Алексей Резник.

Гробы спасения



скачать книгу бесплатно

Гробовые деревья были открыты совершенно случайно. Как известно, случайность всегда являлась широко распространенным сопутствующим фактором многих великих человеческих открытий, и обнаружение в одном из пустынных и диких районов крупнейшей центрально-азиатской пустыни Гоби тенистой рощи Гробовых Деревьев не явилось исключением из этого золотого правила.

Однажды на территории дружественной МНР один рядовой советский геолог, некто Сергей Кобзев, во время банкета, посвященного окончанию работы разведэкспедиции, напился до поросячьего визга и в таком вот сумеречном состоянии неожиданно предложил монголке-переводчице свои руку и сердце. Кривоногой маленькой и коренастой, как и подавляющее большинство монгольских девушек, переводчице, высокий симпатичный Кобзев давно уже нравился, и она ему, дура, поверила. С другой стороны, конечно же, нельзя судить ее за это так строго – наивную доверчивую душу, урожденную жительницу бескрайних степей, ничуть не испорченную тлетворным влиянием современной цивилизации.

Переводчице недавно исполнилось двадцать лет, звали ее Бурта, и она никуда не выезжала из родного аймака за исключением трех поездок в Улан-Батор, два раза с родителями, и один раз ее посылали от школы за хорошую успеваемость. Русскому языку ее научил дедушка, воевавший еще в гражданскую войну в составе красногвардейской бригады, разгромившей так называемую банду барона Унгерна. Отец Бурты являлся председателем богатого аймака и в личном пользовании имел тысячу голов крупного рогатого скота, пять тысяч баранов и косяк в двести лошадей. Кобзев не мог об этом знать, и доверчивая Бурта восторженно выслушала его неожиданное предложение, ничего не зная о влиянии на мужскую психику алкоголя, принятого в большом количестве. И более того – в чудовищном порыве нереализованного платонического любвеобильного потенциала многих сотен тысяч когда-либо рождавшихся и еще не рожденных монгольских и татарских женщин, Бурта в достаточно навязчивой форме засунула психически коченеющему Кобзеву между резинкою трусов и левым воспалившимся паховым узлом десять, хотя и мятых, и грязноватых, но, тем не менее, абсолютно настоящих стодолларовых купюр. И в данной нештатной ситуации любой европейский мужчина не оказался бы способен отреагировать на неадекватное поведение азиатской девственницы, иначе, как в стереотипной форме банального искреннего изумления. Но ввиду того, что Сергей Николаевич Кобзев в эти исторические секунды пребывал практически в невменяемом состоянии, он ничуть не изумился, ну и, разумеется, нисколько не удивился, приняв неожиданную прибавку у себя в семейных трусах, как нечто должное и обязательное.

Дальше – хуже. Вдрызг пьяный Кобзев в категоричной форме потребовал от Бурты, чтобы она немедленно познакомила его со своими родителями. Бурта это требование совсем сходившего с ума геолога восприняла с еще большим восторгом, правда, тут же заметила, что до родного аймака от экспедиционного лагеря было чуть больше трехсот километров.

Самое плохое заключалось в том, что в беседу молодых людей совершенно некому было вмешаться – во всем лагере к тому довольно позднему вечернему часу последнего дня мая не оставалось ни одного трезвого человека. Как никак, в этих глухих местах, в предгорьях Тибета на самой границе между Монголией и Китаем, российской геологической партии после полутора месяцев напряженного труда и крайних бытовых лишений удалось разведать залежи молибденовых руд, предположительно, крупнейшего в Азии месторождения.

Начальник экспедиции одним из первых упал под стол, чем фактически дал команду подчиненным отпустить тормоза и расслабиться на полную катушку. Сергей Кобзев не являлся исключением и, услышав от Бурты, что до ее дома триста километров, он немедленно предложил ей лететь туда на экспедиционном вертолете «Ми-8». Постоянный собутыльник Кобзева – командир экипажа вертолета, пилот второго класса Николай Осадчий отозвался на просьбу геолога резко положительно.

– За три часа обернемся туда и обратно! Никто и не узнает, что мы туда слетали! – уверенно заявил он, и вся троица направилась к винтокрылой машине, стоявшей на импровизированной площадке с полными баками.

Из пустыни как будто потянуло легким ветерком, но едва заметное движение в ночном воздухе, обычно предвещавшее пыльную бурю, заметила одна лишь трезвая Бурта, не сделавшая, однако, из своего наблюдения должных выводов.

В общем они благополучно взлетели, но через пять минут после необходимого набора высоты произошли две вещи, предопределившие, в конечном итоге, дальнейший ход более чем удивительных событий данного повествования, тесно связанных с судьбами, как самого Сергея Кобзева, так и двух ветеранов Второй мировой войны, один из которых скучно доживал свой век в глубинке провинциальной России, а другой – в Бразилии на берегах величайшей реки мира Амазонки, в ее среднем течении.

Во-первых: началась знаменитая Гобийская пыльная буря, а во-вторых: неожиданно уснул беспробудным пьяным сном пилот второго класса Николай Осадчий. В результате вертолет сбился с курса и вскоре вторгся в воздушное пространство Китайской Народной Республики, со скоростью пятьсот километров в час полетев прямиком в сторону Тибетского нагорья.

Что конкретно произошло дальше с вертолетом, Осадчим и Буртой, Кобзев не помнил – он очнулся под куполом парашюта-крыла (сам ли он одел парашют или кто-то ему помог, он этого тоже не помнил) от свиста ледяного ветра в ушах и от дикого холода, пробравшегося, казалось, в каждую клеточку его большого тренированного тела. Сначала внимание Сергея привлекла полная круглая луна, сиявшая посреди звездного безоблачного неба, а затем – вечные снега горных вершин, осиянных этой самой полной луной и проплывавших у него далеко под ногами.

– Мама дорогая – да как же это меня угораздило? Зарекался же я больше литра не пить, и не смешивать самогонку с пивом! – Кобзев, если бы умел, то обязательно бы расплакался.

Решив не предаваться бесполезному отчаянию, он сосредоточился на решении самой актуальной задачи: где он может находиться?!

Мозг его работал вхолостую, а между тем отяжелевший от ночной влаги купол парашюта начал резко снижаться. Вскоре прямо под самыми ногами геолога возникла крутая отвесная пикообразная скала и ему оставалось лишь горячо молить Бога о том, чтобы парашют успел его перенести через эту скалу, а не забросил умирать от голода, холода и жажды на ее бесплодную вершину. Суровый безымянный тибетский Бог услышал горячую мольбу российского геолога и дал его парашюту необходимый запас кинетической энергии перелететь через скальный кусочек филиала Ада на Земле и опуститься прямо посреди Райского Сада.

Во всяком случае, так Кобзеву твердо показалось, когда, едва не задевая валуны, усыпавшие вершину скалы, рифлеными подошвами тяжелых ботинок, обессилевший намокший парашют перенес его в уютную котловину, защищенную со всех сторон от ветра сплошной стеной утесов. Со дна котловины пахнуло странным, почти домашним, теплом и густым ароматом незнакомых цветов. Лунный свет щедро проливался на дно котловины и десятками тысяч призрачных огоньков зажигал белые лепестки крупных цветов, усыпавших кроны высоких раскидистых деревьев, чьи стройные прямые стволы покрывала светлая желтоватая, даже, как почудилось незадачливому геологу, слегка золотившаяся под лунным светом кора, заметно выделявшаяся среди ночного мрака.

Сергей мягко приземлился в густую шелковистую траву, а сверху на него плавно опустилась отяжелевшая шелковая ткань парашюта. «О, Боже – как иногда бывает прекрасен мир!» – мелькнула в раскалывавшейся от похмельной боли голове Кобзева светлая и легкая, словно перышко лирохвоста, мысль. Он с жадностью вдохнул полной грудью прохладного чистого воздуха, напоенного совсем незнакомым ему ароматом таинственных цветов. Головная боль почти сразу умчалась к себе на Родину – в мрачное царство головных, грудных, паховых и прочих болей, и Кобзев почти мгновенно крепко уснул безмятежным сном младенца на опушке тенистой рощи еще не занесенных в Энциклопедию Растений деревьев.

Всю ночь напролет ему снился удивительный сон… А, быть может, это был и не сон, а с ветвей цветущих деревьев спустилась прекрасная зеленоволосая дриада, забралась под шелк парашюта к зябнувшему геологу, крепко и нежно обняла его и нашептала на ухо удивительную сказку про деревья, чьи семена прилетели из дальнего-предальнего космоса…

«…Над северо-восточным Тибетом одной майской ночью примерно десять миллионов лет назад разразилась страшная гроза. Ливневые струи толщиной в мизинец взрослого мужчины хлестали несколько часов подряд под аккомпонемент грома и молний. Незадолго перед рассветом ливень резко прекратился, небо очистилось от туч. На нем, как новенькая, засияла яркая луна и в ее волшебном свете на хорошо увлажненную землю уединенной горной котловины просыпалось несколько сот тысяч продолговатых крепких семян, каждое из которых достигало величины среднего дубового желудя.

Некому было восхищаться феерическим зрелищем их падения, и никто не радовался серебристым всходам, которые дали семена через несколько дней после грозовой достопамятной ночи…». Сергей Кобзев всю ночь, подарившей ему крепкий безмятежный сон протяженностью в целых восемь часов, видел только одно зрелище: как в свете луны, сверкая и переливаясь всеми оттенками серебра, сыпались космические семена, таившие в себе неведомые на Земле виды энергий…

Кобзев проснулся на рассвете и глазам его предстало зрелище, достойное кисти пейзажиста фламандской школы – роща стройных деревьев со стволами, покрытыми гладкой золотой корой. Во всяком случае, кора вспыхивала под лучами утреннего солнца настоящими золотыми бликами. А между тем, в загадочной роще стоял тенистый полусумрак, наполненный сверхъестественной тишиной и неподвижностью – по ветвям золотоствольных деревьев не бегали деловито на коротких лапках и не выискивали вредных насекомых мелкие певчие птички, а по стволам не шныряли то вверх, то вниз пушистые тибетские белки и колонки. Все там напомнило Кобзеву о мирной кладбищенской тишине и у него в голове вдруг сама собой возникла мысль-убеждение о том, что из этих деревьев нужно напиливать доски, а из этих досок сколачивать гробы для хороших людей. Мысль прилетела неожиданно и выглядела настолько свежо-оригинальной, что Кобзев не сдержался и глупо широко улыбнулся, даже не улыбнулся, а осклабился – мерзко, чисто по лошадиному. Тут же он испугался, что сходит, просто-напросто, с ума. Но, однако, идиотская мысль о существовании несомненной связи между этими деревьями и гробами не упорхнула наружу через правое ухо мотыльком, как это обычно бывает со случайным бредом, а еще сильнее укрепилась не только в уме геолога, но и в его сознании, и, что самое плохое – в подсознании. Причем невольно всплывающие в воображении гробы не вызывали, как это обычно бывало раньше, вспышки острой тоски по изначально утраченной родом людским возможности жить вечно.

Сергей освободился от парашютных строп и осторожно зашагал по направлению к роще Гробовых Деревьев (так он их стал почтительно величать). Причем после первых двух шагов выяснилось, что у него сильно поврежден коленный сустав на правой ноге. Повреждение он получил, очевидно, при приземлении. Сергей задрал порванную штанину и увидел, что правая коленка безобразно распухла, а ее кожные покровы приобрели синюшно-багровый цвет. Кобзев еще удивился – насколько мало встревожило его это печальное обстоятельство и перестав нервировать себя видом обезображенной коленки, он похромал по направлению к роще, причем каждый шаг отдавался острой болью в порванных коленных связках и в мениске, изодравшимся на мелкие клочья.

Когда отчаянный геолог пересек незримую границу Гробовой Рощи, в коленке что-то громко щелкнуло и внутри ее сустава, полыхавшего огнем воспаления, начались бурные ремиссионные процессы. Кобзева мягко обнял ароматный полусумрак, в толще которого ярче вспыхнуло золотое сияние гладкой древесной коры, чьи-то невидимые губы ласково шепнули ему на ухо: «Обними меня скорей!» и, подчиняясь ненавязчиво высказанной просьбе, он подошел к ближайшему стволу, протянул руки и крепко прижал ладони к золоту коры, великолепно отполированной наждаком самой природы. Ствол дерева оказался теплым и на прикосновение человеческих ладоней он, как это ни показалось Кобзеву парадоксальным, ответил приветственной дрожью, горячей волной пробежавшей от глубоко спрятанных под землею корней до самой верхушки кроны, купавшейся в мареве лучей рассвета.

Землю между деревьями сплошным серо-белым ковром покрывал пушистый упругий мох, на поверхности которого играли в догонялки и изменчиво переливались золотые блики отражений древесных стволов. Причем создавалось ощущение, что ковер этот неизвестные хозяева волшебной златоствольной рощи ежедневно тщательно обрабатывали пылесосом – нигде не было видно никакого мусора, обычного для любого леса – ни прошлогодних палых листьев, ни обломанных ветром сухих веток. Кобзев наклонился и потрогал растопыренными пальцами мох – на ощупь он оказался сухим и теплым, и словно приглашал на него опуститься, лечь, широко раскинуть в стороны руки-ноги и, как следует, набраться сил. Кобзев так и сделал, опрокинувшись навзничь и расслабленно прикрыв глаза веками. И тотчас же ему опять привиделись радостно, можно было даже сказать – приветливо, сиявшие свежей теплой позолотой, заменяющей им улыбку, симпатичные, совсем не страшные, гробы. «Как здесь здорово, Бог ты мой! Я никогда не уйду отсюда обратно – ни за что!», – сквозь сладкий, вновь неудержимо навалившийся на него сон, смутно подумал геолог. Во сне он опять видел серебристые семена, по дуге безостановочно валившиеся из космоса на землю, и на этот раз их падение было озвучено тонким звонким журчанием.

Проснулся Кобзев спустя несколько часов, когда солнце достигло зенита и его лучи, пробравшиеся сквозь лиственные кроны Гробовых Деревьев, зажгли из мириадов тоненьких ворсинок мохового ковра бесшумный и не обжигающий золотой пожар. Геолога что-то не больно стукнуло по лбу, и он открыл глаза, сразу увидев несколько серебристых точек стремительно падавших откуда-то сверху прямо на него. Одна из точек снова попала ему прямо по лбу. «Это же семена!» – догадался Сергей и сам не зная почему, радостно улыбнулся. Несколько секунд он еще полежал в праздном ничегониделании. Внимательно вслушиваясь в звучавшее теперь уже точно наяву тоненькое звонкое журчанье, он рывком поднялся на ноги, забыв о раненой коленке. Причем коленка не напомнила о себе обязательной при подобных травмах вспышкой острой боли. Изумленный Кобзев задрал штанину кверху и увидел, что за прошедшие несколько часов сна под сенью рощи Гробовых Деревьев, коленка приобрела свой прежний, совершенно здоровый, внешний вид.

– Чудеса, да и только! – счастливо пробормотал он и поднял со мха одно из семян, осторожно взяв его двумя пальцами. Семя достигало в длину примерно трех сантиметров, было покрыто твердой оболочкой зеленовато-серебристого цвета, а по форме… По форме, с какой бы стороны и в каком бы ракурсе ни пытался Кобзев его рассматривать, семя напоминало миниатюрную копию человеческого гроба, накрытого сверху крышкой характерной формы. Сходство выглядело настолько полным и впечатляющим, что у Сергея даже мелькнула сумасшедшая мысль о крохотном покойнике, находившемся внутри серебристого семени. «Наверное, это – гробы цветочных эльфов!», – решил он и автоматическим движением положил семя Гробового Дерева в карман куртки.

Множество самых фантастических мыслей зароились в голове у Кобзева, но он пока решил не останавливаться ни на одной из них, а приказал себе выяснить, прежде всего, природу происхождения не утихавшего ни на секунду звонкого переливчатого журчания. Определив при помощи слуха направление, в котором следовало его искать, он пошагал навстречу источнику искомого звука. Им оказался узкий неглубокий ручей, по ложу которого бежала темная прозрачная вода. Сергей наклонился и зачерпнул сложенной лодочкой ладонью воды из ручья. Вода сильно пахла цветами, а на вкус чем-то неуловимо напомнила апрельский березовый сок.

Темный прозрачный прохладный ручей утолил не только похмельную жажду Сергея Кобзева, но и, что самое удивительное, и голод. Он предусмотрительно набил удивительными семенами карманы куртки и решил выбираться из этого странного места, справедливо полагая, что ему как можно скорее необходимо было вернуться домой в великую державу под названием Советский Союз…

Так были открыты для мира Гробовые Деревья…


Через десять лет после открытия. Территория новой независимой России. Период перестройки…

На скамейке возле калитки большого частного дома неподвижно сидел ветеран Великой Отечественной войны Павел Петрович Астахов и безучастно смотрел прямо перед собой на узкую пыльную улочку, выцветшими от времени, близорукими бледно-голубыми глазами. Дяде Паше (так его называли друзья-ветераны, соседи и многочисленные родственники-домочадцы) через два месяца должно было исполниться девяносто лет, но он безошибочно предчувствовал, что, скорее всего, не доживет до этой знаменательной даты, так как страдал, по меньшей мере, десятком серьезных возрастных дегенеративных изменений основных жизнеобеспечивающих систем организма. Молодым, не стареющим оставались лишь острота восприятия радостей жизни и сама, собственно, жажда жизни – никогда не дряхлеющий в человеке инстинкт самосохранения и жгучее желание продолжения рода. Больше всех остальных возрастных категорий населения жить хотят старики – в силу понимания ими неизбежности очень близкого конца. И дядя Паша не являлся исключением.

Сидя на скамейке собственного дома этим теплым майским вечером, Павел Петрович думал о неумолимо приближающейся смерти и о своей прожитой жизни, горько сожалея о том, что она заканчивается, одновременно, однако, ощущая полное стоическое спокойствие по этому прискорбному поводу, понимая, что время поворотить вспять невозможно. Он часто вспоминал любимую жену, покинувшую его тринадцать лет назад благодаря раку печени, единственного сына, погибшего в автокатастрофе в позапрошлом году и размышлял о том, заканчивается ли жизнь после смерти и сможет ли он увидеться там с женой и сыном, и его земное безутешное отчаяние является ничем иным, как простой тратой нервов. А еще у него была мечта, которую он пронес через всю жизнь, начиная с раннего детства, с той минуты, когда в их маленькой сельской школе учительница по географии рассказала на уроке про самую большую реку планеты Земля – Амазонку. Павел Петрович так хотел увидеть ее – колоссальный водный поток, поражающий своей шириной и глубиной, богатейшим растительным и животным миром, плодородием почв и самым романтическим в целом мире ореолом легенд и таинственных недосказанностей. Он часто представлял себя индейцем – охотником на анаконд, проверяющим сети в узкой глубокой протоке среди густых и диких джунглей, или безумно храбрым торговцем каучука – регатаном, в постоянном одиночестве ежедневно бросающим вызов самой смерти, стерегущей его на каждом шагу в виде кровожадных пираний, ядовитых змей, лягушек и пауков, гигантских водоворотов, внезапно возникающих на речных стремнинах самой огромной пресноводной системы планеты, одураченных им, затаившими жажду мести, недалеких серингейро. Эти яркие красочные фантазии, всегда переполненные изобилием броских тропических красок и сладких экзотических ароматов, призраками невесомых колибри, свирепых пятнистых ягуаров и ревущих обезьян, помогали ему выжить под холодными тоскливыми дождями на бесконечных посевных и уборочных родного колхоза, на дне окопов и на нарах землянки в промежутках между боями на фронте…

Скрипнула калитка. Дядя Паша повернул голову на скрип – это выходили со двора его семнадцатилетняя внучка Марина, ученица выпускного класса и ее такая же семнадцатилетняя подружка-одноклассница, одетая в аналогичную короткую джинсовую юбку, что и Марина. От обоих за километр несло дешевыми духами и крепкими мужскими сигаретами. На дедушку они раздраженно покосились густо подведенными глазами и у них не нашлось для него ни одного доброго слова. Пошли они, кстати, к своей третьей, ничем от них не отличавшейся, подруге, чтобы уже потом, в наступивших развратных сумерках, втроем запереться на дискотеку местного районного клуба.

– Маринка, ты к экзамену – то приготовилась?! – сипло прошамкал Павел Петрович беззубым ртом. – А-то на танцы собралась!

– Приготовилась! – не повернув ради элементарной вежливости головы, словно собака, огрызнулась Маринка, и процедила сквозь зубы, рассчитывая на то, что ее услышит только подружка: – Козел старый – сдохнуть все никак не может!

Недалекая подружка хихикнула в ответ, выказав тем самым в своем характере полное отсутствие какой-либо почтительности перед убеленной сединами старостью.

Дедушка догадался, что любимая младшая внучка сказала своей подружке что-нибудь обидное, гадкое в его адрес. Ничья психика так не ранима, как психика стариков и лицо Павла Петровича исказилось от невыносимой душевной боли, но он по-прежнему оставался мужчиной и солдатом, сумевшим пройти живым через четыре года мясорубки Великой Отечественной. Он справился с собой и лицо его приняло прежнее безучастное выражение. Боль в душе, однако, осталась, вместе с упрямым непониманием: откуда в такой молоденькой девочке, тем более, его родной внучке, которую он нянчил на руках, подобная жестокость? Конечно же, он не судил ее сильно строго, уже хотя бы в силу того, что приходился ей родным дедушкой, и она была кровиночкой его погибшего сына, мудро учитывая к тому же объективность сегодняшней реальности, поставившей в полный логический тупик каждого человека его поколения. «Лишь бы в старости, если она конечно доживет до моих лет, ее не обижали так, как обижает она меня. И некому ее будет пожалеть – меня-то уже лет шестьдесят, как не будет на свете». И непрошеные слезы навернулись на глаза. «Да что это со мной сегодня такое?!» – сокрушенно подумал ветеран, – «Как баба, прямо, расклеился! Может, правда – смерть где-то уже совсем рядом! А хоронить-то меня ведь совершенно будет не на что! Нельзя мне сейчас умирать, никак нельзя!» – и он внимательно посмотрел сначала на безоблачное вечереющее майское небо, а затем – вдоль пыльной улочки, как будто и там, и там опасался увидеть злейшего врага рода человеческого. Но и небо, и дальний конец улочки пока выглядели абсолютно пустынными, и Павел Петрович более или менее успокоенным вернулся к своим ностальгическим мемуарным размышлениям-воспоминаниям…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9