Алексей Переяславцев.

Попытка контакта



скачать книгу бесплатно

То же самое было уже проделано с предыдущим образцом. Разумеется, «пятно» тут же затёрли.

Третья попытка дала большой кусок почти сухой глины, но на одной стороне росли жёлтые полузасохшие травинки. И снова индикатор негополя не сработал.

– Маэроподобный мир, – пробормотал Тифор. – Интересно, а такая трава у нас есть?

– Могу разузнать через факультет целителей. Имею там очень хорошее знакомство. Декан меня давно знает. – Это было правдой. Госпожа декан Ирина-ма хорошо и давно знала как самого Сарата, так и его супругу, бывшую наставницу глубокочтимой.

Вердикт специалистки был однозначен:

– Очень похоже на встречающийся у нас злак, именуемый пырей. – За этой фразой последовал взгляд, наполненный стервозной подозрительностью (не иначе, от Моаны научилась), и слова: – Надеюсь, после вы мне всё расскажете? – Вопрос был риторическим.

Оба исследователя сошлись во мнении, что планета маэроподобная, пригодная для жизни, а негополе само по себе отсутствует.

Кроме того, кандидат в академики уведомил младшего коллегу, что с алмазами ситуация далеко не так радужна, как можно было бы предположить. В наличии было лишь девять алмазов, подходящих для открытия и защиты портала диаметром от фута до трёх[1]1
  Один маэрский фут состоит из 10 маэрских дюймов и равен 8 земным сантиметрам.


[Закрыть]
, что по-любому мало для человека. Алмазы большего размера достать было можно, но лишь под солидное обоснование.

Но относительно дальнейших действий мнения разошлись. Тифор предлагал отправиться самому в мир «Т», открыть портал и посмотреть, «что там внутри». Или обнюхать.

Научный руководитель решительно возразил против этой идеи, указав (справедливо), что сам по себе портал в мир «Т» размером с человека потребует очень приличного алмаза, а открытие одного большого портала наряду с маленьким – нетривиальная задача, которую даже не рассматривали. Куда проще открыть небольшой портал и протолкнуть туда клетку с подопытным животным, выждать с минуту, а потом вытянуть её обратно.

Магистр задумался, но затем предложил:

– Можно норку. А после считать её память, тогда узнаем, что она видела и слышала.

– Я против опытов на норках!

Надобно заметить, что уже с давних пор высокопочтенный питал некоторую слабость к этим животным. В одном доме у него жил классический серый экземпляр, в другом – красотка редкостного тёмно-коричневого окраса. Мышей они, правда, не ловили за отсутствием таковых, но пользовались искренней любовью хозяина.

– Тогда крысу приобрести.

Разумеется, организовать клетку вместе с животным предстояло младшему по рангу. Молодая крыска была куплена в университетском виварии за вполне скромную цену.

Зверюшка выглядела здоровой и охотно сгрызла предложенную морковку.

И тут оба учёных задумались об одном и том же. Вслух не прозвучало ни слова, но и тот и другой совершенно не рвались считывать память крысы. Во-первых, весь их опыт исчерпывался соответствующим университетским курсом; во-вторых, такая работа, предложенная преподавателем в качестве лабораторной, почиталась среди студентов за наказание.

– Мне совестно взваливать такое на жену, – откровенно объяснил кандидат в академики.

– А моя и вовсе не по этой специальности.

Воцарилась тишина. Не было слышно, как крутятся мысли, но они это делали.

– Помнится, Моана обещала мне магистра магии разума…

В тот же вечер госпоже академику напомнили об этом обещании. Ответ был логически безупречен:

– Да, обещала. И магистр будет. Но я ничего не говорила о том, как скоро будет.

Через неделю Моана представила нашим теоретикам свою подопечную – мага жизни и разума по имени Мариэла-руа. На вид этой молодой даме было около двадцати пяти, она была улыбчивой, вежливой и, по словам наставницы, весьма способной. Последнее было сформулировано так: «Каких-нибудь пять – семь лет – и защитит докторскую». В устах глубокочтимой это была высокая похвала.

По требованию Сарата Мариэле ничего не сказали о других мирах и порталах. Задача была поставлена строго локальная: вот крыса, над ней проводится эксперимент, надо считать память. Гонорар в пятьдесят сребреников Сарат собирался уплатить из собственного кошелька, оговорив, что если подопытное создание погибнет, то и весьма почтенная ничего не получит.

Портал открылся без затруднений. Простой телемагией клетку двинули в другой мир, выждали примерно десяток секунд и забрали. Минуту пребывания в чужом мире сочли слишком рискованным сроком.

Бедное животное было явно напугано. Минут пять маг разума потратила на то, чтобы успокоить зверюшку и снять стресс. Затем Сарат предложил не мешать работе, и оба теоретика удалились.

Через час весьма почтенная объявила, что готова огласить результаты.

– Мы вас внимательно слушаем.

– Кхм. Зрительные образы включают в себя море, горы вдали. Солнце невысоко над горизонтом: тени длинные. Делаю вывод: или восход, или закат. Воздух скорее холодный, чем тёплый; животное даже чуть мёрзло. Запахи не в счёт, разница в восприятии слишком велика, тут мне ловить нечего. И ещё звуки человеческой речи, но или говорили неразборчиво, или этот язык мне незнаком. Второе вернее.

– Что же запомнила крыска?

– Вот. – И госпожа Мариэла воспроизвела услышанное.

Тифор ничего не понял и высказал это вслух. Сарат помрачнел и заявил, что забирает крысу. Объяснений с его стороны не последовало. Вечером того же дня зверёк попал под пристальное внимание госпожи Моаны.

Глава 2

Вердикт Моаны был краток и однозначен:

– Этот мир представляет для нас интерес. – У госпожи академика были основания для уверенности: она не посчитала за труд лично просканировать память многострадальной зверюшки. – Говорили по-русски.

В своё время оба супруга изучили этот язык – разумеется, не школярскими методами, а с помощью магии разума. Для этого понадобились помощь и согласие признанного знатока русского языка – многоуважаемой Ханаты, падчерицы полковника Тарека. В детстве она училась понимать, говорить и даже читать на нём под руководством Професа. Позднее девушка, а потом и замужняя женщина сумела сделать необычную и вполне успешную карьеру: она зарабатывала переводами русских волшебных сказок, историй и даже стихов на маэрский. Всё это издавали и распродавали. Надо заметить, что её отношения с четой высокопоставленных магов остались тёплыми. В неофициальной обстановке те её звали детским именем Ната, а переводчица обращалась к ним не иначе, как «тётя Мана» и «дядя Сар».

Из того, что в чужом мире говорили по-русски, следовало, по меньшей мере, три вывода: во-первых, это родной мир Професа; во-вторых, там почти наверняка присутствуют негаторы – а это создавало возможности. Третьим выводом было отсутствие драконов. Создания, вся жизнь которых, начиная со способности к полёту, основывалась на магии… Нет, драконы не могли существовать в мире, где есть негаторы.


На совещании попросили присутствовать полковника Тарека. Причиной был не только его обширный опыт разведки, то есть действий на чужой территории с ограничениями как по людскому контингенту, так и по припасам. Этого достойного офицера, главнокомандующего вооружёнными силами Заокеании, очень давно и очень хорошо знали все заинтересованные лица. Он мог дать толковые советы по организационной части, подыскать компетентного охранника и эксперта по военным делам (и даже нескольких). Наконец, Тарек умел помалкивать на закрытые темы.

Введение в курс дела потребовало с полчаса. Засим пошли вопросы: Каков будет численный состав экспедиции? Кто уже предусмотрен? Ограничения по весу припасов? Как насчёт кристаллов?

На них подробно отвечали. Старший офицер слушал, кивал и спрашивал дальше. Наконец он сделал выводы:

– У вас нет никаких оснований полагать местное население дружественно настроенным.

– Но и ожидать враждебности нет причин, – парировал Сарат.

– Вот почему насчёт мага разума – поддерживаю. Ему легче наладить отношения. Ещё разведчик нужен, он же телохранитель. Уверен, Малах вцепится в такую возможность, очень уж беспокойная натура. Шило у него в… Короче, не сидится ему на месте. Впрочем, разведчик хороший. Опять же, прекрасный стрелок. Хорошо бы также моряка. По вашим данным, море рядом.

– Корабль сквозь портал не пропихнуть, – решительно отрубил Тифор.

Его наставник кивнул в знак согласия.

– Раз есть море, то, вполне вероятно, имеются корабли и моряки. А ещё я бы предложил дракона.

Возможно, полковник ожидал взрыва восхищения и аплодисментов. Но собеседники скорее ощущали некое потрясение. Моана первой пришла в себя:

– Обоснуйте, дорогой Тарек.

Никто не знал, почему Моана при всей давности знакомства предпочитала звать его на «вы». Для перехода на «ты» были основания. В неписаной табели о рангах глубокочтимая всегда стояла выше – ещё с тех времён, когда сам Тарек был отставным сержантом (правда, разжалованным из лейтенантов), а она уже состояла в звании доктора магии, и притом была не из последних по умениям и знаниям. Другие маги в подобной ситуации обращались к обычным людям исключительно на «ты». Тем не менее с её стороны всегда звучало уважительное «вы».

Бывший командир разведвзвода, а ныне командующий вооружёнными силами Заокеании обосновал своё мнение без колебаний:

– Дракон – это дополнительный маг. И с ним экспедиция получит воздушную разведку.

Кандидат в академики скептически покачал головой:

– Я, конечно, имею некоторое влияние среди драконов, но приказать им… Нет, тут только доброволец.

– И универсал.

– Пожалуй что так.

– А ещё я подключила бы Шахура. Превосходный расчётчик; не обижайтесь, Тифор, но в этом смысле он даже лучше вас. Ему, понятно, надо оставаться на Маэре. И в случае чего он организует спасательную экспедицию.

– Тогда его надо поставить в известность.

И в адрес доктора телемагии Шахур-иза полетела радиограмма с просьбой о встрече. Сам же Сарат вылетел в Сообщество драконов. Полковник взялся переговорить с лейтенантом Малахом.

Слова насчёт «некоторого влияния среди драконов» были точными. Именно некоторое, а вовсе не «большое» или «значительное». Вот почему свои усилия Сарат направил не на уговоры потенциальных участников экспедиции, а на то, чтобы найти таковых. И это оказалось не такой уж трудной задачей.

Драконы с момента установления связей их поселений с Северной Заокеанией очень прибавили в развитии. Возможно, именно этого контакта им не хватало. Дело оказалось даже не в прибавлении умений в магии – изменилось место высокообразованных магов в крылатом обществе. Достаточно указать, что количество студентов в новообразованном Парранском университете возросло от шести (в момент его основания) до пятидесяти восьми (в описываемое время). Несмотря на негласное сопротивление военной верхушки драконов, молодое поколение всё более проникалось исследовательским духом. Как результат: дракон (или дракона) со специализацией универсала стал считаться отличной партией для противоположного пола.

Как уже давно было доказано, драконы сходны с людьми не только по интеллектуальному уровню, но и по разнообразию психотипов. В частности, и среди крылатых попадаются фанатичные искатели приключений, их надо только выявить. Подзадачей было найти среди них того самого, у которого оказались бы необходимые качества: универсал, высокие способности к обучению, склонность к нестандартному мышлению. И такой отыскался: Таррот, сын Гаррина. По отзывам наставников, «увлекающаяся натура, с большими способностями и таким же самомнением». По собранным сведениям о драконе, он производил самое благоприятное впечатление. Самостоятельно изучил справочник по лекарственным средствам, ради чего освоил староимперский. Свободно говорил и писал на маэрском. Участник одной из экспедиций к Западным горам. Товарищами по экспедиции характеризовался исключительно положительно. Очень хорошо разбирался в кристаллах – впрочем, это как раз обычно для универсалов. Женат, трое дракончиков, все уже окончили школу. Один внук. Разумеется, Сарат, как руководитель экспедиции, пожелал лично переговорить с кандидатом.

Дракон оказался сравнительно невелик – по прикидке, фунтов на триста двадцать – с чешуёй цвета красной меди и красноватыми глазами. Сарату понравились вопросы: никакой щенячьей романтики, только по делу, хотя заинтересованность тоже присутствовала. В заключение дракон заявил:

– Три дня на размышление дадите?

– Идёт.

– Если я соглашусь, мне понадобится браслет.

Среди драконов браслеты с кристаллами было принято носить лишь в чрезвычайных ситуациях, а также в процессе обучения: с некоторых пор считалось неприличным иметь лишь одну магическую специальность.

Сарат кивнул:

– Мы, разумеется, предоставим и браслет, и все основные кристаллы. Но вам придётся освоить много нового материала.

На том собеседование и закончилось.

Пока потенциальный участник экспедиции взвешивал предложение, консультанты её и участники времени не теряли. И больше всего конструктивных идей пошло от полковника. Выразилось это в стопочке листов. По возвращении в Заокеанию эти записи, как и предполагалось, попали в руки высокопочтенному. Тот прочитал их и немедленно собрал совещание с Тифором и Тареком.

Естественно, у Сарата возникли вопросы.

– Тарек, старина, правильно я понял, что ты убедил Малаха?

Тот ухмыльнулся:

– Долго уговаривать не пришлось.

– Теперь: я изучил то, что ты подготовил. Ну, длительность открытого состояния портала увеличить – на это согласен. Размер чуть прибавим – и такое можно. А вот это зачем? – Палец ткнул в отчёркнутый параграф.

– Тамошняя местность на берегу моря. Вдруг понадобится плыть на корабле? Кто мешает приспособить наши движки?

– А если у них есть свои? Механические?

– А если их нет? Потом: что мы теряем? В самом худшем случае наши знания окажутся лишними.

– Ну, допустим… насчёт оружия поддерживаю… боеприпасы… Тренировки?

– Ну да. Вы, Тифор, в обращении с оружием, надо полагать, не очень-то?

– Как-то не было, знаете ли, случая.

– Стоп. Какой Тифор? Это я собирался туда лезть!

– Ну и дурень… – Подобное обращение было бы непозволительным ни для кого, кроме старого друга, а именно таким Тарек и был. – Потому что в случае чего ты лучше, чем кто бы то ни было, организуешь спасательную экспедицию. Ну, хорошо, вы с Шахуром.

– Ладно, это ещё обдумать надо… А почему связь с вопросительным знаком?

– А потому, что длительную связь с нашим миром, как понимаю, установить нельзя, этакого ни один кристалл не выдержит. Но для связи в заранее установленное время достаточно сравнительно небольшого алмаза, а не такого, чтобы портал в два ярда открывал. Письмо пропихнуть можно в совсем маленькую дырочку. – И офицер двумя пальцами показал сантиметров десять.

В спор влез Тифор:

– Сударь полковник, вы упомянули «заранее установленное время». А как соотносить то, которое здесь, и тамошнее?

Про себя Сарат отметил, что сформулирован вопрос был хуже некуда. Но всё же понятно, а главное, по делу.

– Чего тут думать: соотнести время восхода там и здесь по нашим часам. И время заката. Проверить, сколько часов проходит. Правда, не одно наблюдение потребуется, и вообще моряки с этой астрономией обращаются более умело.

– А ведь ты подал толковую идею, друг: включить в состав экспедиции моряка.

– Так ведь корабль невозможно… Или же понадобится алмаз большего размера.

– Судно тащить с собой не надо. Если там есть люди, говорящие по-русски, можно купить у них какой-никакой корабль. Переоборудовать при необходимости под наши движки.

– Один момент, ребята. Наблюдать, ты говоришь? А наблюдать, чтоб ты знал, должен человек. И ему для этого надо попасть в мир «Т». Отсюда следует…

Тифор понял мгновенно, Тарек – чуть погодя.

– Ну да, кристаллы… К тому же алмазы… А вот их размер, я так думаю…

– Никаких «я так думаю», – отрезал высокопочтенный, – а точный расчёт. Это на вас, Тифор. Вы предоставите данные, я их перепроверю, и на мне же прикидка, сколько нам понадобится.

– А у тебя есть на примете моряк?

– И да и нет. Мне почему-то думается, что капитан Риммер согласится… Заметил я в нём этакий авантюризм. Но по-любому надо говорить с Дофетом.

Отдать справедливость Тифору, он сэкономил порядочно времени, обратившись за помощью к особопочтенному Шахуру. Тот, не сходя с места, предложил не менее трёх способов ускорения расчётов. И уже через три дня результат оказался на бумаге: семимиллиметровый алмаз был достаточен, а десятимиллиметровый – с запасом. Таковые нашлись.

Ожидания оправдались: Риммер и вправду согласился, а за ним и Таррот. Магистр магии разума получила такое же предложение – и не нашла в себе силы отказаться. Всех понадобилось выучить говорить и писать по-русски – разумеется, с помощью магии разума. Малаха, который уже немного говорил, пришлось лишь подучить. Моряка сразу же подключили к астрономическим наблюдениям через полупортал – так его обозвал Тифор. Старое правило сработало: неточные и даже ошибочные названия почему-то легче приживаются. Дракону предстояло изучить приёмы незнакомых ему ранее видов магии. У этой расы универсалы, как правило, довольно недурно разбирались во всех видах стихийной магии, в почёте были также магия электричества и связи. Телемагия в счёт не шла: все драконы владели ею виртуозно. Другие же виды были намного менее развиты. Сам Малах принялся прикидывать, что из оружия надлежит захватить с собой.

В результате многократных наблюдений за звёздами оказалось, что время в двух мирах течёт одинаково. Из этого автоматически вытекало, что почтовую связь (по меньшей мере) наладить можно.

– Один раз открывать портал на восходе солнца, второй – на закате, чего тут думать, – горячился Тифор.

– Нет, по часам было бы лучше. А ну как всё небо в тучах?

– Так в самом худшем случае пропустим сеанс связи.

– Не просто связи. Этим способом можно пропихнуть кое-что нужное. Золото, к примеру. Или кристаллы.

– Так мы это берём с собой.

– А что, если не хватит?

Против обыкновения, Моана помалкивала. Сторонний наблюдатель мог бы сделать вывод, что женщина вовсе не слушает спорящих. Но Сарат слишком хорошо знал жену, чтобы так думать. И оказался прав.

– Вот что мне пришло на ум. Не сменить ли нам официальную цель экспедиции? Пусть ею будет, скажем, поиск Професа. Кстати, если вы его найдёте, то, возможно, уговорите побывать у нас. Если такое вообще возможно.

Молчание длилось долго. Почему-то предложение споров не вызвало. Однако Тарек всё же уточнил:

– Да, перед местными эту цель мы и озвучим. Но на самом деле… будем реалистами: для начала – разведка. Со своей стороны я сформулировал бы так: оценить ситуацию с военной точки зрения. Велики ли их силы? Дружественны ли нам местные? Надеюсь, Малах справится. Задача Риммера: оценить их флот по всем показателям – ну, тут он знает поболе моего. И возможность торговли, понятное дело.

– А я хочу узнать, каково у них состояние дел с магией. Есть ли вообще одарённые люди? Если да – как часто они встречаются? Сколько негаторов на тысячу человек населения? Что они знают о магии? И, уж коль на то пошло, знают ли они что-то о других мирах? О нашем, в частности?

– Весьма похвально, Тифор…

Магистр не скрыл, насколько он польщён такой оценкой глубокочтимой Моаны.

– …Но также я поставила бы задачу для своей ученицы: оценить уровень немагической медицины. Прикинуть, насколько она может быть дополнена магией жизни.

И сразу же началась непосредственная подготовка. С общего согласия командором стал Малах. Не будучи магом, он имел опыт командования, и это было сочтено самым важным фактором.

К сожалению, нашёлся лишь один алмаз, пригодный для портала с требуемыми характеристиками по размеру и длительности во времени. Это был превосходный по любым меркам бриллиант: примерно пятнадцать миллиметров в поперечнике, чистейшей воды и с не особо сложной, зато безукоризненно сделанной огранкой. Над ней работал Первый мастер Гильдии гранильщиков Сафар-ас. Три алмаза менее одного карата были заготовлены для создания «почтовых порталов» и ещё один, побольше, для полупортала.

Готовились со всей тщательностью. Все участники экспедиции, кроме дракона, получили пистолеты в качестве личного оружия, а Малах, кроме того, имел самозарядную винтовку. Таррот чуть завидовал товарищам, но пистолетов под его лапу ещё не придумали. Продукты были взяты на две недели, причём такие, чтобы ими могли питаться все. Поскольку крылатый член экспедиции заявил, что в его возможностях или найти пещеру в горах, или сделать её самому, то палатки не взяли.

Между делом Сарат выполнил обещание и рассказал об экспедиции Ирине. Узнав, что предстоит попасть в родной мир Професа, госпожа декан помрачнела и молвила:

– Хотелось бы мне там оказаться. Впрочем, не думаю, что вы его найдёте.

– Почему?

Женщина беспомощно пожала плечами:

– Не знаю. Но почему-то полагаю, нет его там…

Этим предчувствиям Сарат привык доверять. Были прецеденты. Но вслух он сказал иное:

– Ира, ты сама знаешь: мы постараемся.

У неё была чудесная улыбка. Только на этот раз к ней примешивалась не только радость.

– Я знаю. Вы уж сами там… это… поосторожней. Травками посодействовать?

– Травками, говоришь? Мысль хорошая. У тебя нет… э-э-э… целебных настоек на травах? Но таких, чтобы пить не противно.

– Вообще-то за этим к Хаоре надо. Впрочем… Сколько времени до отбытия?

– Ну, за неделю могу поручиться.

Целительница повернулась к стеллажу и отточенными движениями стала выхватывать из ящичков бумажные пакетики.

– Вот. Это на литр. Настаивать пять дней. Восстанавливает силы, увеличивает работоспособность и стойкость к болезням. Запах приятный, гарантирую. Иглы берёте?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное