Алексей Миронов.

Петля 19



скачать книгу бесплатно

Зайдя в квартиру, Алексей принялся распихивать по полкам и шкафам только что закупленные в магазине орехи, макароны, крупу, сухофрукты, сушеные овощи и всё, что, так или иначе, растёт на нашей матушке-земле. Закончив с необходимым ритуалом, Алексей разделся донага и лёг на деревянную кровать, на голых досках которой был постелен войлочный тощий матрасик. Зато одеяло было шикарным пуховым полноразмерным шедевром текстильной промышленности, в него не напрягаясь можно было укутать двоих человек.

Ориентация головой – строго на восток – внутренний компас надёжнее любого GPS, под шею тонкий мягкий валик. Одеяло облегает тело и закрывает до подбородка. Небольшой отрезок времени уходит на подготовку дыхания и сердечного ритма. Отсчёт начался.

КЛЮЧ НА СТАРТ!

Алексей, казалось, просто засыпал. Ничего подобного. Здесь и сейчас происходило нечто иное, контролируемое, непостижимое, то, чего Алексей в прошлой жизни не мог и вообразить.

ПРОТЯЖКА ОДИН.

Сердечный ритм плавно упал до одного-двух ударов в минуту, это не предел, пока достаточно.

ПРОДУВКА.

Дыхание не ощущалось вовсе, один вдох-выдох в несколько минут, вполне приемлемо для начала, потом скорректируется в сторону уменьшения. Почти все процессы метаболизма потихоньку замерли.

КЛЮЧ НА ДРЕНАЖ.

Цвет лица изменился, черты заострились, со стороны – вылитый покойник, хоть закапывай. Температура тела будет постепенно падать до комнатной, только в некоторых зонах она просто достигнет критически низкой.

ПРОТЯЖКА ДВА.

Внешний мир услужливо остановил для него своё движение, точка концентрации перемещалась в надмакушечную зону. Воронка, неспешно, по-хозяйски распахнула свои объятия, и через мгновение образовался коридор.

ЗАЖИГАНИЕ!

«ПОЕХАЛИ!» – произнёс Гагарин.

Последовал резкий бросок, сознание унеслось в открытый космос. Инверсионный энергетический след рассеял коридор. Воронка померкла, а затем, словно нехотя, растворилась в небытии. На кровати оставалось почивать пустое, но не безжизненное тело, оберегаемое от гибели мудростью Вселенной.

* * *

Прошло пару недель.

«Чего тебе не спится-то? На место!»

Взрослая восточно-европейская овчарка поскуливала, уставившись на стену.

«Мы только с прогулки. Чего ещё? – овчарка не отреагировала; Костя встал, подошёл к ней и слегка потрепал за ухом. – Ладно, давай ещё погуляем».

Время позволяло, завтра выходной. Хозяин неторопливо оделся, снял с вешалки собачью рулетку-поводок и, встав у двери, негромко свистнул. Пёс не двинулся с места. Последовал ещё один свист, погромче. Собака и в первый раз всё прекрасно слышала; она повернула вытянутую сосредоточенную морду в сторону благодетеля, которого беззаветно и до глубины своей чуткой собачей души обожала. Взгляд собаки красноречиво указывал: «Не до тебя сейчас».

Костя взял щенка в возрасте 4 месяцев: вырастил, выкормил, прошёл с ним все площадки, и овчарка поступила на службу в структуры МВД.

Чего только они вместе не пережили. Кинолог, он же капитан полиции Семёнов, знал своего четвероногого питомца достаточно хорошо – это был единственный член его семьи.

Перехватив собачий взгляд, хозяин понял, что гулять напарник не собирается. Костя не стал выяснять причину, не его это, а собачье дело, ещё раз подошёл к псу, взял за морду, поцеловал в холодный мокрый нос и отправился спать. Воткнув беруши, после командировок шум воспринимался острее, он вскоре уже мирно похрапывал. И это правильно.

Через полчаса пёс вдруг надрывно завыл. Вой был похож на грустную лирическую песню, так в деревне довольно часто поют его многочисленные дворовые сородичи.

* * *

«Алёша, домой!»

«Труп» на кровати еле заметно дёрнулся, затем ещё и ещё. Череда конвульсий пронеслась по разным частям тела и приобрела отчётливый ритм. Вибрация стремительно нарастала. Космонавт Гагарин совсем близко; уже хорошо виден чёткий ориентир для входа, куда его ведут посадочные огни подготовленного заранее коридора. Сознание заботливо оберегает посадочная капсула, имя её – Сила Духа. Да и как без Неё? С путешественником ведь следует обязательный и довольно объёмный багаж. Без гостинцев возвращаться – резона нет.

«Аккуратно. Не торопись, мой дорогой», – еле слышно шепчет приятный голос.

Сила Духа – сила Вселенского Материнского начала.

Чего вообще ему там было надо? Что он там делал? Да и где, там?? Справедливые вопросы. Наберитесь терпения, со временем мы всё узнаем.

«ЗЕМЛЯ! ЗЕМЛЯ! КАК СЛЫШНО?»

«СЛЫШИМ ВАС ХОРОШО!»

Тем временем Капсула трансформировалась в поток разноцветной и разнородной энергии. Тело тряслось в эпилептическом припадке, только пены никакой изо рта не видно, да оно, собственно, и не живое в известном всем нам с вами смысле. Просто идёт постепенный разогрев давно не эксплуатировавшейся базы, необходимо ведь подготовить её к приёму дорогого гостя. Посадка дело более сложное, чем взлёт, это подтвердит вам любой инструктор лётной подготовки. Да и Алексей, как мы с вами помним, отправился в гости налегке, а возвращается заметно увеличившись в объёме.

«Нельзя впихнуть невпихуемое», – так, кажется, написано в некоторых салонах общественного транспорта. Но человеческая структура не салон автобуса, имеющий ограничение по объёму. Границы дозволенного, безусловно, есть, но мудрая Капсула не вмещает больше, чем организм, со всеми своими периферическими образованиями, способен усвоить в данный момент. Алексей спокоен – он знает это.

Вот космонавт почти и дома. С новой силой по ожившему организму одна за другой прокатываются волны, наполняющие его многочисленные зоны программными обновлениями. Пилот уже внутри, остаётся вместить в себя ещё и Силу Духа: ничего лишнего в полёте не предусмотрено. Элементы Капсулы постепенно заливаются, именно – заливаются через макушку или родничок. Помните это слово? Впечатление от процесса – словно тебя терзает страшной силы смерч. Как же приятно! Водопад вселенской энергии с невообразимым шумом пронизывает всё естество с головы до ног. Далеко не новые ощущения доставляют неповторимое, казалось, блаженство во время каждого возвращения домой.

Небольшой тест. Все системы работают нормально, и, что самое главное – по-другому никогда не будет.

Теперь можно поздравить Алексея с прибытием домой. Требуется короткий отдых, нагрузка всё ж. Озарённое и обновлённое хранилище подлежит стабилизации.

* * *

Включились и обрели чёткость внутренние экраны. Тело казалось невесомым, но плотным и тяжёлым одновременно – происходило подключение к внешним, пронизывающим весь окружающий мир вселенским вибрациям.

Алексей открыл глаза. Зрачки непонятного цвета излучали иссиня стальной свет и переливались, точно жившим самостоятельной жизнью, океаном.

«Рота! Подъём!» – резко вскочив, вновь прибывший квартирант отправился грузить своё хранилище необходимым топливом. Когти требовали обработки, а связки и мышечный корсет разминки, приведения в тонус и тому подобное. И если когти можно просто обстричь, то для других обязательных процессов и процедур понадобится топливо. Прошествовав на кухню, хозяин наболтал месиво из орехов, мёда и ещё там всякого по чуть-чуть, затем подогрев водички, принялся уплетать вкуснятину за обе щёки. Лицо выглядело счастливым, как у дурака.

«Пока хватит, будем грузиться постепенно», – оглядев скудное убранство, Алексей решил идти валяться дальше. Пару дней придётся провести в квартире, пока энергии не усвоятся. Мало ли что. Земляне не всегда адекватно реагируют на взгляд из глубокого космоса. По этой причине инопланетянин, как он себя, конечно же, в шутку иногда называл, старался не смотреть людям в глаза: «Сожгут ещё на костре, как Джордано Бруно. Потом иди доказывай, что ты не инопланетный засланец».

«В ближайшие дни надо прикупить ещё стульчик. Один как-то совсем мало», – подумал Алексей. Можно в принципе вообще не выходить, нет необходимости – текущие задачи не связаны с прогулками по городским кварталам. Просто старые программы не изжили своё. А может, и ещё что-то.

Космонавт немного задержался у окна, ненавязчиво потекли воспоминания. Мыслеобразы на внутреннем экране постепенно обрели чёткие очертания и составили сюжет из недавних событий. Блокировать их Алексей не стал, времени достаточно. Посмотрим и мы.

* * *

После своих первых командировок астронавт с вновь обретённым интересом и детским азартом проводил многочисленные испытания. Обновления требовали проверки на пригодность к объективной, с нашей точки зрения, реальности. Кто из вас, уважаемые друзья, откажется, например, протестировать новый скоростной болид совершенно бесплатно? И не боясь разбить при этом. Или, скажем, перемерять кучу модных шмоток, которые вам просто так, за здорово живёшь, предложили забрать с собой с выставки модной одежды? Думается, никто. Таким образом, вы обязательно поймёте настрой нашего естествоиспытателя.

С чего он начал? Как ты думаешь?

«Используй то, что под рукою, и не ищи себе другое».

Конечно, с себя – самое простое решение. Вы даже не представляете, сколько всего запрятано в многоуровневых хранилищах и на необъятных просторах человеческой структуры. Практически всё есть. Доступ, правда, сложноват, и сразу все двери не открываются.

После постижения некоторых основ, коих, на самом деле, великое множество, Алексей приступил к окружающим его предметам и стихиям. В череде фокусов заслуживает нашего внимания самый первый. Остальные ты, дорогой друг, можешь и сам себе навыдумывать. Это будет правдой, если ты внимательно читаешь.

И вот наш первооткрыватель стоит на кухне и смотрит на стул, их было аж три. Два стула и одна табуретка, если точнее. Подойдя к стулу, великий мастер с усмешкой слегка бьёт его по спинке. Ничего.

«Может, я чего-то не так делаю?»

Бесспорно, подобных мыслей у него нет. Внутри идёт анализ матрицы предмета и персональных вибраций. Окружающие матрицы должны быть полностью поняты и приняты собственным обновлённым и изменённым сознанием – как заново ходить учиться.

Непродолжительная концентрация: «Прости меня стул». Ещё один удар, посильнее, если со стороны посмотреть. Пальцы прошли сквозь спинку, посыпалась труха, стул развалился. Что и требовалось доказать.

Теперь табуретка. Что бы с ней сделать? Ведь сделать можно что угодно – это неживой организм. Относительно, опять же. Вокруг всё живое и даже может ответить. С биологическими организмами гораздо сложнее. Да и нельзя. Честно говоря, и не хотелось.

Итак, табурет – дубовый, основательный такой, прямо жалко. Но куда без жертв. Алексей, перенеся мизерный сгусток энергии на пальчик, мягко, но настойчиво тыкает свой мизинец в сиденье. Матрица на мгновение поменяла свечение. Табурет дёрнулся, словно каучуковый, и подался под пальцем. Прикольно, но непонятно пока.

Спустя мгновение «дровосек» решает сесть на модифицированный табурет. Под ним ничего уже нет. Жаль, что в момент посадки не видел, а только изменения почувствовал, поэтому и не приземлился на пятую точку. На полу остался квадратик из древесной мелкодисперсной пыли.

«Надо быть повнимательнее».

Ещё буквально пара слов про столярные эксперименты. Алексей на этом не остановился. Нет, он не стал всю мебель уничтожать. Если ты помнишь, с третьим стулом всё в порядке. Были предприняты попытки трансформировать пыль обратно в первозданный вид. Но, ломать, – не строить. На тот момент знаний не хватило. Попытки не увенчались успехом, и шедевры, в виде пыли, были отправлены, куда им положено. Остальное не важно. Добавим лишь, что много воды утекло с тех пор. Произошла переоценка ценностей, сознание постоянно совершенствовалось согласно божественным обновлениям.

Читатель, возможно, сейчас скажет: «Опять «Матрица», мы всё видели, всё знаем». Дорогой читатель, если бы всё было так просто, автор не стал бы вообще ничего писать. Фильм гениальный и некоторые аналогии, безусловно, просматриваются, поскольку, как было описано ранее, человек ничего не может придумать. Автор просто использует примеры из жизни, которые тебе известны. Задача автора помочь личности, которую действительно интересует что-либо, кроме стяжания финансовых вершин, покупки предметов, поглощения и переваривания пищи, ну и также удовлетворения запросов других базовых инстинктов, а затем отправиться в путь, который принесёт истинный покой и радость. Следуйте за сюжетом, и вы всё поймёте. Автор не гарантирует это, но постарается, чтобы так и случилось.

Алексей теперь не занимался всякими фокусами. Почему?

Энергия нужна для более глобальных задач, а транжирить Божественные Силы для того, чтобы смыть воду в туалете, по крайней мере, неразумно.

Во избежание вопросов, которые обязательно возникнут у наблюдательного читателя, ещё одно дополнение. В истории найдутся моменты, в которых ты, дорогой друг, можешь заметить: «Имея хорошо оснащенные инструменты познания, Алексей должен был сделать это и это». Так вот, существуют нюансы, их великое множество и не хватит никакой библиотеки мира, чтобы их описать, да и слов таких нет в общепринятых человечеством языках. Алексей поступал по чётко выверенному и ему одному понятному плану. Без ошибок не обходилось, однако, да и автор слегка постарался. Пожалуй, достаточно. Очень тяжёлые для восприятия части истории остались позади. Алексей давно отдохнул. Пора начинать.

* * *

«Так-так-так», – Костя Семёнов внимательно изучал информационный стенд.

Со стены на полицейского пялились разные уроды, красавцы, неудачники, а также прочие крупные и мелкие герои преступного мира. В основной массе фотографий, с кратким описанием тактико-технических характеристик изображённых персонажей, присутствовало несколько картинок. Внимание заострилось на достаточно подробном фотороботе. Обычно по корявым изображениям можно половину населения задержать до выяснения не понятных задержанному обстоятельств.

«Странно, никогда ведь внимания не обращал», – подумал кинолог. Да и зачем? Его работа с этими королями преступности никак не связана, вернее, только косвенно. Робот пристально смотрел на исследователя, словно уговаривая вспомнить: «Где ты меня видел? Соберись, капитан». Костя ещё раз внимательно вгляделся, лицо волосатого негодяя кого-то напоминало. Наконец, плюнув, полицейский двинул в сторону кабинета одного из заместителей начальника отдела, главного, так сказать, сыщика всех времён и народов.

Начальник уголовного розыска, к которому и направился капитан Семёнов, меж тем просматривал утренние сводки по вверенному ему району. Стук в дверь.

– Войдите.

– Здорово, Коряга, – Костя весело подмигнул. – Есть чего?

– Нет, Костя, пока свободен, погуляй.

– Могу отбыть по своим делам?

– Да, ты мне сегодня не нужен. Если тебя никто больше не грузит, смотри сам. Наберу, если что.

Костя развернулся и собирался уже уходить, как вдруг его осенило: «Точно. Как же я его сразу не узнал?» – кинолог резко изменил направление на 180 градусов, взял стул, развернул его спинкой к предполагаемому собеседнику, сел верхом и, облокотившись на опору, уставился на майора Корякина.

– Костя, давай позже. У меня дел по горло, – не глядя кинул местный властитель.

– Я, конечно, могу и уйти. Только как ты без меня преступников ловить будешь?

– Ты-то куда? Твоё дело – сторона.

– Тут у тебя рыло любопытное на стенде.

– Из каковских? Из старых или новых? – заинтересовался сыщик.

– Да робот волосатый там висит, колоритный такой. Я не стал читать, раньше мимо проходил всё время.

– Ну-ну? Поподробнее можно? – глаза у Коряги резко оживились, он уже думал этого красавца не найти.

Костя, почувствовав особую значимость момента, медлил с ответом.

– Будешь должен, – кинолог улыбнулся.

– Для тебя, всё что угодно. Давай выкладывай, – нетерпеливо протараторил сыщик.

И Костя выложил…

Как-то раз, гуляя в парке со своим любимцем Добрыней, который вымахал чуть больше стандартов и вырос очень добрым по натуре, он случайно стал свидетелем странного происшествия. Подробности известного нам «рандеву» мы опустим, они изложены ранее, да и момент столкновения двух спортсменов в поле зрения кинолога не попадал – едва виднелось мельтешение двух фигур и доносилось какое-то нечёткое бухтение.

Лишь чуть позже пробегающий трусцой мимо собачника со стажем Алексей заставил того отвлечься от своих мыслей. Константин хорошо запомнил образ бегуна, к тому же видел его прежде пару раз, выходящим из дома, поскольку, по счастливой или не очень случайности, являлся соседом нашего главного героя. Так называемые соседи жили в разных подъездах, но стена между ними была общей. Добрый, а кличку почти всегда укорачивают, периодически встречал нашего пилота из командировок своим музыкальным воем, поражая окружающий контингент своими вокальными данными.

* * *

Корякин снял трубку с вертушки, набрал номер и около минуты разговаривал довольным и почтительным тоном. Кинолог что-то хотел добавить, но опер поднял ладонь, дескать, помолчи, затем сделал ещё один звонок и приказным тоном начал отдавать распоряжения. Костя понял, что его роль сыграна, нахмурился и заскучал. Наконец сыщик, закончив необходимые действия, не глядя на собеседника, сосредоточенно выдал своё заключение:

– Всё, Костя, свободен.

– Могу помочь, – хмурый собачник не унимался.

– Нет времени, ты уже достаточно помог.

– Но, может…

Опер плавно вырос из-за стола во весь свой богатырский рост, словно айсберг, внезапно решивший обнажить перед ничтожным мореходом свой подводный исполинский силуэт, и посмотрел на разом сократившегося в размерах кинолога – как рублём одарил. Костя, к слову тоже немаленький, а может, и выше ростом, понял: «Разговор окончен». Коряга вдруг улыбнулся и примиряюще произнёс:

– Ладно ты, Кость. Пойми, дело очень деликатное и требует такого же деликатного подхода. Тебе, может, премию выдадут, и немаленькую.

– Премию? – лицо собачника просветлело.

– Конечно. Дело, ещё раз повторяю, очень тонкое. Сам наш… попросил. Лично.

– Всё понял, ухожу.

* * *

Опергруппа во главе с капитаном Величко уже через несколько минут собралась у шефа. Вячеслав Анатольевич торжественно вышагивал по своему просторному, выдержанному в строгих чёрно-белых тонах, шикарно меблированному кабинету, так сказать, мерил его шагами. У подчинённых начинала кружиться голова.

– Операция неофициальная, поэтому я вас и собрал в данном составе. Саня, ты в курсе, остальных проинструктируешь.

– Шеф, всё будет. Не в первый раз, – по-свойски, но с нотками глубокого уважения пробасил старший.

– Вот что, товарищи…. Касаемо действий – смотрите по ситуации. Силу постарайтесь не применять. Если будет сопротивляться… В общем, вы сами всё умеете.

– Бить аккуратно, но сильно, – Величко заржал как боевой конь.

– Постарайся ограничиться личным обаянием, – Корякин тоже засмеялся.

Сослуживцы знали друг друга далеко не первый год и, как водится, были повязаны разными верёвочками. Все взрослые. Все всё понимали. Состав группы три офицера – хватит за глаза и за уши. Да и как иначе. С волками жить – по-волчьи выть. Девочки с преступностью и негодяями не справятся. Через пять минут нечистые на руку подельники разошлись; засадный полк отправился на место предполагаемой дислокации противника – на подонка Алексея началась охота.

Чуток погодя полицейский тазик, так ласково называют гордость национального автомобилестроения, с форсированным движком и синим ведёрком на крыше, рванул со стоянки райотдела. Долетев до места, сыскари, посовещавшись, ничего не стали выдумывать, а просто расположились недалеко от парадного подъезда, где к тому времени уже закончил свой отдых пилот межгалактического корабля. «Топтуны» сидели в машине, весело трепались, курили, не забывая посматривать в сторону намеченной цели. Засада могла продлиться и сутки, и двое. Кто знает. Но мы-то с вами не собираемся с ними сидеть. Посему прокрутим время немножечко вперёд.

* * *

Лето, воскресный тёплый вечер, поют птички. В парке, находящемся неподалёку от дома, можно погулять и подышать свежим, не особо загазованным воздухом – район находился на окраине славного Питера. Алексею всё равно, ему всегда хорошо. И воздух рядом всегда свежий и чистый – чище, чем в горах. Но мы-то помним про одинокий стул, который требует товарища.

Как путешественник вышел, сыщики не заметили. Глаза у старшего лейтенанта Самсонова после длительной слежки были замылены до такой степени, что не смогли бы отличить жезл от пальца. Второй сыщик мирно почивал сзади на уютном диване полицейского тазика. В тесноте, да не в обиде. Да, а где третий? А третий, как ему и положено, уехал по личным делам.

Засада – дело непредсказуемое. Шли уже четвёртые сутки, сомнения закрались в замутнённые головы оперативников: «А вдруг объект не появится вовсе. Ведь среди жильцов по картотеке подходящих лиц нет. Может, пора поменять тактику и начать поквартирный обход с расспросами? Или шеф чего-то не договаривает?»

Но начальство приказало и наказало: «В дом не лезть», – надо просто рыть землю, и всё.

Через час произошла смена, на диван рухнул уже Самсон и сразу захрапел. Александр Величко, как и подобает старшему группы, не всегда, конечно, берёг приданные ему силы и по очереди отпускал товарищей к семьям. Сам же никогда не покидал место операций, только по гигиеническим нуждам. Почему? Ответ прост – нет семьи. А товарищи за это хорошо и сытно кормили всякими домашними вкусностями своего временного командира.

«О-па, есть клиент», – остатки сна резко слетели с зевающего лица.

Клиент со стулом на голове, так удобнее, спокойным прогулочным шагом направлялся в сторону своего подъезда. Ещё десять секунд и уйдёт ведь. Пока туда-сюда, домофоны всякие. Конечно, опер отожмёт и дверь, если надо. Сил хватит, дал Бог. В принципе – любой магнитный замок легко отжимается подготовленным человеком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7