Алексей Кириллов.

От подушной подати к подоходному налогу



скачать книгу бесплатно

Постепенное осознание этих проблем законодателем вылилось в ряд изменений и поправок. Подведение итога частным изменениям стало в 1824  г. первым «геркулесовым подвигом» знаменитого министра финансов Е.Ф. Канкрина. Система 1824  г.4343
  ПСЗ. Т. XXIX. № 30115. С. 588–612. Дополнительное постановление об устройстве гильдий и об устройстве прочих состояний.


[Закрыть]
, просуществовавшая четыре десятилетия, опиралась на две «лесенки» торговых свидетельств: одна – для купцов и горожан, другая – для крестьян. При этом устанавливалось, что крестьянское «свидетельство 1-го рода» «даёт право торговли купца 1-й гильдии» («без личных преимуществ»), но стоит 2600  руб. против 2200  руб. купеческих. Цены свидетельств 2-й ступени составляли, соответственно, 1100 и 880  руб., третьей – 400 и 220  руб.; крестьянские свидетельства 4-го разряда превосходили по цене свидетельства на мещанский торг. Таким образом, то ли купцы, торгующие мещане и посадские получали своеобразную податную льготу, то ли, скорее, торгующие крестьяне – дополнительное обременение, лишнее напоминание об их униженном положении.

Именно это неравенство было уничтожено в 1863  г. Отныне оставалась только одна шкала патентов для торговцев и промышленников. Низшие ступени этой лестницы оплачивались свидетельствами на мелочный торг, на развозной торг мануфактурными и колониальными товарами, на разносный торг ими же, на мещанские промыслы. Наверху возвышались купеческие свидетельства 1-й и 2-й гильдий. Любой человек, оплативший необходимую сумму, получал не только определённые торгово-промышленные права, но и почётное звание купца.

Как видно, «политическая сторона» реформ 1863  г. была отрицательной: ломалось старое, несправедливое. Вместе с тем, создавалось нечто новое, и какраз это важно с точки зрения прагматического содержания реформ.

Опыты на купцах: реформа 1863–1865 годов

Начнём с торгово-промышленного обложения, система которого была окончательно сформирована Положением 9 февраля 1865  г.4444
  ПСЗ-2. Т. XL. Отделение 1-е. С. 157–175.


[Закрыть]
По существу, можно говорить о реформе 1863–1865  гг. Новшества этой реформы кажутся на первый взгляд скучными второстепенными подробностями. На самом же деле, они содержат важный подтекст.

Первое «технологическое» новшество – это установление разных ставок налога для разных местностей. Оно не относилось к первогильдейцам, платившим повсеместно 265  руб.

серебром. Это логично, поскольку свидетельство 1-й гильдии, выбранное в любом месте, давало право торговли по всей стране – в отличие от более дешёвых свидетельств. Единые ставки действовали и для самых мелких торговцев: развозной, разносный торг и мещанские промыслы были оценены, соответственно, в 15  руб., 6  руб. и 2,5  руб. за год. Зато купеческие свидетельства 2-й гильдии колебались в цене от 25  руб. для местностей 5-го класса до 65  руб. в местностях 1-го класса, свидетельства на мелочный торг – от 8 до 20  руб. Разбивка городов и уездов на классы производилась Министерством финансов вручную: предполагалось, что чем активнее идёт торгово-промышленная жизнь, тем выше доходы предпринимателей.

Доработана была и билетная составляющая предпринимательского налога. Билеты на лавки – это документы, которые требовалось «выбирать» уже по системе 1824  г. Но прежде каждое свидетельство давало право на определённое число бесплатных лавок. Теперь требовалось за каждую лавку платить от 2 до 30  руб. Позже число заведений на каждое торговое или промысловое свидетельство будет ограничено, так что, например, первогильдеец, имеющий более 10 лавок, должен будет выбирать ещё одно свидетельство 1-й гильдии, а по свидетельству на мелочный торг можно будет иметь только 3 лавки.

Нетрудно видеть, что оба «технологических» новшества реформы торговых пошлин резко усиливали принцип дифференциации плательщиков по уровню доходов. По существу, правительство после долгого перерыва возвращалось к решению задачи: как брать больше с богатых, не переобременяя бедных. Именно так мыслилось дело ещё при Екатерине II: ведь цена патентов изначально устанавливалась не в рублях, а в процентах от заявленного капитала. Но поскольку всякая проверка заявляемых сведений отсутствовала, купцы дружно заявляли наименьшую возможную по каждой гильдии сумму. Первая попытка ввести в купеческое обложение принцип «богатый платит больше» провалилась, и это было окончательно признано при Александре I, когда цены патентов стали твёрдыми. Реформаторы же 1860-х гг., во-первых, нашли показатель, позволяющий различать степень богатства торговцев одной гильдии (число заведений), и во-вторых, смогли придумать ещё одно основание («класс местности») для усложнения классификации плательщиков.

