Алексей Макеев.

Рублевый передоз



скачать книгу бесплатно

– Согласен. – Гуров отложил ложечку и сделал маленький обжигающий глоток кофе. Это придало ему бодрости, накопившаяся усталость отступила. – И я понимаю вас, Нури. Но не оправдываю…

– Само собой, – потупился абхазец. – Но я хочу, чтобы вы поняли, с чего все началось. Для меня… Сначала гашиш, потом марихуана, спайс… Процесс затягивает. А ведь изначально моя цель была благородной и праведной… И я больше ничему не научился. Шесть лет назад мне предложили перебраться в Москву. Я лично общался с Богданом. И горжусь этим… Такой большой человек, а я… Я – вошь, полковник. И «крыса». Три дня назад я предал Богдана. Но был ли у меня выбор? Скорее всего, нет… Сделка или смерть – только так. Я предпочел сделать разумный, но трусливый выбор.

– Кто на вас вышел? Даниил?

В глазах Нури мелькнуло искреннее изумление.

– Откуда вы знаете про Даниила? Кто-то уже сдал его?

– Это неважно. Сейчас имеют значения только ваши показания. И от них зависит ваша дальнейшая судьба. Рассказывайте, Нури.

Абхазец нервно поерзал на стуле. Майор наконец отлепился от окна и вернулся за свой рабочий стол. Сел и пристально уставился на задержанного. Покосившись в его сторону, Нури признался:

– Да. Это был Даниил. Во всяком случае, он так представился. С ними были еще люди. Боевики Блеклого. Но переговоры вел Даниил. Он сказал, что я не могу больше работать на Богдана. Мне придется работать на них. Толкать их товар или… Или умереть… Я поступил как шакал, я согласился. И вот сегодня… При передаче первой партии все закончилось тем, что вы нас «спалили».

– То есть вы встречались с Даниилом всего раз? – уточнил Гуров.

– Именно так, полковник.

– Дохлый номер, Лев Иванович, – не удержался от комментария Поликарпов и даже раздосадованно хлопнул ладонью по столу. – Ничего нового мы от него не узнаем. Звонки с неопределяемых номеров, ячейки камер хранения… Все то же самое, мать их за ногу! А таинственный Даниил так и остается просто Даниилом. Человеком-невидимкой.

– Успокойся, Дима, – осадил его Гуров. – Всему свое время. Люди-невидимки тоже рано или поздно оставляют следы и перестают быть невидимками.

– Вашими бы устами… Только мне все равно кажется, что мы зря теряем время. Пусть сдают Богдана. Это лучше, чем ничего.

– Богдан от нас никуда не денется, – откликнулся полковник и вновь обратился к задержанному: – Описать этого Даниила можете? А еще лучше – помочь составить фоторобот?

– Насчет фоторобота не уверен. – Нури в задумчивости пожевал нижнюю губу. – Хотя попробовать, конечно, можно, но… У меня не очень хорошая память на лица, особенно славянского типа. Они все на одно лицо.

– Как и вы для нас, – буркнул Поликарпов, но абхазец не расслышал его замечания. Или предпочел сделать вид, что не расслышал.

– А так… – продолжил он. – Ну, что про него можно сказать? Среднего роста. Скорее худой, чем толстый. Не особо спортивного телосложения. Волосы и не темные, и не светлые. Что-то среднее.

– Шатен?

– Наверное, – пожал плечами Нури. – Говорю же, мне сложно судить… Лицо вроде продолговатое.

Нос… Обычный нос.

– Глаза какого цвета? – Гуров раскрыл папку и выудил из нее лист с протоколом допроса Геннадия Прохоренкова.

– Черные вроде.

Полковник сверился с собственными записями. Прохоренков, официально допрошенный час назад, утверждал, что глаза у Даниила – карие. В остальном описывал его приблизительно так же, как и Нури. И тоже без особой уверенности.

– Особые приметы есть? Шрамы, родинки, татуировки?

