Алексей Передельский.

Физическая культура и спорт в отражении философских и социологических наук. Социология спорта



скачать книгу бесплатно

Лекция 2. История возникновения и развития социально-гуманитарного знания и его оформление в научной философии марксизма

История и философия науки вполне представимы как синтез социальной философии и философии истории.

С точки зрения социальной философии наука представляет собой некую форму духовного производства, наряду с религией или искусством.

С позиции философии истории наука имеет веские основания рассматриваться как один из важнейших интегративных факторов Новой и Новейшей истории человечества.

При решении проблемы взаимовлияния естественнонаучного и социально-гуманитарного научного блоков друг на друга следует учитывать, что мировоззренческие постулаты, возникнув и утвердившись в общественном сознании в качестве реальных фактов духовного производства, ничем не хуже фактов научных открытий в области естествознания. Те и другие имеют как естественнонаучное, так и социально-гуманитарное значение, выступая интегративным фактором современной истории (см. табл. 8).

Таблица 8
Совокупность научных дисциплин, связанных с философской антропологией и социальной философией
Продолжение табл. 8
Окончание табл. 8

Приложение к таблице:

– психология и социальная психология стоят несколько обособленно от наук, базирующихся на философской антропологии и социальной философии. Скорее всего, это объясняется их переходным характером, промежуточным положением между социально-гуманитарными науками и такими естественными науками, как физика, химия, биология, физиология;

– для всех вышеперечисленных научных дисциплин историческая наука выступает фактической основой, фактологической базой, общим полем анализа.

Таблица 9
Развитие научных социально-гуманитарных представлений
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл.
9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Продолжение табл. 9
Окончание табл. 9
Лекция 3. Эволюция социально-гуманитарного знания в контексте возникновения и развития идеологии либерализма
Таблица 10
Краткая история либеральных идей
Продолжение табл. 10
Продолжение табл. 10
Окончание табл. 10
Таблица 11
Либеральные идеи в экономической науке
Продолжение табл. 11
Продолжение табл. 11
Продолжение табл. 11
Окончание табл. 11
Таблица 12
Либерализм и политология
Продолжение табл. 12
Окончание табл. 12
Таблица 13
Либерализм и история социологии
Продолжение табл. 13
Продолжение табл. 13
Продолжение табл. 13
Окончание табл. 13
Лекция 4. Немарксистская философия науки: позитивизм и социология – два направления развития однокоренной методологии

Существует традиционная и весьма фундаментальная точка зрения о возникновении еще в древности и последующем (где-то параллельном и где-то взаимосвязанном) развитии двух глобальных философских программ: натуралистической и антинатуралистической. В соответствии с логическими основаниями позитивизм следовало бы отнести большей частью к первой, а социологию – ко второй. Но соответствует ли такое соотнесение реальному развитию данных областей знания и методологии?

С другой стороны, в научной литературе часто можно встретить еще одну весьма влиятельную концепцию, утверждающую, что в древности преобладал качественный подход к приобретению и оценке знания; эпоха Возрождения, послужив своеобразным водоразделом, заложила фундаментальные основания для развития количественного подхода, окончательно утвердившегося в Новое время (XVII в.) и вновь начавшего уступать первенство качественному подходу лишь в XX в. Мы не станем возражать против того, что указанный подход имеет развернутое обоснование. Однако открытым остается вопрос о качественном или количественном характере возникновения и развития позитивистского и социологического направлений.

При ответе на позиционируемый вопрос мы как можно дальше дистанцировались бы от любого максимализма и абсолютизма. Наш постулат следующий: позитивизм и социология изначально возникают в рамках антинатуралистической программы и в контексте качественного подхода. Но они сразу же (когда прямо, когда косвенно) заявляют о своей претензии на диаметрально противоположное соотношение (солидаризируясь с натуралистической программой и количественным подходом). Претензию эту они реализуют неравноценно. Социологии за два века своего развития действительно удается разработать исчерпывающе полную методологию научно-исследовательской программы и методику ее конкретного воплощения в практической деятельности. Что до позитивизма, то его постигает явная неудача в данном начинании, но зато на его обломках и расцветает постпозитивизм (философия науки), формально противопоставляющий себя позитивизму, а на деле воплощающий в жизнь несбывшиеся замыслы последнего. Чтобы понять, как этот процесс осуществился, следует детально рассмотреть историю становления позитивизма и социологии.

С 80-х годов XX в. социология и философия науки (постпозитивизм) в большей степени демонстрируют качественно-количественный подход с элементами и натуралистической и антинатуралистической программы. Точнее можно выразиться так: современная социология и современная философия науки ориентированы на количественную интерпретацию классических качественных теоретических образований, на натуралистическое «прочтение» антинатуралистической линии в развитии наук.

Таблица 14
Немарксистская философия науки
Продолжение табл. 14
Продолжение табл. 14
Продолжение табл. 14
Продолжение табл. 14
Окончание табл. 14
Модуль 3. Спорт – феномен социальной культуры и цивилизации
Лекция 1. Социально-философская концепция спорта

Исследование спорта в фокусе основных проблем, конституирующих предмет социальной философии, может быть очень широким и разнообразным, соотносимым с многоуровневой организацией самого философского знания. Даже «в первом приближении» потенциальный спектр направлений социально-философского исследования спорта представляется принципиально более разноплановым, чем, к примеру, анализ спортивно-соревновательной деятельности как субстанциональной основы образа жизни и культурного общения основных агентов спортивного процесса и формирующихся на его основе специфических социальных отношений.

Избрание онтологической линии заставляет взглянуть на спорт как на сложный развивающийся онтологический объект, реально существующую подсистемную часть социальной реальности в единстве ее статических и динамических характеристик. Совершенно очевидно, что при таком подходе предметообразующим проблемным полем социальной философии спорта выступает сущность и существование данной сферы социальной реальности. Сферы, где социальное всеобщее находит свое все более полное и завершенное, хотя и специфическое проявление. Где упомянутая специфика отношений и деятельности выражается в законах и закономерностях организации, процессуального развертывания поливидовой, многоуровневой, разнополюсной спортивной культуры, начиная от ее предполагаемого возникновения в антропосоциогенезе, в древнейшей и древней истории человечества, и до ее современного цивилизационного бытия.

Между тем, если рассматривать спорт не как локальную или региональную культуру, а как набирающее общественно-политическую силу и вес глобальное культурно-цивилизационное образование, то следует вспомнить об относительно небольшой (около двух веков) продолжительности существования современного спорта. Этой оговорки вполне достаточно, чтобы понять причины до сих пор доминирующей эмпиричности и описательности большинства научных исследований спорта.

Однако мы знаем немало случаев, когда нечто, на эмпирическом уровне кажущееся сущностно-содержательным, на уровне теоретического анализа оказывается лишь феноменально-формальным. Поэтому, «ставя во главу угла» возможность социально-философского рассмотрения сущности и существования спорта, пристало рассуждать о необходимости его научно-философского теоретического анализа. В основе подобного исследования соответственно должна размещаться сумма, последовательность взаимоувязанных тезисов, выносимая на защиту концептуальная конструкция, которая в нашем случае имеет следующий вид.

1. Большинство существующих определений, а следовательно, и концепций спорта, построены на эмпирической базе. В силу этого они формально-описательны, т. е. на относительно поверхностном уровне фиксируют лишь форму, общую для всех (или огромного большинства) организуемых и проводимых спортивных мероприятий. При этом в стороне остается анализ сущности спорта, хотя определенные прорывы к истинному знанию о сокровенном (внутреннем, имманентном), разумеется, имеют место и на эмпирическом уровне.

Другой вопрос – насколько полно и глубоко эти прорывы реализуются, что без теоретического конструирования, как нам известно, обеспечить невозможно. В свете сказанного спортивное соревнование не может при теоретическом рассмотрении позиционироваться в качестве сущностной (тем более, системообразующей) характеристики спорта, хотя и выступает в эмпирических исследованиях атрибутивным, неотъемлемым признаком, главной целью, результатом и одновременно отправной точкой всей спортивно-тренировочной подготовки и учебно-образовательной спортивной деятельности.

2. Истинная (глубинная, достоверно определенная) сущность спорта заключается в его социальной природе и в специфически проявляемой социальной всеобщности, что представлено как единство борющихся между собой разновидностей комплексных религиозно-светских обрядов и ритуалов (традиций) в контексте их политического продвижения и позиционирования. Причем приходится констатировать, что в ходе исторического развития данное диалектическое единство агонально-спортивных традиций претерпело несколько качественных изменений, связанных с частичной диффузией и вызванной этим процессом взаимной подменой греческой и римской, языческой и христианской, западной и восточной, культурной и цивилизационной – составляющих спорта.

3. Спорт в своей древнейшей и древней ипостасях как развивающаяся поликультурная (сперва локальная, затем региональная) социально-институциональная модель, изначально не был ни первопричинной (субстанциальной), ни самодостаточной формой.

Скорее можно сказать, что он формально и содержательно подпитывался, религиозно и политически оформлялся, базируясь на более древней и более широкой (общей) культурной подоснове. Такой антропосоциогенетической подосновой для спорта могла служить культура единоборств. Все первоначальные гимнастические, атлетические виды греческих игр – агонов, римских спортивных состязаний выступали целостными или фрагментарными, простыми или сложными, однородными или комплексными, личными или командными разновидностями единоборческой деятельности. В дальнейшем связь спорта с единоборствами сохранилась. Интересно, что такая ситуация во многом наблюдалась и в последующие эпохи.

Ядром спорта становились известные гимнастические и мировые системы, создаваемые в сфере физического воспитания. Например, средневековую игру «в суль» (прообраз современного футбола) есть веские основания рассматривать как систему упражнений по «боевому слаживанию» команд-отрядов городских цехов с целью оказания отпора бродячим отрядам рыцарей, сборщикам налогов, в том числе и выступавшим от лица высшей светской и религиозной власти. Вот обстоятельство, послужившее истиной причиной неоднократного отлучения сообщества игроков «в суль» от Церкви и объявления их вне закона.

4. В Новой и Новейшей истории ситуация взаимоотношений между спортом и единоборствами, спортом и физическим воспитанием изменилась коренным образом. Получив импульс глобального развития и связанную с таким развитием относительную самодостаточность, современный спорт (уже в свою очередь) выступает для единоборств и для физического воспитания фундаментальной сферой, областью адаптации, встраивания, приобщения к социокультурной, цивилизационной тотальности. Механизмом такого приобщения (адаптации) можно рассматривать: локально – спортогенез определенных этно-национальных единоборческих культур; а глобально – последовательную спортизацию всей объединенной единоборческой культуры в целом. Физическое воспитание в современных условиях вообще имеет тенденцию растворения в спорте.

5. Однако существует (все больше усиливается) и обратная тенденция: в ряде видов спорта формируются направления внеспортивного единоборства и физического воспитания, сознательно выходящие за рамки спорта, ищущие иные неспортивные формы состязательности. Такая тенденция характерна для служебно-прикладного единоборства, силовых, сложно-координационных, игровых, экстремальных, гуманизированных, адаптированных к фитнесу видов, дисциплин, программ и проектов.

6. Теоретически исследуя сущность и существование спорта, необходимо учитывать, как минимум, два аспекта:

– степень, полноту, своеобразие воплощения в спорте изменяющегося социального всеобщего, направляющего культурно-цивилизационное развитие спорта как социального института;

– диалектику взаимодействия культуры спорта, культуры физического воспитания и культуры единоборств, приносящих в спорт не только свои направления и виды, но и сам дух, образ, философию личности, вступившей на путь бескомпромиссного достижения, преодоления, развития и социального служения.

Впрочем, философия единоборств и воинских искусств – это уже тема, выходящая за рамки предметного рассмотрения данного учебника.

7. Спорт с древних времен и до наших дней по своей внутренней социокультурной сущности, скрытой и недоступной на уровне эмпирического анализа, а во многом и по своему содержанию выступает религиозно-светским политическим оформлением, трансформацией, культурно-цивилизационным замещением культуры физического воспитания и культуры единоборств.

Лекция 2. Спорт как объект социологической научно-исследовательской программы

Типовая научная программа социального (в частности, социологического) исследования обычно содержит две части: теоретико-методологическую и эмпирико-методическую. В первой части (помимо определения цели, объекта, предмета, гипотезы (гипотез), задач и методов исследования) присутствует пункт под названием «логика анализа основных понятий». Объединяя в себе логические операции определения и деления понятий, на формально-логическом уровне задавая процедуры следования истинности суждений и построения умозаключений, предварительно намечая контуры доказательных операций подтверждения и опровержения выдвигаемых тезисов, «логика анализа основных понятий» неизбежно и закономерно расширяет рамки чисто научного исследования. Фундаментальное использование философской дисциплины «логика» превращает исследование научно-философское уже на первых этапах его программного обеспечения.

Правда, формат научно-философского (или любого другого) исследования задается еще раньше уже постановкой исследовательской цели, определением объекта и предмета анализа. Например, цель рассмотрения спорта в качестве специфического, репрезентативного к социальной системе подсистемного образования, в котором особым образом преломляются общесистемные признаки и принципы, заставляет взглянуть на спорт с точки зрения философски постигаемого всеобщего. Для научной философии спорт становится интересным не сам по себе, а в сопровождающем его социальном контексте, с позиции исследования того общего и исторически конкретного социального, которое воплощено в спорте как онтологическом объекте, задавая вектор его бытия – существования.

При подобном подходе спорт как объект анализа представляет собой единство общего и особенного, содержащееся в отдельном. В свою очередь, выделяя предметную грань научно-философского анализа спорта, целесообразно рассмотреть его сквозь призму двух предельно общих, соотносимых между собой категорий, содержащих глобальную характеристику социального. Речь идет о категориях социальной культуры и цивилизации. Так предметом научно-философского исследования спорта как онтологического объекта становится спорт как элемент социальной культуры и цивилизации.

Определив (заложив) глубину исследования, было бы ошибкой упустить из внимания фактор его широты. Иными словами, следует озаботиться тем, а что же считать спортом, что именно вводить под термином «спорт», как говориться, «по определению». При самом общем, предварительном, поверхностном взгляде на историческую традицию становления спорта и на его современное состояние все его виды (за исключением, пожалуй, интеллектуальных игр) можно отнести к разновидностям телесно-двигательных практик. Тогда, выводя видовое понятие спорта из родового термина телесно-двигательных практик, логично и целесообразно было бы сравнить спорт с неспортивными областями, объемами телесно-двигательной активности.

В современных условиях на феноменальном уровне (на уровне явления) совершенно отчетливо фиксируются следующие неспортивные (или внеспортивные) разновидности телесно-двигательных практик:

– физическое воспитание;

– физическая культура;

– «жесткие» (экстремальные) виды;

– «мягкие» (гуманистические) виды;

– фитнес.

Физическое воспитание – область телесно-двигательной активности, традиционно ориентированная на подготовку контингента к военной деятельности или к такой трудовой практике, которая прямо или косвенно связана с различными проявлениями военно-политической деятельности (освободительной, революционной, колонизаторской, полицейской, террористической, религиозно-сектантской и прочее).

Физическая культура – учебно-образовательные программы (курсы) общегражданской, комплексной и усредненной телесно-двигательной подготовки.

«Жесткие» (экстремальные) виды телесно-двигательной активности ориентированы на экстремально-прикладные (воздушные, горные, подводные, наводные и наземные) виды элитных психофизических досуговых развлечений с высокой долей риска, опасности для жизни.

«Мягкие» (гуманистические) виды телесно-двигательной активности адаптированы под психофизический и интеллектуально-духовный досуг и рекреацию слабо или никак не подготовленного в физическом смысле контингента, а также лиц с ограниченными физическими возможностями.

Фитнес – коммерческие программы (курсы) телесно-двигательного досуга и рекреации, в основном приспособленные к потребностям и возможностям «среднего» класса.

Спорт в контексте данных феноменальных определений и также на уровне явления представляет собой комплекс жестко регламентированных видов, подлежащих системному судейству и ориентированных на высшие достижения соревновательной телесно-двигательной практики, выступающей апофеозом установленных циклов регулярных тренировочных занятий.

Таким образом, определив цель, объект и предмет исследования, можно приступить к следующему этапу разработки теоретико-методологической части научно-исследовательской программы, то есть к этапу формулировки гипотезы исследования.

Следует отметить, что место гипотезы в научно-исследовательских программах различных видов варьируется, не имеет четко установленной локализации. Иногда гипотеза формулируется сразу после определения проблемной ситуации и постановки проблемы, непосредственно перед целью исследования. Иногда гипотезу помещают, наоборот, после цели, как бы подчеркивая, что поставленную цель гипотетически достичь, возможно. Иногда выводят несколько гипотез, связывая каждую из них с соответствующей исследовательской задачей. В любом случае обоснование конкретного места гипотезы всегда так или иначе находится или постфактум разрабатывается, исходя из принципа, конвенционально принятого той или иной научной ассоциацией, тем или иным сообществом ученых. Какой из возможных вариантов целесообразней выбрать в нашем случае?

Размещать гипотезу перед целью самого общего социального феномена в принципе глупо и неоправданно. Что здесь можно предполагать и доказывать? Что спорт выступает детищем социальной культуры и цивилизации? Это ясно и без особых доказательств, иначе ни о каком широком распространении, социальном укоренении спорта речь бы ни шла. Сформулировать гипотезу после определения цели, детализируя последнюю, было бы несколько более продуктивно, но также не вполне оправданно. С одной стороны, можно было бы предположить, что спорт будучи порожден социальной культурой, является одновременно и механизмом ее перерождения в цивилизацию. Но с другой стороны, без предварительного понятийного анализа подобное предположение нельзя было бы считать ни научным, ни обоснованным. Таким образом, желание представить содержательную, а не чисто формальную гипотезу, заставляет нас:

– во-первых, не ограничиваться заранее лишь одной гипотезой, а предположить возможность наличия и двух и большего числа гипотез;

– во-вторых, формулировать их только после проведения операции развертки «логики анализа основных понятий», то есть уже обладая концептуальным пониманием, общим представлением поэтапного достижения исследовательской цели.

При указанном подходе и задачи исследования будут ставиться не формально, а содержательно, но при этом и в полном согласии с логическим каркасом концептуального наброска.

Рассмотрим, как работает (осуществляется) операция «логика анализа основных понятий» применительно к предмету исследования «спорт – элемент социальной культуры и цивилизации». Формулировка указанного предмета содержит определяемое понятие «спорт» и определяющие понятия «элемент», «социальная культура», «цивилизация». Логика анализа перечисленных понятий предписывает выполнить две последовательные логические процедуры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное