Алексей Мерцалов.

Бист Вилах. История одного Историка. Книга первая



скачать книгу бесплатно

– Ничего существенного, – процедил комиссар. – Хозяйка – дряхлая старуха, боится полиции, а потому молчит. В самой квартире – ни одной личной вещи убийцы. Преступник всё забрал с собой. И притом никаких отпечатков, словно никого и не было!

– Хм, осторожный господин, – протянул Дюран. – Значит, квартира – пустое дело. Но тогда единственный трезвый план действий на сегодняшний день, – это план, предоставленный вами, мсье Рено. Вы знаете, что делать. Первым делом нужно не дать преступнику покинуть город. Досматривать весь автотранспорт на выездах из Парижа. Но главное железная дорога! Патрули и агенты на все вокзалы! Проверять всех подозрительных. Выделить основные направления и присутствовать на этих вокзалах лично! Понимаю: это непросто, но выбора у нас нет и терять больше нечего. Мсье Рено, вы и так очень многим помогли нашей полиции, но я осмелюсь спросить: не сделаете ли вы это ещё раз?

– Безусловно, – почтительно кивнул Дариор.

– В таком случае, – торжественно провозгласил министр, словно награждая историка рыцарским орденом, – я назначаю вас руководителем следствия по делу парижского маньяка. Я наделяю вас полномочиями непосредственного руководителя расследования. Мы приняли ваш план и вы чётко знаете, что делать. А комиссар будет во всём помогать вам. Секретарь оформит вам документ на временную смену рабочего места, а также выпишет удостоверение внештатного сотрудника.

– Но… – Глаза Мортена полезли на лоб.

– Никаких «но», – отрезал министр. – Бросьте, Мортен! Конечно, мсье Рено не имеет нужного образования и должного опыта, но, по крайней мере, знает, что делать. Так что занимайтесь вашей любимой работой – начищайте физиономии, – а следствие возглавит он.

На этой напряжённой ноте совещание завершилось.

Глава 4, в которой на Парижского маньяка ставят капкан

На собрании в полицейском участке, которое прошло через час после совещания с министром, Дариор произнес довольно эффектную речь. Он старался не глядеть в глаза понурому комиссару, над которым временно получил главенство. Что поделаешь – ведь одну работу делаем. Немного мешали хмурые взгляды официальных представителей Комитета, но историк всё равно держался молодцом. На этом собрании и был составлен план: в течении всех предоставленных пяти дней вести скрытое оцепление вокзалов, с которых возможно бегство преступника. Полиция уже плотно контролировала все автодороги. Убийца явно был напуган, знал, что по его следу идут, а значит, постарается бежать как можно раньше. Маньяк – натура бурная, эксцентричная. Такой человек не сможет лечь на дно – напротив, он будет действовать незамедлительно. Поэтому особый упор делали на сегодняшний день.

Из штаб-квартиры первого оперативного дивизиона Дариор, договорившись с хмурым комиссаром встретиться через два часа в его кабинете, поспешил в исследовательский центр, передал начальнику расписку от Дюрана и таким образом ушёл в бессрочный отпуск.

Теперь он получал полную свободу действий, а работа в исследовательском центре подождёт – появились дела поважнее.

Тщательно всё обдумав, историк пришёл к заключению, что преступник имеет привычку останавливаться в крупных городах, – значит, на локальные рейсы можно было не отвлекаться. Когда убийца соизволит покинуть столицу, неизвестно, но, судя по всему, в скором времени. Дариор выделил три основных направления. Вокзал Аустерлиц – Испания, Португалия. Северный вокзал – Бельгия, Голландия. Восточный вокзал – Швейцария, Австрия, Германия. Поразмыслив, историк решил, что внимание стоит уделить и вокзалу Монпарнас откуда поезда уходили на запад и юго-запад Франции. Маньяк говорил о средневековой рукописи, а события в ней разворачивались на юго-западе Франции, что если воспаленный мозг поведет его именно туда?

Более всего привлекали внимание Восточный и Северный вокзалы. Известно, что убийца ещё не бывал в Германии, Австрии, Бельгии, Голландии и Швейцарии. Так что со свойственным ему желанием смены эмоций он непременно бросится в новую страну. А именно с этих вокзалов отправлялись поезда в эти страны. Конечно, был риск, что убийца может поступить против своих правил и, плюнув на закономерность, уедет в какой-нибудь небольшой городишко и на время затаится там. В любом случае, отборных полицейских агентов не хватало. Придется распределять силы на все вокзалы, да и сильно мешали чопорные господа из Комитета, тянувшие на себя одеяло. Так что надо выбирать, куда именно обратить свой правоохранительный взор. Так рассуждал Дариор, бредя по людному бульвару по направлению к полицейскому участку, где ждал его комиссар.

