Алексей Кобелев.

Начальные люди Томской губернии. Исторические портреты 1804-1917



скачать книгу бесплатно

5 и 6 июля 1891 года в Томске изволил пребывать «Наследник Цесаревич Николай Александрович», возвращавшийся через Сибирь из путешествия по миру. Современник тех событий говорил, что Тобизену Сибирь обязана тем, «что она была спасена им от всемирного посрамления». Дело в том, что окружной жандармский начальник, генерал-майор Н.И. Александров выехал в Восточную Сибирь навстречу путешественнику, чтобы настоять на изменении ему маршрута и не заезжать в Томск, ибо студенты первого в Сибири университета, по его сведениям, очень неблагонадежны и даже затевают покушение. Герман Августович, возмущенный действиями жандармского генерала, уверенный в полной благонадежности своей губернии, города и даже студенчества, тоже поехал встречать царственного гостя за пределы губернии. В Ачинске Енисейской губернии он убедил князя В.А. Барятинского, сопровождавшего наследника, в полной безопасности его, принял всю ответственность на себя.

Наследник царского престола въехал в ожидавший его город на паре белых лошадей, в экипаже он сидел по правую сторону, а рядом – томский губернатор. Въезжал под торжественный звон всех церковных колоколов, все дома и улицы были украшены зеленью, флагами и портретами царствующих особ и наследника, повсюду толпы народа выражали восторг криками «ура». Высокий гость посетил университет и его библиотеку, принял обед от города, удостоил своим посещением завтрак у губернатора, побывал у церковных служителей. Депутации округов губернии подносили хлеб-соль на роскошных, штучного изготовления блюдах.

Тобизен подготовил встречу так, будто томичам «явился гений мира и милостей», а счастье накрыло весь Томск. Газеты писали не иначе, как «Наследник Цесаревич изволил осчастливить Томск пребыванием…». Николай II запомнил тот день. Михаил Михайлович Осоргин, служивший вице-губернатором в Харькове в бытность губернатором Германа Августовича, писал в «Воспоминаниях», что когда в Харькове открылась должность губернатора, государь вопреки докладу министра внутренних дел и к великому изумлению последнего написал первым Тобизена. Это было 24 марта 1895 года.

Герман Августович покинул Томск в мае 1895 года, на новом месте развернул кипучую энергию по внедрению всего нового и прогрессивного. Он уехал из сибирского города, где улицы уже освещались электричеством, до Харькова же этот прогресс еще не дошел. Через несколько месяцев началось строительство городской электрической станции и в начале 1897 года оно закончено. В феврале газеты сообщали, что электрический свет уже есть в архиерейском доме, в военном собрании, в некоторых домах и магазинах, имеется 130 заказчиков, желающих провести электрическое освещение. Появилось уличное освещение, а на Харьковском мосту «свет очень яркий». По губернии устраивались метеорологические станции, расширялся железнодорожный вокзал. Губернатор горячо поддержал идею создания Народного дома, ширилась сеть аптек, образовательных и медицинских учреждений. Разбит городской парк, большое внимание уделялось благотворительности и помощи нуждающимся.

Он успешно провел Первую всеобщую перепись населения в январе 1897 года.

В одной из статей по истории Харьковской области автор так написал: «Любимец харьковцев, губернатор-благотворитель Герман Тобизен».

Что губернатор пользовался большим уважением горожан, свидетельствует факт присуждения ему звания почетного гражданина города Харькова. Далеко не часто губернаторы становились почетными гражданами двух городов, отстоящих друг от друга на тысячи верст.

В августе 1898 года Тобизен встречал самого императора Николая II вместе с Александрой Федоровной на Харьковской земле. Они приехали по случаю 10-летия памятного события, случившегося с поездом императора Александра III у села Борки Курско-Харьково-Азовской железной дороги. Царская семья возвращалась в Санкт-Петербург из Крыма. 17 октября 1888 года в 14 часов 14 минут произошла страшная катастрофа, при которой из 15 вагонов уцелело только пять. Остальные были разрушены и частью сброшены с высокой насыпи. Вагон с императорской столовой, в котором находились император, его жена Мария Федоровна и дети, представлял ужасный вид: без колес, со сплюснутыми и разрушенными стенами, полулежал на насыпи, крыша его лежала частью на нижней раме. Когда после страшного треска и разрушения пол провалился, и осталась одна рама, то все оказались на насыпи под крышей. Утверждают, что Александр III, обладавший недюжинной силой, держал крышу на плечах, пока семья и другие пострадавшие выбирались из-под обломков.

В той катастрофе погиб 21 человек, вдвое больше пострадало. Семья императора, в том числе Цесаревич Николай Александрович – будущий император Николай II, отделалась легкими ушибами, ссадинами и царапинами. Спасение императорской семьи церковью и правой печатью интерпретировалось как чудесное, на месте катастрофы был устроен скит, названный Спасо-Святогорским, потом воздвигли храм Христа Спасителя. Расследование причин катастрофы вели самые высокие чиновники юстиции, версиями считали плохое состояние пути и превышение скорости поезда, но наиболее вероятной – взрыв бомбы с часовым механизмом, которую заложил помощник повара императорского поезда, связанный с революционными организациями. Незавершенное следствие было прекращено по высочайшему повелению.

Фон Тобизен Г.А. оставил пост харьковского губернатора в январе 1902 года. Служил в Петербурге, был сенатором первого общего собрания Сената, возведен в придворный чин гофмейстера. 1 января 1910 года стал действительным тайным советником.

Он был награжден орденами Св. Станислава I степени (1889 год), Св. Анны I степени (1890 год), Св. Владимира II степени (1896 год), Белого орла (1899 год), Св. Александра Невского (1906 год) и бриллиантовыми знаками к нему (1913 год), медалями в память царствования императора Александра III, в память 300-летия царствования дома Романовых, в память коронации Николая II в 1896 году, за труды по переписи населения в 1897 году и знаками. Имел иностранные ордена: прусский Св. Иоанна Иерусалимского (1887 год), бухарский Золотой Звезды I степени (1897 год) и персидский Льва и Солнца I степени (1900 год).

Скончался фон Тобизен Герман Августович 9 января 1917 года на 70-м году жизни в городе Смоленске.


ЛОМАЧЕВСКИЙ Асинкрит Асинкритович

– томский губернатор (апрель 1895 года – январь 1900 года), генерал-майор.

Родился в 1848 году, сын действительного статского советника. Отец Асинкрит Иванович свою службу начинал с поручика Генерального штаба, в 1837 году переведен в Корпус жандармов, служил в Минске, потом был петербургским полицмейстером, при нем на улицах Санкт-Петербурга зажглись первые газовые фонари. В 1849 году причислен к Министерству финансов, управлял почтовым ведомством в Минской губернии. Остался в истории, как писатель – он написал «Рассказы из прежней полицейской службы в Петербурге», «Из воспоминаний жандарма» и другие произведения.

Асинкрит-младший (асинкрит в переводе с греческого – несравненный) в 1863 году вступил на военную стезю, через пять лет произведен в офицеры, служил в лейб-гвардейском конно-гренадерском полку. Полк ежегодно участвовал в маневрах у Красного села под Петербургом. Дослужился до ординарца начальника штаба войск гвардии и Петербургского военного округа генерал-адъютанта графа П.А. Шувалова. С 1874 года являлся директором Красносельского театра, что был выстроен для развлечения высших чинов.

Когда в 1877 году началась Русско-турецкая война, Ломачевский в составе гвардейского отряда генерал-фельдмаршала И.В. Гурко отправился на фронт. Не раз отличался в боях, в некоторых современных источниках утверждается, что на Балканах был награжден всеми орденами, которые видны на груди послевоенных фотографий. Но это не так, хотя бы потому, что на фотографии в бытность директором театра, опубликованной недавно президентом клуба краеведов «Старый Томск» В.В. Маниловым, Ломачевский уже имел награды.

Молодой и энергичный Асинкрит Асинкритович в 1885 году был назначен вице-губернатором Оренбургской губернии, приехал туда полковником, стал генерал-майором. В той должности служил почти десять лет, прослыл воинствующим славянофилом, страшно не любил иноземную терминологию в документах. Рассказывают такой случай. Один чиновник употребил в документе слово «индивидуум», в гневе генерал написал резолюцию: «Мне «индивидуумы» не нужны. Мне нужны хорошие чиновники. Составителю же оной бумаги подать в отставку».

Это был крепкий урок прочим чиновникам. Ломачевский жестко боролся против распространения холеры. Когда в Покровской волости появились первые больные, а «неизвестные лица» распространяли слухи об отравлении больных докторами, и дело дошло до паники, он выехал в волостное село с восьмью конными казаками и одной ротой солдат. В результате были арестованы пять человек, а четыре распространителя ложных слухов наказаны розгами. После этого водворилось полное спокойствие.

В апреле 1895 года генерал Ломачевский был назначен на должность томского губернатора. Прибыл в Томск на пароходе 18 июля, его торжественно встречали все высшие чиновники губернии и города. В тот же вечер, хотя и было воскресенье, новый губернатор осмотрел переселенческие бараки и пересыльную тюрьму. Вскоре же отправился в ознакомительную поездку по губернии.

За время пребывания Ломачевского на посту губернатора, по его же инициативе была полностью перестроена центральная часть города, построено более 30 новых каменных домов. При непосредственном участии губернатора, при его согласии открыто Государственное ремесленное училище, учреждены Общество взаимопомощи учителей губернии и Общество содействия физическому развитию, председателем которого стал губернатор.

22 октября 1898 года открыт юридический факультет в Томском императорском университете, в следующем году открыт базар на Мухином бугре и начато устройство водопровода в Томске, основано первое в Сибири коммерческое училище.

Но важнее всего, пожалуй, то, что 1 января 1898 года открыто регулярное движение по Сибирской железной дороге от станции Обь до Красноярска и по Томской ветке. А первый поезд в Томск пришел 1 августа 1896 года.

Развитию города новосибирцы обязаны Ломачевскому. В Петербурге он настаивал на том, чтобы Сибирская железнодорожная магистраль прошла через село Кривощеково, стоявшее на месте нынешнего Новосибирска. А потом, когда со строительством железнодорожного моста вырос поселок, добивался для него статуса уездного города. Потому жители поселка одну из центральных улиц назвали Асинкритовской. Это, наверное, единственная улица в России, названная не по фамилии, а по имени заслуженного человека. В 1920 году советские власти переименовали ее в Рабочую, а потом ей дали имя академика С.А. Чаплыгина.

Историки до сих пор спорят, почему это Сибирская магистраль пролегла южнее Томска, почему Ломачевский пошел в обход губернского города? Спорят, выдвигают кучу предположений, но ответа не нашли.

Город Тайга возник благодаря построенной железной дороге, сейчас это крупный железнодорожный узел. Его возникновение связано тоже с именем Ломачевского, при нем Тайга признана населенным пунктом Томской губернии. День рождения города совпадает с приходом первого поезда из Тайги в Томск.

30 января 1900 года А.А. Ломачевский назначен военным губернатором Тургайской области, центром которой являлся Кустанай. Получил звание генерал-лейтенанта. Область образована в октябре 1868 года, первоначально входила в состав Оренбургского генерал-губернаторства, затем – Степного. Служил там Асинкрит Асинкритович до января 1908 года, затем перебрался в Петербург.

В Кустанае тоже была улица имени Ломачевского. В советское время ее переименовали в память М.И. Калинина, а с уничтожением СССР ничего русского от нее не осталось. Да и Кустанай теперь стал Костанаем, и университет называется по имени А. Байтурсынова…

Известно, что А.А. Ломачевский был награжден орденами Св. Анны II и III степеней, Св. Владимира III и IV степеней, Св. Станислава I, II и III степеней.

Когда-то Асинкрит Асинкритович был адъютантом и личным другом великого князя Николая Николаевича-старшего. Тот был третьим сыном императора Николая I, участвовал в Крымской войне, в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов был главнокомандующим действующей армии на Балканах. Пожалован званием генерал-фельдмаршал, удостоен множества самых высоких орденов, имел золотую саблю с алмазами и большой ряд почетных званий. А семейная жизнь не сложилась. Жену и мать его двух сыновей Александру Петровну, после десяти лет совместной жизни, он обвинил в супружеской неверности и изгнал ее из Николаевского дворца. Его сожительницей стала балерина Екатерина Числова, она родила четверых детей, которым высочайше была пожалована фамилия Николаевы и права дворянства. Числова умерла в 1889 году. Великий князь – спустя два года.

В 1913 году Владимир Крымов решил издавать в Петербурге великосветский журнал «Столица и усадьба», в котором видное место должны занимать фотографии дам общества. Он был знаком с Ломачевским еще по Оренбургу, к нему и обратился с просьбой написать статью и дать фотографии, которых знал, у него великое множество. Асинкрит Асинкритович написал большую статью о нежной любви и счастливой жизни, какая была у великого князя с Числовой. Статья появилась, и… редактора оштрафовали на три тысячи рублей. Пришлось обращаться к великому князю Николаю Николаевичу-младшему, объяснять ему, что тут не было никакого умысла опорочить память его отца, что в статье ничего нет неприятного. Тот согласился, и штраф отложили. Обо всем этом Владимир Крымов рассказал на страницах нью-йоркского издания «Новое русское слово» в 1934 году. Имела ли статья последствия для автора ее, неизвестно. Но, судя по тому, что в 1914 году Асинкрит Ломачевский был произведен в генералы от кавалерии, нет. Заслуги же для производства в столь высокое звание установить не удалось.

В том же году А.А. Ломачевский издал свою единственную книгу «Небылицы в лицах». В ней, в четырех разделах, он собрал свои беллетристические произведения «Мотылек», «Погибшее счастье», «Две смерти», журнальные и газетные статьи «Родина и войско», «К столетию офицерской кавалерийской школы», «К вопросу о народном образовании», «О всеобщем обучении в Томской губернии» и иные. Интернет-распространители в Новосибирске продают ее в наше время по 2500 рублей за экземпляр.

Во время Гражданской войны Ломачевский оказался в Вооруженных силах юга России во главе с А.И. Деникиным, когда весной 1920 года деникинцы потерпели сокрушительное поражение, а остатки бежали в Крым, он вступил в Русскую армию барона П.Н. Врангеля. Какую роль выполнял там и тут, остается неведомым. При крахе врангелевцев и паническом их бегстве не сумел уйти на кораблях и лодках в иноземные страны. В мартирологе офицеров лейб-гвардии конно-гренадерского полка «убиенных и умученных в смуте революционного периода, гражданской войны и их последствиях», генерал от кавалерии Ломачевский Асинкрит Асинкритович значится расстрелянным большевиками в Крыму в 1921 году. О том же пишет С.В. Волков в своей книге «Офицеры российской гвардии», изданной в Москве в 2002 году.


ХРОНОВСКИЙ Иван Неронович

– исполняющий обязанности томского губернатора (апрель – август 1899 года), действительный статский советник

.

Родился 28 апреля 1864 года в селе Лукашево Минской губернии, из потомственных дворян. Окончил

Санкт-Петербургский университет, 1 марта 1890 года начал работу при казенной палате Санкт-Петербурга, в 1894-1896 годах – податный инспектор Копальско-Джаркентского участка Семиреченской области. 7 ноября 1897 года вступил в должность управляющего казенной палатой Томской губернии, в 1899 году более трех месяцев – с 27 апреля до 6 августа – исполнял обязанности томского губернатора.

В Сибири работал почти семь лет, пока в мае 1904 года не приступил к обязанностям управляющего казенной палатой Самарской губернии. И там неоднократно управлял губернией в отсутствие губернатора, в апреле 1908 года получил чин действительного статского советника.

Иван Неронович к сентябрю 1914 года был награжден орденами Св. Анны II степени (1900 год) и Св. Владимира III степени (1913 год), медалями в память царствования императора Александра III и в память 300-летия царствования дома Романовых. Был женат, вместе с супругой Марией Федоровной растили сыновей Ростислава и Владимира, дочерей Марию, Валерию и Лидию, с ними же росла падчерица Екатерина.

По окончании государственной службы И.Н. Хроновский занимал должность директора отделения Русско-Азиатского банка в городе Самаре. В 1917 году по представлению князя Г.Е. Львова назначен помощником Самарского губернского комиссара Временного правительства, на выборах в городскую думу избран гласным. Автор податной реформы, предоставляющей органам земства широкие права по самообложению в сметном порядке, и введению денежного налога, соответствующего образовательному цензу.

После свержения советской власти белочехами и белогвардейцами, с июля 1918 года был членом временной Самарской торгово-промышленной палаты и управляющим Самарским отделением Петроградского международного банка. 3 декабря того же, 1918 года, призван в правительство адмирала Колчака, занимал должность товарища министра финансов (заместителя министра). Оставался на том посту до самого последнего дня существования правительства, как и все они – бежал в Иркутск.

В Иркутске был арестован сотрудниками Сибирского революционного совета, отправлен в Омск – туда собрали многих министров и их товарищей бывшего правительства Колчака.

Их судил Сибирский Чрезвычайный революционный трибунал под председательством И.П. Павлуновского. Членами суда были от Сиббюро ЦК РКП(б) – В.М. Косарев, от рабочих – М.Н. Банков, от крестьянских масс – руководители партизанского движения на Алтае и в Енисейской губернии Е.М. Мамонтов и П.Е. Щетинкин. Суд проходил с 20 по 30 мая 1920 года в рабочем поселке пригорода Омска, на так называемом Атамановском хуторе, 23 человека судили «По делу самозваного и мятежного правительства Колчака и их вдохновителей».

Для суда приспособили вагонный цех мастерских, помещение украсили флагами, а лозунги кричали: «Здесь судят тех, кто по горам трупов, через реки крови пролагал дорогу власти капитала, кто душил голодом десятки миллионов рабочих и крестьян Советской России, кто взрывал мосты, дороги, кто разрушал фабрики и заводы. Война этой власти!», «Нет меры бесчинствам колчаковского правительства, нет казни, могущей воздать за кровь и муки растерзанных им в Сибири, Урала и Поволжья. Но пролетариат имеет полномочия суда над этим правительством», «Выборность судей из трудящихся и только трудящихся РСФСР. Революционный трибунал – это совесть и разум восставшего трудового люда против капитала». В первый день суда собралось свыше восьми тысяч зрителей, несколько меньше присутствовало в последующие дни.

И.Н. Хроновский вины своей не признал, но это не помешало суду приговорить его к 10 годам лишения свободы с применением принудительных (финансовых) работ.

В неволе и закончил свою жизнь – Иван Неронович Хроновский скоропостижно умер от тифа 18 декабря 1921 года. Похоронен в Омске.


Князь ВЯЗЕМСКИЙ Сергей Александрович

– томский губернатор (февраль 1900 года – июль 1903 года), действительный статский советник.

Сергей Александрович происходил из большого дворянского рода. Родился 15 марта 1844 года, его родовая усадьба находилась в Макарьевском уезде Костромской губернии. В своем владении Вяземские имели 210 крепостных крестьян.

Получил образование, соответствующее происхождению: в 1861 году окончил Костромскую губернскую гимназию, в 1870 году – императорский Московский университет. По окончании университета поступил на службу в канцелярию Министерства внутренних дел, через 12 лет стал гласным Галичского уездного земского собрания. В апреле 1896 года занял должность олонецкого вице-губернатора и занимал ее почти четыре года. Он уделял внимание образованию и просвещению, заслужил уважение граждан. Когда оставлял пост, то в его честь общество любителей музыкального и драматического искусства дало большой концерт. Он и был председателем того общества.

В Петрозаводске в декабре 1898 года был произведен в действительные статские советники.

В феврале 1900 года князь Вяземский получил пост губернатора Томской губернии. При нем открылся Томский технологический институт, прошло освящение Троицкого кафедрального собора, появилось общество попечения народной трезвости. 5 мая 1902 года в его присутствии состоялась торжественная закладка фундамента здания окружного суда. Но самая большая его заслуга состоит в том, что он стал устроителем Чуйского колесного пути в горах Алтая.

Более 40 лет велись разговоры о строительстве колесного пути, который бы соединил Западную Сибирь с Монголией и Китаем. Томские губернаторы Г.Г. Лерхе и А.П. Супруненко бывали на опасной вьючной тропе, осматривали ее, определялись с объемом работ, но до самих работ дело не дошло. Их коллега Г.А. Тобизен направлял военных инженеров Вараксина и Голышева для составления проекта и сметы предполагаемых работ, они насчитали, что минимальные затраты должны составить не менее 393 тысячи рублей, а с устройством более пологих спусков на перевалах – 560 тысяч рублей. Но таких сумм в казне не находилось. Лишь комитет по постройке Сибирской железной дороги выделял 45 тысяч рублей, но с той суммой к строительству никто не решался приступать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28