– Ну… Я не знаю, полковник. Не заметил… Кажется, ничего такого не было… Да я, собственно говоря, и не разглядывал его особо. Зачем мне? Я ведь не на романтическое свидание с ним собирался.

Поликарпов негромко хмыкнул. Гуров закрыл папку и сделал еще один глоток кофе. После чего поднялся на ноги и прошел к двери. Приоткрыв ее, выглянул в коридор и распорядился:

– Сержант, забирайте задержанного и запускайте следующего!

– А что со мной? – развернувшись на стуле, спросил Нури.

– Пока в ИВС, а там видно будет, – равнодушно ответил Гуров.

– При всем уважении к вам, Лев Иванович, – заговорил Поликарпов, когда абхазца вывели из кабинета, – я хочу повторить еще раз, что мы элементарно топчемся на месте. Кто вообще вам дал наводку на эту сделку? – Он выдержал паузу, ожидая ответа, но его так и не последовало. Гуров молча занял прежнее место за столом. – Впрочем, неважно… Кто бы он ни был, вы не думаете, что этот человек просто водит вас за нос и «сливает» тупиковые варианты?

– Не думаю.

– Хм… Воля ваша. Мне лишь показалось… Ну, да бог с ними, с этими информаторами. «Слил» – да и ладно. У нас появился реальный выход на группировку Богдана. – Майор азартно потер руки. – Два дилера, трудившихся на него долгие годы! Знают всю систему как свои пять пальцев…

– Меня не интересует Богдан. – В голосе полковника мелькнуло раздражение. – Пока не интересует. Не он подкидывает нам едва ли не каждые два дня гору свеженьких трупов, а человек по кличке Блеклый.

– А разве тот, кто торгует наркотиками, не торгует смертью? – ухмыльнулся майор. – Наркоманы умирают от передоза ежедневно.

– Но не от спайсов.

– Да ладно, Лев Иванович! – забыв о субординации, кинулся в наступление Поликарпов. – Будто вы сами не знаете, как это бывает. Спайс – это только начало. Дальше – больше… Впрочем, если вы пытаетесь закрыть глаза на очевидное…

– Я не пытаюсь, Дима. И не закрываю глаза. Но для борьбы с незаконным оборотом наркотиков существует отдельное ведомство. А у нас с тобой – другие задачи. – Гуров жестко печатал каждое слово. – И Орлов их четко обозначил на последней летучке, как ты помнишь. Или, может быть, ты хочешь лично доложить генералу, что мы меняем вектор расследования?

– Но мы не меняем, Лев Иванович…

– Разговор закрыт, Дима!

Дверь кабинета открылась, и крепко сбитый молоденький сержант ввел в помещение Хаджарата Хамгурдиа. На пороге дилер споткнулся, испуганно огляделся по сторонам и даже машинально сделал шаг назад, но сержант удержал его на месте.

– Присаживайтесь, – указал Лев абхазцу на стул, который несколькими минутами ранее занимал его соотечественник.

Хаджарат сел. Его круглое лицо с тонкими усиками над верхней губой выглядело заметно осунувшимся и изможденным. Левое веко подергивалось в легком нервном тике. Дилер даже не пытался скрыть своего страха.

– Вы должны меня отпустить, – не слишком уверенно заявил он и тут же добавил: – Прошу вас.

– Неужели? – вскинулся Поликарпов. – С какой стати?

– Я готов сотрудничать. – Хаджарат быстро вытер вспотевшие ладони о брюки. – Могу предоставить любую информацию, какую вам нужно. Любую… Клянусь! Только отпустите! У меня семья… Жена молодая, дочка растет… Я не могу в тюрьму. Я расскажу вам что пожелаете.

– Расскажите нам о человеке, который вас перевербовывал, – подался вперед Гуров. – О том, кто заставил вас отказаться от сбыта спайсов и переключится на торговлю «метом»…

– Вы имеете в виду Даниила? – живо откликнулся Хаджарат.

– А вас перевербовывал кто-то еще?

– Ну… В принципе предложение исходило от него… Просто накануне на нас с Нури наехали другие русские парни. Они не представились, но сказали, что отстрел на точках Богдана – это их рук дело. Мы с Нури поверили им на слово. Клянусь! У них были такие лица, что не поверить им было невозможно. И мы с Нури поверили. Тогда они сказали, что, если мы не хотим той же участи, нам придется сменить работодателей. То есть товар к нам будет поступать не от Богдана, а от другого человека. И другой товар… Мы согласились, и те парни сказали, что завтра с нами свяжутся. И тогда появился Даниил. Мы с Нури уже были готовы к разговору. Без подстав и всякого такого разного…

– Даниил говорил с вами обоими одновременно? – перебил задержанного Гуров. – И с вами, и с Нури?

– Да. С обоими. Одновременно… Да…

На лице полковника отразилось разочарование.

– То есть вам известно то же, что и остальным, – не столько спросил, сколько констатировал он очевидное. – Только его имя. Даниил.

Но ответ Хаджарата очень удивил Гурова.

– Не только… Нет… Вам нужен Даниил? Да? Вы его ищете? Я знаю этого человека. Я слышал о нем раньше и знаю, как можно на него выйти.

Рука полковника непроизвольно потянулась к чистому листу бумаги.

– Вот как?

– Да. Я могу вам помочь… Вы отпустите меня? Ведь отпустите? Правда? Если я поделюсь с вами тем, что знаю сам?..

– Давайте сначала посмотрим, насколько важна ваша информация, – ушел от прямого ответа Гуров. – И если она действительно поможет нам выйти на крупного поставщика метамфетамина, то можно будет обсуждать какие-то условия.

– О! Она поможет! – Хаджарат закивал головой как китайский болванчик. – Очень поможет. Клянусь!

– Я слушаю, – сдержанно произнес сыщик.

– Дело было недели три назад, – спешно затараторил абхазец, – или около того. Группировка метамфетаминщиков только начала теснить бизнес Богдана. Появились первые трупы… И мы как раз объезжали точки в районе Кутузовской, проверяли, все ли в порядке… все ли наши «бегунки» на местах… А когда подъехали к точке в Раменском переулке, Руслан, бригадир одной из групп прикрытия, сказал, что на этой точке точно валить никого не будут, так что можно и не проверять… Я тогда очень удивился и спросил его: «Почему?» А он сказал, что старший брат местного «бегунка» работает на Блеклого. Большая шишка. И зовут его Даниил. А «бегунка» того я сам хорошо знаю. Его все знают. Он заметный…

– Что значит «заметный»?

– Как бы это сказать… Он – умственно отсталый. У него большая тыквообразная голова, проблемы с речью, и он подволакивает правую ногу при ходьбе. Я слышал, что он таким и родился… Но «травку» толкать может. Стоять на точке – ведь много ума не надо. Да… Но Даниил не станет валить брата. Это точно. Какой-никакой, а брат все-таки. Родная кровь. Да?

– Как его имя? Фамилия? – Полковник старательно зафиксировал показания абхазца, но последний вопрос поставил Хаджарата в тупик.

– Откуда мне знать? – ответил он, и в его глазах снова плеснулся страх. – У «бегунков» никто никогда паспортов не спрашивает. Клянусь! На то они и «бегунки»… Знаю только, что все зовут этого умственно отсталого Малюта Скуратов. Даже и не знаю, почему… Малюта – и Малюта. Скуратов – и Скуратов. Да его в Раменском переулке каждая блохастая собака знает. Он там уже много лет толкает. Любого спросите… Хотя чего спрашивать? Если товар у него на руках, он и сам там будет. А узнать его несложно. Да…

– Дима, – повернулся к напарнику Гуров. – Созвонись с капитаном Алябьевым, и возьмите этот вопрос на контроль. Хоть посменно в переулке дежурьте, но Скуратова этого отыщите.

– Понял, Лев Иванович, – кивнул майор. – Сделаем.


– А кучеряво нынче живут рядовые наркодилеры! – восхищенно присвистнул Кол, паркуя автомобиль напротив добротного двухэтажного особняка с красной куполообразной крышей таким образом, чтобы «Ниссан» нельзя было заметить с расположенных по периметру видеокамер. – Скажи, Шершень?

– Да, недурно.

– Труба тоже построит себе такой домишко, как только мы поднимемся, – сообщил Труба, выуживая из целлофанового пакета огромных размеров шаурму со свининой.

Промасленная салфетка упала ему на колени, но он тут же сбросил ее на пол. Впился зубами в край тонкого лаваша, добавил еще что-то, но слов уже разобрать было невозможно. Сидящий рядом с Трубой маленький толстенький человечек с короткими кучерявыми волосами прижал к груди перепачканный грязью пиджак и с опаской покосился на здоровяка.

– Теперь вы меня отпустите? – тихим прокуренным голосом поинтересовался он.

Шершень ответил не сразу. Достав из бардачка бинокль, он навел его на особняк и, не поворачивая головы, спросил:

– Охрана есть?

– Два человека на воротах должны быть. И один в доме, – ответил толстяк. – Папа-Джанго нехило трясется за свою шкуру. Причем он «очкует» и в отношении Гремлина, и в отношении конкурентов. Ну а уж про ментов и вовсе говорить нечего. Уверен, Папа-Джанго обделается сразу, едва увидит человека в форме. Даже издалека.

В отношении охраны у ворот «бегунок» не соврал. Шершень сразу заметил в бинокль две фигуры. Мужчины, облаченные во все черное, мирно покуривали с внешней стороны приоткрытой металлической створки. На поясе одного из них виднелась кобура с торчащей из нее компактной рукояткой. Момент для атаки был самым подходящим.

– Вали! – опустил он бинокль на приборную панель. – Но учти, если вздумаешь позвонить своему дилеру и предупредить о нашем визите, больше суток не проживешь. Поверь мне на слово. Не мы, так наши братья по оружию отыщут тебя.

– Я понял, понял, – поспешно замотал круглой головой толстяк. – Че я – враг себе? Я еще жить хочу. А Папа-Джанго мне кто? Кум, сват, брат? Да никто. Не буду я ему звонить.

– Правильно мыслишь, – одобрительно хмыкнул Шершень. – Отчаливай давай!

Долго упрашивать «бегунка» не пришлось. Он выбрался из салона и тут же кинулся наутек, даже не удосужившись прикрыть за собой дверцу. Ему понадобилось не больше десяти секунд на то, чтобы раствориться в наползающих на пригород сумерках.

– Пора и нам. – Шершень достал пистолет и ловко навинтил на дуло глушитель. – Я двину прямо к ним. Кол, ты меня прикроешь.

– А Труба? – Труба положил недоеденную шаурму прямо на сиденье и вытер ладонью перепачканный кетчупом подбородок. – Труба, типа, не в теме?

– Сиди пока, – осадил подельника Шершень. – Доедай свой ужин. Как только мы управимся с этой парочкой на воротах, я махну тебе. Внутрь пойдем все вместе. Лады?

– Лады!

Труба остался доволен таким решением. Однако возобновлять прерванную трапезу так и не стал. Выудил из-под куртки оружие, снабдил его по примеру Шершня глушителем, положил на правое колено и приготовился ждать сигнала…

Шершень, изображая из себя пьяного и держа «глок» за спиной, двинулся к воротам. Парни в черном заметили его приближение, и один из них, тот, у кого на поясе висела кобура, сделал пару шагов навстречу незваному гостю. Кол незамеченным скользнул к живой изгороди.

– Эй, алкаш! Чего надо? Заблудился?

– О! Парни! – Шершень изобразил на лице широкую добродушную улыбку. – Сорри! Не подскажете?.. Я тут ищу кое-кого…

– Кого бы ты ни искал, адресок у тебя явно не тот.

– А где же тот?.. Я щас скажу, какой мне нужен…

Они сблизились, и в ту же секунду дуло «глока» с глушителем ткнулось мужчине в черном под ребра. Он машинально потянулся к кобуре, но Шершень, характерно прищелкнув языком, отрицательно покачал головой. От образа подгулявшего пьянчуги не осталось и следа.

– Даже и не думай, братишка, – процедил он. – Одно неверное движение, и я гарантирую тебе пару лишних дырок в теле. Подумай об этом, прежде чем корчить из себя героя.

Рука охранника безвольно опустилась вдоль тела.

– Молодец, – похвалил его Шершень. – А теперь медленно поворачивайся и топай к воротам.

– Чего тебе надо?

– Поворачивайся и топай.

Парень повернулся, но так и не успел сделать ни единого шага. Шершень коротко взмахнул рукой, и тяжелая рукоятка прицельно обрушилась на темечко жертвы. Сознание покинуло охранника. Тело кулем осело на землю.

– Какого черта? – живо отреагировал второй мужчина в черном.

Он расстегнул «молнию» куртки и сунул руку за пазуху. Кол был готов к подобному повороту событий. Вынырнув из полумрака и оказавшись за спиной охранника, он резко рубанул ребром ладони по его шее. Пальцы второй руки сомкнулись в кулак. Новый удар пришелся по печени. Охранник глухо ойкнул и упал на колени. До оружия под курткой он так и не дотянулся. Остроносый ботинок, описав в воздухе плавную дугу, впечатался в голову, и мужчина рухнул лицом вниз. Кол продемонстрировал подельнику большой оттопыренный палец. Шершень опустил «глок».

– Красиво, – одобрительно протянул он. – Я бы даже сказал, эффектно. Где намастрячился?

– Нашлись добрые люди, – скромно ответил Кол. – Научили кое-каким приемчикам… Давно это было.

Шершень взмахнул рукой, подавая сигнал оставшемуся в машине Трубе. Приоткрытая металлическая створка позволяла беспрепятственно проникнуть на территорию. Шершень первым пересек зеленую лужайку перед домом и поднялся на крыльцо. «Глок» по-прежнему надежно покоился в его правой руке, готовый при необходимости изрыгнуть смертоносный заряд. Кол и Труба молча следовали за «бригадиром».

Шершень толкнул дверь и шагнул в слабо освещенный холл с высоким потолком. Слева с подоконника проворно соскочила крупногабаритная фигура. Шершень успел заметить в руках секьюрити короткоствольный автомат и услышать лязг затвора. Любое промедление могло стоить ему жизни, но он, не колеблясь ни минуты и чуть развернув свой «глок», дважды выстрелил. Первая пуля ушла в «молоко», а вот вторая благополучно нащупала жертву, с отвратительным хлюпающим звуком вонзившись в грудь пятью сантиметрами ниже сердца. Автомат выпал из ослабевших рук охранника и упал на кафельный пол. Двухметровый широкоплечий амбал накрыл его сверху своим телом.

В гостиной справа от Шершня вспыхнул свет. Он резко развернулся, держа оружие на изготовку, но необходимости вести огонь на поражение не возникло. Седовласый плешивый человечек в малиновом шелковом халате, внешне напоминающий грека, порывисто поднялся с дивана, взбудораженный звуками выстрелов. Чуть раскосые маленькие глазки испуганно уставились на человека с оружием. Огромный плазменный телевизор на противоположной стене транслировал старенький боевичок с участием еще молодого Арнольда Шварценеггера. Шершень коротко взмахнул «глоком» и проговорил:

– Присаживайся, Папа-Джанго, присаживайся, дорогой. Разговор у нас к тебе имеется. И если ты еще не заметил труп в холле, то должен тебе сообщить: разговор будет крайне серьезный. И крайне предметный. Просекаешь о чем я?

– Кто вы такие? – Папа-Джанго зачем-то плотнее запахнул халат на своей покрытой густым волосяным покровом груди. – Что с моими людьми на улице? Они мертвы?

