Алексей Козлов.

Олимп и адъ. Новые стихи



скачать книгу бесплатно

Дизайн обложки Алексей Борисович Козлов


© Алексей Козлов, 2017


ISBN 978-5-4490-1200-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сукиъ!

Пусть сгнили броненосцы на отмелях,

Иль распилили заочно их,

Но ты не пляши от радости, лях,

Наши ракеты – точные!

Ты, Боже, и в фижмах ангельских, б…,

И ты, шкура-навальница!

Тихо – сидеть!

Тихо стоять!

Бедной России – кланяться!

А лучше – замри под капельницей!

Скрючившись, как «Ъ»!

Вырвав глаза, чтоб не пялится!

Пока что мы вас можем всехЪ разъ…

Своей Термоядерной Палицей!

Пусть не вылазит Вадик из пиццерий,

Гамбургер жирный алкуя,

Товарищ!

Держи на прицеле

Тварь империалистическую!

20 лет назад!

 
Никто, поставленный как Кто-то
Возрос до облачных высот,
 
 
И Вы теперь – его работа,
Он вас лелеет и е..т!
Он держит Вас на тонкой нити,
 
 
 Стерев черты и грим с лица!
Вы терпеливы!
Вы терпите!
До дна!
До ямы!
До конца!
 

Отход С Дохлой Миной

 
Друг всех детей, невольник чести,
Всуе проклявший «Корвалол»
Опять споткнулся в ровном месте
И вдарил головой об стол.
 
 
Тот, кто в его когорту метит
Педриотичный идиот
Тот клоунады не заметит,
 
 
И с дохлой миной отойдёт.
 

Мистер Никто Нигде!

 
В стрингах, с белым полотнищем,
Не одет вполне, не наг,
Медяки бросая нищим
Будешь ты печатать шаг.
 
 
Гражданин иль нет, неважно,
Чёрно всё или бело,
Будешь ты играть отважно,
И бросать ядро в дупло.
 И в бинокль на то с трибуны,
Восхищён тобой без мер
Будет зенки пялить юный
То ль Никто, то ль Главный Хер.
 
 
На главе его корона,
 А из глаз торчат колы.
На хера тебе знамёна,
Гимны, звёзды и орлы?
Знает он, мы бродим ныне
С макароном в бороде
То ль в стране, то ли в пустыне,
 
 
То ль в аду, то ли нигде
 

Частушка


О… ли все вы что ли?
Весь побитый молию
Альхен снова на престоле
Катит фисгармонию


Феминизм

 
Да, женщина подобие изгоя!
Ей феминизм укажет новый свет!
Научится она мочиться стоя
Веленьем господа за пару лет!
 

Возвращенцы

 
Воротились на село.
Вот им будет весело.
 

Люблю Россию с Лондонских высот

 
Люблю Россию с Лондонских высот.
Моя любовь к подпаленному полю
Во мне вдруг патриота выдаёт,
 
 
Приученного к дикому раздолью.
Раздолью грабежа и тихой лжи,
Прикрытой флёром спизженного права,
Дорог, больниц, мой юный друг, скажи,
Больница иль дорога это справа?
А это богом забытой погост
На коем вместе, в дружеском объятьи
В загробноми мире тешатся прохвост
И честные, задроченные братья.
 
 
Я видел профессуру и вояк,
Чинуш тлетворных и попов пузатых
И вспоминаю тех, кто из атак
Назад не возвратился (и не надо)
Здесь мы родились некогда, и тут, Придётся умирать (о нет, зараза)
Здесь честных никогда не вспомянут.
 
 
Здесь отлетают пузыри из газа.
 

Децкойе.
Про Птитц

 
Под орлом и приколором
Воробьи запели хором: «Тир-тирля и тир-тирлю!
«Как я родину люблю!
Самый главный воробьишка
Пел, открыв большую книжку: «Бип-лия! И бип-лею!
Как я родину люблю»
 

Добро Пожаловать в Аид!

 
Волков на переправе не меняют!
Шакалов на бродубе не меняют!
Гиенов на пароме не меняют!
Лисицев на мостуме не меняют!
Мост должен быть исполнен хищных гнид!
Свиней на переправе не меняют!
Друзья! Добро пожаловать в Аид!
 

Большой Плач Яшки Кедми

 
Яша плачет, плачет Яша,
Плачет Яша перед нами,
Плачет Яша, и параша
Наполняется слезами.
 
 
Плод шпионской тренировки —
Научился Яша плакать.
Здесь не пули иль винтовки.
Здесь одна вода и слякоть.
Плачет Яша, плачет Яша,
Всё истошней, благородней…
У него сегодня – каша!
На столе его субботнем!?
 

Скотный Двор

 
(басня)
Что, черви, расползлись опять,
 
 
Не внемля праведному зову?
Удел ваш – жалко слушать Вову,
 
 
Пред сикаморой приседать,
 Вовсю вытягивая ухо
Перед бездарной хайфской шлюхой,
 
 
Брадёнку жалко теребя:
 «Когда же чёрт возьмёт тебя?»
Вот вам ялда, шела, щели.
 
 
И где вы эту тварь нашли?
Нет, я вас, мрази, не виню,
 
 
Что с голой жопой прётесь цугом.
Судьёй избрали вы свинью,
Что громко чавкает под дубом,
Перед собой построив ряд
Безгласых, грязных поросят —
 
 
Итог великого приплода!
О них сегодня срач и ода!
Итак, свинья средь вас сидит.
 
 
Грызёт, икает и пердит,
И вкруг копытами следит.
Следит, как десять раз на дню
Мазилы ей несут мазню —
 
 
В мешках или в роскошных рамах:
Мордашку, речку или яму,
Весь джентльменский ваш набор
Какой в искусстве утвердился,
 
 
С тех пор, как Ной, …дь, утопился
И с гор проказу сбросил Гор.
 
 
Хотя, увы, милее ей
Мешок ботвы, пук желудей,
 
 
Чем ваши смрадные потуги…
Ну ничего, крепитесь, други!
Я понимаю ваш вопрос
И бездну дикого позора —
 
 
Нет ничего страшней запора,
Когда в повестке дня понос!
Однако быстро вы устали
От свинских козней и затей
Ещё недавно вы плясали
И дико радовались ей —
 
 
Свинье, одной из всех свиней.
Я помню ваши дифирамбы:
«Свинья порядок наведёт!
Отмоей всю блевню от рампы,
 
 
Затеет вёрткий хоровод!
Пойдут стихи и представленья!
Свинья учтёт любые мненья,
 
 
На раны проливая йод
И в ваши Раши приведёт
И вдохновенье, и моленье
И горних ангелов черёд
Над нашей гадостью вспоёт!
Вот будет жизнь у нас!» В начале,
 
 
Под мерзкий визг и громкий хрюк
Не так ли, черви, вы кричали,
 
 
Не так был грозен первый пук?)
Теперь не то! Поджаты губки!
Понять вас можно, господа!
Свинья испачкала вам юбки,
 
 
Порвала в речке невода.
Всем показала злость и силу,
Иконы на навоз сменила,
Вертясь меж вами, как юла,
И всё хорошее хулила,
И грязь до неба вознесла,
Обрушив ругань и позор
На прежде славный Скотный Двор.
 
 
И ваш синклит сегодня мило
Решил, чтобы свинью унять
Из Нила вызвать Крокодила.
 
 
Лишь он способен вас понять,
Способен истину поведать,
И приобнять, и исповедать
Вас Провидение     …ть
Должно, как Сару или Еву.
 
 
Не внемля праведному гневу,
Что, гниды, расползлись опять?
 

Елоустон, Гряди!

 
Если вы ещё мужчина,
 А не слизь, что плещет сонно,
В ожидание мормона
Есть в приколе и причина —
 
 
Мы не ждём Хэлоуина,
Надо ждать Елоустона!
Пусть же грядет, грядет он —
 
 
 Золотой Елоустон!
 

Крысомоль

 
Генетически слиянье
Крысы с молью невозможно,
 
 
Как о том трындит наука,
Только вот какая штука,
Видел я в пыли дорожной.
Это ада возданье.
Череп лысый, тело крысы,
В кулачок смешок нелепый,
Кнопки, штопки, иглы, пысы,
 Вилы, крестики и скрепы.
 В пёстрой кепке крошка Цахес.
Цимер – вам, а прочим – алес!
 

Чиновник. Модель КАЮС-14/фак

 
Быть может, это очень глупо…
Он Путина терпеть не мог, Но о тебя, Иван Залупа, Прилежно вытирал сапог…
 

Как заработать деньги в интернете?

 
Как заработать деньги в интернете?
Прошу по ссылке следовать сюда, И текст прочесть, Ведь Вы уже не дети – Солидные, бухие господа!
Уже восходит рубль на вашей грядке!
И струйкой по рукам бабло течёт!
Вам надо для отменного порядка
Открыть для наших бабок лёгких счёт.
 
 
Но так как не просты пути господни.
А господу не нужно ни …,
Последний шаг к богатствию – сегодня
Перевести нам тридцать два рубля.
 
 
И в нужный миг нажать на эту кнопку,
Вослед чему (за лапотник держись)
Бабло польётся бешеным потоком,
 
 
 Наполнив содержаньем Вашу жизнь.
Лишь тридцать два – и всё!
В мгновенья эти
Под каждый клик Ваш все мы будем знать,
 
 
Как заработать деньги в интернете,
Как преуспеть вотще, … …!
 

Династия

 
Да, мой дедуля был непрост!
Он был отличником, и вот
За ним сначала вился хвост,
 
 
Потом он сел за анекдот.
Бабуля, выйдя на часок,
Решила фермеру помочь,
И десять лет за колосок
В Чите пилила день и ночь.
 
 
Отец мой вроде был не вор,
И грамоту вдолбил он мне,
Но прочитав «Матрёнин двор»
Сидел в «Матросской Тишине»
Дедуля мой, да, был непрост,
 
 
И я в традициях семьи
Наверно сяду за репост,
 
 
Как дед, какой-нибудь …ни!
 

Овцы на Артлибе

 
– Я готова потерпеть,
Скуку, муку и докуку!
Я готова посидеть,
 
 
Я готова поседеть,
Наблюдая эту суку!
Я готова (ой-ёй-ёй)
Подсластить тупую мину!
Посмотри, какой фигнёй
Я наполнила корзину!
Обещаю хлеб и сыр,
 
 
Щепки, Крошки, Мушки, Дульки…
Удивляют этот мир
Наши детские кривульки!
Не хочу иного знать!
Посмотри, какая грядка!
Я готова отсосать
Ради мира и порядка!
Ну-ка, ладан воскури
Посреди кромешной суши!
Посмотри-ка, посмотри!
Потерпи-ка!
Будет хуже!
 

За Что Мы Любим Маркса?

 
Вы знаете, что в Лондоне жил Маркс?
Своею бородой на Пикадилли
От вьюг он укрывал порою нас,
 
 
Но не за то мы все его любили.
Но нет. Его любили мы за то,
Что он любил детей, писал им книжки,
И Ленину он подарил пальто.
В которых угнездилась пустота,
Пусть ожидают мутные потомки
Земной беды и страшного суда!
Пускай дракон пятнадцатью крылами,
 
 
Помашет нам, напившись ревеню,
Я право видеть птицу с головами
Дух ящериц – с катарсисом сравню!
При виде бога и мадонн едва ли
Смогу понять, где здесь е… мать,
 
 
Недаром наши предки задавали:
«Как быть, что делать и куда совать?»
Пусть залп большой, граница блещет сталью!
Мелькают мимо как бы города!
Болотами иду по Зазеркалью
С Алисой и плешивым Твидалда.
 
 
Люблю я родину, но тихо, издалёка, Как гражданин и сын её любой!
Но если «Мессершмитов» нежный клёкот, Доносится, я чищу «Шмайсер» свой!
Я так люблю рассвет в военкомате,
 
 
Где властвует чернявый, мрачный гном
Но всё-таки, так жаль, что честный Ади
Не растоптал всё это сапогом!!!
Я вижу скрытый смысл событий грозных, И краски неизбежных перемен, Я не грущу, но всё-таки серьёзно
Я положил на всё здесь толстый член!
Пусть он лежит на армии и флоте, Парламенте и даже… утаю!
Враги врагов, когда ж вы о… те
Ту родину, которую люблю?
Когда же залп отъявленнейших пушек
В ночь тихо подкативших под Покров,
 
 
Сотрёт в песок толпу гнилых избушек
И расстреляет миллиард воров?
Когда ж опять пройдут заморским мором
Армериканский дядя и игрок?
Натешившись полночным равзговором, Отнимут у воров награбленное впрок?
Когда ж под говорок заморских пушек,
 
 
Какой-нибудь китайский Литл Мук
Родных воров отгонят от кормушек,
 
 
Где слышится веками ладный хрюк?
Фельтфебель, заряди «Большую Дору»
Пошли в подарок грозную чету!
Я своему отъявленному вору
Всё ж импортного вора предпочту!
Нет мне чудесней и родней отрады!
Вселенная должна стране воздать!
Когда ж опять народ пивные склады
Отправится ломами отпирать?
Когда проснётся старый гном от скуки, В которой завтра хуже, чем вчера, И потирая сладострастно руки
В динамик дико прокричит «Хура!»?
…………………………………………
На родине моей одно и тоже,
 
 
И даже морды те ж с одной руки,
И только бабки тщетно шепчут «Боже!»
Тревожно прибирая медяки!
 

Пьюшкину!

 
О, Зелёный Человечик!
Разгулявшийся пострел!
Между гор и между речек
Ты селиться не хотел!
Ты хотел в пучину боя,
 
 
В горний стон и горний храп,
Где снуют машины, воя,
Где отвёрткой эскулап
Укроману чинит череп,
 
 
Наплевав вельми в приказ.
Ах, Матильда, Марта, Черри!
Заведём весёлый пляс!!
На краю пустого поля
Вмиг разложим купола,
 
 
Флейтя, бамбля и виоля,
Чтобы дрогнула земля!
Чтобы вихри, злобно воя,
 
 
Потащили, повлекли
За хероями – хероя,
 
 
Чрез укропы в Куркули!
Что там? Склера? Паранойя?
Кризис! Фазис на одре!
Чу! последнего героя
Подрумяним на костре!
От Бреста до Вильно – Чужие края!
Матильда! Матильда!
Матильда моя!
 

Божия Коровка

 
Раз божия коровка
По кличке Троглодит
Попала в мышеловку
И в ней в углу сидит.
 
 
И крыса, видя божью
Посланницу в углу,
 
 
 Несёт к ней осторожно
Бархотку и юлу,
 
 
Два зуба кардинала,
Разбитые очки,
Старинные кресала
И рыбные крючки!
Тралалалалалала
 

Кокосовая пальма

 
Кокосовая пальма
Росла, росла, росла,
 
 
Кокосовая пальма
Побеги нам дала.
 
 
 Кокосовую пальму
Трясём, трясём, трясём,
 
 
Кокосовую пальму
Спасём, спасём, спасём!
 

Захотел любви Куканов

 
Захотел любви Куканов,
Кука ласки захотел,
И средь вилок и стаканов
Затомился, запотел.
 
 
Если рисовал он попки,
Грудки, ручки и носы —
Только на портвейной пробке,
Только в лунные часы.
Рисовал он очень редко
На каком-нибудь куске
На манжете, на салфетке,
 
 
На руке и на ноге. В дождик слабый и в метели, В небесах и на земле,
Он искал любовь в борделе, На Ямале и в Кремле. Среди жутких уркаганов
И гигантских мрачных блох
Захотел любви Куканов
Затомился и издох.
 

Доктор Но Спасает Недоносков

 
Какая лента! Громыхает просто!
Шакалов вой, свистки и лай собак!!
Как доктор Но спасаю недоносков,
 
 
Привычно помещая под колпак!
Какая сила властвует над миром!
Какою дланью вечной он храним!
Нас не оставят добрые вампиры
Кармическим вниманием своим!
Какая лента! Два мильона по сто!
Вот мимо прокатился вурдалак!
Как доктор Но спасаю недоносков,
 
 
Привычно помещая под колпак!
 

Треумпф Мадам О.

 
 Моя одногодка.
Смешная походка.
Колючки в глазах и крючки.
Лужоная глотка.
Хабада пелотка.
Как любят её москвички!
 

Городской Романс

 
Эх, ушла такая жопа!
Где взросла она тайком?
Никакого фотошопа!
Только сливки с молоком!
 

Осанна Трампу!

 
Осанна Трампу!
Осанна Трампу!
Зажгите звёзды на чёрной книге!
Где опахала, мирра и лампы?
Картины – в мусор, в огонь эстампы!
Ключом вращайте в боку квадриги!
Герой Фейсбука! Вильмонт Ютюба
Идёт на гору! Хорчёвый Вессель
Горланит хором! Звените, трубы!
Дрожат палубы от этих чресел!
Горланьте трубы! На пятой миле
Пройдя святыми песчаным логом
В ворота внидет верхом на Хилли.
 
 
В слоновой башне мечтать о многом.
Задумал бедных омыть от срани.
Заделав, Делия, сделку с богом
Он счастье миру несёт в кармане!
Тебе, Блэк Томми, в лабаз и кампус
Где нефть и соя, вино и никель,
 
 
Осанна Трампу!
Осанна Трампу!
Зажгите звёзды на чёрной книге!
 

Карьера

 
Вчера у дедушки пострел,
Сегодня – ряпушки поел!
 

Православный телефон!

 
Православный телефон!
Прямо к Богу звонит он! – У меня зазвонил телефон. – Кто говорит? – ОН! – Лох не плох, если рядом свинья! – Нет, не лох, и не блох, а Я! – Как не быть благодарным судьбе, Если Бог дозвонился тебе! – Что Вам нужно? – А вам телеграмма! Оплатите-к полутора ляма! – Я и рубль оплатить бы не смог! – Таки с вами беседовал бог! И за это придётся платить! – А может два ляма простить! – А можно чуток погодить?
У меня зазвонил телефон.
 

Людоеды

 
Гномам всем приносят беды
В жидкой ряске и на пнях
Цикломены-людоеды
И колдунья при корнях!
Для луччей перековки
И для благгой сутьбы
Потходет сок морковки
И свежие бобы!
 

Страус

 
Поговорим о дураке
Он жизнь влачит в тоске
Как страус – на одной ноге
И с головой в песке!
 

Ортодоксальные Пирдурки

 
Ортодоксальные придурки,
Что лижут… господам,
Должны бы собирать окурки,
А пальцем указуют нам!
 

Мартен Лютер Фрик!

 
О, никогда я не блесну
Своим заветным мемуаром
И буду жить в амбаре старом,
 
 
Ловя критинов на блесну!
Останусь со своей страной,
 
 
Где только шляхтичи и эхо
И в комнате всемирной смеха
Я буду плакать как шальной!
 

Летаргические Сны Ард Лейбы

 
Нет, больше не хочу проснуться
От летаргических куку,
 
 
Чтоб в Несмеянову уткнуться
Иль тупо вляпаться в Фоку.
 

Как поступать не надо!

 
Филозоф, мачо, гренадер,
Надежда и отрада.
Он всем вокруг подал пример,
Как поступать не надо!
 

Страдание Ничевоков

 
Ничевоки так страдают
Часто веруют в Него.
 
 
Ничего они не знают,
Ни умеют ничего.
 

Летаргический Сон Сайта

 
Нет, не успел я туарегу
Шепнуть, что он вполне «…дюк»,
 
 
АРТЛИБ, как старая телега,
Вдруг заскрипел, и помер вдруг.
Лежит в кустах плашмя, не дышит
(не помню – в шляпе иль в кипе?)
И только ветерок колышет
Перо на вздёрнутой губе.
 
 
Мне показалось – это мило,
Старик АРТЛИБ – моя любовь.
Чрез полчаса в железных жилах
Вновь заструится чья-то кровь!
 

Последствия Тлетворного Окружения

 
Не вынесла душа поэтта
Позора мелочных обид
Он выпал из кабриолета
В кишащий омут мелких гнид.
 
 
Вокруг него сомкнулась прорва,
Замкнув чудотворящий рот…
………
Теперь поэт на рынке ворвань
В кульке цыганам продаёт!
 

Дворники и Дворяне

 
Да, дворники тут есть и есть куряне —
Создания из пепла и стекла…
Полонская в дворянство протекла…
Во что? Во что?
Откуда тут дворяне?
 

Нос Барбароссы

 
Коль волосы, растущие из носа
Достигли бы длины хотя бы в метр,
 
 
Коль вечно б правил Фридрих Барбаросса, Закрывшись с головою в тетраэдр,
Я был бы счастлив…
 

Старуха и Блоха

 
Художница блоху поймав рукою,
Разглядывать подругу принялась:
 Сто сорок лапок, и на каждой грязь,
Вкруг головы – сиянье золотое.
«Как совершенно божие созданье!
Мир логики и чистой красоты!
И даже кровь она сосёт со знаньем, Не предавая мира и мечты!»
Мы в сне живём от Магдалин и Менин,
 
 
Разбив кристалл великий на куски,
Наш человек настоль несовершенен,
Что должен обучаться у блохи!»
Потом в увеличительном стекле
Узрела усики, похожие на вилы,
 
 
Безумный глаз, как будто в серебре…
По телу завитки, причёсанные мило, Прекрасный перстень в духе Дю Белле
 
 
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
И тихо Божью сущность раздавила
 

Когда

 
Когда украинский бандит
Назад безногий побежит,
 
 
Когда наёмник из Псякрев
Забьётся полумёртвым в хлев,
 
 
 Когда воздымется земля,
Я буду слушать глас Кремля!
 

Старческие Стансы

 
О, как они несправедливы!
Как не-по-ленински просты!
Для них святы родные нивы,
 
 
А неродные – несвяты!
Они смешны… Они несмелы…
Они уверились давно…
Они твердят, что чёрно-бело,
 
 
А бело внепроглядь черно!
Они смешны и некрасивы!
На них рыгают и плюют!
О как они несправедливы!
Я плачу! Слёзы так и прут!
 

Угромбо Джут

 
Что там вдали тулится хмуро?
Откуда вихри завились?
О Боже! Смелая Цензура
Церковным маршем входит в жизь.
 
 
Под неустанным барабаном
И флейтой в скрюченных руках…
Под капюшоном чёрным яро
Смердяче тлеет чей-то прах.
 
 
Там вместо глаз – цветная яма,
Под носом – след сопли чужой.
Лицо ея в заветных шрамах
И пятнах лепры голубой.
 
 
Её порывисты движенья.
Как хорошо, когда она
Затеет быстрое скольженье
От дна геенны и до дна.
 
 
В руках ея – по два шампура,
На них – нанизанная слизь.
Смотрите! Видите – Цензура
Церковным маршем входит в жизь?
 

Мои Друзья

 
Мои друзья с приветом.
Скрылись они пока
От прямого света
И чеснока!
 

Даже если не хочу!

 
От любви своей сгорая,
Даже если не хочу,
Бог продаст вам даже сваю,
Мыло, камень и свечу!
 

За дело!

 
Время пойла без закуски
Выстелим флагами заново
Граф Пётр Александрович Ольденбургский, Муж Ольги Романовой, Сестры Николая, Владелец заводов, дворцов, пароходов, Милого пони, Дачи в Рамони
Рождён был во Франции заново. Однажды в июле
Сидел он на стуле, «Куда бы засунуть и руки и тело?»
«А правильно нас большевики турнули!
За дело!»
Судьба творца
В любовь он верил исто, Как верят все лабазники
в лабаз. Любил он шлюх, Одетых в гимназисток
И взор лучистый
Их невинных глаз
Круглый Странный Осмигранник
Художник – это в сущности карманник, Которому подумать недосуг…
Мне нравится ваш круглый осьмигранник
И этот треугольный в целом круг
Великое Лежание
Возле кремля, раскинув руки, Лежит великий демократ, Которого убили…
Сто сорок восемь раз подряд. Они оплачут его гений, Венки возложат от жулья, Те, кто лишились сбережений, Родных, надежды и жилья. Рссмотрим его корчи… В муке
Он руку выбросил назад. Возле кремля, раскинув руки, Лежит великий демократ, Которого сразили суки
Сто сорок восемь лет назад.
 
 
Последняя Роль.
 
 
Кот и примус заброшены в атрий,
В костюмерной трясётся блажной.
О, Армэн поселился в театре,
 Он обманут коварной женой.
Когда схлынет любовная пена,
Сопли страсти скатятся с калош,
Остаётся в кармане Армэна
Неразменный латуневый грош.
 
 
Плачет в подол уборщице Нине,
Баба – это порой вурдалак!
Я сижу на одном инсулине,
 
 
Позабыв про армянский коньяк.
И брожу среди пыльных кулис,
Как обманутый зайцами лис!».
Пьёт Армэн валерьянку и натрий.
Да, Армэн поселился в театре
И Петрушка трусится за ним
С омерзительным смехом своим!
Ус обвис и проплешина в кадре
Чёрт толкает под локоть порой.
 
 
Да, Армэн поселился в театре,
Он играет последнюю роль.
Здесь оставим навеки поэта
И актёра, упавшего в прах
Сколько можно тащить из бюджета
На натруженных, ловких спинах?
 

Дневник эстета

 
Дневник эстета. «Родина в огне. В спрессованной и сжатой… ени
Конь на мужлане?
Всадник на коне?
Пенналы ли ценны?
Иль ценны пени?
Не всё ль равно – украл или купил?
Бердичев, Кологривов или Ницца?
Всё – радостно. Так тайный педофил
Играет на рояли с ученицей». Самовозгорание
В Вифлееме много грязи. В дверь едва пролазит конь
И в химическом экстазе
Зажигается огонь. Поэт Куканов и Поэзия Времени
Поэт Куканов так любил писать, Округло выводя любое слово, Что им залюбовался как-то зять
Пульхерии Пахментьевны Слепцовой. Куканов, восседая за столом, Кунал перо так долго и ретиво, Как будто ему было это в лом
В присутствии надёжного комдива. А сам комдив – всей армии пример, На койке раскидал тревожно лапы. И на столе чернявый револьвер
Надёжно подкреплял тугие ямбы
Поэт Куканов и Отложенное Замыкание
Поэт Куканов как-то спал на рундуке
Поэту снился оголённый провод, С которым он катился вниз к реке, Где рылась мошкара и бился овод. Власистый Сирин гукал на суку. Тяжёлый рок катился из аула.
 
 
Он спрашивал себя: «А почему
Так долго замыканье не замкнуло?»
 

Неандертальцы

 
Мой милый друг!
Что будет, если
Ты совершишь открытий ряд?.. Неандертальцы не исчезли…
Они в парламентах сидят!
Они воспитаны Европой,
 
 
Они умеют есть и еть. Железной челюстью и жопой
Способны всех пересидеть.
 

Хокку №1

 
Ходит Куканов по сайту
Лысиной бьётся в паркет
Землю плевками он метит.
 

Хокку №2

 
Добрые рожицы, морды
Хари, хайло и личины
Там то и дело снуют.
 

Слякоть

 
Поэты. Богомазы. Слякоть. Фингал под глазом задарма. Февраль. Покушать иль пока..ть?
Сломаешь голову… Зима…
 

Треумп Бултыха

 
Бултых отпущен на свободу
Раздув шаром цветастый зоб
Вновь навевает сон народу
И льёт из леечки сироп
Он с кочергой стоит у топки
По конуре летает гроб
Есть плюс один – в отставке попки
Но лица здесь отвратней поп
Он под творца как прежде косит
И ходит с видом короля
И фалды за Бултыхом носит
Безликий мировой судья. Сетование Художника
Что толку измерять своё корыто?
Ты не узнаешь о святом, страна, Пока яйцо к брусчатке не прибито, И джига в храме не завершена!
Он так хотел, биясь о пол церковный, Остаться в комсомоле белым днём. Молится в тишине, клешнёй взбивая волны!
Как хорошо, коль скоро два в одном!
Изрульские частушки
Мудераторы прознали,
 
 
Как люблю я их израиль,
И закрыли все работы,
Как Бокассы или Боты.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное