Алексей Кудряшов.

Союз Родов 1. Потенциальный Хранитель



скачать книгу бесплатно

Неожиданный подарок

Группа покинула населенный пункт и двинулась в направлении, указанном боевиком. Тропа петляла среди скал и приходилось быть очень внимательными проходя повороты, чтобы не нарваться на засаду. Впереди шел Митяй, за ним Гоша и Григорий Иванович, командир и Ванька замыкали.

Неожиданно за очередным поворотом группа столкнулась с боевиками бежавшими навстречу. Они буквально неслись, как будто спасались бегством побросав все оружие, но увидев группу Соловьева накинулись на них с остервенением загнанных в угол крыс.

Митяй увернулся от выскочившего на него боевика и схватил в охапку двух следующих, буквально вынырнув из под руки впереди бежавшего бандита, придавил их всей своей массой к скале, после таких объятий душа с удовольствием вырывается наружу без дополнительных уговоров. Пробежавшего бандита принял Гоша, крутанул его и откинул назад, остановил ногой следующего боевика, проскочившего мимо Митяя и, резанув по горлу последнего оставшегося на тропе, прижался к скале уходя с линии огня своей группы. Придавленные к скале бандиты оседали, один с проломленным черепом, второй со сломанной шеей, Митяй выхватил пистолет и выстрелил в пытающегося встать после удара Гоши боевика, присел и направил ствол вперед. Судьбу самого непутёвого нападавшего, оказавшегося глубже всех, решил Седой, он выставил нож и раскрученный Гошей бандит напоролся на него так и не поняв в какой переплет они попали, Командир с пистолетом в руках контролировал тропу впереди, Ванька прикрывал всю группу с тыла. Больше никто не появился.

– Командир, их что-то напугало, либо они разодрались между собой, либо кто-то работает на нашей стороне.

– Вижу. Насколько я знаю операций не планировалось, но береженого бог бережет. Дуболом, пусти вперед Седого, как бы не нарваться на своих же. На деревенских это тоже не похоже, они не так партизанят.

Вскоре они увидели дорогу, по обеим сторонам наложенные камни и мешки с песком, боевиков видно не было. Хорошо подготовленное для обороны место пустовало. Вернувшийся из разведки Григорий Иванович пожимал плечами. Там никого не было, повсюду разбросано переломанное оружие, уходили в большой спешке. Ванька очень внимательно осмотрел место боя, но ничего не смог понять, что там произошло. Что так напугало боевиков и почему столько, буквально перемолотого оружия, но нет ни одного трупа. Даже следов боя толком не было, только следы убегающих.

Вдалеке послышались выстрелы, и большая группа людей выскочила из-за скал и рванула в их сторону, увидев военных, они упали на дорогу, крича, что они не бандиты, их заставляли тут находиться и они сдаются. Умоляли отозвать «русского демона». Бойцы переглянулись и Ванька пожал плечами. Происходило что-то не понятное. Командир махнул этим горе воякам, чтобы они уходили отсюда. Повторять дважды не пришлось, они испарились с дороги за считанные секунды, оставив всё свое допотопное оружие и даже ножи. Бойцы переглянулись, впереди был явно какой-то «бабайка».

Так напугать, это еще постараться надо. Причем на них выскочили именно «вынужденные бандиты», сомневаться в их «боеспособности» не приходилось. Двустволки, да обрезы, больше им ничего не доверили.

Лагерь боевиков был пуст, везде лежали тела убитых и кругом развороченное оружие. Под натянутым тентом лежали боеприпасы с военных складов, вернее всё, что от них осталось. Ящики были размолоты до мелкой щепки, оружие перековеркано, патроны рассыпаны и смяты. Было ощущение, что по ним проехался танк. На всем лежал толстый слой инея, словно мох, откуда он тут взялся решили не гадать, ночами, конечно, холодно, но не настолько же. Тем более иней начал подтаивать только сейчас. И это при плюсовой температуре воздуха. Может баллон какой разворотили, может еще чего произошло, угадать не получалось.

Командир распорядился собрать документы боевиков и взять образцы оружия с серийными номерами, чтобы выяснить откуда оно. Больше тут делать было нечего. Ванька присел возле одного из разбитых ящиков и что-то внимательно рассматривал. Командир с Григорием Ивановичем рыскали по округе пытаясь хоть немного определиться.

– Вообще не понятно, что тут произошло, кто бы это ни был нужно найти. Разгромили боевиков это конечно хорошо, только это функция военных и не желательно, чтобы кто-то посчитал себя вправе быть высшей инстанцией.

