Алексей Костенко.

Грамляне



скачать книгу бесплатно

© Алексей Костенко, 2017


ISBN 978-5-4485-1107-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Пролог

Самая старая во вселенной, но вечно молодая королева всё ещё ждёт нового короля и надеется, что очередной претендент выполнит наконец своё предназначение и освободит её.

Старуха с коричневыми от возраста пальцами, похожими на птичьи, завязывает очередной узелок на ковре, беззвучно шевеля губами беззубого рта.

Некто безымянный задремал, сидя в шезлонге, в месте, расположенном нигде и грезил новые миры.

Неуничтожимая тетрадь с привязанным к ней вечным карандашом висит на ветви древа жизни и в ней оказалась зачёркнута часть предложения, а сверху появилась еле видимая новая фраза. Постепенно черта становится всё явственнее и толще, а новые слова всё яснее и чётче, пока не засияли со всей силой неизбежности. Старая фраза оказалась теперь полностью вымарана так, что стало невозможно прочитать ни единой буквы.

Глава 1

(В которой мы знакомимся с нашими героями и в которой они отправляются на поиски сбежавших детей.)


Я проснулся, но кошмар продолжался наяву. Голова вроде на месте, а вот её содержимое не хочет воспринимать реальность, да и во рту вкус чего-то такого, что приличные люди называют неприличными словами. Нужно встать и сходить в известное место, но тогда вряд ли получиться уснуть снова, а вот надежда на наверняка запрятанный вчера жбанчик с пивом, специально для оживления ходящего среди ночи мертвеца, уверенно вставал на первое место и диктовал необходимость тщательных поисков. И который час интересно? Как и большинство жителей Плюцы, перешагнувших определённый возрастной рубеж я постепенно приобретал солидность в движениях, что не мешало работать за двоих, если возникала такая необходимость. А ещё всё гуще росли борода с усами, конечно уже не трёхцветные, как в пору юности беспечной, а всё больше посеребрённые, которые я безжалостно сбривал, по мере того как рожа, что отражалась в зеркале становилась непотребно выглядящей.

Нет, придется вставать. Я скинул одеяло, нашарил в полумраке тапки и прошлепал мимо стола, где, ура, увидел жбанчик полный пива. Даже прятать его вчера не стал, хотя мысли такие были. Здесь следует сказать, что я не совсем человек, хотя так считают далеко не все грамляне. Мы знаем, что наверху живут очень похожие на нас существа, только повыше ростом, поуже в плечах и конечно же глупее, ибо никакой грамлянин никогда не станет выполнять указания начальства, если тебе говорят одно, а сами делают другое и ещё ухитряются обвинять во всех неудачах тебя же. Нет, грамляне выбирают себе главой всеми уважаемого и своим примером показывающего как себя должен вести истинный гражданин! А ещё где-то на далеко западе живут так называемые гномы, какая то отколовшаяся ветвь истинных грамлян, живущих как известно на исторической родине: глубоко под Уральскими горами.

Как только возвращаясь, я отхлебнул пару хороших глотков, раздался недовольный и громкий голос из-за приоткрытой двери, ведущей в комнату справа:

– Ты что там хлебаешь среди ночи старый козёл?

Интересно.

Что это за козёл такой. Поговаривают, что он похож на чекрей, (те же черти) которые появляются там, где выходят из глубин горящие камни и, расплавленные, стекают в бездонные пропасти. Премерзкие кстати существа, так и норовят обмануть доверчивых грамлян.

– Водичку милая, водичку. – Ответил я.

Левен вот же вредная баба, вроде спала как гондур, (покрытое шерстью животное, отдалённо напоминающее собаку и периодически впадающее в спячку) так нет, стоит только подумать о глотке жизненно необходимого после вчерашних излишеств напитка, она тут как тут.

Из-за двери показалась заспанная жена.

– Ну-ну, водичку из под бешеного бака (бак – домашнее животное, источник мяса, кожи и похожей на молоко жидкости, используемой как молоко) он пьёт. Слушай Гук, если ты будешь продолжать в том же духе, то спи там, где пьёшь и домой можешь не приходить и ко мне не подходить!

Хлопнула дверью и под её не слабыми формами кровать жалобно пискнула. Вообще то грамлянки добрые, верные и гордые женщины, но если закусят удила то туши свет. Лучше сейчас с ней не спорить, подожду пока успокоится.

А вчера я ходил в лавку, что держит на паях мой друг Бук. Он из восточных грамлян и один из самых неординарных людей, которых я встречал в своей жизни… И говорили мы вчера о чём то важном, ну и обсуждали конечно, а без любимого продвинутыми грамлянами напитка, который называется сэм и который оказывает непередаваемое воздействие на метаболизм, обостряет мысли, способствует почтительному отношению друг к другу – уважаемые люди разговор не ведут. Сэм он на все случаи жизни, не то что тот компотик, который называют водкой и пьют люди наверху. Так о чём же они вчера говорили? Ах да, ну конечно. Бук женат на северянке и её родственники уже давно просят приехать, а тут как раз Новый Год на носу, да и сама Надин хочет побывать на давно покинутом севере, где прошло её детство и юность. А вот добираться придётся с выходом на поверхность, что для грамлян равносильно потере себя. Не видеть таких милых светящихся стен, каменного свода, теряющегося иногда где-то в глубинах высоты. Пожалуй пора рассказать, что из себя представляют подземные города грамлян. Самые высокие располагаются примерно на километровой глубине, но только там, где есть светящиеся камни и нужные минералы. А самые высокородные грамляне живут от двух до пяти километров вниз от поверхности. Ходят легенды, что все подземные тоннели, пещеры, залы и огромные каверны, где и располагаются города, были созданы великими первыми грамлянами. А ещё говорят, что где-то глубоко-глубоко, скрытая от любопытных взглядов, до сих пор недоступная простым смертным грамлянам, стоит древняя столица, красивее которой нет ничего ни внизу, ни наверху. Для людей с поверхности в тоннелях всегда царит полный мрак, но глаза грамлян воспринимают излучение любых изотопов, которых хватает в любой, даже самой бедной породе и этого достаточно, чтобы видеть так же, как в пасмурный день. Сутки здесь длятся двадцать часов, а каждые десять звучит городской свисток для сверки механических часов, которые носят все жители наряду с оружием. Утром звучит одинарный свист, а вечером – двойной.

Я живу в простеньком доме, но с двумя светящимися стенами, что считается статусным. Вообще то грамляне особенно не стремятся к роскоши, довольствуясь необходимым, но что касается ремесел, а особенно машин и механизмов, то тут любой грамлянин готов завалить весь дом железяками. Если конечно позволит вторая половина. Это не значит что грамлянки чураются такой работы. Многое, без чего жизнь под землей стала бы менее комфортной было создано именно женщинами – механиками.

Тут раздался нетерпеливый и громкий стук в дверь.

– Кого это несет нелегкая во внеурочное время? – Подумал я. За дверью переминался с ноги на ногу Бук.

– Извини, что так рано, до первого свистка, но обстоятельства не терпят.

– Ну заходи конечно. – Я отступил в сторону, пропуская друга.

– Пошли на кухню, там пива немного осталось, к другим подвигам я пока не готов, да и Левен что-то не в духе, ворчит. – Сразу расставил я точки над «и».

– А я бы пропустил стаканчик, но после того как расскажу что произошло. – Сказал Бук, заходя в дом.

Мы прошли потихоньку на кухню и уселись за стол. Я молча налил из жбанчика два стакана.

– Как это Левен до сих пор не скандалит? – Подумал я и тут же открылась дверь.

– Так-так! Ещё не просохли от вчерашнего и до первого свистка разминаемся пивком. Бук, у тебя же дети маленькие и как тебе Надин до сих пор не надавала по шее! – Не преминула подковырнуть его моя обычно более сдержанная жена.

– Левен прости, но нам нужно поговорить, кстати присядь и послушай. Вчера, когда мы с Гуком обсуждали смысл бесконечности бытия, ко мне в лавку зашел Спар, молодой, но уже востребованный строитель из верхних. С ним мы и пошли домой, благо живем рядом. У моего дома гуляла Надин с детьми, дожидаясь меня к ужину. Она и ляпнула, что дескать не знаем как ехать к родственникам на север, уж больно не хочется наверх выходить. Тут Спар и сказал, что когда-то был проход через места, где встречаются чекри и другие жуткие существа, по мосту над огненной рекой забвения, через пустые поселения и наверх к северным городам, и что раньше грамляне частенько так ходили, и что верхом на троке (домашнее вьючное животное напоминающее ящерицу на вертикальных ногах) ещё его пра-пра-прадед ездил в гости каждый год, правда не один а вместе с торговыми караванами. Ну и дальше в том же духе. А под утро пропали дети. Мы с Надин думаем, что они ушли на разведку вниз, потому что забрали с собой походные рюкзаки и все что необходимо для путешествия. Их же учат в школе выживанию, да вы и сами знаете. Гук, надо найти детей, помоги. Глава говорит что не они первые и не они последние, если через пару дней не объявятся то снарядим поисковую экспедицию. А на душе как то не хорошо, хотя я сам в детстве исследовал с товарищами нижние проходы и как-то отстал и заблудился. Нашли меня только через неделю…

– Гук, милый, пойду-ка я собирать тебя в дорогу, нельзя не помочь другу, я тоже в детстве лазила по запретным пещерам и даже один раз напоролась на спака (огромное членистоногое похожее на смесь паука и скорпиона). Как я убежала не знаю. До сих пор мурашки по коже. – Сказала Левен.

Вот за что я её и люблю. Как только дело принимает серьёзный оборот, то куда только девается её сарказм, вот всегда бы так, цены бы не было. Да и так цены нет.

– Ну что, встречаемся через час у северного поста, троков возьму у Яшака на ферме, я договорюсь. – Вставая сказал Бук.

Глава 2

(В которой дети заблудились и попали в таинственный подземный зал.)

Когда Темар понял что они заблудились, то побоялся сознаться в этом даже себе. Он был черноволос и черноглаз, явно развитее чем дети в его годы, а было ему двенадцать. В четыре он сам научился читать, чем не без оснований гордился Бук. Его младший брат выглядел полной противоположностью Темара: светловолосый, в десять уже выше брата. Лан, так его звали, с детства имел неукротимую тягу ко всему механическому, тогда как Темар больше тянулся к тому, что взрослые именуют гуманитарным.

А между тем дорога неуклонно спускалась вниз, стены тоннеля с многочисленными ответвлениями, по большей части тупиковыми, светились тем мягким светом, что так мил сердцу грамлянина. Многочисленные грибы самых разнообразных форм и расцветок покрывали не только обочины, но и стены, иногда сплошным ковром. Многие из них светились даже ярче, чем камни, а сводчатый потолок отливал фиолетовым. Эти грибы и служили основным источником жизни под землей. Их ела всякая мелочь подобная крыликам (что – то вроде летучей мыши переростка), ими питались торки и баки, крыликов ловили спаки, впрочем последние жрали всех, кого сумеют поймать. Хотя глаза грамлян и воспринимали дневной свет, но он был слишком резок для них, а мягкое излучение изотопов, не видимое людьми сверху, воспринималось как самый приятный цвет, напоминающий фиолетовый. Без этого излучения грамляне довольно быстро заболевали вплоть до полной потери сил, но не умирали, а превращались в эдакие мумии без видимых признаков жизнедеятельности, что впрочем проходило, если подержать больного пару недель рядом со светящимися камнями. Поэтому каждый грамлянин всегда носил с собой в специальном мешочке на шее светящийся камень, который передавался по наследству из глубин веков и самые мощные из них оценивались очень высоко…

– Темар, далеко ещё до моста?

– Потерпи немного. – Ответил старший брат недовольно, хотя страх неизвестности уже сковал его сердце.

– Может сделаем привал и перекусим? – С надеждой в голосе спросил Лан.

– Нет, нам нужно торопиться, иначе поднимут тревогу и организуют наши поиски. К вечеру мы должны быть дома, а проход ещё не разведали. – Темар был неумолим, но хватило его ненадолго. Уже через десять минут, как только дети вошли в очередной зал с небольшим водопадом, падающим из трещины под потолком в чистое озерко скомандовал, копируя отца:

– Привал! На камнях не сиди, доставай подстилку, снимай обувь пусть ноги отдохнут, но сначала набери воды в котелок, да не забудь проверить жабьим камнем можно ли пить? А я соберу грибов, осмотрюсь и поищу греющие камни. Темар собирал съедобные грибы и искал камушки, один из которых должен светиться красноватым, а второй голубоватым. Будучи помещенными в специальный контейнер, изготовленный из особого минерала, они довольно быстро раскалялись так, что котелок закипал за минуту.

– Темар! Темар!

К нему бежал Лан с выпученными глазами, показывая на озерко.

– Там, там это… – Лан от возбуждения не мог вымолвить больше ни слова. Рука Темара потянулась к детскому арбалету, без которого ни один ребёнок старше десяти не выходил за пределы города, а детский кинжал торжественно вручался с шести. Вообще-то окрестности городов были безопасны, но изредка к окраинам города забредали хищники и даже спаки.

– Что случилось? Я ничего не вижу. – Сказал Темар.

– Там, под водой… Лестница! – Наконец то выговорил Лан.

Дети побежали к озеру, но оружие, пусть и детское, из рук не выпускали. Честно говоря такой арбалет спокойно пробивал гондура навылет да и грамляне были сильнее людей с поверхности раза в два. А вот порох почему-то не горел, тол не взрывался, так что под землей жители обходились старыми добрыми мечами, копьями, луками и арбалетами.

Чем ближе к берегу, тем медленнее шли юные исследователи, с замиранием сердца ожидая, что вот-вот выскочит какой-нибудь зверь и наброситься на них. С верхушки большого камня на берегу, через кристально чистую воду, действительно была видна широкая лестница, уходящая куда то в глубину. Резные перила из какого-то желтого материала блестели как золотые. А вдруг действительно золотые? От этой мысли сразу пропал куда-то страх. Вот только что делать дальше? Грамляне, честно говоря, плавали не очень хорошо, хотя не глубоких озер под землей хватало, да и вода редко бывала холодной.

– Отца бы сюда. – Подумал Темар и тут снова холодок пробежал в груди. А ведь обратную дорогу найти будет очень не просто, если вообще возможно, срочно нужно выбираться и обязательно до второго свистка. Ох и влетит же им!

– Давай перекусим и пора возвращаться домой, а то посадят на месяц под домашний арест, только в школу и будем ходить, и то под присмотром. – Сказал Темар.

Вот только как выбираться и куда. Направление грамляне чувствовали на интуитивном уровне, но увлеклись по дороге, играли в догонялки вот и не понимал теперь Темар в какой стороне дом, и где они свернули в неисследованный туннель. А ведь такие проходы отмечены специальными знаками. Заигрались, не заметили. Одно не давало удариться в панику – это ответственность за младшего брата и то, что они всегда двигались вниз. Это Темар помнил точно. Значит если идти наверх, то рано или поздно попадешь в разведанные тоннели, а там знаки, понятные каждому с детства.

Дети спрыгнули с камня, который покачнувшись скатился в воду, подняв фонтан брызг. Не успели братья подойти к рюкзакам как сзади раздался громкий, чмокающий звук, как будто сказочный великан глотал что-то из исполинской бутылки.

Глава 3

(В которой взрослые идут по следу детей и попадают в неисследованные пещеры.)

Около северного поста меня уже поджидал Бук с двумя оседланными торками, стоящими рядом. Оставалось закрепить вещи и можно трогаться в путь.

Стражники подтвердили, что дети похожие на Темара с Ланом крутились здесь. Так что мы на правильном пути.

– Внимательно смотрим не исследованные проходы, я справа, а ты слева. Там никто не ходит и должны остаться следы, если дети свернули где-то с главной дороги. – Сказал Бук, что соответствовало и моим мыслям о направлении поиска. Близко к городу дорога была так отполирована множеством ног и лап животных, что ни о каких следах не могло быть и речи. А вот и первый проход, помеченный крестом. Спешившись прохожу немного по нему. Нет тут явно давно никто не ходил. На немой вопрос Бука отрицательно качаю головой…

Повезло нам примерно через час. Бук нашел следы в проходе, плавно изгибающемся к востоку с ощутимым наклоном вниз. А вот и раздавленный гриб с четким отпечатком подошвы.

– Это они. – Сказал Бук, – вот дырочка от осколка стекла. Помнишь Лан хромал и не ходил в школу?

– Помню, его ещё Надин водила к Магу на лечение. – Ответил я.

Окрыленные успехом мы поторопили торков. Вообще-то они отличались дурным характером и то и дело норовили укусить. Да и бронированная чешуя была скользкой и прочной настолько, что без привычки можно было легко пораниться о выступающие шипы. Зато даже галопом они бежали плавно на своих шести кривых ногах, а четыре крупных, мозолистых пальца на каждой из них надежно удерживали зверя даже на крутых и скользких склонах.

– Тема-ар! – Прокричал Бук. – Ла-ан!

Прислушались. Тишина, только где-то капает вода. Бук покрутил ручку трещотки, которую слышно даже в самых извилистых пещерах зачастую за тысячу шагов. И хотя трещотка входила в обязательный набор предметов в походном рюкзаке, из-за большого веса её часто потихоньку выкладывали, что сделали и юные следопыты. Вскоре пришлось снизить скорость из-за многочисленных развилок, все из которых приходилось исследовать. Спасало то, что кроме звериных троп там ничего не было и следы детей находились довольно быстро.

А между тем проход неуклонно вел все ниже и ниже и вскоре я понял, что мы спустились глубже обитаемых горизонтов.

– Слышишь Бук? Ты что-нибудь знаешь о проходах на такой глубине? А этот явно не природного происхождения. – Спросил я.

– Разве что легенды о древних предках – строителях, и потерянной столице говорят о чём-то подобном, что к сожалению больше похоже на сказку. – Ответил Бук.

Вот-вот. Такие же мысли крутились и в моей голове. А вдруг? Ведь действительно никто из наших не слышал о таких проходах, а воздух чист и свеж, чем и отличаются туннели грамлян. Ну не бывает тут обвалов, прорывов ядовитых газов и прочих «прелестей» природных пещер или шахт с поверхности. Все проходы соединяются в залы, некоторые из которых настолько огромны, что не видно стен, некоторые так высоки, что не видно потолка, а некоторые пропасти так глубоки, что не слышно стука от брошенного вниз камня.

– Слушай Бук, ты все повороты и развилки пометил, а то потом и нас отправятся искать Надин с Левен, представляешь что будет? – Спросил я на всякий случай.

– Обижаешь, начальник! – Пошутил Бук и продолжил – Конечно представляю и на схеме помечаю, потом всё равно Главе нужно будет сообщить и карту проходов обновить.

Это точно. Пастухи вроде Яшака иногда, после возвращения с пастбищ, не один день сидят с картографами, добавляя новые участки в старые схемы. А очень редко даже доставляют в города артефакты, говорящие о былом могуществе древних грамлян. В музее есть поврежденный в какой-то битве, похожий внешне на человека, воин из металла на котором даже алмаз не оставляет царапин. Лучшие механики пытались разобраться в принципе действия этого артефакта и так и не пришли к единому мнению. А в гильдии волхвов заявили, что воином двигали волшебные силы, заключенные в камне – накопителе невиданной мощи где то внутри. Так или иначе, но если кому-нибудь удастся раскрыть секреты древних мастеров, то держитесь чекри и прочая нечисть, все канете в огненной реке забвения!

Мои размышления прервал какой-то необычный звук, донёсшийся издалека. Ничего подобного я прежде не слышал. Похоже на городской паровой насос, который подавал воду в водопровод, только такая мощь? Кажется, что подрагивают сами стены, но это только кажется. И шум подземной реки, который впрочем быстро затих. Звук работающего механизма оборвался, как будто повернули выключатель. Что это?

– Ты слышал, дружище Бук? Или мне померещилось? – Спросил я.

– Значит не показалось. – Облегчённо вздохнул Бук.

– А детишки то прошли в ту сторону, уж не они ли причина? Что-то мне подсказывает – не обошлось тут без Темара с Ланом. Давай поспешим.

Мы поддёрнули поводья, заставляя торков перейти на рысь.

Глава 4

(В которой дети открывают путь в новый мир под землёй и идут дальше.)

С рёвом посередине озера образовалась огромная воронка, куда уходила вода, Темар с Ланом даже присели от неожиданности. Не прошло и пары минут как обнажилась лестница, ведущая глубоко вниз.

– Что будем делать Темар? – Спросил перепуганный Лан.

– Я…я не ззннаю. – Темар испугался не меньше брата и даже слегка заикался, но потный кулачок крепко сжимал приклад арбалета, а Лан не выпускал из рук рукоять кинжала. Прошла минута, другая, третья. Вокруг стояла тишина, только маленький ручеек на месте водопада тихо журча вытекал из трещины под сводом. Братья переглянулись. Ну скажите какой мальчишка устоит перед таким искушением? А дети грамлян с трех лет воспитывались в школах, сначала младших, потом общих и наконец специальных. Жизнь под землей была не лёгкой и иногда довольно опасной. Да и войны между городами хотя и были редки, но отличались жестокостью и большими потерями. Поэтому воинская подготовка и воспитание мужества не только для мальчиков, но и для девочек было суровой необходимостью.

– А может только глянем один разочек что там и сразу назад? – Решился наконец Темар.

Отважные первопроходцы маленькими шашками, с замирающими от смеси страха и восторга сердцами двинулись по пологому спуску к лестнице. Спускаться пришлось не долго, всего один поворот налево и появилась большая и высокая дверь без намеков на ручку или замочную скважину, лишь внизу посредине был выгравирован отпечаток ладони. Изготовлена она была из того же желтого металла, что и перила лестницы, которые Лан украдкой попытался поцарапать кинжалом, но лишь затупил острие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное