Алексей Пишенков.

Последний бой. Кто освободил Прагу?



скачать книгу бесплатно

В 04.00 утра субботы 5 мая в Протекторат после визита к новому главе рейха – гросс-адмиралу Деницу также прибыл самолетом глава немецкой имперской администрации, он же рейхсминистр, CC-группенфюрер Карл Герман Франк. Вскоре после приземления на военный аэродром в Градце Кралове он направил в Прагу срочную телефонограмму об отмене распоряжения к снятию немецких надписей на государственных учреждениях, но было уже слишком поздно. Находясь на территории, подконтрольной группе армий «Центр», Франк сразу же начал обсуждать с германскими военными способы возможного удержания порядка в Протекторате, который к этому времени был, по его мнению, уже подобен «пороховой бочке с тлеющим фитилем». Кроме того, от Деница Франк получил также и «благословение» на проведение в Протекторате политических перемен, способных, как казалось тогда германским высшим кругам, сохранить на его территории относительный порядок. Смысл данных действий, с точки зрения Франка, заключался в передаче всей официальной власти чешскому протекторатному правительству, что должно было успокоить недовольство населения. Также он, по консультации с Деницем, собирался официально объявить Прагу «открытым городом», чтобы, с одной стороны, избежать боев и разрушений исторического центра чешской столицы, с другой – обеспечить безопасность огромного количества находящихся в Праге немецких беженцев и госпитализированных военнослужащих, а также, при необходимости, свободный проход через город на запад колонн отступающих германских войск группы армий «Центр».

Интересно, что и у самих представителей чешского протекторатного правительства к пятому мая сорок пятого года был также уже готов собственный план действий на случай ожидаемой от К. Г. Франка передачи власти, для максимально безболезненного, как им казалось, выхода страны из сложившейся кризисной ситуации Третьего рейха. Его суть заключалась в следующем.

Чешскими представителями, способными взять на себя управление государством в начале мая 1945 года, являлись министры протекторатного правительства Рихард Бинерт, Йозеф Калфус, ранее упомянутый Йиндржих Каменицкий и Яросляв Крейчий. Эти люди, с помощью управляющего канцелярией президента Протектората Августа Попелки, должны были составить официальное заявление для народа о том, что президент Протектората Эмиль Гаха по состоянию здоровья?[51]51
  Состояние здоровья официального президента Протектората Богемия и Моравия действительно к этому времени сильно оставляло желать лучшего, и практически все граждане об этом знали.


[Закрыть]
уже не может выполнять свою функцию главы государства. Таким образом, его правомочия по закону переходили бы к главе правительства – Бинерту. Тот потом должен был бы провозгласить, что Протекторат Богемия и Моравия, фактически созданный Третьим рейхом, прекращает свое существование в связи с развалом самого Третьего рейха.

Затем должно было быть выставлено требование к отступлению от своих прав всех германских государственных представителей в Протекторате, а к германским войскам, находящимся на территории страны, о невмешательстве во внутренние дела чешского народа. Пронемецки настроенные министры в правительстве Бертш, Моравец и Грубый должны бы быть немедленно отстранены со своих постов. Далее, при участии неких не именованных «автономных органов чешского народа» и, возможно, представителей германских вооруженных сил и чешских порядковых служб на территории страны будет обеспечен «покой и порядок». Тем не менее военный комендант Праги генерал Рудольф Туссен о каких-либо совместных действиях с чешским правительством без распоряжения командования Вермахта разговаривать с министрами отказался даже в предварительной форме. Самостоятельные же попытки протекторатных министров начать переговоры с какими-либо ответственными представителями движения Сопротивления не увенчались успехом, так как никаких таковых лиц вплоть до момента распространения массовых беспорядков уже по всему городу просто не было выявлено.

Но события в Праге и на всей территории Протектората Богемия и Моравия развивались так, что «у руля истории» здесь встали именно те, у кого никакого реального плана действий на ближайшее будущее не было вообще. Точнее, изначально даже «рулей» этих возникло сразу несколько в одно и то же время, и «рулил» каждый из них хоть и безо всякого плана, но в свою сторону…

Первым всеобщим и как бы «официальным» сигналом к началу «народного восстания» в Праге явились передачи пражской студии чешского радио, в которых с утра пятого мая дикторы Зденек Манчал и Станислав Козак исключительно по собственной инициативе начали проводить передачи сначала на странной смеси чешского и немецкого языков (вместо предписанного немецкого), а после восьми часов утра вообще перешли только на чешский. Что, естественно, само по себе оказало значительное влияние на слушателей, несмотря на то что никакой конкретной информации о происходящем в Протекторате ни из радиопередач, ни из каких-то других источников население пока так и не получало. Данная атмосфера представляла собой живительную почву для возникновения и распространения массы различных слухов, как, например, о продвижении американских танков от Бероуна[52]52
  ?Beroun – промышленный город в 25 км к юго-востоку от Праги, как раз в том же направлении и в этих же местах 5 мая 1945 и находилась 1-я Дивизия РОА.


[Закрыть]
в направлении Праги или о том, что в пражском аэропорту Рузине уже якобы приземляются самолеты союзников[53]53
  ?На самом деле в аэропорту Рузине в это время беспрепятственно взлетали и приземлялись после боевых вылетов немецкие реактивные истребители-бомбардировщики Мессершмитт Ме-262 «Швальбе», являющиеся первыми в мире серийно выпускаемыми и используемыми реактивными самолетами, а также были расположены значительные силы противовоздушной обороны и аэродромной охраны германских ВВС, усиленные также частями Ваффен-СС из недалеких казарм СС. Немецкая войсковая группировка в районе аэропорта Рузине была одной из самых сильных и боеспособных на момент начала восстания в Праге.


[Закрыть]
. Подобные байки, при цитировании которых из уст в уста люди в своих надеждах выдавали желаемое за действительное, в качестве «абсолютно проверенной информации» мгновенно разлетались по всему городу, естественно, провоцируя все дальшие и дальшие эксцессы между населением и немецкими властями. На пражских трамваях (которые утром 5 мая все еще ездили четко по расписанию) начали то тут, то там появляться чешские флажки, национальные «триколоры» Чехословакии, и даже непонятно откуда взявшиеся у людей флаги всех союзников по антигитлеровской коалиции начали массово вывешиваться в окнах и на фасадах зданий, часто вместо сорванных штандартов Третьего рейха. Около десяти утра появились «совершенно точные» известия о появлении американских танков уже в пражском пригороде Рудна.

Чешские жандармы, полицейские и даже малочисленные военнослужащие протекторатных правительственных войск?[54]54
  Большая часть и без того немногочисленного чешского «правительственного войска» из-за отсутствия доверия немецких властей была отослана в Северную Италию, где весной 1945 года чехи несли караульную службу или, разоруженные, работали на строительстве оборонительных сооружений. Данный факт в принципе нарушал изначально установленное при создании собственных «правительственных войск» Протектората правило, запрещающее использование личного состава этих частей за пределами страны.


[Закрыть]
начали появляться на улицах при оружии и с трехцветными красно-сине-белыми ленточками в цветах чехословацкого национального флага на униформах. Сеть полицейских участков и казарм жандармерии на момент начала восстания были единственной организованной силой, имеющей хорошую взаимную связь, вооружение (хоть и только легкое – в подавляющем большинстве пистолеты и карабины) и централизованное командование. По всему городу уже массово срывались немецкие надписи и государственные символы Третьего рейха. В центре Праги стихийно организовалось несколько колонн демонстрантов, не имевших явной цели и направления движения, начались первые попытки обезоруживания попадавшихся на пути толпы одиноких немецких военнослужащих или просто нападения на гражданских лиц, говоривших по-немецки. К одиннадцати часам утра все эти группы были полностью разогнаны немецкой полицией порядка, в центре города снова стало относительно спокойно. Тем не менее внутри зданий, в учреждениях и на предприятиях постепенно проходил активный захват власти чешскими сотрудниками, началась «охота» на немцев и коллаборантов. Некоторых просто отстраняли от дел или подвергали «гражданскому аресту», некоторых избивали, начались и первые убийства.

В 11.45 к зданию Пражского радиовещания прибыла группа усиленной охраны в составе взвода Ваффен-СС на велосипедах.

В это же время германская полиция порядка начала чистить от разгулявшихся стихийных демонстраций Вацлавскую площадь и прилегающие улицы. При этом были использованы дымовые гранаты, а также зазвучали первые выстрелы, хотя пока только в воздух.

Далее снова свидетельство Богумила К.:

«…пятого мая в полдень обедаем и слушаем радио. Вдруг прямо из приемника раздается отчаянный крик: «Алло!.. Алло!.. Вызываем полицию, жандармерию, правительственные войска на помощь Чешскому радио!.. Эсэсовцы нас тут убивают!..»


Прага 5 мая 1945. Веловзвод Ваффен-СС с полной боевой выкладкой и в полевой форме проходит у здания Государственного музея.


Несмотря на то что в действительности текст данного радиообращения к народу и был несколько иным, чем его запомнил тогда четырнадцатилетний мальчишка, ощущения и атмосферу дня его воспоминания передают достаточно отчетливо.

Именно с этого момента в Праге уже действительно начались вооруженные столкновения, а именно эта самая радиопередача, услышанная одновременно во всем городе, а также за его пределами, и послужила последним толчком к этому.

8. Расстановка сил

Перед началом абсолютно каждой планируемой боевой операции прежде всего по доступным данным проводится предварительный анализ сил и возможностей участвующих сторон – как своих, так и противника, исходя из этого рассчитываются необходимые для проведения силы, возможные ответные действия со стороны противника, разрабатывается тактика и способ проведения операции, а также и калькулируются возможные потери и вообще рассматривается возможность и реальность проведения каких-либо действий и шансы на их успех или наоборот. Причем данное правило применяется всегда и независимо от масштаба или значительности планируемых действий, как при стратегической войсковой операции с участием тысяч и тысяч человек и всех имеющихся родов войск, как, например, немецкий план «Барбаросса» при нападении на СССР в июне 1941 года или успешное советское контрнаступление, начатое под Сталинградом зимой 1942 года, так и в самых малых боевых ситуациях типа захвата отдельной огневой точки противника силами четырех-пяти солдат или, к примеру, ликвидация вражеского танка втроем, вдвоем и даже в одиночку… И также не важно, если на планирование действий отведено время в измерении нескольких месяцев или всего пары минут – сопоставить свои силы с силами противника необходимо, без этого любая операция превращается в чистую авантюру – глупую игру во что-то типа «русской рулетки». Для того чтобы этого не происходило, применять это правило всегда должен каждый командир на своем месте от уровня сержантского состава до увенчанного полководческой славой и наградами маршала, и даже каждый разумный отдельный солдат, рассматривая свои личные действия в конкретной определенной ситуации. Правило это абсолютно непоколебимое, действует во всех вооруженных силах всех стран мира и не только, даже самые отсталые человеческие сообщества где-то в джунглях Амазонии или Центральной Африки, направляясь на охоту или выяснять отношения с соседним племенем, имеют определенный план действий и разработанную тактику, а в основе всего этого лежит то, на что именно охотятся или с какой силой на стороне племени противников рассчитывают встретиться в возможном конфликте.

Сразу же после окончания Пражского восстания в мае 1945 года на сцене появилось достаточно большое количество людей, бьющих себя кулаками в грудь и говорящих о том, что это были именно они, кто готовил и организовывал восстание, а затем и стоял у его руля во время победоносных боевых действий в столице Чехии. Глядя на сложившуюся в стране после окончания военных действий ситуацию вообще неудивительно, что в подавляющем своем большинстве данные граждане являлись прокоммунистическими и просоветскими деятелями так называемого чешского сопротивления. Хотя были среди них и военные, находившиеся в Протекторате или заброшенные из-за линии фронта с Запада, а также некоторые демократические представители, хотя и тех и других, после окончательного захвата власти в Чехословакии коммунистами в 1948 году, быстренько оболгали, развенчали и отправили в лучшем случае в полное забвение или эмиграцию, в худшем – в концлагеря. Небезынтересно, что там они вскоре встретились и со многими своими коммунистическими коллегами по восстанию, оказавшимися там же по причине их чрезмерной информированности, а также неугодности новому режиму вообще всей этой истории с так называемой «революцией 1945 года» в Праге. Хотя мемуары и воспоминания об организации восстания потом написали многие, самое широкое распространение как в СССР, так и в послевоенной Чехословакии, естественно, получила коммунистическая версия событий, хоть и в сильно «идеологически обработанном» состоянии. На Западе же официальные лица и просто сведущие люди тоже помалкивали, так как знали, что поводов для гордости во всем этом было мало…

Тем не менее сегодня можно с абсолютной уверенностью сказать, что если кто-то и где-то сообщает или сообщал о том, что это именно он готовил и организовывал Пражское восстание в мае 1945 года или был одним из участников данного процесса (подготовки и организации) – это все в действительности откровенная ложь. Единственной группой людей, о которых можно сказать что-то подобное, были как раз те, кто договаривался с генералом Буняченко в замке у деревни Сухомасты о поддержке Первой дивизией РОА сил повстанцев при возможном конфликте в городе, но мемуаров они не оставили и, к сожалению, даже их имен мы в действительности до сих пор не знаем.

Одним из неопровержимых доказательств того, что у нескольких возникших с самого начала беспорядков в Праге «штабов» восстания изначально не было и речи о каком-либо плане действий, не говоря уже о предварительной подготовке, является как раз тот факт, что никто из них не располагал даже самыми приблизительными данными о силах противника, то есть германского гарнизона, хотя бы в самом городе. Причем в данном конкретном случае этот предполагаемый противник ни от кого не прятался в бункерах и замаскированных траншеях, не закапывал танки в землю и не передвигался скрытно по ночам, днем пряча колонны войск и техники в густых лесах или глубоких горных ущельях – воинские части пражского немецкого гарнизона и полиции порядка располагались в казармах, по известным официальным адресам, не использовали никаких средств камуфляжа и регулярно открыто появлялись в городе. При малейшем желании, в процессе подготовки восстания, если бы таковой действительно имел место, членам чешского подполья не составляло бы абсолютно никакого труда за пару дней сосчитать и переписать в пражском гарнизоне всех до единого солдата, не говоря уже о том, что даже и этого в принципе не надо было бы делать, если заранее через протекторатные государственные службы, жандармерию или военных (с которыми у «повстанцев» были тесные отношения, и среди которых было много сочувствующих и даже участников «сопротивления») хоть кто-либо постарался бы получить подобные материалы, отнюдь не являвшиеся сверхсекретными. Но ничего подобного никто из главных «организаторов восстания» даже не попытался предпринять. Более того, чешские «штабы восстания» на самом деле также не имели даже в общих чертах представления о силах, на которые бы могли рассчитывать сами повстанцы, так как отсутствовал еще один важнейший элемент каждой командной организации – связь, да и сама организация как таковая.

Ни в одном из опубликованных от лица «вождей чешского сопротивления» эпических и «подробных» описаний хода восстания невозможно найти какие-либо более или менее связные и реальности отвечающие сообщения о совокупной силе противника. Нет этих документов и в материалах чешских архивов (!), связанных с событиями мая 1945 года в Праге, где содержится информация о деятельности управляющих органов Пражского восстания, ходе боевых столкновений и т. д. Никакой документации об анализе силы немецкого гарнизона к моменту начала восстания нельзя нигде найти потому, что ее на самом деле никогда и ни у кого из «вождей восстания» не было, ее просто не существует в природе. Первые попытки хоть как-то провести реальное сопоставление сил двух сторон в ходе Пражских событий весны 1945 года были начаты в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века (!), и главным образом на основе сохранившихся немецких записей.

Нижеприведенный список воинских частей в Праге, согласно исходной немецкой документации из немецкого архива, является действительным по состоянию на 10 апреля 1945 года. По вполне понятным причинам точных данных на май 1945 года найти уже практически невозможно. Тем не менее исходя из того факта, что подавляющее большинство перечисленных частей германского пражского гарнизона являлись тыловыми с постоянной дислокацией, можно предположить достаточную актуальность этого списка и в отношении времени начала восстания примерно через месяц, то есть к 5 мая 1945 года.


Схема – разделение Праги на «крепостные секторы» обороны в соответствии с немецким планом.


В соответствии с немецкими данными чешская столица для принципиально возможной обороны была разделена на три военных сектора (см. схему ниже), каждый их которых имел собственное командование и воинские части в подчинении. Так как все крупные населенные пункты, по личному приказанию фюрера Адольфа Гитлера и Генерального штаба сухопутных войск Германии, должны были в это время быть превращены в так называемые «крепости» (нем. Festung), все три обозначенные части Праги получили названия «крепостных секторов» со своими «крепостными» штабами. Хотя в действительности, конкретно в случае Праги, дальше этих громких названий дело с оборонительной точки зрения никак и никуда не продвинулось. Как уже было сказано ранее, местные власти и даже местное командование германских вооруженных сил скорее склонялись к решению объявить столицу Протектората Богемия и Моравия то ли «открытым», то ли «лазаретным»[55]55
  В отличие от международно принятого понятия «открытого города», каковыми ради их спасения были объявлены, например, Париж и Рим, как такового термина «лазаретного города» в практике не существовало, Карл-Герман Франк и остальные скорее пытались таким образом не навлекать на себя гнев вышестоящего руководства рейха и особенно самого Гитлера, который непреклонно настаивал на обороне каждого города до последней капли крови.


[Закрыть]
городом и по возможности избежать таким образом боевых действий внутри самой Праги, а главное, в ее историческом центре[56]56
  Во времена «развитого социализма» да и после него нередко публиковалась информация о том, что немцы при отступлении якобы Прагу собирались уничтожить – взорвать весь центр города или что-то типа того, но, кроме постоянно цитируемых в данном случае последних болезненных речей самого фюрера и горстки его приближенных в Берлине, никаких более материальных доказательств данного факта нет, и никаких хотя бы отдаленно напоминающих исполнение этого плана подготовительных работ в Праге никогда не производилось. Возможно, единственным исключением являлся план возможной инициации взрывателей для подрыва пражских мостов, при боях в городе, с помощью телефонных линий. Определенная техническая подготовка таковых линий даже была сделана, хотя ни взрыватели, ни взрывчатка, ни сами провода к данным линиям установлены так и не были. Все осталось только на бумаге. Весь в действительности нанесенный городу в годы Второй мировой войны ущерб получился вследствие нескольких авианалетов западных союзников на пражские предприятия и спонтанно начавшегося чешского восстания.


[Закрыть]
.

Список частей Пражского гарнизона германских вооруженных сил на 10 апреля 1945 года:

Крепостной сектор А

1) Крепостной оборонный штаб № 8 (Fest.Abschn.Stab 8)

2) Штаб 46-го резервного гренадерского[57]57
  В данном случае по немецкой аббревиатуре того времени гордому названию гренадерских (нем. – grenadieren) воинских частей более всего в русском языке отвечает современное понятие мотострелковые, то есть это были в большинстве своем обычные пехотные части. Действительно моторизованными и более сильно вооруженными являлись части panzergrenadieren — то есть в прямом переводе с немецкого «мотопехота на броне», именно они чаще всего и входили в состав элитных дивизий Ваффен-СС и регулярных германских вооруженных сил – Вермахта.


[Закрыть]
полка (Stab/Gren.Ers.Rgt. 46)

3) 260-й резервный гренадерский батальон (Gren.Ers.Btl. 260)

4) Резервный полк полевой жандармерии (Feld-Gend.Ers.Rgt.)

5) Резервный отдел полевой жандармерии (Feld-Gend.Ers.Abt.)

6) Линейный охранный отдел Вермахта (Wehrm. – Streifen-Abt.)

7) Батальон службы безопасности «Прага-2» (Sich.Btl. Prag 2)

8) 2-й резервно-тренировочный батальон мотопехоты СС (panzergrenadieren) (SS-Pz.Gren.A.u.E.Btl. 2)

9) 20-й полицейский полк СС (не в полном составе) (SS-Pol.Rgt. 20)

10) Резервно-тренировочный артиллерийский полк СС (SS-Art.A.u.E.Rgt.)

11) Аэродромное командование аэропорта «Рузине» A-17 со всеми относящимися вспомогательными частями и службами в рамках Люфтваффе[58]58
  Немецкие ВВС.


[Закрыть]
(Fl.H.Kdtr.A 17/XVII)

12) Аэродромная команда (Flugplatzkommando) дислоцирована в нас. пункте Клецаны

13) 15-я рота полевой жандармерии (Feld-Gend.Kp. 15) дислоцирована в нас. пункте Верхние Хабры

14) Специальная рота Люфтшутц-ПВО 5/VII (LS-Kp.z.b.V. 5/VIII) (дислоцирована в нас. пункте Либезнице[59]59
  Все данные небольшие населенные пункты хоть и официально не являлись частью города Прага, но находились непосредственно у границ города и являлись частью так называемой «Большой Праги».


[Закрыть]

15) 8-й отдел связи Люфтваффе (Lg.Nachr.Abt. 8)

16) Технический склад танковых войск № 870 с охраной (Pz.Armee-geratepark 670)


Крепостной сектор В

Крепостной полковой штаб № 50 (Fest.Rgts-Stab 50)

1) Отдел железнодорожной охраны и станционного обеспечения (Bhf.Wach-u.Betr.Abt.)