* * *

В кабинете у Мортена собрались Дариор, Банвиль, сам комиссар и прикомандированные к ним комиссар Гарсия и его помощник Ришар. Был выработан план оперативных действий на сегодня: В течение дня с парижских вокзалов отправлялось множество поездов по интересующим направлениям, было решено, что наблюдением на вокзале Аустерлиц будет руководить Гарсия, на Восточном вокзале этим займется Ришар, Северный вокзал будет под ответственностью Банвиля, а комиссар Мортен займет руководящий пост на вокзале Монпарнас.

Пока шел «военный совет», распределялись места и обязанности, Мортен сидел в углу и угрюмо молчал. Когда Гарсия и Ришар отправились по своим вокзалам, комиссар вскочил и негодующе заорал:

– Какого чёрта, Рено?!

– Что вы имеете в виду, комиссар?

– Что за распределение «ролей», господин начальник?! – орал Мортен, наступая на историка сжав кулаки, – ладно вы отправили этого тупицу Гарсия на Аустерлиц, но почему на Восточный, откуда и идут поезда в Германию, вы посылаете недоучку Ришара?! Даже Банвилю вы доверили Северный вокзал, а меня запятили на Монпарнас откуда уходят поезда местного сообщения?

– Присядьте комиссар и послушайте. И вы, Банвиль садитесь поближе. – Дариор встал из-за стола и отодвинул кресло, предлагая Мортену сесть.

– Благодарю, генерал Рено! – злобно прорычал комиссар, занимая место за своим столом.

Банвиль тоже подсел к столу.

– Господа, я распределил вас таким образом неспроста. Дело в том, что перетряхивать все поезда и просеивать всех пассажиров на всех вокзалах не наша задача. Пусть этим занимаются простые ажаны. А мы должны работать целенаправленно. Поэтому для нас есть особое задание. – Дариор обвел глазами присутствующих.

Банвиль очень внимательно слушал, а в глазах комиссара горел злобный огонь.

– Вы правы, комиссар, направление с Аустерлиц не перспективно, но отработать его надо. Пусть Гарсия и поработает. Да, основные поезда в Германию идут с Восточного вокзала, но я думаю, наш клиент не поедет с этого вокзала, потом объясню почему. Но закрыть надо и это направление, поэтому туда отправлен Ришар. Теперь Монпарнас. Это уже серьезно. Наш маньяк, чокнутый на почве книг, при встрече он поведал мне, что теперь все его внимание, вся страсть отданы древней рукописи. А события там происходят, как раз, на юго-западе Франции, куда и идут поезда с вокзала Монпарнас! Может быть, он устремиться туда. Поэтому, я и попросил бы вас, Мортен, как самого опытного из нас, заняться этим направлением.

– Бред, – проворчал комиссар. – Почему мы должны планировать свои действия, полагаясь на маньячный бред?! Но, чёрт с вами, я согласен!

– Спасибо, комиссар! Но, а сейчас главное. – Дариор заговорил вполголоса, иногда переходя на шепот. – Мне, кажется, я знаю, на каком именно поезде, с наибольшей долей вероятности, попытается уехать Парижский Демон.

– Откуда, мсье теоретик? – ухмыльнулся Мортен, – Хотя, да! Вы же его приятель! Вели с ним беседы, он вам открывал душу и изливался в откровениях.

– Так вот, – продолжал Дариор, – он очень умен и изворотлив, даром что маньяк, его не могут поймать уже более двух месяцев, он предвосхищает все ходы полиции. Вот и сейчас он пытается предугадать, как мы будем действовать. И рассчитав наши возможные действия, он пойдет совершенно другим путем!

– Вы правы, Мортен, он мне «излил душу», – Дариор улыбнулся, – я теперь знаю о его страсти к рукописи и поэтому, вряд ли, он поедет в места описываемых событий. Он понимает, что мы можем просчитать это. Поэтому Монпарнас отпадает, но исключать не стоит, и я попрошу вас, комиссар будьте там начеку! Теперь другие вокзалы. Убийца понимает, что мы будем трясти, по возможности, каждый поезд, каждый вагон, отправляющийся за границу. Но именно «по возможности», а проверить все поезда невозможно просто физически! Значит, что будет делать полиция? Проверять основные поезда по основным направлениям. И он ими не воспользуется!

– Так что же он предпримет, как вы думаете? – спросил, очень внимательно слушавший, Банвиль.

– Он выберет такой поезд, о котором никто и не знает, не основной, не популярный на данном направлении. Так скажем, не регулярный… – Дариор достал записную книжку. – Я обзвонил вокзалы. Так вот, есть такой поезд! Идет в Германию. Во Франкфурт. Сегодня. 22:30. Почтово-пассажирский. Дополнительный поезд. И… с Северного вокзала! Не с Восточного, как основные поезда в Германию, а с Северного! Всё совпадает! Думаю там, нам и стоит встречать Парижского Демона.

На минуту повисла тишина. А потом из-за стола стал подниматься Мортен:

– А меня, значит на Монпарнас?! – выпучив глаза, заорал комиссар.

– Я не договорил, – успокаивающе поднял руку историк, – Теперь слушайте план наших действий: Мы установили поезд, на котором, с наибольшей вероятностью, попытается уехать наш клиент. Поэтому мы должны сосредоточить все наши усилия именно здесь. Мы, это – я, вы Банвиль и вы комиссар! Никто вас никуда не «запячивает», но до 22:00 нам всем там делать нечего, думаю, вы, Банвиль, прекрасно справитесь один. Вы, Мортен, прибудете на Северный вокзал также к 22:00, а пока займетесь вокзалом Монпарнас, вероятность того, что маньяк появится там, тоже есть. У нас и у полиции нет примет преступника, но поверьте, до Франкфуртского поезда они и не понадобятся, я больше чем уверен, другими поездами убийца не воспользуется. Поэтому я отправлюсь на поиски примет преступника, что бы к десяти вечера быть готовыми. Итак, Банвиль, вы немедленно занимаете пост на Северном вокзале. Руководите скрытым наблюдением и проверкой отходящих поездов, чем чёрт не шутит! Но, маловероятно. Ждете нас к 22:00. Комиссар, вы профессионал, каких мало! Может вам повезет на Монпарнасе!

Дариор оглядел своих новых подчиненных. Банвиль, очень деловито, что-то записывал в блокнот, а Мортен, со злобой и… интересом, смотрел на историка.

Глава 5, в которой у историка есть немного свободного времени

С комиссаром договорились встретиться в 22:00 у входа на Северный вокзал, откуда отправлялся дополнительный поезд во Франкфурт, – к тому времени должны стать известны результаты облав на других вокзалах. Более всего полицейских беспокоило отсутствие словесного портрета убийцы. Единственное, что Дариору удалось запомнить, – так это высокий рост, крепкое телосложение и длинные руки преступника. Негусто, но если увидит – узнает. Однако, этого было мало, поэтому Дариор решил расширить данные о словесном портрете убийцы. Министр сказал, что существует лишь один человек, видевший преступника. Это Дариор. Однако Дюран ошибался. Помимо историка, маньяка могли наблюдать ещё несколько человек. Безусловно, хозяйка квартиры, которую он снимал в Булонском лесу. Не мог же преступник просто так поселиться в полюбившемся доме! К тому же трудно предположить, что его не заметили соседи, населяющие дом. Маловероятно, но маньяка мог видеть и музейный смотритель. Изощрённостью ума он явно не отличался, но если бы столкнулся с убийцей, в музее ночью, уж точно бы сообщил. Однако разговаривать с печально знакомым смотрителем Дариор вовсе не собирался. Единственный вариант – хозяйка квартиры в Булонском лесу. Туда-то Дариор и собирался направиться, однако прежде решил заглянуть домой. Машину пришлось оставить в двух кварталах отсюда. Вдоль набережной, подобно извивающейся змее, растянулась гудящая пробка. «Ничего, не барин, – беззаботно подумал историк, – могу и пешком пройтись». Дариор не торопился раздобыть новые приметы преступника, так как, они нужны были ему к десяти вечера. Другим они не понадобятся. Он был уверен в этом.

6:37 вечера – минутная стрелка передвинулась на деление. Время есть. Не заметив как, Дариор дошёл до своего дома. Ничем не примечательное трёхэтажное здание желтоватого оттенка с выложенным белой плиткой цоколем. Когда-то в юности здесь жила его мать. Железная, покатая крыша, облупленная от времени, града и дождя. Мансардные окна. Балконы. Один подъезд. Напротив подъезда чинно возвышались каштаны. Когда-то дом видал лучшие времена. Однако весь этот подкошенный и облупившийся вид придавал строению некий своеобразный уют старинного мира. Топ-топ-топ – гулко раздавались шаги на лестнице. В воздухе витали кофейный аромат и запах свежей выпечки – очевидно, кто-то из соседей затеял поздний обед или ранний ужин. Звякнули ключи. Дариор аккуратно открыл дверь, расстегнул пиджак и вошёл в квартиру. На самом деле ничем не примечательное жилище: маленький закуток кухни пристроился к единственной комнате, тоже не отличавшейся большими размерами. Кованый балкон выводил на фасад здания, откуда открывался прекрасный вид на набережную. Комната была обставлена самым скромным образом. В углу – узкая кровать, в изголовье – платяной шкаф, посередине – письменный стол и пара кованых стульев. Вот и вся обстановка, если не считать несколько картин, вывезенных из России. Есть хотелось ужасно. С шести утра Дариор не прикасался к пище, поэтому наскоро сделал себе бутерброд с ветчиной и запил чашкой кофе. Время ещё было…

Когда у Дариора появлялось свободное время, он не шёл в варьете или оперетку, не посещал фестивали вин. Он предпочитал пыль библиотек, мудрость фолиантов и тайны старинных манускриптов. Он садился за рабочий стол и углублялся в дебри истории. Сейчас он кропотливо изучал рукопись, сюжет которой подтолкнул Парижского Демона к новым убийствам.

Вообще, Одоевский любил разбирать древние летописи. В особенности те, что были обнаружены недавно. Очень часто среди таких работ, грозящих перевернуть всю мировую историю, попадались искусно состаренные подделки. И одним из направлений работы Дариора было выявление таких подделок. Платили за это немного, но молодой человек корпел над ветхими страницами ради будущего современной истории, а вовсе не ради денег.

Был, как-то раз, забавный случай. В винном погребе одного из средневековых замков, коих во Франции было предостаточно, обнаружили нишу, наполненную древними реликвиями и манускриптами XIII века. Наткнулись на это добро рабочие, занимавшиеся по указу хозяина замка расширением погреба. Признаться, ниша была крохотная, и сокровищ в ней было немного – с Янтарной комнатой или библиотекой Ивана Грозного не сравнить. Но, тем не менее, она имела довольно серьёзный исторический интерес. Да и не только исторический. По самым скромным оценкам, хозяин замка получил бы за эту находку сумму с пятью нулями. Однако этого не случилось. Почему?

Потому что одним из экспертов, взявшихся за изучение таинственной ниши и её содержимого, был молодой историк Дариор Рено. Вскоре всем обитателям замка стало ясно, что въедливости и профессиональных навыков этому человеку не занимать. Сутки он не выходил из пропитанного дурманящим запахом подвала. А когда вышел, у хозяина замка, вскоре, появились серьёзные проблемы.

Как оказалось, отпрыск дворянского рода не пожелал довольствоваться богатствами, доставшимися от отца. Он решил обмануть всех и вся для того, чтобы приумножить своё состояние. Воспользовавшись услугами нелегальных экспертов, он сфабриковал поддельные документы и реликвии, состарил их и сокрыл в специально приготовленной нише.

Надо отдать ему должное – ведь аферист практически не допустил ошибок. Восковые церы, патина на утвари, истлевшая тесьма – всё было мастерски подогнано под нужные исторические кондиции. Ошибся ревностный кладоискатель лишь в одном. Рассматривая в лупу один из великолепно выполненных манускриптов, Дариор заметил на его поверхности пятнышко. Оно было совсем маленькое, но, чтобы разрушить грандиозный план мошенника, хватило и его. В ходе экспертизы было установлено, что это пятно оставлено жидкостью, содержащей зерновой спирт, кориандр, сок можжевеловых ягод и цедру лимона. Такой состав характерен для джина, появившегося в Нидерландах лишь в XVII веке, а никак не в XIII. Нет, конечно, можно предположить, что средневековым бутлегерам взбрело в голову гнать зерновой спирт с добавкой можжевеловых ягод и лимонной цедры. Но, во-первых, технократический прогресс того времени едва ли мог позволить создать столь непростой напиток, а во-вторых, горничная и дворецкий, допрошенные историком, показали, что любимым напитком хозяина замка был джин с цитрусовыми добавками. Собственно, несколько бутылок такого напитка было найдено в покоях этого изворотливого господина. Вероятно, работая над изготовлением манускрипта, он проявил неосторожность – и капля этого чудесного напитка совершила роковое падение. Такой мелочи оказалось достаточно для полного разоблачения.