– Слишком много вопросов, – недовольно отозвался Шершень. Он прошел в гостиную и по-хозяйски развалился в удобном глубоком кресле. Положил «глок» на округлый подлокотник, но палец с курка не убрал. Дуло пистолета по-прежнему было нацелено в грудь хозяина дома. Папа-Джанго не стал садиться. – Я, пожалуй, отвечу только на первый. Мы – те, от кого теперь зависит вся твоя дальнейшая жизнь, дорогой. И в первую очередь, насколько она будет долгой и счастливой. Обзываться не буду. Без обид, Папа-Джанго… Наши погоняла тебе ничего не скажут. Да и ни к чему они тебе. – Он закинул ногу на ногу. – Мы здесь исключительно для того, чтобы обрисовать ситуацию в целом. Детально с тобой будет говорить другой человек. Если ты, конечно, прямо сейчас примешь правильное решение…

– Какое решение? – Дилер машинально отступил на пару шагов назад и замер на фоне мерцающего экрана телевизора. – О чем вообще речь? Я не понимаю… Вы от кого вообще? От Гремлина или?.. – И тут его лицо осветилось неожиданной догадкой: – Вы от Блеклого? Да?.. Вы работаете на Блеклого?

– Угадал, – растянул губы в улыбке Шершень. – Сообразительный, чертяга!

Кол занял место позади подельника, облокотившись двумя руками о высокую спинку кресла. Труба тем временем прошел к раскрытому бару, встроенному в стену, пробежался взглядом по богатому арсеналу спиртного с пестрыми этикетками, но в итоге остановил свой выбор на бутылке минеральной воды. Свинтил крышку и сделал жадный глоток.

– Мы прикрыли две твои центральные точки, Папа-Джанго, – буднично сообщил Шершень. – Прикрыли самым кардинальным образом. Забрали товар у «бегунков» и изрешетили их группы прикрытия. О случившемся на Боровицкой два дня назад ты уже должен был слышать. То же самое мы проделали сегодня на Малой Моховой. Если мы не договоримся сегодня, то завтра точно такая же участь постигнет твой скромный бизнес на Кулеповской. А где-то в пятницу и точку в Зарубинском тупике. Но есть один нюанс, Папа-Джанго… Ты всего этого уже не увидишь. Потому как твоя никчемная жизнь будет решена здесь и сейчас. Либо ты с нами, либо против нас. Третьего не дано… На размышления отпускаю четыре минуты. – Шершень сверился с наручными часами и выдержал трехсекундную паузу. – Все! Время пошло, дорогой товарищ!

Дуло «глока» слегка приподнялось. Папа-Джанго сделал еще шаг назад. Его лицо покрылось мертвенной бледностью. В том, что незваные визитеры не шутили, сомневаться не приходилось. Как только отпущенные четыре минуты истекут, сидящий в кресле мужчина спустит курок. Без колебаний. И никакие мольбы его не остановят. Ему нужен был вполне конкретный ответ. И он последовал уже через минуту:

– С кем я должен говорить?

Оружие с глушителем вновь легло на подлокотник кресла.

– Ты не только сообразительный, Папа-Джанго, но и умный. – Правая рука Шершня нырнула в карман куртки и извлекла из него пачку сигарет. Взгляд уже сделался не таким колючим и враждебным. – Я люблю умных людей. И уважаю. С ними меньше мороки. Так всегда говорил мой отец, Царство ему небесное… С тобой свяжется человек, Папа-Джанго. Скорее всего, завтра. Его зовут Даниил. Он позвонит тебе и сделает шикарное предложение. Даже если у тебя останутся сомнения, я все равно советую согласиться. Из чувства самосохранения… В противном случае мы с ребятами вернемся, и никаких разговоров уже не предвидится. Твой труп будет плавать в такой же бордовой луже крови, как и тот, что сейчас в холле. Ты ведь не хочешь этого, дорогой?

– Не хочу.

– Тогда поговори с Даниилом. И сделай все возможное, чтобы он в тебе уже не сомневался. Просто доверься ему. Хорошо?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8