2) 5-й полк СА Фельдхернхалле[60]60
  SA Standarte Feldhernhalle – данная часть изначально являлась одним из партийных охранных отрядов СА-Штурмабтайлунг, потом имя было присвоено пехотной, а после и танковой дивизии в составе Вермахта, среди личного состава находилось много добровольцев из числа членов СА. В апреле 1945 года в Праге мог находиться стрелковый полк дивизии Фельдхернхалле. Хотя в СА «штандарт» с личным составом около 500 человек соответствует по численности скорее армейскому батальону. Судя по описаниям очевидцев-чехов в различных источниках, подавляющую часть личного состава этой части в Праге составляли очень молодые люди – «нацистские фанатики», но одеты были не в классическую коричневую форму СА, а в камуфляж, из чего можно сделать вывод, что часть, возможно, находясь в Праге, выполняла функцию учебно-тренировочной и резервной для пополнения полевых соединений.


[Закрыть]
(V./SA-Standarte „Feldhernhalle“)

3) 273-й резервный батальон артиллерии ПВО Вермахта (H. Flak-Ers.Btl. 273)

4) Аэродромное командование аэропорта «Кбели» A-16 со всеми относящимися вспомогательными частями и службами в рамках ВВС (Fl.H.Kdtr.A 16/XVI)

5) 11-я рота резервно-тренировочного артиллерийского полка СС (11-/SS-Art.u.E.Rgt.)

6) 3-я рота механизированного транспортного отдела Вермахта № 790 (3./Kr.Trsp.Abt. (mot.) 790)

7) Авторемонтные мастерские Вермахта № Н-II (Zgkw.Inst.Dienst H Werk II) в Праге-Высочанах

8) 7-я рота линейного полка безопасности Люфтваффе «Рейх» (7./Ln.Flugsich.Rgt. Reich) дислоцирована в нас. пункте Дольни Почернице


Крепостной сектор С

1) Крепостной полковой штаб № 51 (Fest.Rgts-Stab 51)

2) 403-й охранный батальон (Lds.Schtz.Btl. 403)

3) Учебно-тренировочная рота военных переводчиков (Dolm.Lehr.u.Ausb.Kp.)

4) Транспортный охранный отдел сопровождения (Trsp.Begleitkommando)

5) Рота обслуживания военных складов Прага (Heim.Verw.Kp./EVM Prag)

6) Рота оружейного отдела Прага (Heim.Fz.Kp./H.Za. Prag)

7) 2-й охранный батальон Ваффен-СС (SS-Wach.Btl. 2)

8) 3-й батальон 20-го полицейского полка СС (III./SS-Pol.Rgt. 20)

9) 46-я резервная рота связи Вермахта (Inf.Nachr.Ers.Kp. 46)

10) Части 8-го отдела связи Люфтваффе (Lg.nachr.Abt. 8)

11) Служебное отделение полевой почты № 504 (F. P. Leitstelle 504)

12) 3-й Инженерно-строительный резервно-тренировочный батальон (Bau-Pi.Ers.u.Ausb.Btl 3)

13) 44-й отдел снабжения твердым топливом (Tankholzkommando 44)

14) 746-я транспортная колонна (Fuhrkolonne 746)

15) 576-й командный пункт частей тылового обеспечения Вермахта (Kdr.d.A.Nachsch.Tr. 576)

16) 626-я моторизованная рота тылового обеспечения (Nachsch.Kp. (mot.) 626)

17) 576-й авторемонтный взвод (Kw.Werkst.Zg. 576)

18) 5-й и 6-й взводы 989-го автотранспортного отдела Вермахта (5.–6./Kw.Trsp.Abt. 989)

19) 422-й авторемонтный взвод (Kfz.Inst.Zg. 422)


Резерв командования оборонного округа Прага

1) офицерская школа Ваффен-СС (SS-Junkerschule)

2) 28-й годовой выпуск „B“ военно-медицинской академии (28.Jhrg.B der Milit.Arztlichen Akademie)

3) Офицерский санитарный отдел (San.Offz.Erg.Abt.)

4) Военно-медицинская академия Люфтваффе (Arztl. Akademie der Lw.)

5) 25-я офицерская санитарная учебная рота (Kr.San.Offz.Nachw.Kp. 25)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9