Алексей Кудряшов.

Союз Родов 1. Потенциальный Хранитель



скачать книгу бесплатно

– Товарищи бойцы, я младший сержант Кондратюк. Вы должны выполнять мои приказы днем или ночью. Только, братцы. Обещаю, что любой мой приказ будет только по делу. Вы уж извините меня, чуть не сорвался с пути истинного. Спасибо тебе Бесфамильный, что по полу не размазал, хотя зря. Надо было бы. С той минуты я другой человек. Из кожи вон вылезу, чтобы не дать своих бойцов в обиду. Если мне мозги ни с кем не изменяют, Бесфамильный долго у нас не задержится. Во всеуслышание заявляю, пришибу каждого, кто полезет на бойцов нашего взвода. Сам не справлюсь, дедов соберу. Поддержите?

– Не вопрос Кондратюк. Башку свернем любому.

– Бесфамильный, ты даже не представляешь, какую услугу мне оказал. А теперь отбой. Всем спать.

Ванька пожал плечами и улыбнулся. Брагин был доволен. «Кондратюк, конечно, туповат, но он не пустомеля. Если сказал, в доску расшибется. Хоть в этом направлении можно ослабить хватку. Дедовщину и землячество никто не отменял, но в рамках своего взвода он контролировал все их проявления. Правда, за всем не уследишь».

Сюрприз на тропе

– Взвод подъем, форма одежды номер два. Построиться.

– Нале-е-ево, на зарядку бего-о-ом марш.

– Сержант, где Бесфамильный?

– Он в шесть поднялся товарищ старшина, сказал на сопку побежит, хочет по большому кругу. Меня разбудил, я чуть не прибил его.

– Двадцать километров на зарядку? Нет, друг мой, нам его не догнать. Строй своих орлов, на стадион, как всегда. После завтрака попрошу его занятие по рукопашке провести, а то чую, он скоро исчезнет, так же как появился. Наш Кэп как всегда прав, не нашего полета птичка.

– Может, хоть немного, сможем как он. С капитаном вообще не пойми что было, а вот с тобой был бой замечательный, как в боевике американском. Надо будет сегодня повторить.

– Вот на тебе он и повторит.

– Нет, товарищ старшина, он меня наверняка повредит в особо нужном месте, где ты себе еще такого командира отделения возьмешь?

***

Ванька всматривался вперед и ждал. Он слышал приближение вчерашних бегунов. Как и ожидалось, их было только трое. Дуболома все-таки не взяли. Когда они подбежали ближе, он, не оборачиваясь, поднял руку с раскрытыми пальцами. Он чувствовал, что командир повторил его движение и бегуны растворились. Старший осторожно подошел к нему и кивнул головой спрашивая что происходит.

– Впереди чужие были, человека четыре, были минут двадцать назад, копались на тропинке, в метра три от меня на уровне колена натянута струна, растяжка. Пришли сверху, видимо там мотоциклы стояли, бензином пахнет. Птиц спугнули, вся округа их заметила. Делали все очень быстро и по намеченному плану. На вас охотились, я тут второй день и сам не знал, что сегодня пойду выше. А кроме вас тут недели две никого не было. Справа лежка, там они и следили, пару дней наверно, следов слишком много. Слева гнездо, там стрелок был, я его камнем сбил, должен быть жив еще, я только к лежке метнулся, проверить, пусто, к гнезду не успел, вас ждал, уже на подходе были.

Впереди никого не чую, думаю, ушли насовсем.

Командир движением руки отправил одного из своих проверить гнездо. Сходил к лежке, а потом подошел к растяжке.

– Григорий Иванович?

Старый вояка бесшумно проявился возле командира.

– Нету никого, малой все верно рассказал, даже больше, чем я увидел. Те кто тут хозяйничал ушли, стрелка оставили добить. Охотились всё ж таки на нас, только в толк не возьму, почему на нас и как мы их не учуяли, ведь как минимум два дня они тут были. Прав Малой, за сутки не сделать так точно, да ещё ночами.

Командир кивком показал на мину.

– А добивать не пришлось бы, МОН-50, в аккурат всю тропу накрыла бы. Поставлена хорошо. Никто бы не выжил. Уж на своей земле точно не ожидали бы.

Один из бойцов приволок труп стрелка.

– Он себе шею сломал, когда падал. Ему камнем в висок прилетело, череп пробит, потерял сознание и ковырнулся неудачно. Документов нет, камуфляж охотничий, кавказец. Снаперка FR-F1, ТирорД’Элит, французская сборка, 7.62, прицельная дальность 800 метров. С собой только галеты и вода. Следы вокруг гнезда только вчерашние. Всю ночь, гад, сидел. А вот другие бродили под утро, но близко к нему не подходили.

Командир кивал головой. Он уже увидел, что за винтовка и прекрасно знал её характеристики, но доклад не перебивал, погрузившись в свои мысли.

– Малой его с шестидесяти метров камнем сбил. Как-то даже не верится. Камень я видел, даже примерил. Он родимый.

– Седой, Гвоздь, организуйте минут пять, поговорю.

Бойцы вновь растворились среди реденьких деревьев, не потревожив ни одной сухой веточки.

– Ну, давай знакомиться Вань. Полковник Соловьев Сергей Петрович. Командир звена специального назначения, десантно-штурмовая бригада. Диверсанты. Мы о тебе немного справки навели, о твоем вчерашнем дне. И про вилку, и про бой с капитаном знаем. Кстати, его «костоломом» звали, заслужено. Он же недавно в ракетчиках обосновался, боевой стаж за плечами. Обрисовал он тебя в красках, я даже температуру ему померить хотел. Ты какой-то сказочный персонаж, нам такие край как нужны. Про вилку и про твои отжимания он тоже знает. С сегодняшнего дня в мое подчинение идешь, после завтрака тебе капитан Егоров все скажет. Сейчас дуй в казарму, дальше мы сами.

– Есть.

Ванька побежал обратно, что там произошло, почему на них охотились, ему расскажут позже, если сочтут нужным. Была команда дуть в казарму, значит нужно дуть.

***

По столовой бегал прапорщик и менял свежий хлеб на проспиртованный. Весь второй взвод дружно заталкивал хлеб в карманы, даже старослужащие. Как только прапорщик убежал глубже в столовую, хлеб достали и разложили по тарелкам. Старшина ухмылялся, но от свежего хлеба не отказывался и он. Ванька уставился в тарелку и не поднимал глаз. Интересно, сколько времени хлеборез будет нервно вздрагивать при виде второго взвода? Никто кроме Ваньки, старшины и неудачливого салаги, который молчал как рыба и старался не отсвечивать, не понимали, что за фокусы с этим хлебом. Почему только их взвод не доедает проспиртованный хлеб? Но выяснять никто не собирался, всех это устраивало. Ещё не хватало сглазить ситуацию…

– Товарищ старшина, меня переводят.

– Когда? Я тебя до обеда не отпущу, у меня на тебя планы, так им и скажи.

– Вечером прибыть в расположение части, за мной придут скорее всего после обеда.

– Отлично, сейчас всех соберу на занятие по рукопашке, покажешь по максимуму.

После разминки, старшина вызвал Ваньку и попросил показывать, как можно больше, вне зависимости от понимания. – «Главное ухватить суть, понимание попробуем отработать уже после».

Иван начал с медвежьей стойки, показал варианты отбивок и отведений ударов из этой стойки, рассказал про сухожильную силу, не видимую и вводящую врага в заблуждение. Показал, как тренировать эту силу и, как с помощью сухожильных мостов, отводить очень мощные удары без вреда для здоровья. Провел несколько спаррингов и разбил бойцов по парам для тренировок, подготовку хоть немного, но увидел. Старшина помогал ему, периодически подходя и уточняя какое-то движение. В целом, Ванька был доволен. Этих упражнений им хватит надолго. Там есть что отрабатывать и тренировать. Главное, что Брагин ухватил саму идею использовать физиологию человека для понимания движений во время боя.

Часа через два он заметил приближающегося «дуболома». Его было трудно не заметить. Дуболом постоял облокотившись о курилку минут десять и натурально протрубил, даже бойцы вздрогнули.

– Малой, закругляйся. За то, что ты наших предупредил, я тебя на руках до берлоги вызвался нести.

– А можно я сам? Я всем скажу, что это вы меня донесли.

– Можно. С собой ничего не бери, машина возле КПП, всё что нужно я уже погрузил, у тебя четыре минуты.

Бойцы замерли. Ванька подошел к старшине и пожал ему руку. Повернулся к бойцам, почти незаметно кивнул головой и ушел не оборачиваясь. Все смотрели ему вслед, пока он не пропал из виду, только после этого жизнь взвода вернулась к прежнему распорядку. Кого он там успел предупредить, и главное, о чем и когда? Им, по-видимому, уже не узнать. Странный парень появился неожиданно в их части и так же неожиданно пропал, но за эти пару дней он успел оставить о себе кучу домыслов и догадок.

Дома

– Малой, располагайся, тут твоя койка, я сплю в соседней комнате. Вещи сейчас принесут, Григорий Иванович весь твой размер уже рассказал куда следует. Это все скидывай, все твои вещи будут сожжены, те, которые подписал и сдал, даже домашние, которые заныкал каптёрщик. Такие порядки.

Ванька переоделся в удобную форму, камуфляж сидел как влитой. Григорий Иванович все правильно подметил. Надел носки вместо портянок и залюбовался полуботинками. Высокие, на шнурке, плотно облегают ногу, подошва мягкая, но внутри несколько металлических пластин, видимо, чтобы шипы вражьи не пробивали подошву, и в то же время подошва гнулась. Удобная обувь. Штаны заправляются в носки и с резинкой поверх носков, чтобы насекомые по коленкам не лазили. Футболка и верхняя легкая куртка с капюшоном.

– Оделся? Пошли в зал, там наши собрались.

Ванька стоял в середине овального помещения, метров десять в длину, и метров пять в ширину. По периметру сидели здоровенные, как на подбор, бойцы десантники. У каждого из них были боевые выходы и потрясающая выучка. Он был среди элиты наших войск. Страха не было, дед его готовил быть равным среди них. Он не подведет. Полковник Соловьев стоял спиной ко входу, за ним как гора возвышался «дуболом». Оказалось, что полковник совмещает ещё и должность командира бригады. Но, видимо, командир звена для него важнее, а может просто актуальнее на тот момент было, когда знакомились. Для Ивана это особой роли не играло.

– Митяй, ты опять двери не закрыл, у меня шерсть на затылке дыбом. Ты же знаешь. И сядь куда-нибудь, не мельтеши за спиной.

– Виноват Сергей Петрович, щас затворю.

– Малой, ты садись, только в центре садись, чтоб тебя слышно было, рассказывай не торопясь, ты дома.

Ванька сел на корточки, на японский манер, руки сложил на колени, и стал рассказывать.

– Родителей не знаю, дед Силантий меня вырастил. Жили на охотничьей заимке, читаю лес, стреляю, но в основном охотился без огнестрела. Нож знаю, учил технику боя пока не разбудили родовую память. Теперь тело вспоминает само в нужный момент. Показать могу, помочь могу, научить всему не получится. Дед сказал идти Служить. Это все, если коротко.

Бойцы явно не ожидали окончания рассказа, они только настроились слушать, а вышло, что вроде как парнишка уже всё рассказал.

– Родовую память? Звучит красиво, что это?

– Знания бойцов когда-либо защищавших Русь. Все скрытые от чужих глаз специально или временем умения. Род у нас большой и все воины, вот только кроме меня не осталось никого. Полегли все.

– Слова красивые говоришь. Душу греют.

Десантники переглянулись. Командир обвел их взглядом и понял, что не верят. Не внушал доверие этот щуплый пацан со своими высокопарными речами. Он бы сам не поверил, если бы не Егоров. Его технику он знал. По словам Егорова мальчишка его «сделал» как первоклассника. А то, что никого из Рода не осталось, так-то обычное дело, когда Род на настоящей Службе.

– Виктор в круг, три минуты в полконтакта.

Крепкий десантник встал напротив всё еще сидящего на коленках Ваньки и укоризненно посмотрел на командира?

– Сергей Петрович, ну покалечу ведь.

Все произошло очень быстро, Ванька вскочил на ноги, ушел от среагировавшего десантника, подбил колено и когда шея бойца оказалась напротив его руки, захватил на удушающий. Ушел в резкий присед и тут же отпрыгнул. Виктор упал без сознания. На это ушло не больше пары секунд.

Пришел он в себя уже на своем месте, его оттащили товарищи, мгновенно оттащили, отработано уже, не в первый раз боец без сознания после тренировки. Больше никто не ухмылялся. Все поняли что произошло, не понятно было почему на столь элементарные вещи попался Витька. – «Лопухнулся что ли? Не похоже на него» …

Командир взглядом вывел еще двоих в круг. Теперь они действовали осторожно. Встали с обеих сторон и, не сговариваясь, атаковали. Атака провалилась, они завертели головами, не найдя Ваньку посмотрели на командира. Иван вышел из-за одного из них и встал в центре.

– Чего ржете? Что произошло-то?

– Садитесь, вы оба убиты.

С места соскочил Митяй – «Малой, ну а если нас поболе будет, справишься?»

– Отвлеку внимание и уйду.

– «Как это отвлеку, а если не отвлекусь» – засмеялся простоватый Митяй.

– Ну, вот смотрите, предположим, вот они…

Ванька немного развернулся и показал, на бойцов чуть правее себя за спиной. Все взглянули туда, через мгновение посмотрели вновь на Ивана, но его там уже не было. Все всполошились и даже повскакивали с мест. Он просто исчез. Командир недоуменно обвел взглядом комнату и зачем-то посмотрел на дверь. «Ну не мог он выскочить через нее. Что за фокусы».

Ванька вышел из-за Митяя и снова встал в центре. Митяй проводил его довольным взглядом, но было видно, что для него это тоже сюрприз. Кто-то присвистнул.

– Ну и как ты это провернул?

– Когда вы отвели взгляд, я пригнулся и ушел за товарища полковника, затем переместился за дуболома, простите, за Митяя.

– Но ведь ты шел на меня, я бы тебя точно заметил.

– Я ушел чуть левее, вы могли заметить только движение, а вот эти трое слева от вас меня видели.

Все посмотрели на приходящих в себя бойцов слева от командира. Они качали головами и смотрели на всех затуманенным ничего не понимающим взглядом. Командир кивнул головой и хлопнул себя по ноге.

– Так, на сегодня хватит, все свободны, Дуболом останься. Старшие групп тоже останьтесь.

Митяй укоризненно посмотрел на Ваньку.

– «Пусть будет Дуболом, ничуть не хуже, чем Митяй» – проворчал он.

– Григорий Иванович, покорми Малого и покажи, что да как.

– Сделаю.

Когда Ванька ушел командир уселся по-турецки и потер виски.

– Ну что? Давайте подумаем. Пацан-то не прост. Ой, как не прост. Даже стыдно за свою подготовку становится. Если бы не сам следил как вас натаскивают и по три шкуры драл, кому-то бы влетело за сегодняшний день. Похоже на правду про родовую память. Так не натаскать. Обратили внимание как он относится к своему умению? Никаких понтов и высокомерия, просто и без затей, так сказать, по факту, а ведь он в курсе, что ему тут нет соперников, и не нужно вздрагивать Леший, мне виднее. Конечно, еще присматриваться будем, но, по-моему, тут все ясно. Он как открытая книга, простой русский деревенский парень. Пойдет в мою группу, буду сам присматривать. Расходимся. Гриша, Пахом, ваши группы сегодня уходят, задание получите перед вылетом, собирайтесь. Митяй, дуй на склады, запасы обновить, НЗ пополнить. Прапор оборзел, даже на меня не вздрагивает, так что действуй.

– Жаловаться будет!

– Будет жаловаться, получишь наряд, не переживай.

Командиры групп заржали и хлопнули Митяя по плечу. Он сам ухмылялся, но в этой ухмылке ничего хорошего для прапорщика заведующего складами не было и не могло быть.

Засада

– Малой вставай, командир сказал побежите на сопку к засаде. Ты там нужен, поможешь прочитать.

Ванька встал и быстро оделся, Митяй принес с собой несколько видов ножей и развернул всё это богатство прямо на полу.

– Выбирай.

Ванька пробежался по ним взглядом и покачал головой.

– Нет моего, я пока вот этот возьму. Потом чего придумаю, может этот утяжелю.

– Хорошо, я тебе в карманы сухарей натолкал, вон ты какой дохлый, подкрепишься, а то загоняют они тебя.

– Спасибо дядя Митяй.

– Да какой я тебе дядя, зови просто Митяй, или Дуболом, всё равно уже прилипнет, даже Батя так называть начал. Ты забудь про свой возраст, ты постарше всех нас вместе взятых будешь. Так Батя сказал. Думаю, он прав.

Иногда Ванька действительно ощущал всю тяжесть и мудрость родовой памяти. За последний год он стал старше, как минимум, на пару сотен лет и разрыв увеличивался с каждым днем. Его родовая память расширяла свои владения открывая новые знания и умения. Примитивные по большому счету, но иногда такая примитивность намного полезнее в «поле».

***

Через час они стояли на месте прежней засады. Ванька не чувствовал опасности, он водил носом из стороны в сторону, как будто принюхивался. Григорий Иванович, заядлый охотник и следопыт, с любопытством смотрел на Ивана и ухмылялся.

– Что унюхал?

– Лиса недавно ходила совсем рядом, ушла, когда нас почуяла, её не обманешь, нет тут никого. Последний раз проходили вчера засветло, зверья много мелкого спугнули, они от своих схронов далеко не отойдут, если рядом кто появляется. Ветки свежие нарублены, наверно носилки делали, труп уносили. Сегодня мы первые. Посторонних запахов нет, все местное. Смолой свежей пахнет, вчера крупное дерево повредили рядом. Наверно мину вытаскивали, вот смола и пошла. Струну зря не убрали, зверь запутается.

– Гвоздь, струну подбери.

– Прости Григорий Иванович, вчера в суматохе забыл. Когда разминировал, не до нее было, крепко в дерево ввинтили сволочи, не жалеючи, а потом забыл.

– Можно сначала в гнездо?

Ванька взошел на дерево, как будто это было продолжение тропинки, и уже сверху, из гнезда, стал осматриваться.

Командир похлопал по плечу Григория Ивановича и улыбнулся.

– Ну, как он тебе? Все правильно говорит?

– Наш человек, ты видел? Он же действительно нюхал, точно тебе говорю, наш человек.

Ванька продолжил докладывать.

– Делал не он, кукушка сначала осматривал место, пристраивался, если бы сам делал, не суетился бы. Беспокойный, ворочался, веток в гнезде поломанных много, за своими следил тоже, пол ночи они тут крутились. Потом всю ночь не спал, боялся проспать, не курил, но сигареты в руках крутил. Ствол не его, первый раз в руках держал. Всю ночь его теребил, привыкал. Место не пристреливал, надеялся, что с 60 метров не промажет. А еще, вчера на руке заметил порезы от ножа, он часто ночью в засаде сидел, резался, чтобы не уснуть.

Командир глянул на Григория Ивановича. Тот кивнул, тоже заметил, когда Гоша труп стрелка притащил. Ванька-то его вообще пару минут видел. «Зоркий парень».

– Продолжай Вань.

– Тут всё, нужно на лежку идти, там интереснее должно быть.

Ванька спрыгнул с дерева, незаметно пружиня на ногах, как будто сошел по ступеньке. Пошел в обход, до лежки.

– Тут они ходили, чтобы следов не оставить, двое, они гнездо делали, потом показали кукушке. Важный видать человек, а может наёмный, сам не стал мараться. Собирали выше по склону, не первый раз делали. Лежка на двоих, каждый себе мастерил место, один спокойный, локти в землю упирал, бинокль, ночью спал. Второй нервный, ночью почти не спал, караулили кого-то из вас, кого сами не знали, только фотографию видели.

Командир встрепенулся.

– Объясни.

– Перед собой фотографию держал, вот тут вдавил её случайно в землю, видно квадрат. Видимо узнал сразу, вот тут истыкал ножом всю фотографию, очень злился. В следующий раз проверяли, будет ли он снова здесь. На третий раз решили минировать, наверно после того, как решили, что один человек тут не ходит. Под утро решили, иначе бы не стали тут пол ночи сидеть. Может сначала хотели без взрывов обойтись.

Ванька ковырнул пальцем землю и вытащил часть фотографии. Рукав костюма. Командир и Григорий Иванович переглянулись.

– Я в этом костюме в Грузии был, прошлый год. Там и купил. Когда банду накрыли, тогда костюмчик и кончился, мы тогда упустили пятерых. Не они ли меня посчитали? Я же не таился, знали что с Иркутска, тут в городе и вычислили.

– Они не знали, что ты охотник Григорий Иванович. Иначе бы столько следов не оставили. Думаю, ты бы их тоже прочитал на подходе, а значит, данных о тебе нет. Как они тебя тут искали, не понятно пока.

– Да все понятно, нашли они меня, сначала военный городок, потом народ поспрашивали. У меня в квартире вся комната в фотографиях этой сопки. Оборудование одно проверял, да так и оставил фотки. Дома не дождались, сюда пришли, догадливые.

– Нужно брать их.

– Дуболома ко мне в квартиру пошли, пусть сам соберет группу быстрого реагирования, он вряд ли живыми их возьмет, уж больно неуклюжий, я проинструктирую. Они же потом хорошими прикинутся, и доказывай за что мы честных граждан за зад прихватили. Только, Петрович, сам не ходи. Тебе не поверят, что операция прошла не чисто. Ещё желательно узнать, как на квартиру вышли, кто у нас там такой разговорчивый оказался…

– Так и сделаем. Пошли в берлогу, пора покушать.

– Митяй мне тут сухарей насовал.

– Давай, а то в животе урчит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9