Седой пожал плечами и зачем-то махнул головой в сторону Ивана. Видимо посчитал нужным показать командиру на задумчивого бойца. Явно ведь мысль посетила. Следопыт он не хуже, а в некоторых делах даже лучше, чем он сам. Ванька почувствовал взгляд командира и обернулся.

– Не найдем мы никогда того, кто это сделал.

– Это еще почему?

– Я узнал этот почерк, тем более мне подарочек оставили, это кисет деда, он в нем баночку с медом держит. Когда из ускорения выходит, он мед ест. Мне оставил, видимо знал, что я по следу иду. Только если он не захочет, мы его даже не увидим. А сразу не узнал, так потому что не ожидал встретить, но теперь уже не сомневаюсь, что это он.

– Погоди Вань, ты же сказал он умер.

– Я не говорил что он умер, я сказал что он ушел. Решил что мне пора жить самостоятельно, собрался и ушел.

Митяй внимательно слушал беседу командира и Ваньки, подошел к ним и сел рядом.

– Командир, нам тут делать больше нечего, если рядом поселился дед Ванькин, то больше бандитов тут не будет. Это они про него «русский демон» орали. Слухи в горах быстро расходятся. Побольше бы в стране таких Бесфамильных и я был бы доволен, что остался без работы.

– Прав ты Митяй. Ладно, уходим отсюда. Нужно подумать, что рассказывать руководству. А еще я думаю, что сейчас искать Ванькиного деда опасно. Чуйка воет, лучше к нему не соваться сейчас. Вот не поверишь, страшно…

Совесть

Полковник Соловьев вошел в штаб и сразу направился в кабинет к генерал-майору Ильиных. Помощник генерала, капитан Гнездин, сорвался с места и попытался остановить его, но увидев кто именно пытается пройти, сжался в комок и поспешно ретировался с дороги, с такими лучше не связываться. Соловьев посмотрел на него и подошел.

– Капитан, тебе лучше не показываться на глаза мне или кому-либо из моей группы, я позабочусь чтобы тебя не взяли больше никуда, уходи из армии.

Гнездин молча сел на свое место и смотрел на полковника испуганным взглядом.

– Товарищ генерал-майор, задание выполнено, по нашим сведениям, оружие продавалось с ваших складов. Продавца устранили сами боевики когда вы вышли на его след. Думаю, не сложно сопоставить серийные номера. Всё бандформирование уничтожено, частично местным населением, с ними проведена беседа и изъято оружие. Всё, что можно было использовать нейтрализовали и сбросили поглубже, не найдут.

Генерал кивал головой и перебирал бумажки успокаивая нервы. Группа только что пришла с задания и неизвестно какие новости она принесла, но пока новости были хорошими.

– Продавца мы уже нашли, кажется. Они убрали его. Ревизия на складах уже показала недостачу. Вы свою основную задачу выполнили, но я попросил бы ваше руководство оставить группу для полной зачистки очагов. С местностью вы уже познакомились, действовали удачно, так что вам и карты в руки. Надеюсь, вы не против. Хорошую работу сделали, молодцы, обязательно отмечу в рапорте.

***

Месяц прошел в постоянных вылазках и в локальных стычках. Наконец подошло время отпуска и каждый захотел распорядиться им на свое усмотрение, Митяй остался с Гошей, Григорий Иванович с командиром решили рвануть куда-то в Сибирь к знакомым, отдохнуть от цивилизации в глуши. Ванька всегда мечтал побывать в Ленинграде, вернее теперь уже в Питере, тем более у него там квартира оказалась.

– Малой, вчера в своей квартире обнаружен капитан Гнездин. Врачи констатировали смерть от сердечной недостаточности. Твоя работа?

– Никак нет товарищ полковник, приказа же не было. Может совесть?

– Наверняка совесть, я таких совестливых давно не встречал. Ну, бывай. До встречи.

Отпуск

Вокзал

Санкт-Петербург, или Ленинград, кто как привык, он и переименовался-то обратно в Санкт-Петербург осенью прошлого года. Старый город, соответственно – ощущение помпезности и какой-то старины приходит уже на вокзале. Ванька видел совсем немного вокзалов, но величие города накладывает обязательства даже на воздух. Огромные людские потоки настораживают человека привыкшего к лесу, но если воспринимать город как тот же лес, только более шумный, то можно и свыкнуться. Люди как муравьи бегут по проторенным дорожкам по своим неведомым делам. Можно даже отследить течение, вряд ли они вообще замечают что-то вокруг кроме узкой дорожки из мраморного или асфальтированного пола ведущую в нужную сторону.

Будка с телефоном, чем она заинтересовала не понятно, но что-то в ней было нереальное. Ванька понимал что он чужой в этом городе, городская жизнь не для него, уж больно много суеты, а будка была островком спокойствия в этом человеческом муравейнике. К ней периодически подходили и для человека зашедшего в неё мир как будто останавливался, он погружался в свой мир, отсеченный от окружения стеклянными стенками. Ванька даже подумал, что если бы не стекло, то человек вообще мог бы оттуда не вернуться, так бы его затянула та, внутренняя, жизнь этой будки.

Понимая что начинает привлекать внимание своим поведением он начал отходить от будки, когда заметил небольшое изменение в окружавшем его пространстве. Что-то насторожило его, хотя он еще не понял что изменилось и почему, время привычно стало замедляться, он искал источник напряжения. Опасности не было, просто мир вокруг изменился и эти изменения касались лично его. Так уж устроен его организм, такие изменения он распознавал по мелочам зацепившихся за сознание, даже не понимая что происходит и каким образом это касается именно его.

Наконец он распознал источник изменений. Три человека целенаправленно шли к нему, они делали вид что просто идут по своим делам, но их целью является он, это Ванька понял сразу. Остановился возле стены, опустил свой рюкзак и стал ждать. В какой-то момент люди разделились и, достаточно грамотно и не привлекая лишнего внимания, зашли с разных сторон. Когда они были возле него старший подошел и показал удостоверение милиционера.

– Старший лейтенант Васильченко, пройдемте с нами.

Двое по бокам настороженно наблюдали за поведением Ваньки. Он пожал плечами, взял рюкзак и молча отошел от стены. Васильченко даже замялся. Он ожидал глупых вопросов типа «куда?», «зачем?», «что происходит?» и готов был уже бросить привычное: – «пройдемте в отделение, там разберемся», но парень просто взял свой потрепанный полупустой рюкзак и был готов пойти за ним. – «Странный он какой-то, не зря на него обратили внимание его оперативники в зале, а когда прошла информация о звонке с предупреждением о вооруженных бандитах на вокзале и были получены подтверждения что звонили с одной из будок самого вокзала, то первые подозрения пали именно на него». Он дал распоряжение взять еще пару подозрительных личностей, но за этим парнем решил сходить сам, он был самый опасный. Необъяснимо чем, но опасный, даже оперативников поопытнее взял с собой. – «Виноват он или нет, пусть майор решает, а его дело обеспечить порядок на вверенной ему территории и доставлять вот таких звонильщиков в отделение» – вот он и обеспечивал, и доставлял, уже больше десяти лет. Обеспечивал, несмотря ни на что. Положено при угрозе террористов вызывать парней из спецподразделения, значит нужно вызывать, и вызывал. Никаких террористов он отродясь не видел, но служба есть служба. – «Возможно, бандюки именно поэтому и не появляются на этом вокзале», – усмехнулся старлей от своих мыслей.

Когда бомжи говорили о бомбе, «в мусорке» на вокзале, он им, конечно же, не верил, но все равно вызывал. И уже давно посмеивались над ним. Скорее всего, именно поэтому он все еще старший лейтенант в свои сорок с небольшим хвостиком, а не майор. И он всего лишь руководит бригадой оперативников, а не всей службой безопасности вокзала. Но делать свою работу спустя рукава он не умел и не хотел, вот и сейчас, не смотря на вопли майора он вызвал Игната. – «Пусть покрутится со своими ребятами по вокзалу. И мне спокойнее и парни свою работу сделают. А Яковенко пусть вопит, статистику, видите-ли, я ему порчу своей паникой. Работа у меня такая, статистику всем портить, а мне статистику кто потом подправит? Вон придурков сколько, хоть сводки не смотри».

Майор очередной раз выслушивал от начальства по телефону о том, какой он бестолочь и до чего довел вокзал, что это уже четвертый пустой вызов ОМОНа за этот квартал и премии ему не видать как собственных ушей. Красный от злости он ждал когда старлей приведет последнего из задержанных. Двоих вонючих бомжей он уже выгнал взашей, не став с ними даже разговаривать. – «Да у них даже мозгов не хватило бы чтобы позвонить о террористах, о чем думали эти идиоты, когда притаскивали бомжей в его кабинет, чем потом дышать он тут должен? Уволить бы этого старлея вместе со всей этой братией, да нельзя, его подразделение лучшее во всем Питере и не раз вокзал ставили в пример по выучке, вот только премий лишали с завидной постоянностью из-за чудачеств этого Васильченко. Ну, ничего, поймаю этого телефониста, может и премия вернется. Я ему все звонки припомню… Да где уже этот старлей?».

Васильченко завел Ивана в кабинет к майору Яковенко и, увидев его красное лицо, поспешно ретировался. Выслушивать очередную волну негатива было некогда, нужно было еще Игната встретить и попросить, чтобы он людей на вокзале не пугал своими орлами с автоматами. – «Оперативники доложили, что в зале никого подозрительного не видели, но пусть Игнат потихонечку сам все проверит. Террористы – это его клиенты, он их по запаху определяет, вот и пусть пробежится по залам».

***

Ванька сидел на стуле и с любопытством разглядывал как толстый и суетливый майор, вытряхнув рюкзак, копается в его скудном запасе вещей. Видимо осмотр зубной щетки и мыла, смены белья и непонятно когда там появившихся сухарей в вощеной бумаге не принес удовлетворения. А скорее наоборот, добавил вопросов к нему.

– Паспорт.

Ванька подал паспорт, не нравился ему этот майор, было стойкое ощущение что он ищет к чему бы зацепиться, а не выполняет свою работу. Ну подозрительный парень, ну полупустой рюкзак, только с необходимыми на первое время вещами, в остальном-то это обычный человек, немного непонятный, ну так задай вопросы и все будет понятно. Но майор не задавал вопросов, он, похоже, уже все решил.

В паспорте оказались деньги, ни много ни мало, целых пятьсот рублей. Это в два раза больше, чем зарплата майора и он просто не мог уже пройти мимо столь очевидной несправедливости.

– Что за деньги? Ты мне взятку даешь? Что ты делал возле телефона? Зачем звонил про террористов? Ты так развлекаешься? Который раз ты уже звонишь?

– Деньги мои, я не звонил.

– Не ври мне, я вранье за версту чую. Откуда такая большая сумма? Ты вор?

– Это зарплата и отпускные, наличкой взял для удобства.

– При такой зарплате и потрепанный рюкзак? Ты кого обмануть хочешь? Сейчас ты мне все расскажешь. И про звонки, и про то, как и с кем воруешь на моем вокзале.

Майор положил деньги в нагрудный карман, взял со стола увесистый телефонный справочник и направился к Ваньке. Его намерения были легко читаемы.

Ванька честно предупредил: – «Не стоит вам этого делать». Но разум сегодня не посетил майора, а инстинкты отказали уже давно, он упорно шел к своей инвалидности.

К счастью майора Яковенко в дверь влетел Долин и остановился уже практически в середине кабинета.

– Долин, ты стучаться пробовал?

– А ты майор не зарывайся, у меня работа такая без стука входить, а стучать только по дурным головам.

Яковенко уже понял что действительно погорячился и не стоило хамить полковнику Долину. Он, конечно, прямого отношения к нему не имел, но испортить жизнь мог.

– Все-таки вызвал тебя Васильченко? Ведь сказал же что нет необходимости, тут делов-то, телефонного хулигана допросить.

– Это он?

Майор кивнул головой на Ваньку: – «он!».

– Не похож как-то. Выйди-ка майор, поговорю с ним немного.

Майор нехотя пошел к двери, но неожиданно натолкнулся на Ивана. Парень быстрым движением вынул из нагрудного кармана майора деньги и «отплыл» в сторону своего стула.

– Это мое, ты забыл наверно.

Долин повел бровью и очень нехорошо посмотрел на майора, Яковенко решил промолчать и попытался как можно быстрее выйти из своего кабинета, бросив со злости на стол телефонный справочник. Тот заскользил по столу собрав все письменные принадлежности так аккуратно расставленные ранее. Не красиво получилось. Сплошной кавардак на столе…

Сегодня был явно «не его день». Даже из собственного кабинета, из которого его, между прочим, выгнали, он нормально не смог выйти. В дверях столкнулся с бойцами спецподразделения, которые, как и их начальник, привыкли входить без стука. Пока он с переменным успехом пытался протиснуться сквозь них, заместитель Долина, капитан Прихожин, успел выдернуть из его руки паспорт задержанного, Майор с удивлением посмотрел на этот паспорт и с удвоенной силой начал расталкивать бойцов.

– Командир, это не наш клиент.

– Вижу что не наш, рассказывай.

– Ну, во-первых, хоть и говорили с искажениями, анализ голоса показал, что звонила женщина, остальное вы уже сами видите. Это не наш клиент, и все тут. Симоненко пытается составить психологический портрет по голосу, как сделает, так сообщит подробнее.

Долин уже листал паспорт.

– Иван Емельянович Бесфамильный, так, чего там… м-м-м, 22 полных года, холост, прописка Питерская.

– Кто таков?

Ванька пожал плечами, что отвечать он пока не придумал, в паспорте ведь все написано, что конкретно вкладывалось в вопрос было не понятно.

Долин пока и не ждал ответа, осматривал вещи разбросанные на столе и заталкивал их обратно в рюкзак.

– Командировочный что ли? Домой приехал? Что возле будки телефонной делал? Говорят, ты там минут десять крутился, но в будку вроде не заходил, насколько успели заметить. Правильно?

Работу Ваньки можно было считать командировками, да и в будку он не заходил, что тоже правильно, поэтому он просто ответил: – «да»

– Ого, да ты разговаривать умеешь?

Ванька улыбнулся.

– Просто мимо проходил, в будке течение жизни другое, вот и задумался.

Бойцы переглянулись и заулыбались.

– Метко. Ладно, давай для порядка по тебе данные пробьем, надеюсь, не торопишься?

– А если тороплюсь, вы меня подвезете, конечно же?

– Да уж не сомневайся, с ветерком… Это уж как водится…

Заняться было особо нечем, информация по террористам не подтвердилась очередной раз, и бойцы вальяжно развалились на чем придется. Из-за дивана вышла небольшая свара до момента пока на них не глянул Прихожин. Ему уступили место, начальство как-никак.

– Спортсмен что ли?

– Никак нет.

– Ну, раз «никак нет», то давай свой военник.

– Лейтенант, ракетные войска. Отпуск. Чего сразу не показал?

Полковник взялся за телефон, набрал номер и стал диктовать данные на Ивана.

– Любаша, посмотри пожалуйста хлопца, данные наверно засекречены, он ракетчик, воспользуйся моим допуском. Спасибо тебе большое. Да-да, с меня шоколадка, я помню. Позвони на вокзал, к Яковенко в кабинет. Жду.

Через несколько минут зазвонил телефон и Долин стал внимательно слушать.

– Это все? Ты уверена? Прости-прости, я не сомневаюсь, просто не ожидал.

Полковник повесил трубку, сложил вместе военник с бумагами и паспорт, посмотрел в глаза Ивану и подал ему документы. Затем завязал рюкзак и тоже протянул.

– Извини, можешь идти. Спрашивать кто ты такой бесполезно?

Ванька пожал плечами и улыбнулся.

– У каждого своя работа. Удачи вам.

Ваньку провожали заинтересованным взглядом все бойцы. После того как он вышел Прихожин обратился к Полковнику.

– Василич, чего сказали то, тебя как будто об стену ударили. Президент Никарагуа что ли?

– Вот в том-то и дело что ничего не сказали, даже на мой допуск. Может и президент, может и Никарагуа.

– Это как так?

– Да никак. Сказали: -«условно лейтенант, условно ракетные войска, условно 22 года». И всё. Личного дела как такового нет, пара листочков в доступе. Хорошо хоть фамилия с именем не условно. Хотя и тут у меня уже нет уверенности.

Бойцы присвистнули.

– Ну и что значит условно? Ничего не знают о нем что ли? Хороши вояки.

– Да засекречен парень, по самое "не хочу". Условно – это когда сегодня он лейтенант, а завтра генерал-лейтенант и дача под Москвой, все зависит от текущего задания. И будь уверен, дача будет оформлена на него вот уже двадцать лет и все документы в порядке. От генеральского звания его отделяет только видимый возраст. Еще неизвестно, сколько ему на самом деле. Короче, все условно. Он, поди, и сам-то уже забыл, кто он есть на самом деле. Видел я такого, но на нём клейма ставить некуда, а этот молодой совсем.

Прихожин посмотрел на бойцов.

– А еще это значит, что даже полковнику Долину не положено знать кто такой Иван Бесфамильный. А уж хлопцам на диване и подавно, даже не положено было слышать этот разговор.

Зацепить скучающих парней оказалось не так-то просто.

– Да может на секретном заводе работает, или сыночек шишки какой.

– Угу, весь такой напружиненный и с острым взглядом инженерчик. Ты мне позубоскаль ещё.

– Так, все на выход, парней отзывай с точек, пора на базу.

Влетевший в дверь Васильченко мгновенно изменил всю обстановку. Бойцы перестали быть похожими на дворовых мальчишек и напряглись. Еще до момента когда старлей заговорил всем стало понятно, что-то произошло.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9