забравшись на корпус, я прошёлся к загнутому куску брони – тому самому, что из рубки так походил на неряшливый обрывок ветхой ткани. Вблизи, этим обрывком оказался броневой лист, стёртый практически в ноль, отчего структура военного композита и приняла вид ветоши.

– Исправим, – поспешил успокоить меня бригадир: – Возьмём образец целой с плиты и синтезируем по подобию. Не впервой. Ты, командир, в голову не бери. Проблемы то. Ты в голову лучше пивка там залей, или чего по крепче.

– Угу. – Я кивнул и подошёл по ближе к торчащему куску брони. Из рыбки было сложно оценить весь масштаб разрушений, и подойдя вплотную я присвистнул – казавшийся издали клоком ткани лист, задирался выше меня. Присвистнув ещё раз я обошёл его кругом и присел на корточки подле неровного отверстия в корпусе. Внутри дыры было темно, только очень слабо, на пределе моего зрения, что-то мерцало в черноте.

– Ты, это, не переживай. Исправим. Главное, – оно в голове, – начал старую песню бригадир и я кивнул вставая. В конце концов – он проффи, ему виднее, но всё же – одно столкновение и такие повреждения. Я покачал головой и зачем-то пнул вздыбившуюся броню. Хотел пнуть – стоило мне замахнуться ногой, как другая, словно только и ждала этого момента поскользнулась, и я отчаянно замахал руками, пытаясь сохранить равновесие.

Крак! Рукав комбинезона с неприятным треском разорвался, зацепившись за край торчащей плиты, одновременно разворачивая и закручивая меня лицом к ней. Я успел инстинктивно выставить другую руку, но она, в отличии от первой пробила истончившуюся поверхность металла, и я всей грудью врезался в остатки бронеплиты.

– Экий ты… – Судя по тому, как ловко бригадир поймал меня за пояс, к подобным казусам он был готов.

– Спасибо. – Я попытался отлипнуть от металлической поверхности, но смог отделиться от неё только после того, как старшина ремонтников с силой дёрнул меня за всё тот же многострадальный пояс. Сильно дёрнул, с чувством – так, что ремень выдавил из груди весь запас воздуха и некоторое время я ощущал себя как после хорошего удара в живот.

– Ты, это, летун. Вниз иди, да. Ты там, – он ткнул большим пальцем себе за спину, в сторону рубки: – Там рули, ручки свои и приборы дёргай. А тут мы поработаем. Спускайся.

Спорить с ним было бессмысленно и я, заботливо придерживаемый им за пояс, перешёл на платформу.


Оказавшись внизу я некоторое время бродил среди снующих ремонтников, и даже пытался им что-то советовать. Недолго, правда пытался – меня довольно быстро, хотя и корректно, попросили не мешать, посоветовав заняться чем-то своим, пилотским, и я, отойдя к опущенному с кормы трапу, уселся на нижнюю ступеньку и закурил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4