Фальсификаций и глупых ошибок в истории много. Требуются лишь упорство и внимание, чтобы разглядеть их грязный след. Вот и сейчас Дариор кропотливо работал над рукописью, полюбившейся Парижскому маньяку, и пытался раскрыть её секрет. Парадоксально: это произведение было написано бульварным, современным языком, однако никаких доказательств искусственной фабрикации документа не обнаружилось. Напротив, все экспертизы подтвердили подлинность и историческую ценность манускрипта. Но интуиция подсказывала Дариору: что-то здесь не так. Впрочем, кроме элементарного любопытства на него влиял и другой мотив. Нужно было понять, чем именно эта рукопись заинтересовала маньяка, и по какому принципу он выбирает жертв. Но пока, при всём старании, сделать это историку никак не удавалось.

* * *

Дариор взглянул на часы. Пора. Он отложил рукопись.

Затем встал и торопливо переоделся. На улице весьма похолодало, поэтому Дариор надел замшевое пальто. Оружия молодой человек не имел, но, немного подумав, положил в карман бельгийский раскладной нож – осторожность не помешает. Дариор умел неплохо стрелять, в своё время даже увлекался этим, но сейчас на возможность иметь дома револьвер просто не хватало денег – в стареньком портмоне покоилось всего сорок пять франков. Историк аккуратно надел начищенные ботинки, посмотрел в зеркало – в общем и целом остался доволен. Потом вышел из квартиры, закрыв за собой дверь. Спустя полчаса он уже ехал на своём «рено» по направлению к Булони.

Теперь историк более внимательно рассмотрел дом, в котором скрывался маньяк. Возможно, по тому месту, где жил убийца, получится более точно определить черты его характера. Но, в общем, ничего необычного – дом как дом. Примерно такой же, как и у него самого. Только два этажа, а не три. А уж подъезд и вовсе ничем не отличается. Дверь в квартиру преступника тоже не светилась дьявольским сиянием. Хозяйка – открыла сразу. Это была вековая старушка в треснутом пенсне, будто сошедшая со страниц старинной сказки. Было видно, что она ещё не до конца опомнилась от обыска, устроенного в квартире ажанами.

– Извините, мадам, я всего на минуту, – сказал Дариор, доставая из внутреннего кармана удостоверение. – Ваш жилец – что вы можете сказать о нём?

– Неужели это он такое натворил? – удивилась старушка весьма бойким для её возраста голосом. – Один из мсье ажанов сказал мне, что он – тот самый ужасный убийца, которого все ищут. Надо же, никогда бы не подумала! Такой презентабельный молодой человек!

– Можете описать его внешность?

– О, да, – с готовностью кивнула хозяйка, и Дариор сразу понадеялся на благоприятный исход. Как, оказывается, всё просто! Нужно было лишь вежливо расспросить квартирную хозяйку! А не пугать ее толпой тупых ажанов. Однако стоило старушке заговорить, как Дариор снова сник.

– У него очень пышная чёрная борода, густые усы, а волосы свисают почти до плеч, – наморщив и без того складчатый лоб, вспоминала хозяйка. «Скорее всего, накладные», – сразу догадался Дариор.

– Ну а глаза? Вы запомнили цвет или форму? – Дариор попытался узнать неизменяемые части лица.

– Молодой человек, я не знаю, какие глаза у меня, а вы спрашиваете про кого-то другого!

– А возраст? Вы назвали его молодым человеком. Ему меньше тридцати? – не унывал Дариор.

– Для меня и семидесятилетний старик – молодой человек, – безмятежно рассмеялась старушка кудахтающим смехом.

Вот чёрт! Ничего нового! Дариор взглянул на часы – 8:20. Пора бы поторопиться.

– Хотя подождите, – старушка неожиданно вскинулась, – у него на руке, кажется, на правом запястье – странный рисунок.

– Татуировка? – обрадовался Дариор.

– Кажется, да.

– Можете точнее? Вспомните, пожалуйста, – это очень важно.

Старушка, кажется, и вправду очень старалась вспомнить – наморщила лоб и заходила из стороны в сторону. Минутная стрелка показала 8:25. К девяти Дариору нужно было быть дома, чтобы принять доклад о ситуации на Восточном вокзале и вокзале Аустерлиц. Надо же, как резко и непредсказуемо меняется жизнь! Ещё утром ты на побегушках у полицейского комиссара, а вечером уже сам командуешь, по меньшей мере, ротой ажанов!

– Это был дом! – неуверенно выдавила хозяйка.

– Простите? – не понял Дариор.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10