Алексей Козлов.

Джунгли Блефуску. Том 3. Исход



скачать книгу бесплатно

Я посмотрел на него мутным взором и говорю: «Глистианин, а глистианин, а ты знаешь, что у кого раздавлены яйца, по научному – янтра и отрезан детородный член, тот не войдёт в царство небесное?»

– Издеваешься?

– Не издеваюсь! Цитирую твои святые книги! Заповедь из ветхого завета тебе напомнил! Номер сказать?

Он молчал. Молчание одновременно золото и знак согласия. Я видел, что согрел очередную христову змею на своей груди! А змея всегда только в болото смотрит!

А потом он поднял голову и сказал:

– Что останется людям, если отнять у них Глиста?

Они тёмные и остаться один на один с Природой для них страшно! Им нужно триста, возможно, пятьсот лет, чтобы привыкнуть считать Природу своим главным поводырём, высшим судьёй мира! Природа аристократична, она не протягивает человеку руку, она держит его на дистанции. Она не обманывает его, но и не утешает, не гладит его по головке, когда ему плохо! А им нужно, чтобы их гладили по головке или хотя бы обещали это! Они никогда не поймут её! В этой книге, языка которой они не знают, им нужны подсказки! А Природа никогда их не будет давать! Поэтому, прошу тебя, Ади, оставь Глиста им, да и мне тоже! Пусть всё будет по-прежнему!

– Что оставить, что отнять, на самом деле это одно и то же! Ничего не меняется! – говорю.

– Нет! – сказал мне Фрич, – Нет!

– Я тебя Навуходоносору отдам! – сказал я Фричу, – Он тебе объяснит почём фунт лиха!

– Кто это такой? – спросил Фрич.

– Царь Вавилонский!

– Имя!

– Навуходоносор!

– Заикаешься, боец! Говори спорче! И что было при Навуходоносоре?

– Наконец пришла развязка самой большой части древнеанурейской истории! Кирдык! Чуешь? Это сначала разорение десяти племён царства Исрульского, а затем – пленение остальных двух племён! Десять минус два равно восемь! Три племени сами заложили себя в ломбарде, значит дебит возрос! Восемь минус тря – равно пять! А пять цифра ни туда ни сюда! Неустойчивая очень! Жрать нечего! Тоска! Остальные тут же разбежались! Ищи-свищи! Вот чем кончаются все эти великолепные чудеса, будто бы совершённые богом в пользу этого народа! Глистианские мудрецы со скорбью видят бедствия своих «отцов», расчищавших им путь к «спасению»! Скептики со скрытой радостью видят уничтожение почти целого народа, который они рассматривают как носителя ужасающе суеверных предрассудков, гнусного разврата, зверского разбоя, непроходимой тупости и благочестивой кровожадности! Навуходоносор всё это ра-зог-нал!

Фрич молчал, а потом тихо сказал:

– Я не представитель этого народа! Мне всё равно, что с ним бы ни было! По фонарю! И хилокос меня не интересует! Лучше поцитируй Бусча! Мне это больше нравится!

– И хорошо! Это извиняет тебя! А зачем тебе тогда знать о проблемах этого народа! Займись проблемами своего народа!

– Хорошо! Давай больше не будем говорить об этом!

– Сам мне не напоминай, а то я впадаю в ярость, когда ты тупишь!

– Хочешь Бусча – получай – сказал я, – «Посол и венерал проинформировали меня по вопросу – что подавляющее большинство иракцев хочет жить в спокойном, свободном мире.

И мы найдем этих людей и отдадим в руки правосудия»! Кстати, нынешние иракцы – это бывшие вавилоняне! Ты в курсе?

– Да? Как круто тасуется карта!

– Дальше штудируем святые книги: «И если вас интересует качество образования, и вы обращаете внимание на то, что слышите в Лаклиде, почему бы вам не стать волонтером? Почему вы не воспитаете какого-нибудь ребенка читать?»

– Кем-кем?

– Волонтёром!

– Лучше бы сутенёром!

