Алексей Козлов.

Супернестор. Том I



скачать книгу бесплатно

© Алексей Козлов, 2017

© Алексей Борисович Козлов, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4474-8522-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. Песнь первая

В коей всё только начинается, и приводятся некоторые общие сведения о ландшафте, природе, древнейшем населении вышеозначенных территорий, а также дается шапошный обзор первых Властителей и Обжор.

 
Войдём в чертоги снова,
Где в золоте порог…
В начале было Слово,
И слово было Бог.
Всё было, как и ныне:
Леса.
Ручьи.
Поля.
Безлюдные пустыни
Без признаков жилья.
На Севере клубами
Пускает в ноздри дым
Дракон, покрытый льдами
С дыханьем неживым.
С Востока ветер, вея,
Пустыней гонит сор.
На Юге – Кольца Змея
С клыками древних гор.
Струили испаренья
Безвидные места.
При ближнем рассмотреньи
Земля была пуста.
Увы, уныл наш праздник,
Коль это так, увы,
Фантазия восполнит
Отсутствие канвы.
 
 
И так, как все хотели,
Столпившись у дверей,
Бог создал Дни Недели,
Птиц,
Крысу
И Зверей,
Планеты,
Воду,
Сушу,
Аршинные стебли,
И даже склеил грушу,
Где яблоки росли.
Мы долго озирали
Во весь свой юный пыл
Ландшафты, пасторали,
Что нам Господь открыл.
Играли на природе,
Но в зеркале подчас
Видения без плоти
Приветствовали нас.
Нам виделся столь ярко
Волшебный, сладкий сон,
Что блиц-визит Ламарка
На ленч был отменён!
 
 
Адам повис на древе,
Закончив все дела:
Vita somnium breve
Nanum de tabula.
(Жизнь-это краткий сон.
Пора ставить точку.)
Все было ясно, прямо…
Мы так бы и паслись,
Когда бы в мозг Адама
Не влезла злая мысль:
«Хоть змей плюётся ядом,
Здесь все, что я искал:
Забор и фига рядом…»
 
 
И получил фингал…
В бинтах,
слезах
и йоде
Адам с женой вдвоём
На бреющем полёте
Спустился кубарём
В безжизненные дали,
В песчаники,
Гранит,
Где пальмы оживляли
Весьма угрюмый вид.
Когда ковчег на сушу
Сержант-творец извлёк,
Излил бедняга душу,
Понюхал пёс и сдох.
 
 
Всё ближе чудо, это
Нам Дух Природы дал —
Явление Яфета
Среди Альпийских Скал.
Яфета пожурили,
Дав Хаму два пинка,
А шнобель водрузили
На младшего сынка.
Сим правил на Востоке,
Хам в Африке торчал,
Яфет же сделал ноги
На Запад сгоряча.
Потом назло Мамоне
Хам, Сим и Ихний Брат
Решили в Вавилоне
Построить Зиккурат.
Когда согласья мало,
Придёт всему pizдец!
И скоро их достало
Строительство вконец.
Яфет летал, как птица,
Хам ползал, как змея
А Сим, как говорится,
Не смыслил ни…
В загоне было дело,
Была в умате мысль,
И братья по уделам,
Во гневе расползлись.
 
 
Из тёмного оврага
Иосип, полный сил,
К Марии, полной блага,
Зоб полный обратил.
Довольно! Я не стану
Давать в «Танах» крюка,
Чтоб в эти дебри канув,
Сломать впотьмах рога.
Коль мы Сивиллу спросим,
Что было, то она
Отметит рост ремёсел
В глухие времена.
Здесь я топырю перья
И становлюсь суров,
Взирая на изделья
Посадских гончаров.
Весёлые соседи…
В кругу взрывали прах
Учёные медведи
На длинных поводах.
Гортанные призывы,
Стук чаш и денег звон,
Мелодий, плясок взрывы,
Магический заслон,
Защитник целокупный,
По чёрным городам:
«Гремите в гусли, бубны!
Ярило спляшет нам!»
Отсвет улыбки поздней —
Уж был наш барабан
Потехой Преисподней…
По мнению христиан.
Быть надобно талантом,
Чтоб так возобладать
Над рогом – олифантом,
Волынкой зарыдать.
Из тишины вечерней,
Из глубины веков
Врывались орды черни
На землю праотцов.
Резон вглядеться строже
С улыбкой на лице
В «Предание о Боже» —
Антийском вождеце.
Не ведаю причины,
Незнанием храним,
По коей русклавины
Подняли меч на Рим.
Мы часто принимали
Весёлую игру
И выделкой эмалей
Прославились в миру.
Начало было мило:
Пихая Рим плечом,
Здесь ворожил Атилла
Секирой и мечом.
Взрастали наши силы,
Узрел внезапно враг,
Что наш союз с Татилой
Усемерил кулак.
Как только канул гений
Свирепых войн в норе,
По Руси шлялись тени,
Как в проходном дворе.
Господь держал в кармане
Ключи, Людей и Сыр.
Людей назвал «Славяне»
И выпроводил в мир.
От Греческого моря,
Где ладом дышит жизнь,
Три племени, повздорив,
По свету разбрелись.
Одни к Днепру припали
Другие – к сей стране,
А третьи отвязали
Котомки на Двине.
Глаголют часто мифы,
Вводя Баяна в дрожь,
Что предки наши скифы.
Не верьте ни на грош!
Хоть скифусы горазды,
Но мы отметим тут:
Авторитеты часто
И очень сильно врут!
Итак, спустясь на жопе
По Припяти, Двине,
Словяне по Европе
Рассеялись зане.
Не здесь, не при народе
Я б вас туда увлёк,
Где бродят на свободе
Куй,
Лыбидь,
Рак
и Щёк.
Рыдая и стеная,
(– Я что, песок в миру?)
Кий, изгнанный с Дуная,
Пришёл попить к Днепру.
Здесь было леса много,
Проёмами горя,
Стояли два острога
И три монастыря.
 
 
Осев, они зажили…
Дубовые столы
Как змеи окружили
Защитные валы.
Земля была богата
И очень велика,
На ней – и лес, и злато,
И соболь, и пенька.
Носился ворон, рея,
Скликая тыщу бед…
Вот тут Гипербореи
Устроили фуршет.
Весь день квашню месили,
Блюли свое тягло
И Волосу носили
Цветное барахло.
В огонь бросая чушки,
Зевая на заре,
Поддерживали служки
Огонь при алтаре.
По зову с лучшей данью
Стремились без конца
К почётному закланью
По жребию жреца.
Рабов не обижали,
Пахали огород,
И кучу жён держали
Не на казённый счет.
Плясали до упаду,
Скакали чрез костер
И Похвиста и Ладу
Не драли за вихор.
Махали кулаками,
Имели свой зарок
И топали ногами
Под гусли и гудок.
Упомянуть здесь надо,
И я слова найду,
Надутого Коляду —
Вруна и тамаду.
На смену вертопраху
С напевами идёт
Весёлый русский Бахус —
Купала, льющий мёд.
Не буду врать нимало…
Забавам нашим рад
Бог секса – Припекало,
Приапа сводный брат.
Чесали поясницу,
Бадьёй крушили блох,
Носили багряницу
И слушали пройдох,
И бяшили нелепо,
И грезили уздой,
И пареная репа
Служила им едой.
 
 
Итак, разбили грядки
От Тулы до Твери,
Но твёрдого порядка,
Увы, не завели.
В укор князьям беспечным
Учились на духу,
Как молотом кузнечным
Подковывать блоху.
Зовёт перо благое
Запечатлеть верней
Хозяйство городское
И башни крепостей.
Ярки тона и краски,
И я не перейду,
Ни в жизнь, из-за опаски
Засечную черту.
 
 
Наш гордый дух манила,
Пленяла и влекла
Магическая сила
Отверстого Дупла.
В беде мы почитали
Первейшим делом – дом
И молнию считали
Божественным Перстом.
Минуть старались кущи,
Плясали средь могил,
Смотрели сон грядущий
Из леших и страшил.
 
 
Кругом бродили гунны,
Покорные судьбе,
И тяжкие Перуны
Таскали на себе.
Полночная загадка:
Откуда притекли
Два брата Рдим и Вятко
И что в лесу нашли?
Мы были в страшной силе,
Велением Бовы
Старейшины просили
У Господа халвы.
Он не дал… «Хватит хлеба
И репы на обед…»
За это камни в небо
Мы кинули в ответ.
Мы взяли для примера
Почти на абордаж
Угрюмую Мещеру
И Мурому туда ж.
Да, предок наш острожный
Не брезговал притом
Ни рэкетом дорожным,
Ни мелким воровством.
Надев на тело фраки,
Мы двинулись туда,
Где трепетали Фраки,
Задраив города.
 
 
О, парадоксов гений!
В победах обнаглев,
Искали наслаждений
От половецких дев.
Воитель, чуждый лести,
В укор всем остальным
Кресало кровной мести
Всегда держал сухим.
 
 
Видениям прекрасным
Не вечно быть в чести…
На миг картины гаснут
И снова мы в пути.
Хазарин рёк: «Отныне
С холопов драть хочу
От ясель – по овчине,
От дыма – по мечу!»
Хазаров сбив со стула,
Творили им урон,
За то, что вместо мулов
Впрягали наших жен.
За картами поляне,
Готовясь рухнуть ниц,
Сидели на поляне
В кругу хазарских лиц.
В немотствии редея,
С семействами, гуртом
Метались Берендеи
Меж пламенем и льдом
И думали: «Обуем!»
 
 
Румяный обалдуй
Склонился к Волобуям:
– Ребята, вот вам …!
Потом благого друга
Вдоль блещущей реки
Стремительнее звука
Погнали мы в пинки.
 
 
Гостям мы очень рады!
Народ мы холостой!..
Глядь, скифы и сарматы
Пришли к нам на постой.
Невиданное дельце —
Всекняжеская рать
Грозит степных индейцев
Седлами закидать.
Немного толку в неге!
Раздался громкий лай —
Явились печенеги
И рявкнули: «Давай!»
Коль просят, мы им дали
(Коленкою под зад)
И толпами погнали
Поститься в Цареград!
Славянские карманы,
Где раньше рыкал гром,
Наполнили барманы
Столовым серебром.
Наш братец Лис, я знаю,
Короткий меч берёг
И шлялся по Дунаю,
Скосившись на Восток.
Оттуда ныли: «Воры!
Пришлите к нам мужчин!
Вести переговоры
Достаточно причин!»
Скривясь во дни лихие
Маврикий Юстинас
Платил нам отступные,
Чтобы не видеть нас.
На тряпках,
На помаде,
На слезах от свечи
Посольства в Цареграде
Гнездились, как грачи.
Конечно, заграница
Заманчива всегда —
Девицы,
Замки,
Лица,
Бесплатная еда!
Мы, зная, что богатства
Набили Римский дом,
Послали к чёрту братство
И к ним пришли с мечём!
Не сон ли страшный это?
По глади синих вод
Из «Ветхого Завета»
Армада морем прёт!
Какая тут причина
Я так и не пойму
Явление Бравлина
С большим колом в Крыму?
Бравлин любил монеты
И продал свой народ —
Крестясь у Филарета,
Он взятку сунул в рот!
Утратив Крым из виду,
Воинственный Варлаф
Напал на Амастриду,
Поживой воспылав!
Добычи было:
Мыло,
Мазь,
Тряпки,
Букли,
Воск,
Но взятка усыпила
Горячий русский мозг.
Забегали три клячи.
Посол стал колесить,
В Константинопле клянчить,
Томиться и просить.
У нас был дом и кличка,
Но нравилась отцам
Позорная привычка
К казённым образцам!
Феофил дал охрану
И встретил хлебом рать
Надутого Хакана…
(Кто это – как понять?)
Плачевные затеи…
Врагов томил вопрос…
Людовик думал: «Свеи!..»
А оказался Росс!
До выясненья роли,
Шпионов и ворон
Держали год в подполе
И выкинули вон!
Мы оставались целы
В миру и на войне,
Пока Господни стрелы
Гнездились в колчане!
 

2. Песнь вторая

В коей шустро появляются Долгожданные Варяги, а также сеющая зёрна истины и добра в заблудших душах Просвещённых Читателей.

 
– Жить будете привольно!
Идущему – привет!
Всего у нас довольно,
Да только лада нет!
Нам Божий страх неведом!
Разброд со всех сторон!
Поедем за советом
К Варягам… то есть к шведам!
Скорее – за кордон!
Нам так хозяин нужен!
Порядка жаждет рать!
Четыре брата дюжих
Явились управлять.
Один изрек: «Ya znaiу —
Vi dobriy serdtsem sbrod!
Ya ot lubvi sgoraiu!
Teper vi moi narod!
Kto chesten – mislit priamo!
I yasen do kontsa!
Predal – bolshaya yama
Nauchit podletsa!»
Варяг в железной каске
Взорвался: «Ya berus
Ne pribegaya k laske
Sognat vas skopom v Rus!»
На скакуне корявом,
Небрит, в плаще кровавом,
Решив расстаться с правом,
Неистовый Трувор
Придал варяжским нравам
Вальяжность и напор.
Решили в нашем стане,
Что Рюрик слишком рыж,
А врягам вместо дани
Пошлём в кульке кукиш!
Заткнулся смех короткий.
Что было?
Кто поймёт?
Вздымались наши плетки
На брата и на род.
Народ, привстав от страху
С капустой в бороде,
С размаху naserakhu,
Naklahu и nabzde!
В оврагах близ деревни
Ховал портки народ —
Обычай этот древний
Идёт из рода в род!
 
 
– Mi budem zhit krasivo!
Zateem zdes piri!
Nesite mnogo piva
I rakov, i ikri!
Vi soviest poterali!
Ia vzduiu vas, proidoh!
Komraden!
Uber alles…!
Нихт шиссен!
Хенде хох!
 
 
Дракон, слетев со стяга
И изрыгая гром,
Пресёк напор варяга
Единственным щелчком.
Струёй пометив место,
Князюга ускакал,
А мы re bene gesta
(почесав задницу),
Ушли на сеновал.
Такой позор сурово
Не смея превозмочь,
Один народ с Нарова
Погнал Варягов прочь!
Свернули к ночи битву
Дан,
Вонглаф
И Лулу,
И вызубрив молитву,
Уснули на полу.
Мы тихо прослезились,
Узрели путь иной,
А братья удалились
С усами и казной.
 
 
Сховали мы для друга
Все лучшие куски:
Хвост Маленького Мука,
Два чиха,
Сто три пука,
Четыре драхмы лука
И фунт гнилой трески.
Господь, прости нам прозу…
Противник уволок
Чернила,
Митру,
Посох,
Четыре снизки розог,
Кадило,
Меч,
Свисток,
Пробитый шлем (немало
Убытков от гостей!
Чтоб их чума забрала!),
Сушеных рыб навалом,
Два банных одеяла,
Скамейку для гостей,
Супонь,
Крючок,
Орало,
Худой сапог из яла
И три мешка лаптей!
В огне войны пропала
Бесценная всегда
Вся соль,
Осьмушка сала,
Топор,
Пила,
Кресало,
Оконная слюда,
Погнутое стругало,
Чёлн,
Репы три пуда.
Хвала Богам – в овраге
Сокрылись дотемна
Всекняжеские стяги,
Священные коряги,
Семь бочек спелой браги,
Пивные бутыляги
И целый жбан вина,
Облезлые фуражки,
От столика нога,
Мушиные какашки
И снизка чеснока.
Всё прочее сгорело
Или пошло под нож…
 
 
Да, обстояло дело
Не так уж плохо…
Всё ж!
 
 
Отвесть три тома надо
На матушке Руси
Особой теме «Клады»!..
 
 
Здесь лучший банк – в грязи!!!
Пришли мы к осознанью
Сквозь веси и века,
Что наше достоянье —
Лишь мёд для лесника!
Потом (в какие веки?),
Свою воспомнив стать,
Мы путь «Варяги-Греки»
Затеяли топтать.
Зазнайство в кои веки
Потомки не поймут!
«Когда мы ходим в Греки,
То реки не текут!»
Затем большую ложку
Врагу засунув в зад,
Щипали понемножку
Арабский Халифат!
Мы отворяли двери
И форточки пинком —
Так много стало Мери,
И Чуди – навалом!
Не знаю человека,
Который бы забыл,
Что зуб у нас два века
На Рюриковых был!
 

3.
Песнь третья

Сообщающая, можно ли жениться на Мёртвом Бедуине, а также приводящая отчасти из ряда вон выходящие, отчасти рядовые события, свидетелями которых вы станете по доброй воле и даже вопреки оной.

 
Чтоб честь блюсти мундира,
Собором решено
Призвать на службу Дира
С Аскольдом заодно.
Бог возопил: «Отныне,
Не выяснив заслуг,
На мёртвом бедуине
Не женятся, мой друг!»
Прослушав божьи пени,
Как должно, до конца,
Мы сели на ступени
Аскольдова дворца.
Они нам дали сольдо…
Наверно от тоски
Мы Дира и Аскольда
Порвали на куски!
Простимся: перед нами
Кругом, со всех сторон,
Усеянный шипами
Бесплодный, дикий склон,
По коему толпою
(Глаза, как купорос),
Бряцая чешуёю,
Пантера,
Лев
И Пёс
Прошествовали в двери,
Минуя тёмный ров,
И канули в пещере,
Издав ужасный рёв.
То жмуры тут,
То прятки!..
Радетели земли,
Схватив руками пятки,
По шхерам утекли.
 

4. Песнь четвёртая

Продолжающая описание долгой варяжской напасти и очерчивающая правление пухлого князя Олега с сотоварищами с начала правления до гибели от коварного змеинаго укуса.

 
Как дальше эта пьеса
Игралась в эти дни,
Послушаем Велеса —
Участника возни…
 
 
У Лукоморья брега
В капусте пономарь
Нашел мосье Олега…
Чем вам не государь?
Так толст был этот предок
И столь судьбой храним,
Что сорок табуреток
Рассыпалось под ним!
Впервые при Олеге
Расследовал Трезор
Подмётные телеги,
Соседские набеги,
Кухонный разговор.
В сём времени загадки
И для дебила нет:
Мы видим здесь зачатки
Грядущих, страшных бед.
 
 
Олег пищал меж грядок:
 
 
– Кому несёте дар?
Плодите беспорядок! —
 
 
И… прочь погнал хазар!
Был прост завет Олегов —
Собрать побольше рать!
Пошёл Олег на Греков
И стал древком шпынять.
 
 
«Иного нам не надо,
Как золота взамен,
К воротам Цареграда
Прибить дубовый член!»
Откуда же в дебелом
Юнце такая прыть?
 
 
– Налоги – первым делом!
Драть!
Брать!!
Тащить!!!
Доить!!!!
Радением Олега
Во вверенной Руси
Не будет скоро снега
Зимой…
И не проси!
 
 
Во Греках, что есть духу,
Работник всей земли
Любил гонять посуху
Морские корабли.
Волхвы рекли Олегу,
Козюлями козля:
 
 
– Vali culem v telegu,
Inache zdes nelzia!
 
 
Забрав чужие вещи.
Он их сволок на верфь,
За что был назван Вещим,
Но… помер аки червь.
Сказал Олегу кто-то
(Как это понимать?)
Что Римская пехота
Не может воевать!
Предав себя молитве,
Под древним топором,
Олег в пустяшной битве
Познал, что есть разгром,
А не триумф победы… —
Факир глотал все дни
Бенгальские ракеты
И грецкие огни.
От яростной погони
Побитый аксакал
На реактивном пони
Удачно ускакал,
Буравя степь следами.
(Зачем – я не пойму!)
Всё бросил, что годами
Тащил в свою суму:
Мечи,
Щиты,
Орала,
Роскошное шитьё,
Элитные кресала,
Попона, мать её,
Хитон из бумазеи,
Из пряностей гряда…
 
 
Солидные трофеи,
Что спорить, господа!
 
 
О завершеньи дела
Заботься загодя!
Глава орла слетела
И пал штандарт вождя!
Князья Рябой и Рыжий
С дружиною,
Гуртом
Во время жженья книжек
Отрыли ветхий том.
Исчислив все раденья
И сосчитав слова,
Сошлись в едином мненьи,
Что это «Кабала»!
 
 
С дружиной жил он туго,
Но долго б правил бард,
Когда б одна гадюка
Не спутала всех карт.
Мы дали залп из лука,
Из задницы гудок,
Подумав: «Видишь, сука,
Своих причуд итог?»
 

5. Песнь пятая

Рассказывающая историю незадачливого князя Игоря, сгубленного жадностью, и прибитого древлянскими киллерами во широком полюшке.

 
За ним с грошом в кармане
Царил Игорь в стране,
Но Игоря древляне
Прирезали зане.
Ему послали Боги
Смерть страшную с утра
За то, что драл налоги
С ограбленных вчера.
Разбойникам сомненье
Пусть в ум придёт хоть раз —
Такие прегрешенья
Чреваты и сейчас!
Жена была не в духе,
Поскольку на снегу
Нашла в любимом ухе
Завязшую серьгу.
 
 
Друзья!
В поход!
Скорее!
По коням!
Быстро!
Днесь!
Нас сыщики – Ромеи
Не обнаружат здесь!
А мы уже в походе,
Гарцуем у Истры,
Одеты не по моде,
Но рьяны и шустры.
В боях поднаторели,
Ногой снеся забор,
Воочию узрели
Сверкающий Босфор.
Сведущи были князи
И мы не дураки,
Но скоро восвояси
Нас выгнали враги.
Карающие ножны
Судьба преподнесла…
За что же?
Псам ничтожным
Нет меры и числа…
Отбросив это дело,
Как раненая рысь,
Мы в отчие пределы
Поспешно повлеклись.
 
 
В итоге всех деяний
За несколько часов
Размножились древляне
До Муромских лесов…
 

6. Песнь шестая

В коей хитроумная княгиня Ольга мстит неразумным Древлянам за своего любимого мужа, а также безнаказанно предаётся дипломатии с подлыми Ромеями, и чем это всё кончилось.

 
Не шведка и не полька,
Вослед за муженьком
Княжить явилась Ольга
На ступе с помелом.
Под ливнем, на морозе
(Послушай, ротозей!)
Она на перевозе
Краулила князей
И строила им глазки,
Сжимая кулаки,
Но чаще из опаски
Те минули силки.
Опишем крошку, други:
Финифть
И прочий хлам,
Головка,
Уши,
Руки,
И ноги по углам.
 
 
В конце заметим чётко,
Связав узлом уста:
Отменная красотка,
Чья совесть нечиста!
Кто жаждет Эвереста,
Кто хочет обладать,
Тот должен выбрать место
И время угадать!
Задумчива, жеманна,
Она сказала нам:
 
 
– Должна я быть гуманна
К безбожным ворогам!
Чтоб я древлян взлюбила,
Потребны меч и срок!
Пускай приносят мыло,
Веревку и пенёк!
Я свой восторг низрину
На агнецкий закут,
Как только домовину
Козлы приволокут!
 
 
И сразу – к мужней славе…
Не тратя лишних слов,
Засыпала в канаве
Живьём чужих послов.
Книксен исполнив мило,
Врагов швырнула в ров
И красных подпустила
Пугливых петухов.
Когда на барабане
Плясал Даждьбог канкан,
Княгиня Ольга в бане
Изжарила древлян.
Чтобы не слышать вопли,
Что исторгала рать,
Она в Константинопле
Крестилась вдругорядь!
 
 
– Я видела парады,
Их Кесаря,
их суд…
Ромеи – дипломаты
Не даром щи гребут!
Лишь раз вскочив со стула,
Заплывших дундуков
Я точно обманула
На десять медяков!
 
 
На длинной цапле верхом,
Крестить безбожных чтоб,
С трубой из Нюрнберга
Примчался епископ!
Заместо трёх цигарок
Для наших малышей
Он приволок в подарок
Прекрасный хор из вшей.
За ним влачились чётки.
Мы думали: «Навряд
Тевтонские чечётки
Кого-то вдохновят!?»
О, кто вы, милый странник?
Ктолический приор?
Застенчивый карманник?
Или домушный вор?
Когда мы снова в силе
И вновь в седле князья,
Вы что-то зачастили
С визитами, друзья?
 
 
Чудачества сей музы
Зело обрыдли нам…
Как говорят французы:
 
 
– Майн Гот! Шерше ля фам!
(О мой Бог! Ищите женщину!)
Убийства и обиды…
Гном сплюнет!
Рак не съест!
Но все ж non qua itur
Sed qua eundum est!
(Следует ходить не по той дороге,
по которой все ходят,
но дорогой справедливости!)
Потом мы труп отрыли
И у семи дорог
В коварный лоб забили
Осиновый сучок…
 

7. Песнь седьмая

Приводящая неистового ратоборца и неземного стяжателя благ Святослава Блаженно-Окаянного к бесславному концу в Берендеевой Чаще, где он по наущению подлых Ромеев был подкараулен Византиями и оскоплён головой на буйных Днепровских Порогах после зимней голодовки и спячки.

 
Вослед тому по праву,
Пред тем, как в землю лечь,
Вручила Святославу
Она двурукий меч.
Тот поднял вверх кровавый,
Разящий звонкий дар
И двинулся с оравой
На Вятичей,
Болгар,
На Ясов,
На Косогов,
На Жителей Берлог
И судеб очень много
Безжалостно пресёк.
Нет смысла спорить с веком…
При помощи крюка
Сетями по сусекам
Ловили колобка…
Отчизны верный папа
За год отправить мог
Экспансии на запад,
На север и восток.
Подход был очень резок.
Мы цепенели вдруг
От лязганья железок
И корчей смертных мук.
В борьбе без всяких правил
Конязь зажег фитиль
И в тартары отправил
Хазарский град Итиль.
 
 
– Согласья не нарушу!
Он вновь на них насел
И раздавил, как грушу,
Воинственный Саркел.
За жалобы и иски
Закрыл в корзине сыр
Посол Всевизантийский
Патрикий Калокир.
 
 
– Я прекращаю бриться!
Не изгнан будет бес,
Пока не возгорится
Борьба за Херсонес!
Твердил Никифор Фока:
«Я золотом залью
Обиженную щеку
Днепровскому вралю!»
О, отроки!
О дщери!
Во весь свой злой оскал
Константинопль, ощерясь,
Болгарию кусал!
Коль я чего-то стою
Пойдет за мной народ!
Господство мировое —
Вот цель моя!
Вперёд!
Болгарскую границу
Своим мечём поправ,
Перетащил столицу
Князь в Малый Переслав.
Когда мы отдыхали
От понесённых ран,
То в Византии ждали
Нашествие славян.
Войска снабжались крепью,
Мечами и едой,
Босфор замкнулся цепью,
Увы, не золотой.
Катилось дело в яму…
Сказал Руси Отец:
 
 
«Мертвец не имет сраму,
На то он и мертвец!»
 
 
Всего прекрасней в мире
Надежда дурака —
На рыцарском турнире
Стяжать себе рога!
На 43-й миле
От Плачущей стены
Бандиты раскурили
Бутылку ветчины.
С погаными недолго
Боролся джентльмен —
В степи он напоролся
На харалужский член!
Мы в бой поднялись смело
В борьбе за новый мир,
Но в битве нас уделал
Свирепый Варда Склир.
Спасают волка ноги!
Зимою вдругорядь
Зачем ты на пороге
Решил заночевать?
Где голод – это знанье,
Где смерть всегда права,
Где стоит состоянье —
Собачья голова?
 
 
Вот здесь по божьей воле
Брат Цилис!
Бди!
Держись!
Мы дрались в Доростоле
За собственную жизнь.
Что есть мирская слава?
Индюшка под дрыном!
Мы череп Святослава
Наполнили вином.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4