Алексей Кобелев.

Начальные люди Томской губернии. Исторические портреты 1804-1917



скачать книгу бесплатно

Судьбу его выяснить не удалось, но известно, что на 1 сентября 1914 года состоял членом Совета министра внутренних дел и членом Комитета главного попечительства детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии. Был учредителем Общества возрождения художественной Руси (ОВХР). Знатоки истории фамилии «Извеков» в Интернет-сетях ставят такие годы его жизни – 1845-1916.


ГРАН Петр Карлович

– томский губернатор (февраль 1911 года – май 1913 года), статский советник.

Петр Карлович был восьмым и последним губернатором немецкого происхождения в Томской губернии императорской России.

Родился 18 ноября 1869 года, из дворянского рода. В мае 1892 года в составе 53-го выпуска окончил Императорское училище правоведения, с того времени в службе. Был инспектором Главного тюремного управления, в его полномочия входило проведение ревизий в местах лишения свободы. Делал обзор сибирских мест заключения, в докладе начальнику управления указал на неудовлетворительное состояние каторг, активно содействовал созданию законопроекта о ликвидации их в Сибири. В 1906 году являлся Ярославским губернским тюремным инспектором.

В мае 1908 года Петр Карлович был назначен иркутским губернатором, до этого он там уже бывал, когда изучал вопросы реорганизации каторги. Тогда же посещал тюремный замок, колонию малолетних преступников и приют арестантских детей. В должности губернатора развернул кипучую деятельность, изучая состояние дел и исправляя недостатки. Газеты сообщали, что он бывал на острове Ольхон, куда боялись появляться даже жители материка – там с давних времен свирепствовала проказа. Лично проверял наличность денежных сумм в канцелярии тюремного замка, бывал в арестантских помещениях, расспрашивал заключенных, в пересыльном бараке из общего ушата ел гороховый суп и хлеб, слушал объяснения заведующего больницей, распоряжался о ревизии постановки лечебного дела.

Педантичность губернатора проявлялась всюду. За праведные труды в Иркутской губернии был награжден орденом Св. Владимира IV степени, до этого он уже получал ордена Св. Станислава II степени (1900 год) и Св. Анны II степени (1904 год).

В 28 февраля 1911 года был подписан монарший указ о переводе статского советника П.К. Грана на равноценную должность в Томскую губернию. И здесь занимался делами с тем же усердием. При нем было закончено строительство зданий Заозерных училищ, в его присутствии состоялись церемония открытия, молебен и их освящение. В 1913 году с его разрешения началось строительство богадельни для приюта, рассчитанном на сто бездомных детей. Как раз на годы его правления пришелся 100-летний юбилей Отечественной войны 1812 года. Это событие праздновалось с огромным размахом, губернатор подписывал огромное количество прошений о награждении людей юбилейными медалями. Он много ездил по губернии, особенно в связи с крестьянскими бунтами.

Об одном из них рассказал известный журналист Анатолий Муравлев в своей недавней книге «Неизвестный Алтай».

У крестьян села Мормыши Романовской волости Барнаульского уезда в рамках аграрной реформы Петра Столыпина было отрезано около шести тысяч десятин казенной земли и урочище Маяки. Они пользовались теми землями многие десятилетия. Крестьяне взбунтовались.

В одну из ночей весны 1911 года группа старожилов, вооруженная подручными средствами, пришла на отрезанные земли, выдернула все вехи землеустроителей и приступила к распашке. За самоуправство 12 крестьян были арестованы и отправлены в Барнаульский замок. Но это не усмирило людей, несмотря на давление властей, они отказывались принимать официальный проект надела.

Уже весной следующего года они вновь приступили к распашке некогда своих законных земель. В село нагрянули уездный исправник, пристав, крестьянский начальник, они попытались помешать распашке и арестовать виновных. «Состоявшая из 93-х человек толпа подчиниться отказалась», вскоре на всей пашне работало около тысячи мормышанцев. Полиция запросила солдатскую подмогу, но применить военную силу начальники опасались.

24 апреля 1912 года состоялось экстренное заседание Совета министров Российской империи, вопрос один – события в далеком алтайском селе Мормыши. После министра внутренних дел А.А. Макарова выступал губернатор Петр Гран. Он с тревогой подчеркивал, что волнения могут перекинуться на другие селения, что успокоение мормышанцев «невозможно без применения принудительных мер», однако, министры высказались за то, чтобы «изыскать все способы спокойного улажения обсуждаемого дела» и предложили министру внутренних дел приостановить исполнительные меры. Одновременно решили обратиться к императору Николаю II.

Дело в том, что земля принадлежала кабинету Его Императорского Величества, при нем был министр Двора и правительство страны не имело полномочий распоряжаться теми землями. Между тем, обстановка в далеком селе Мормышы накалялась, правительство вновь обратилось к тому вопросу. Было решено направить туда три казачьи сотни, при этом местным властям предлагалось все проблемы решать «возможно мирно».

Суть проблемы была доложена царю-батюшке, но решения принято не было. В начале мая 1912 года губернатор П.К. Гран отправился в поездку по наиболее беспокойным местам Алтайского округа, чтоб «возможно мирно» погасить недовольства земельной реформой по Столыпину. А недовольства проявлялись предостаточно. В селах Усть-Мосиха и Ключи (ныне Ребрихинский район), Шарчино (Тюменцевский район), Рогозиха (Павловский район) и Среднекраюшкино (Первомайский район) «за подстрекательство» было арестовано 60 крестьян. Побывал губернатор и у бунтующих мормышанцев.

Подобная ситуация сложилась в иных уездах, Петр Гран проехал ряд сел Бийского уезда.

Правительство страны еще дважды рассматривало «дело крестьян села Мормыши», оно просило императора соизволить прирезать мормышанцам 2330 десятин, «в случае, если министр Двора признает сие справедливым». Только в октябре 1912 года после очередного доклада царю удалось получить согласие. Весь отруб был передан Переселенческому управлению, а он вернул упрямым крестьянам 3670 десятин земли, при этом подчеркивалось, что другие «домогательства удовлетворены не будут».

28 марта 1913 года после двух лет бунта милость царя была оглашена на сходе жителей Мормышей в присутствии томского губернатора Петра Грана, начальника Алтайского округа Василия Михайлова и других персон. Это известие, пишет Анатолий Муравлев, было встречено «единодушным, нескончаемым ура».

А на отрубе бывших земель мормышанцев расселились переселенцы, выросла деревенька, и назвали ее жители Грановкой. В память губернатора Петра Грана. Существует она и ныне в Романовском районе Алтайского края, но большинство жителей не могут объяснить происхождение названия.

4 мая 1913 года Петр Карлович Гран был назначен начальником Главного тюремного управления Министерства юстиции Российской империи. Одновременно (по статусу) – член Совета министра юстиции и Совета по тюремным делам.

Был председателем на открытии 2-го съезда тюремных деятелей в Санкт-Петербурге, принимал участие в подготовке Табеля вещевого довольствия, нового описания форменной одежды и вооружения тюремных надзирателей, инструкции для техников Главного тюремного управления, командируемых для осмотра возведенных или только что сооруженных тюремных зданий, инструкции для наблюдательных комиссий за местами заключения.

Петр Гран много делал по укреплению местной тюремной системы – развитию сельскохозяйственных колоний, детских исправительных учреждений, приютов, богаделен, по обустройству замков.

С 1914 года Главное тюремное управление стало обеспечивать пособиями на воспитание детей чиновников тюремных инспекций, начальников мест заключения и их помощников, тюремного духовенства и медицинского персонала. Организовал в Главном тюремном управлении шесть новых служб: по тюремной страже и режиму, по пенсионному обеспечению, по штатам и наградам, по снабжению чинов ведомства обмундированием, по надзору за санитарным бытом заключенных, по найму помещений, а также строительный комитет. 1 января 1914 года П.К. Гран был произведен в действительные статские советники.

В 1916 году при Главном тюремном управлении был открыт завод для изготовления артиллерийских снарядов силами заключенных. Все враз изменила Февральская революция 1917 года. Царские чиновники, тем более полиции, жандармерии и тюремных заведений, безжалостно увольнялись со своих должностей, ибо восставший народ видел в них оплот ненавистного самодержавия. Барнаульский уездный исправник Г.Г. Григорьев был уволен 26 марта «по случаю преобразования полиции в милицию», 8 апреля по тем же мотивам уволен бийский уездный исправник И.В. Поляков.

7 марта 1917 года состоялось заседание Временного правительства под председательством Г.Е. Львова. Новый министр юстиции Александр Керенский устно внес предложение о замене руководства Главного тюремного управления, об увольнении с этого поста Петра Грана. И правительство приняло его предложение, тут же новым начальником Главного управления был назначен А.А. Жижиленко.

Петр Гран не принял Февральскую революцию, а вслед и Октябрьскую 1917 года. Где жил и чем занимался почти два года, неведомо, но 31 января 1919 года указом Верховного правителя России адмирала Колчака был назначен начальником Главного управления мест заключения, с правом заменять министра юстиции. И опять он, как выражался Петр I, занялся «окаянным ремеслом». Гран поотменял циркуляры Временного правительства, ввел более знакомые ему царские. По словам историка из Кемерово С.П. Звягина он был «человек жестокий, требовательный, поощрял исполнительных работников».

История мест заключения белой Сибири – отдельная тема. И все же стоит сказать, что правительство А.В. Колчака первым из всех Российских по примеру американцев организовало концлагеря на всей подконтрольной территории. О положении в местах неволи во времена Петра Грана следует привести хотя бы два свидетельства без комментариев.

Первое. 17 апреля 1919 года в разделе «Барнаульский день» общественно-литературная и политическая газета «Алтайская мысль» поместила следующую информацию:

«Директор тюремного комитета известил городскую управу, что при посещении им тюремного помещения и содержащихся в тюрьме арестантов усмотрены следующие недостатки: арестованные несколько лиц не имеют совершенно белья, некоторые стояли даже нагими; помещения переполнены и от чрезвычайно большого скопления людей воздуха в помещении мало и воздух тяжелый; в нескольких отделениях много больных; наблюдаются случаи, что между здоровыми лежат больные; в банях окна почти все выбиты, тепла и пара быть там нисколько не может; арестованные просят и умоляют скорейшего над ними следствия; интеллигентные арестованные просят разрешения своими силами устроить курсы по счетоводству, указывая на малолетних преступников, что по выходе из тюрьмы таковые, не имея другого занятия, займутся опять тем же ремеслом, за которое попали в тюрьму; все грамотные арестанты просят книг для чтения. Директор тюремного комитета приходит к заключению о необходимости немедленного созыва тюремного комитета и удовлетворения по возможности всех заявлений арестованных».

Второе. Об Ирбитском лагере военнопленных упомянул в своих мемуарах «Крушение колчаковщины» бывший управляющий делами правительства адмирала Колчака Г.К. Гинс. Он так написал: «…Там ужасы в лагерях красноармейцев: умерло за неделю 178 из 1600. Здоровые питаются по 90 копеек в сутки, немытые, на голом полу. По-видимому, все они обречены на вымирание…».

Под напором Красной армии и неслыханного партизанского движения правительство белой Сибири бежало из Омска в Иркутск. Но и там удалось спастись не многим, в руки восставших попали сам адмирал Колчак, председатель правительства В.Н. Пепеляев и более двадцати министров и их товарищей. Все они понесли суровое наказание. Петра Грана среди них не оказалось, он успел выехать подальше от полыхающей России.

Умер в Бухаресте (Румыния) в 1941 году, прожив 72 года. В Русском заграничном историческом архиве в Праге хранится его переписка на 11 листах, относящаяся к 1927-1939 годам и рукопись «Чему свидетелем в жизни был».

В марте 2009 года исполнялось 130 лет со дня создания Главного тюремного управления России, по тому случаю московский журнал «Преступление и наказание» публиковал подборку рассказов о начальниках управления. Есть там и сжатая биография П.К. Грана, представлен там и его портрет.


ПЕПЕЛЯЕВ Николай Михайлович

– исполняющий обязанности томского губернатора (октябрь 1905 года – январь 1906 года, май-июнь 1913 года – июль 1914 года), генерал-лейтенант.

Николай Пепеляев родился 6 мая 1858 года в Санкт-Петербургском уезде. Его отец Михаил Григорьевич Пепеляев, закончив военную службу на Балтийском флоте, вернулся в Сибирь, откуда был родом. Сделал стремительную карьеру в полиции – служил помощником кузнецкого и каинского окружных исправников, был барнаульским и томским окружным исправником, достиг поста советника Томского губернского правления, занимался ссыльными и поселенческими богадельнями, имел чин надворного советника (гражданский чин равный подполковнику). Вместе с супругой Пелагеей Васильевной они растили пятерых сыновей и дочь Наталью, Николай был первенцем. Вышедший из солдатских детей, Михаил Григорьевич, благодаря природному уму, таланту и трудолюбию, достиг больших высот в жизни. Его дети и внуки пошли еще выше.

Николай Михайлович окончил Сибирскую военную гимназию (так до 1882 года назывался Омский кадетский корпус), затем Александровское военное училище. Служил в 4-м Туркестанском стрелковом батальоне, в 1878 году прибыл поручиком в Томский пехотный резервный батальон. Окончил Офицерскую стрелковую школу, командовал ротой, был батальонным адъютантом, два года исправлял дела начальника Нарымской местной бригады. С сентября 1886 года снова служил в Томском пехотном батальоне, капитан. В октябре 1891 года зачислен в запас армейской пехоты, в мае следующего года вернулся на военную службу. С 14 мая 1896 года – подполковник, временно исправлял дела томского уездного воинского начальника и коменданта г. Томска, командовал запасным Томским Сибирским пехотным батальоном. 18 июня 1903 года за отличие произведен в полковники. Весной 1904 года – начальник гарнизона г. Красноярска. Во время Русско-японской войны сначала обеспечивал охрану Сибирской железной дороги в районе Красноярска, потом выступил в годовой поход в Маньчжурию.

Был командиром 8-го Томского пехотного полка, начальником гарнизона г. Томска, временным командиром 2-й бригады 8-й Сибирской пехотной дивизии, командиром 3-го пехотного Сибирского Нерчинского полка. С июля 1910 года – командир 42-го Сибирского стрелкового полка, 8 октября 1911 года за отличие произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й бригады 8-й Сибирской стрелковой дивизии. Участвовал в Первой мировой войне, 11 мая 1915 года отчислен по болезни в резерв чинов при штабе Двинского военного округа. 25 августа 1916 года вышел в запас с производством в генерал-лейтенанты. Жил в Томске.

Ратный труд Николая Михайловича был отмечен семью орденами – Св. Анны II и III степеней, Св. Владимира III и IV степеней, Св. Станислава трех степеней и многими медалями, в том числе «За труды по первой переписи народонаселения» в 1897 году. В аттестации 1907 года, когда Н.М. Пепеляев представлялся к очередному знаку за беспорочную службу, есть такая запись: «в службе сего штаб-офицера не было обстоятельств, лишающих его права на получение знака отличия беспорочной службы или отдаляющих срок выслуги».

Генерал Пепеляев пользовался высоким авторитетом у жителей города и военного командования. Первый раз Николай Михайлович исполнял обязанности томского губернатора с конца октября 1905 года, когда В.Н. Азанчевский-Азанчеев не справился с массовыми волнениями народа, с черносотенными погромами и был отстранен от должности. Новый губернатор барон К.С. Нолькен прибыл в Томск только 7 января следующего года.

В 1913 году он исполнял обязанности губернатора, когда П.К. Гран уехал на повышение в столицу, а новый губернатор еще не прибыл, и в 1914 году он две недели замещал отсутствующего губернатора В.Н. Дудинского. Не полковнику А.Г. Загряжскому, занимавшего пост вице-губернатора и по должности, казалось бы, обязанного вершить губернаторские дела, а ему доверили – старшему по званию в гарнизоне.

Еще летом 1881 года в Градо-Томской Благовещенской церкви 23-летний поручик Томского пехотного батальона Николай Пепеляев сочетался первым браком с дочерью купца 2-й гильдии Некрасова 19-летней выпускницей женской гимназии Клавдией Георгиевной. Вместе они вырастили восемь детей – шесть сыновей и две дочери.

Семья жила на жалование отца, богатств не имела, однако, очень дружно. Дети учились легко, были хорошо воспитаны, получили добротное образование, в большом почете в семье были музыка, книги, живопись, театр, проявлялся интерес к иностранным языкам и военному делу. Первенец Виктор получил высшее юридическое образование, Аркадий закончил Военно-медицинскую академию в Петербурге, Михаил – Пензенское художественное училище, Анатолий окончил Павловское военное училище, Петр учился в Омском кадетском корпусе и умер, не окончив его, самый младший из сыновей Логгин учился в Омске военному делу, Екатерина стала драматической актрисой, Вера – учительницей. Наиболее знаменитыми, сделавшими род Пепеляевых известным, оказались первый сын Виктор и пятый в семье – Анатолий.

*

Виктор Пепеляев после окончания Томского университета работал в Бийске, преподавал историю и географию в гимназиях, вел бурную общественную деятельность. В 1912 году был избран депутатом Государственной думы, примкнул к партии кадетов – конституционно-демократическая партия выступала за установление в России конституционной монархии, за введение буржуазных реформ, ратовал за расширение общего образования в Сибири. Февральскую революцию 1917 года встретил с одобрением, выполнял ряд ответственных поручений Временного правительства. После Октябрьской революции оказался с теми, кто начинал вести борьбу с большевиками, создавал вооруженные подпольные группы юнкеров, офицеров и молодежи. По заданию ЦК партии кадетов отправился в Сибирь, был одним из организаторов военного переворота в ноябре 1918 года, в результате которого к власти пришел адмирал А.В. Колчак. В его правительстве был министром внутренних дел, незадолго до краха был назначен председателем Совета Министров. В Иркутске союзники сдали Колчака и его приближенных враждебному белой власти Политцентру в обмен на свободный проезд на Восток. Адмирала и председателя его правительства предполагалось судить открытым судом, шли допросы. Но в Иркутск рвались остатки армии каппелевцев и не было гарантии, что они не захватят город. В той обстановке Губревком, не закончив следствия, вынес постановление: «Бывшего Верховного правителя адмирала Колчака и бывшего председателя Совета Министров Пепеляева – расстрелять. Лучше казнить двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв». 7 февраля 1920 года адмирал Колчак и Виктор Пепеляев были расстреляны на берегу реки Ушаковки.

Окончив Павловское военное училище, Анатолий Пепеляев служил в 42-м Сибирском стрелковом полку в Томске. В первые дни войны с Германией убыл в составе части на Северо-Западный фронт. Проявлял чудеса личной храбрости, отваги и командирское умение управлять боем, был награжден шестью орденами и золотым Георгиевским оружием. С войны вернулся на родину подполковником, летом 1918 года вместе с белочехами свергал советскую власть в Сибири. Временное Сибирское правительство присвоило ему сначала звание полковника, а 10 сентября – генерал-майора. Во времена Колчака командовал корпусом, отличился при взятии Перми, за что был произведен в генерал-лейтенанты. Командовал группой войск и армией. После разгрома колчаковцев жил в Харбине, занимался частным извозом. Летом 1922 года во Владивостоке сформировал дружину, отправился с ней на помощь антисоветскому Временному якутскому правительству. До Якутска не дошел, потерпел поражение, отступил к Охотскому побережью, там и был пленен. В 1924 году в Чите пепеляевцев судил Ревтрибунал 5-й Краснознаменной армии, Анатолий Пепеляев был приговорен к смертной казни, замененной потом 10-ю годами лишения свободы. Вышел на свободу в июле 1936 года, жил и работал в Воронеже. В августе 1937 года вновь был арестован, доставлен в особый корпус Новосибирской тюрьмы, теперь ему инкриминировали участие в подпольной контрреволюционной организации. 14 января 1938 года расстрелян.

В тот же день и там же расстрелян младший брат Анатолия Михаил – штаб-ротмистр колчаковской армии, художник. Самый младший из братьев девятнадцатилетний гусар-доброволец Логгин Пепеляев погиб в январе 1919 года в бою с минусинскими партизанами. Подполковник медицинской службы на фронтах Первой мировой войны, потом в армии Колчака Аркадий Пепеляев на второй день Великой Отечественной войны был заключен в тюрьму, приговорен к 10 годам лишения свободы, там и умер в мае 1946 года.

Пять братьев семьи Пепеляевых разделили одну участь – погибли в борьбе против советской власти – один в бою, трое расстреляны, пятый сгинул в лагерях НКВД. Лишь голгофа их оказалась в разных местах Сибири.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28