«Лучший способ обнаружить этих террористов, прячущихся по норам – это чтобы люди пришли к нам и описали дислокацию норы, то есть дали зацепки и информацию в отношении человека, оказывавшего иракскому народу в этом даре всемогущего Господа, было отправлено правосудие…

– Это бредит малярия?

– Нет, это вещает сама Демократия!

«Как вы знаете, это форумы для свободных дискуссий, так что вы можете прийти и слушать, что я говорю»

«Поэтому спасибо, что напомнили мне, как важно быть хорошей мамой и одновременно отличным волонтером».

«Хочу напомнить: чтобы вести войну и одержать победу, это требует финансирования денег, равномерных с выполнением обещания нашим солдатам позаботиться о том, чтобы им хорошо платили, чтобы их хорошо обучали и оснащали»

«Понимаете, без пакета мер по сокращению налогов дефицит все равно бы был, но не удалось бы симулировать – нет, не симулировать, это как-то по другому называется – в общем, дать толчок, который произошел в нашей экономике в результате сокращения налогов».

«Такова уж природа демократии. Порой в демагогию вторгается чистая политика»

«Я просматриваю заголовки, чтобы как бы оценить на вкус, что происходит. Сами статьи я читаю редко: об их содержании мне докладывают люди, которые, возможно, читали эти информационные сообщения».

«Я так рад, что могу поприветствовать Билла Скрэнтона. Он – один из великих политических семей Пенсильвании».

«Нужно еще все отмерить, чтобы начать воплощать перемены, которые просто больше – когда это больше, чем болтовня, когда это просто – смена парадигмы!»

«Я призываю лидеров в Европе и по всему миру предпринять срочные, решительные действия против террористических группировок, таких как „Хамас“, отрезать их от источников финансирования и поддержать – урезать их финансирование и поддержку, как это сделали Соединенные Штаты».

«Так вот, находятся такие, кто хочет переписать историю – историки-ревизионисты, как я это называю».

«Я полон решимости удерживать процесс на пути к миру»

«Подлинная сила Афроамерики происходит тогда, когда сосед любит соседа так же, как он хочет, чтобы любили его».

«Мы стойко движемся вперед».

«Я мастер заниженных ожиданий!»

«Я тоже не бог весть какой аналитик. Знаете, я не трачу много времени, думая о себе, о том, почему я что-то делаю»

«Недавно я встречался с министром финансов Палестинской автономии, и был приятно поражен, что он разбирается в финансах».

– Ну, как? – спросил я.

– Ничего!

– Лучше Пиплии?

Это тайный колаборционист помалкивал. Знает кошка, где чужая сметана! Его дело!

Да! Я отчаянный человек? Да! Это так! Я отчаянный! Жизнь сделала меня таким, что я пойду теперь на любого врага, не сморгнув, буду стрелять в любого, кто думает не так, как я, никого никогда не жалеть! Мне принадлежит будущее! Мне!

Один раз мы схлестнулись с голым полисментом, с которым, уж не помню, что не поделили. Мы лежали около зонтика, под которым дебелые бабы в карты играли, а с ними мужичонко хлибенький, который всё хихикал, такие на севере геройски трубы кладут до столицы нашей родины, чтоб газ да бензин не прекращаясь из сопла текли..

И слово за слово, только мой спутник сказал полисменту, спросил его, почему он настроен к нам так недружелюбно?

Полисмент услышал неизвестноое слово, разъярился, голову поднял от пылающих камней и говорит:

– Слушай, ты, тунгузское говно, падло, ты что залупаешься? Я тебя в бараний типарог сверну, и в жопу винтом засуну!! Никогда так не говори! Никогда, пока я жив! Понял? Понял?

Он явно был не в настроении, этот блюститель законов! Так и сказал, что в жопу засунет! Понял? Как отрубил! Умывальников начальник ли мочалок командир!

Это он нам говорил, культурный донельзя! В Букенгемском дворце с такой рожей его бы приняли на ура!

«Ни… себе? Презент!» – подумал я. Мысли у меня мешались в голове. Я уже почти ничего не соображал! Когда конфликты начинают возникать на ровном месте, пиши пропало! Нельзя быть таким непреклонным!

Спор разрастался. Мы, конечно, стали вслух сомневаться в том, что после нашего разговора он будет жить так долго, как ему хочется. Может быть, ему-то осталось жить минуты три-четыре, кто, мол, знает!

И тут полисмент стал выкипать уже по-настоящему. Морда у него стала розовой, потом красной, потом синеть начала! На наше счастье он был без кобуры на жопе, и пришёл на пляж как рядовое гражданское лицо – развлекаться и пупок на солнце греть. Po moiemu eto bil Bastard! У него даже резиновой дубины с собой не было! Опростоволосился! Конечно, я знаю, что нельзы так обижать животных, женщин, милиционеров и умалишённых детей, да, честно говоря, в тот день у нас было хорошее настроение, да и пиво сыграло свою роль.

Мы разом кинули в него свои бутылки с пивом и убежали, а он с гиком долго гнался за нами по камням, волоча живот по пляжу и голося на всю округу, утверждая, что рано или поздно забьёт нас палкой, как свиней на бойне и всё в таком миротворческом духе. Добродушный тут, в ущелье народ живёт, врать не буду! На бегу подмётки оторвут вместе с ногами!

Но мой приятель тоже был хорош! Отличился!

С этого, честно говоря началось то, о чём мы потом вспоминали в самых кошмарных снах!

Через несколько дней произошло чп.


Глава

ЧП мирового масштаба


Пьяный пузан-мент стоял прямо посреди полянки и орал во всю глотку:

– Карлик-Нос! Карлик-нос! Карлик-нос ищет травку в дальнем углу двора! Что это за травка? Знаете ли вы? А все ли вы знаете, что это за травка? Том ищет целебной травки! Хи-хи-хи! Дайте Тому валерьянки! Уроды! …ные уроды! А ну! Где вы? Выходите! Я вас возьму! Ох, я вас возьму! Никуда не скроетесь! Хоть вденьтесь в брони паюсные! Я найду вас и повешу на самом высоком, самом разлапистом дереве! Что это за травка? Высокая-превысокая! Клюква смолистая! Развесистая! Радость моя! Под ветром не клонится! Дьявол, дьявол кругом! Травка, травка великая! Зачем ты растёшь теперь вниз головой? Сволота безлошадная! Попрятались в кустики! Идите ко мне! Ну идите же! Гномики! Маленькие и вредные! Выходи на честный бой с блюстителем порядка! Где вы! Ау!

Мы молчали, потому что это на самом деле было очень страшно – на него в упор смотреть!

Человек накурился видимо и с рельсов съехал!

Оказывается, блюстители тоже не простаки траву косить. Хотя что я говорю, мой знакомый имел знакомого, который ходил покупать наркотики у начальника службы по борьбе с наркотиками.


И я тогда стал причитать, как бабка!

«Зря он сказал полисменту слово „Недружелюбно“! Зря! Нельзя такие слова полисфараонам говорить, нельзя! Можно было без него обойтись? Можно! Надо понимать, с чем дело имеешь! Их невесть где под копирку штампуют и при штпмповке забывают даже мало-мальские сведения в их головы заложить! Изделие без знака качества – это брак! Эти козлы девственны, как Виргинский лес! А они ему „недружелюбно“! Кто ж такое монстрам говорит? Это взбесило этого чортова кабана! Калибан чортов! Убеждать такого – это всё равно, что перед быком красными трусами размахивать! Мыслимое ли дело? На полном серьёзе сказать ему слово „Недружелюбно“ или что ещё похуже! Надо быть с таким поосторожней, чёрт подери! Объяснишь что ему!»

Когда вся эта история была в самом разгаре, я сделал своему новому приятелю замечание, говорю: «Не заводи ты его, он как танк, любого жопой задавит!», и приятель так обиделся на меня, что даже заикаться стал, когда мне отвечал. Ик! Ик! Ик! Кунсткамера какая-то, а не люди! Кто их наплодил?

Понятно было, почему он таких умников, как я не жаловал!

Свинья солнца не увидит, хоть ты ей доллар дай! Не в коня корм, как говорится! Вот что я вам скажу!

Место, бывшее кем-то занятым, срвсем рядом снами внезапно освободилось, и я нашёл на камнях полиэтиленовый пакет. В пакете была газета и кассета от старого видеоиагнитофона.

На кассете было написано «Аделаида Форш»

– Фильм о совращении! – сказал осведомлённый Бак.

– Сейчас все фильмы о совращении! «Иисус» – фильм о совращении попами целых народов!

– Ты не спи, педагог, какой век на дворе!

– Невозможно одновременно заниматься педагогическим процессом и совращением несовершеннолетних! Или, точнее сказать, совмещать это очень трудно!

– Да, если заниматься обучением и всё время стоять у доски спиной к аудитории, то, несомненно в это время на задних партах происходят лишь попытки совращения, либо само совращение уже случилось, и совратившиеся отдыхают. Это очень хорошо укладывается в общую теорию педагогики. Квот было сообщение о совращении малолетней курсисткой бессильного, слабого, выжившего из ума старика-сторожа при складе. Сторож был застигнут врасплох и еле убежал через заднюю калитку склада.

– Всё в мире перемешалось!

– И Ромео больше не любит Джульетту?

– Любит, но никогда не найдёт её!

– Они не встретятся?

– В гробу! Только в гробу!

– Хоть так уж!

– Так говорил Амадеус Пуля!

Я его спрашиваю:

– Говорят, здесь есть горная речка.

– А ты что, не видишь, вот тот грязный поток – и есть твоя горная река! Ручеёк по сравнению с ней – море!

– А по ней сплавляться нельзя?

Фрич взглянул на меня, как на придурка.

– Я тебя и так сплавлю! К сожалению, здесь нет рек для сплава психбольных в психушку!

– Нет, правда?

– Ну, ты сумасшедший! Я тебе ясным ярлыком говорю – нельзя там плавать! А ты не понимаешь! Я вижу, это тебя это не остановит! По этой речке может сплавиться только стойкий оловянный солдатик в кораблике из газеты! Да и то, если он вдупель пьян!

– Да? Не верю!

– Тогда возьми лодку, если она у тебя есть и заберись с ней в горы! Потом спустишься с лодкой на спине вниз! Незабываемую прогулку с потрясающими видами, пару паховых грыж и потные жабры гарантирую! Нет, не спорь, пара грыж тебе не помешает! А ты, конечно, хочешь прыгнуть с водопада, как… Кларк Гейбл, к примеру? Ведь хочешь прыгнуть, как Кларк Гейбл, откройся, солнышко?

– Ну да!

– Сумасшедший! А ты настоящий крэзи! Уважаю!

– Я читал Торо, знаешь такого? и у него…

– Ты читал Торо? Ты?

– Не только читал! Торо для меня, что Пиплия для передовика-фарисея! Торо для меня даже почище Пиплии! «Лучшее впереди! Солнце всего лишь утренняя звезда!» Учуял? Ущучил? Лучшее – впереди! Первый гоношист в лесах Алабамы! Подводная лодка в степях Украины! Вот что такое Торо! Его Вергилий в лимбе поселил! Там, где самые сливки обретаются!

– Где?

– Это знать не обязательно, а то ты сойдёшь с ума!

– Он тоже был сумасшедший! Что он первый хипарь на АфроАрмериканской деревне – согласен!

– Твоими устами да дерьмо дегустировать!

– Ладно! Пошли!

А надо было убираться отсюда! И мы пошли с пляжа в лес, где, по словам Фрича было какое-то жильё. На первый раз я поверил ему, как родному! И мы пошли туда, куда мне указывал Фрич.

Солнце шпарило просто неимоверно!

Мы шли довольно долго, всё время прижимаясь к склону сначала по этому долбанному шоссе, которое можно было с полным основанием назвать «Дорогой Смерти». Мимо нас всё время проносились джипы местных бандитов, обгоняя друг друга. А дорога была жутко узкая. Такая узкая, что по ней двое мудаков не разойдутся!

Иногда на ветках тут висели венки и в кювете торчали кресты с пояснением, какой хороший парень или девушка разбились на этом месте. В одном месте таких объявлений было несколько. Жутковатая картина!

Не знаю, как по ней вообще машины ездили, по-моему, на ней и двум толстякам трудно было разойтись, не то, что двум машинам! Правда, в нескольких местах были погребальные камни, свидетельствовавшие, что тут развлекалась накуренная до чёртиков молодёжь.

Дивные горы голубеющей и светлеющей грядой уходили на запад, и лёгкие, подсвеченные облака медленно плыли по чистому лазурному небу. Потом мы свернули в лес.

А пока мы шли, мы трепались о чём угодно, благо тем для разговоров было предостаточно.

– Знаешь про Ирангейт?

– Когда это было?

– Приблизительно в тот год, когда очередного перзидена засекли за спасением рыбы и посещением децких садов с опробыванием манной каши и булочек!

– И в каком же году это случилось?

– В 2012!

– Да это на носу!

– Да уж!

– 2012! Страшный год! Всё тогда было на нуле – и перзиден, и календарь и даже градусник! Страшно вспоминать! Он в белой рубашонке на реке! Так на Шурика был похож, что мне всплакнуть хотелось! А зачем он спасал рыбу, ты не знаешь?

– Не знаю! Может, в семье какие проблемы в семье были! А может, что другое! Не знаю! Выделиться наверно хотел! В современном обществе есть только одна трудность, как выделиться среди себе подобных! Прозвенеть буферами! Одни голыми в телефизоре щеголяют, другие женятся на королях, третьи прыгают с водопадов в резиновых бочках, а четвёртые сиськи выращивают, каких ни у кого нет! Тонные! Каждому тут своё! Боксёров тогда навалом было, а спасателей рыбы днём с огнём не сыскать! Вот он и пошёл в рыбные спасатели! Мама сказала!

– Завидный пост, говорю!

– Да уж!

– Больше у него способностей не было, кроме как рыб спасать?

– Да нет, он толковый был! Всё за правду выступал! Хочу, говорит, порядка в армии и фараонщины, да не знаю, как делать! Скажет, отползёт метров на три, поплачет и снова за работу!

– Карандаши очинять натфилем?

– Да уж!

– Ногтем лучше!

– Значит, правду матку рубил?

– Типа того!

– Ну, дай-то бог! Дай-то бог!

– Это что, чайник?

– Чайник! Ты что, накурился травы, не идентифицируешь чайник?

– Мне показалось, что это отрезанная голова негра!

– Лучше сказать – голова отрезанного негра! Негра, которого нормальное общество отрезало от себя! Голова дяди Тома! Разве это не одно и то же – голова без негра или негр без головы?

– Представьтесь, сэр!

– Эрнест Киллерман! Убийца и маньяк второй гильдии! Шоу «Вдова-Невидимка» в сопровождении индийских стриптизёрш! Проездом из Галле!

– У Галле не очень хорошая репутация! Это старый европейский город с традициями! Там полно негров! Не вы ли это, сударь, местный Робин Гуд, который отрезает головы у негров?

– Нет, не я!

– Бак! Сколько чашек чаю ты можешь выпить за вечор?

– За вечор, не знаю, а за вечер, когда настроение приподнятое – семнадцать!

– Всего семнадцать?

– Семнадцать!

– Водохлёб! Надо быть экономнее! Я думаю – твои предки – полячки, а полячки все прижимистые! Слюнят эти медяки! Смордяки эдакие! Пан Псякревецкий и пан Ужглежбжижпиздарикимандецкий вместе с пани Зруцей! Водосёрбы! Видишь вон сумасшедший полячок бредёт в кипельной рваной шляпе? Пан Вацек Бжирба! Сейчас пожелания, чтоб вас всех выебли, начнутся! Он накликает! Несколько раз уже было, что он каркал, что, мол, вас всех всё равно выебут, а потом у хозяина дом сгорел! Это у него коронный номер! Без пожелания, чтоб всех выебли день прошёл впустую! В ущелье нет ни одного человека, не осенённого его пожеланием! Если бы он был чнловеком верующим, тут была бы процветающая церковь пана Бжирбы!

– Кстати об Индии…

– Не надо такими руками трогать святое! У нас для этого мало алкоголя!

– но кого-то надо взять за зебры!

– Кого же!

– Шравишанкар Уманиршпуна

– Этот тот, который буддийский монастырь на уши поставил?

– Он был очень развит! Огромные поистине инцеклопедические познания, почёрпнутые из бесконечных порнографических фильмов…

– Сослужили ему плохую службу!.

– Эти люди караулят скорее не твоих успехов, а твои провалы!

– Люби их за это, мальчик!

– Чего-чего!

– Гений заторможенной овуляции!

– Кто-кто?

– Шравишанкар Уманиршпуна! Это как буддийский монах! Сам по себе ничего! А видеть приятно!

– Так не гони его сразу!

Не успел он про весь этот ужас рассказать, как безумный полячок опять подлетел со своей знаменитой суковатой палицей и стал вокруг нас прохаживаться, на неё опираясь, как на трость, выразительно на свой сук поглядывая, мол, не думайте, что будет вам сегодня мармелад! Всех выебут сегодня воины пана Пилсудского!

На сей раз, слава богу, он ничего не говорил.

Я ему и говорю:

– Армерикашкин и Помазовский! Комон! Я говорю вам! Несите марку фирмы денно и нощно! И если господу будет угодно, он, великий и всемогущий, ниспошлёт нам невиданные прибыли и дивиденты! Он не пройдёт мимо страдающих странников, лишённых возможности прильнуть к горному ручью счастья, и утолить жабу! Тьфу, жажду! Господи! Не обнеси чашу сию! Аминь!

– Может, лучше, харль?

– Может и лучше!

– Насчёт чаши ты как-то странно сказал! У нормальных людей чаша сия ходит по кругу, а у тебя люди бегают вокруг сейной чаши! Они что, о….нели?

– Это ты …ел!

– Всё равно аминь!

– Согласен! Аминь!

– Вот и я говорю аминь!

– Без пердежа?

– Без!

– Аминь! Четыреста тридцать шесть раз аминь!

– Присоединяюсь в двух третях случаев!

– …буду!

– Товариши бомжи! Давайте погрузимся в декаданс!

– Что он предлагает? Этот лассалевец подведёт нас под монастырь!

Это кто такой?

И тут на бобике в очередной раз подъехали эти долбаные фараончики! Морды, как у свиней! Ненавижу!

– А я тут бумажку раскопал – обхохочешься! – сказал и из кармана долго какую-то длинную мятую бумаженцию туалетного вида вынимал, а та выходить из его рванины никак не хотела, – Страница не то из студенческого диплома, не то из курсовой работы! Делюсь! Бонус трэк намба ван! Избранные места из переписки с врагами! Абисняю! Короче, студен, как может, рассказывает древнюю историю какого-то завода, а, сахарного. Сладкой жизни вам, девчонки! Действие происходит вдали от столиц, в глубинке без названия. В общем, тут дело так было: дело было в древнем городе Мухо..ске, первоначально и земля и постройки принадлежали некоей помещице Лоховицкой и в дальнейшем стали открытым акционерным обществом. Тэк-с! В 1907 году в Мухо..ске с неясными намерениями, цитирую, да-с, с неясными намерениями-с, появились, как пишется, ага, богатые братья Фельдман… Ни имён, ни отчеств не указано! Я уже говорил!

– Братья Фельдман с неясными намерениями появляться нигде не будут! Их намеренья предельно ясны!

– И какие же, по-твоему, намеренья у честнейших людей Мухо..ска богатых братьев Фельдманов?

– Всех нае..ть, объ… ть, всё у всех отнять и всё поделить по чести в свой карман! Весь мир насильно мы разрушим!

– До основанья!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное