Алексей Рудаков.

Братство: Опалённый



скачать книгу бесплатно

– Не отдаст, – отпив чая, покачал головой Док: – Свою охрану вытащит на поле – он же видел, что у молодого господина, – хихикнул он, покосившись на возмущённо буркнувшего Мрака: – Всего два секьюрити. Корабль небольшой – ну кто там может быть? Пилот, ну ещё штурман возможно. – Принялся он загибать пальцы: – Два охранника, сам… Молчу, Мрак. Ну и девки. Штук пять. И…

– А девчонки наши молодцы, – подал голос Жбан: – А, Мрак? Как они на тебя… Эххх… Мне б так… Ммм… – зажмурившись, толстяк расплылся в мечтательной улыбке и покачал головой, явно завидуя тем мгновеньям абсолютного женского внимания, доставшиеся молодому парню.

– Кхм… Жбан – не мешай. Итак… Ммм… – Заново загнув пальцы, Док выставил перед собой сжатый кулак и ладонь с прижатым большим пальцем: – Девять. На борту кораблика – девять человек. Округлим до десяти. А бойцов – два. Хлыща в расчёт не берём…

– Почему это – не берём? – Встрепенулся бывший модник: – Я драться умею! Я ему… им! – погрозил он воображаемому противнику или противникам, кулаком.

– Ты – да, – мягко осадил его врач: – Но мы про твою роль, которую ты так отлично исполнил.

– Ага! Я аплодировал! Стоя! – хлопнул в ладоши Жбан: – Такой гламурный подонок вышел… Прям расстрелять захотелось. Пристрелить, то есть.

– Эээ… – не зная, как реагировать на его слова – вроде и похвалили, а вроде, как и совсем наоборот, артиллерист предпочёл промолчать, сделав вид, что озадачен выбором плюшки из стоящей перед ним вазы, наполненной свежей, и восхитительно пахнущей, выпечкой.

– Жбан? – В тоне Дока послышались раздражённые нотки: – Заткнись, а? Пожалуйста!

– О! Жвалг знает волшебное слово! – Хрюкнул штурман, но видя, что никто из собравшихся не спешит разделить его веселье, снова хрюкнул – уже гораздо грустнее и, пожав плечами – мол ну и чёрт с вами, приник к своей кружке.

– Спасибо… Итак… Девять человек. Бойцов – два. Ну, ещё пилот и штурман – за одного сойдут. Девчонки… За троих. Не спорьте, – выставил Жвалг ладонь вперёд, предупреждая возможные протесты: – Бабы… Когда они дерутся – мужикам лучше в стороне быть. Поверьте – я врач, я знаю. Как полоснут когтями, – не договорив он зябко передёрнул плечами, отгоняя посетившее его воспоминание: – Итого… Ммм… Шесть. Ну, край, семь. Значит достопочтенный… – Мрак, стоило ему услышать это слово, возмущённо засопел, впрочем, сумев удержаться от комментариев.

– И да, достопочтенный Лазар и прочая, прочая, выведет на поле человек двадцать, – спокойно и терпеливо продолжил Док: – Или – тридцать. Взвод, проще говоря. Нас скрутят, набьют морды… Или наоборот – сначала набьют, а потом уже скрутят. Убивать не будут – всё же молодой господин из известной семьи, – он покосился на парня, ожидая его реакции, но Мрак молча жевал плюшку, делая вид, что к нему это обращение более не имеет никакого отношения, отчего Жвалг, улыбнулся и слегка кивнул, отмечая его выдержку.

– Может с девками развлекутся, – меланхолично добавил Шнек, и вот тут парень не выдержал.

– Как это – развлекутся?! С моими девчатами?! Эта деревенщина?! Не позволю! Сожгу! Да…

– Лейтенант Мрак! – Сэм, всё это время, стоявший во главе стола, стукнул кулаком по столешнице: – Это теория! Ведите себя прилично! Никто наш экипаж обижать не посмеет!

– Развлекутся – что от них, убудет что ли? – Так же спокойно, продолжил адмирал: – А потом, выпотрошив из нас, то есть из них – торгашей, все деньги, пинками с планеты.

– Хм… – Устав стоять, Сэм сел на место: – А что – логично.

– И что ещё интересно. – Кивком показав, что принял его слова, продолжил Шнек: – Я покопался в местной сети, благо она работает и без утерянного…

– Упёртого тобой, – поправил его Сэм.

– И без утерянного буя. – Сделав вид, что не заметил его слов, продолжил адмирал: – Так вот.

Тут нет полиции. Совсем нет. В разделе для туристов – вы представляете, они думают, что к ним кто-то поедет, – фыркнул он: – Сказано, что порядок в городе обеспечивают патрули Веры – монахи из соседнего монастыря. Судя по фото – крепкие парни, ходят по трое.

– И сколько их? – пробарабанил пальцами по столу, Сэм.

– Не сказано, – покачал головой Шнек: – Но опять же – судя по монастырю – мы над ним пролетали несколько раз – я его хорошо рассмотрел, там – в монастыре, не более двух, может трёх сотен человек.

– То есть, очень грубо, сотня охраны, сотня обслуги и сотня – ну, плюс-минус, умников, придумавших эту игрушку. Так?

– Ну да. Как-то так.

– Сотня, для моих парней, – приподнялся со своего места Самсонов: – Это ерунда. Раскидаем.

– Раскидаем… – Кивнул Сэм: – Высаживаться – в монастырь, на чём будем?

– На эсминце! – поднял руку Мрак: – Если что – прикрою огнём.

– В атмосферу Весельчака тащить? Не… – покачал головой, не одобряя его идею Док: – Лучше рейдеры. По десять бойцов в каждый влезет, а, Шнек?

– Ну… – Почесав затылок, тот вопросительно посмотрел на Михаила: – Тесно будет…

– Поместимся, – решительно кивнул командир десантников.

– Погодите! – Вскочил со своего места Мрак: – А я?! Я что – опять без работы останусь?!

– А ты будешь нас с орбиты прикрывать. – Потянул его за ремень, вниз сидевший рядом Док: – Обеспечивать отход и прикрытие всей операции.

– Да уж… – Усмехнулся Шнек: – Прикрытие нам потребуется – мало ли что там внизу, у этих святош, припрятано.

– Значит – решено! – привстав, Сэм забрал из вазы приглянувшуюся плюшку: – Шнек – на тебе логистика десанта. Рейдеры и всё такое. Самсон – готовь людей. Со Жбаном и Шнеком определите место высадки и отхода. Мрак – Весельчак. Прикроешь нас если что. Док – пойдёшь с нами. Поможешь допрашивать. Ты, кстати, с той электроникой разобрался?

– А я всё ждал – когда же вы меня спросите, сэр? – Улыбнулся врач, но улыбка продержалась на его лице считанные секунды: – Нет, сэр. С электроникой не разобрался. Я же врач, а тут инженер нужен. Деда бы сюда.

– Да, Дед бы не помешал, – кивнул Сэм: – Но ему и так работы выше крыши – корветы те же в строй вводить.

– В общем, сэр, всё, что я могу сказать, так это то, что всё это предназначено для контроля и управления объектом. Плюс – связь. В плате, спасибо нашим мехам – они помогли, есть небольшое радио, а от него проводок – к слуховому нерву. Очень удобно. Ну и разрядник стоит – если что – импульс в мозг и в морг.

– Угу… Удобно… А блокировать как? Опять Миху просить нужного нам прикладом по башке бить?! – Криво улыбнувшись, Сэм посмотрел на сделавшего невинное лицо Самсонова: – Так его парням это запросто! А допрашивать я как буду?!

– Ну, сэр, извините, – раздражённо развёл руками Жвалг: – Что мог – сделал.

– Да я не на тебя злюсь. На себя, – поджав губы покачал головой командир: – Информация нужна – а как её добыть…

– Док? – поднял руку Михаил: – А это… Ну – частота связи этой, ну – что в голове, – он постучал себя пальцем по виску: – Нам известна?

– Известна, скину тебе – будешь их прослушивать. Если здесь другая – просканим и определим.

– Это, конечно, здорово, но я не об этом… – Встав, он обвёл взглядом присутствовавших: – Мы же сможем на той частоте передачу вести?

– Дать им ложную информацию? – откинувшись в своём стуле, прищурился на него Шнек: – Сделаем. Делов-то.

– Да не, – поморщился он: – Радио же отключить нельзя? А, Док?

– Может и можно, – пожал тот плечами: – Мы выключателя не нашли. Может кодом отключают? Хм… Вряд ли – все трупы на одной – отключишь одного, вырубится у всех.

– А если мы сигнал передадим? Типа звонка или ревуна?

– Дезорганизовать их хочешь?

– Ага!

– Погоди… Погоди, – Привстал со своего места Сэм: – Док? Что будет – если сигнал уж очень сильным будет? Вот – нестерпимым просто?!

– Ну… Шок – потеря сознания.

– А мозги не расплавятся?

– Нет, сэр, – снисходительно улыбнулся врач: – Человеческий организм имеет изрядный запас прочности. Вырубит их, в себя придут через час-два, если сигнал уже очень сильный будет, последствия – сильная головная боль, тошнота, потеря ориентации. За сутки пройдёт.

– Не расплавится, говоришь? Так это же здорово!

– Ты их оглушить и потом, удалив модули, допросить? – догадался Док.

– Именно! Срежем им тюбетейки – и готово! Запоют как миленькие! Шнек? У твоих рейдеров – у их передатчиков, мощи хватит?

– Нет, Сэм, – с сожалением опустил голову он: – Слабые они. Даже если одновременно начнут и в упор – не получится.

– Весельчак?

– Хватит с запасом. Спустится километров на двадцать – двадцать пять и накроет монастырь и округу.

– Тогда – меняем план. Жбан – тебе Весельчаком рулить. Всё услышал?

– Угу, – кивнул толстяк, не прекращая обгрызать края плюшки: – Сделаем.

– Спускаетесь с нами. Зависаешь над монастырём на двадцатке и по сигналу, слышишь? По моему сигналу врубаешь.

– Эээ… Сэм? – Оторвавшись от остатков своего лакомства. Штурман посмотрел на командира: – А ты что? Вниз собрался?!

– Конечно. Вы же без меня не справитесь.

– Справимся, сэр, – справимся же, верно, Михаил? – Последний, в ответ на брошенный на него взгляд Дока, торопливо закивал, полностью разделяя его слова, но Сэм был непреклонен:

– Нет уж. Дело важное – с вами пойду. А то будет как с буем, – усмехнувшись в сторону принявшего независимый вид Шнека, он подвёл итог, завершая совет:

– Начнём операцию через сутки. Всем готовиться. Свободны!

Глава 3

Созвездие Черепахи. Пространство второй звезды. Поверхность второй планеты. Монастырь Святого Рапсодия

Особой древностью этот монастырь похвастаться не мог. Здесь не было ни замшелых крепостных стен, ни заросшего кувшинками рва, да и сами здания больше напоминали корпуса института, а не скопище тёмных келий, в коих, стоя на коленях при неверном свете лампадки, бормочут молитвы, посвятившие свою жизнь Вере, отшельники. Нет, светлые и чистые здания, чьи фасады, казалось, состояли из одного стекла, весело блестевшего в лучах полуденного солнца, никак не хотели соответствовать нарисовавшемуся в воображении Сэма, образу.

– Что, босс, любуетесь? – Лежавший рядом с Сэмом Прохор, завистливо покосился на бинокль в руках охраняемого им объекта.

– Держи, – верно истолковав его жест, Люциус протянул предмет зависти своему телохранителю: – А знаешь, – перевернувшись на спину, он подставил лицо лучу, сумевшему пробиться сквозь плотные кроны лесных великанов, росших прямо на опушке леса: – Жизнь, она забавная штука… Помнится, лет так пять – шесть тому назад, ну – когда мы фильм про капсулы снимали, помнишь?

– Не, – не отрываясь от бинокля, мотнул головой Банкир: – Я же позже к вам, ну – присоединился.

– Аааа… Точно! Ты же из штрафников… М-да… Ладно, не важно. Меня тогда к маркизу одному послали… Вот… Тот маркиз… Сиверс его звали, он меня как раз и обвинял – что я, на пару с Весельчаком, капитаном нашим, что мы де монастырь сожгли. Эээ… На Мальтусе Семь, кажется. Женский.

– Женский? – Оторвавшись от бинокля, Прохор уважительно покачал головой: – Правда – женский?

– Ага, с послушницами, малолетними.

– И вы их всех? Ну, того? Вдвоём?

– Если верить СМИ, то да. В особо извращённой форме.

– Сильно. А, вы меня, босс, простите, – он вернул бинокль: – Но – поподробнее, можно? Как это – в особо извращённой?

– Да не было ничего! Это всё репортёры придумали.

– Хм… И послушниц? Малолетних? – Недоверчиво переспросил он: – Совсем всё, что ли, придумали?!

– Совсем всё!

– Что, вот прямо – совсем-совсем?!

– Ну да! Я в жизни на этом Мальтусе не был! Ни на седьмом, ни на каком. Выдумка это – от начала до конца.

– Выдумка? Жаль… – Тон, которым Прохор произнёс эти слова не оставлял сомнений, что он, последним словам своего командира, не поверил ни разу, ни на грамм.

– А может… – Начал было он спустя пару минут: – Что-то всё же было, а, босс? Ну, не на Мальтусе, в другом месте?

– Прохор!

– Ага, вот вы где! – Очень вовремя появившийся рядом Михаил улёгся на землю по другую сторону от Сэма: – Сэр! Докладываю. Все наши готовы. Весельчак в девятнадцати тысячах над нами – ждёт приказа, сэр. Рейдеры – на холостом ходу, готовы выдвинуться и прикрыть нас огнём. Готовы начать по вашей команде, сэр.

– Тогда пошли, – кивнул Сэм, неторопливо вставая с усыпанной листвой и хвоей земли: – Чего время терять.


Как уже было отмечено выше, монастырь, если так можно было назвать это скопление современных зданий, никаких оборонительных сооружений не имел. Да и от кого ему, на своей земле, было обороняться? Не от местных же – те, хорошо обработанные пропагандой, удачно легшей на привычную им консервативную мораль, были только рады появлению в их землях, святых отцов. Ну а когда те начали строить заводы и принимать на работу коренных обитателей этой планеты, так планка лояльности, и до того бывшая высоко поднятой, и вовсе устремилась куда-то к верхней границе тропосферы.

И стояли себе монастырские корпуса прямо посреди поля, мирно и красиво дополняя своим техногенным видом, простой пасторальный пейзаж, который так любят изображать на своих холстах как начинающие, так и увенчанные лаврами художники. Лес, река и поле. Добавьте чистое синее небо с редкими барашками облачков – и картина готова.

Единственным, что сейчас нарушало общее благолепие картины, были фигурки бойцов, быстро и молча бегущих по направлению к зданиям.

Их заметили практически сразу – не тратя время на переговоры – а об чём разговаривать с бегущими к тебе, с оружием в руках, людьми, с крыш корпусов, нарушая полуденную, ленивую тишину треском очередей, потянулись, бледные на ярком солнце, трассы выстрелов, а спустя ещё несколько секунд к ним присоединились, вспыхивая в проёмах распахнутых окон, огоньки выстрелов, подтянувшихся по тревоге, бойцов. Слаженность и быстрота, с которой защитники развернули свои порядки была достойна восхищения, и, несомненно, при другом раскладе, монахи бы отбились – но не сейчас.

Падавшие под градом пуль бойцы, поднимались, некоторые, погрозив кулаком стрелкам, нарочито неспешно отряхивались, бравируя своей неуязвимостью.

Пустое пространство между опушкой леса и стенами строений – метров пятьсот, было преодолено за пару минут и без потерь, повергнув защитников в состояние шока – боевые братья не зря ели свой хлеб и произошедшее просто не укладывалось в их сознании.


Достигнув стен, десантники, действуя слажено – как на учениях, забросали раскрытые проёмы окон гранатами и темноту помещений разорвали яркие вспышки светошумовых гранат – других, у парней Самсонова не было, всё же готовились они к совсем другим боям.

Осознав, что стрельбой добиться каких-либо успехов не получится – несмотря на все их старания, в выгоревшей под местным солнцем траве не осталось лежать ни одного тела, защитники, словно получив команду, а, впрочем, так скорее всего и было, дружно прекратили огонь выкатились наружу, намереваясь в рукопашной схватке расставить все точки над и.

Две волны – светло костяная и чёрная – поверх чернённой брони многие братья носили длинные, в цвет брони, плащи, обе эти волны встретились, наполняя воздух криками и лязгом металла. Их ожесточённая рубка сопровождалась редкими выстрелами – смешав ряды и будучи зажатыми торцами двух зданий, бойцы обоих отрядов, предавались любимому мужскому развлечению – спору о крутизне. В тесноте схватки толку что от коротких абордажных сабель десантников, что от длинных и прямых мечей братьев не было – отбросив их люди работали ножами и кулаками, стремясь скорее оглушить своих противников, сбить их наземь, нежели попытаться просунуть клинок в щель доспеха.

Постепенно чаша весов начала склоняться на сторону защитников – всё новые и новые бойцы, облачённые, выбегали из охраняемых ими зданий, поняв, что атака ведётся только в одном месте и в колыхающейся массе людей фигуры атакующих всё более и более растворялись, поглощаемые новыми и новыми рядами обороняющихся.


Сэм, как и положено Большому Боссу, шёл последним – не по своей воле. Все его попытки вырваться вперёд жестко пресекались бдительным телохранителем, буквально за портупею, безо всякого почтения, оттаскивавшего его назад при каждом рывке.

– Босс, – оттащив, попытавшегося, в очередной раз, приблизиться к поредевшей цепочке десантников, начальника, Банкир решительно встал между своим подопечным и бойцами: – Так дело не пойдёт. И вообще – эвакуироваться надо. Не сдержат парни.

В его словах был резон – почуяв силу братья усилили натиск, предпочитая брать массой – они бросались на бойцов сразу по несколько человек, повисая на руках и, зачастую, просто погребая их своими телами. На ногах оставалось не более десятка атакующих, и их число уменьшалось с каждой минутой.

– Отходим, босс, – отступив, Прохор снова потянул Сэма за портупею: – Чего зря пропадать? Вот отойдём, обмозгуем спокойно, а ночью вернёмся – наших вытащим.

– Если доживут они, – Рывком высвободив ремень из его руки, Сэм перехватил свой дробовик на изготовку: – До ночи. Эти братья, – направил он ствол на напиравшую толпу: – Могут и порешить всех. К бою, Прохор!

– Ты чего босс?! Свои же! Зацепим!

– Не тупи! Наши в броне – она выдержит!

Первый же залп картечи показал всю правоту слов Сэма – выпущенный в щель между своими десантниками заряд проделал широкую просеку в напиравшей черной массе, правда задетые градинами десантники отпустили несколько крепких выражений в адрес стрелков, но, в следующий момент оценив результат стрельбы, рванулись вперёд, подбадривая себя отборным матом.

– Прохор! Огонь! Бей по толпе – над головами! – Скомандовал Люциус, боком, как краб, перемещаясь за спинами оставшихся на ногах бойцов. Сделав ещё несколько выстрелов он раздражённо выматерился – пара бойцов, между которыми он направил последний заряд, внезапно сблизилась и большая часть картечи пришлась им в спины, заставив десантников зашипеть от боли и дружно высказать краткую и весьма нелестную характеристику в адрес невидимого им стрелка.

Матюгнувшись в ответ – мол нефиг дёргаться, когда вас огнём прикрывают, Сэм изменил тактику – подняв свой дробовик над головой он быстро разрядил магазин куда-то вперёд – в толпу, не тратя время на прицеливание. Противник стоял плотно и раздавшийся многоголосый вой раненных людей показал, что данная тактика куда более эффективна, чем предыдущая.

– Прохор! По головам бей! Сверху! – торопливо откинув цевьё, он принялся наполнять магазин. Банкир не ответил, но длинная, патронов на двадцать очередь, сопровождаемая криками раненых, однозначно продемонстрировала, что телохранитель так же перешёл к новой тактике боя.


Следующие несколько минут они занимались планомерным истреблением напиравших братьев, с которыми их численный перевес сыграл дурную шутку – если первые ряды, поняв, что происходит, начали ломиться назад, то задние, уверенные в своей победе, продолжали напирать, не обращая внимания на своих собратьев, стремившихся выйти из-под огня. Возникшая при этом неразбериха и толчея работали на руку стрелкам. Сэм – вырвавшись вперёд, бил из своего обреза от бедра, не тратя время на выбор цели, перемещая ствол из стороны в сторону, отчего, попавшие под облако картечи братья падали если и не десятками, то по нескольку тел за раз – точно. Ещё большим чем стрельба эффектом был страх – победа, такая близкая и почти осязаемая, внезапно повернулась другой, кровавой и ужасной стороной, моментально превратившись из прекрасной девы в чудовище с окровавленной пастью, готовой поглотить любого не успевшего удрать от её зубов. Картину дополняли выкарабкивавшиеся из-под тел десантники – они, перемазанные кровью медленно вставали – кто на одно колено, кто в полный рост, и, нашарив своё, или чужое оружие, так же перемазанное в крови, открывали огонь в упор, сотрясаясь и матерясь, когда им в спины попадали пули, выпущенные их товарищами.

– Прекратить огонь! В ножи! – скомандовал Сэм, видя, что ряды братьев заколебались и, подавая пример, рванул вперёд размахивая ножом над головой.

Нет, братья трусами не были – предыдущая схватка это доказала, но одно дело биться с людьми, и совсем другое, когда только что убитые и поваленные на землю противники встают, стряхивают кровь, получают практически в упор пули от своих же – и при всём этом не только не падают замертво, но наоборот – подбирают из луж крови клинки, и медленно, как зомби, идут в атаку.

Пресекая начавший зарождаться ропот, из чёрный массы, навстречу медленно приближавшимся окровавленным фигурам, вышел один из братьев – золотая кайма на его плаще явно свидетельствовала, что он не из рядовых бойцов. Сорвав с груди висевший там на тонкой золотой цепи Символ Веры, он сделал шаг вперёд и, вытянув руку, едва не приложил ярко сверкнувшую на солнце эмблему, к залитому кровью шлему десантника:

– Сим изгоняю тебя, исчадие ада! – Провозгласил он хорошо поставленным басом: – Да сгинешь ты…

Договорить он не успел – исчадие ада, лениво отмахнувшись от его руки – так отгоняют назойливую муху, надоевшую своим жужжанием, как-то устало подняло нож и, сделав короткий шаг – её под ногами что-то влажно чавкнуло, одним движением, перерезало горло монаху. Не дожидаясь, пока тело упадёт, оно поднесло лезвие к своему лицу, и, как показалось братьям, втянуло в себя запах свежей крови. Явно удовлетворившись результатом, чудовище удовлетворённо кивнуло – рука с ножом вытянулось в сторону замерших людей и лезвие заплясало в воздухе мечась от одного монаха к другому в поисках следующей жертвы. Это оказалось последней каплей – отталкивая друг друга боевые братья ломанулись назад, опрокидывая друг друга на глазах превращаясь в напуганное стадо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5