Таков был первый небольшой шажок в поиске практических решений, позволяющих со временем приступить к введению подоходного обложения. Не удивительно, что именно купцы оказались первой подопытной группой: «в синем кафтане почтенный лабазник» – традиционный предмет дворянских насмешек. Реформировать налоги купеческие было, конечно, спокойнее, чем устанавливать налоги на дворян. Впрочем, и в последнем направлении был сделан шаг, значение которого обычно недооценивается.

Города без подушной подати

В средневековой Европе воздух города делал человека свободным от крепостной зависимости. В России, с 1863  г. и до окончательной отмены подушной подати, воздух города (при надлежащем оформлении сословного статуса) делал человека свободным от подушной подати. Взамен жители городов приобрели обязанность платить государственный налог с городской недвижимости. Введённый поначалу временно, этот налог был закреплён Положением 4 октября 1866  г.4545
  ПСЗ-2. Т. XLI. Отделение 2-е. С. 88–92.


[Закрыть]
(на Сибирь реформа распространена законом 31 мая 1872  г.)4646
  ПСЗ-2. Т. XLVII. Отделение 1-е. С. 759–760.


[Закрыть]
.

С точки зрения общественной справедливости новый налог коренным образом отличался от предыдущего. Подушную подать платили все горожане мещанского сословия, и только они (но не дворяне). Новый налог был бессословным и распределялся между имуществами «соответственно относительной стоимости оных» (с освобождением от налога «малоценных имуществ»). Это ещё не прогрессивная шкала, но уже воплощение принципа:

кто богаче, тот платит больше. И значит, вновь вставала задача: узнать, кто богаче, а кто беднее.

Решая эту задачу, Минфин отчасти действовал по старинке, используя раскладочную систему. Государство, исходя из общей цифры желаемого сбора по стране и своих представлений об относительном богатстве городов, определяло только общую сумму, которую следует собрать с города4747
  В земских губерниях (то есть: не в Сибири), начиная с 1866  г., раскладкой общегубернской суммы между городами занималось земское собрание.


[Закрыть]
; раскладка этой суммы между отдельными имуществами производилась силами самих плательщиков. Поначалу закон требовал, чтобы под присмотром городской думы создавались особые раскладочные комиссии из числа плательщиков, однако детище оказалось мертворождённым, и закон 25 апреля 1872  г.4848
  ПСЗ-2. Т. XLVII. Отделение 1-е. С. 536–537.


[Закрыть]
передал обязанности по раскладке налога непосредственно городским думам4949
  Этот закон опирался на Городовое положение 1870  г., не только передавшее назначение комиссии по оценке недвижимых имуществ в руки городской думы, но и предоставившее городскому самоуправлению право вообще не создавать таких комиссий (ст. 85).


[Закрыть]
. Казалось бы, точно так же распределялась в былое время и подушная подать.

Но было два отличия. Первое – техническое: распределять подушную подать общество могло, как ему заблагорассудится, а для нового налога требовалось составление подборок сведений о ценности каждого городского здания. Не окажется ли эта работа чрезмерно трудоёмкой? Это сомнение решилось за счёт городского оценочного сбора – налога, взимаемого тоже с городских строений, но не в государственную казну, а в бюджеты городского самоуправления. В первой половине XIX  в. оценочный сбор существовал лишь в отдельных городах в виде исключения. Но закон 20 февраля 1861  г. предоставил всем городам право вводить этот сбор, не разрабатывая особых правил5050
  ПСЗ-2. Т. XXXVI. Отделение 1-е. С. 405–406.


[Закрыть]
. С этих пор оценочный сбор стал одним из главных источников городских бюджетов всей страны. Необходимые оценочные перечни были быстро составлены городскими властями. Они легко могли быть использованы и для казённого налога.

Затем оставалось коренное отличие нового налога с городской недвижимости: в нём не действовала присущая подушной подати круговая порука. Отныне, если плательщик не мог внести предписанную ему долю общегородской суммы, это становилось проблемой государства, но не проблемой городского общества. Вставала задача: гарантировать справедливость городской раскладки, её соответствие действительной ценности облагаемых имуществ.

Отчасти она решалась за счёт упомянутой связки между городским оценочным сбором и государственным налогом с городской недвижимости. Связка не была жёсткой. Закон 4 октября 1866  г. предоставлял раскладочной комиссии определять стоимость имуществ «или по собственным ее расчетам, или согласно оценке обывательских недвижимых имуществ для городского и квартирного сбора». Таким образом, простор для сомнений по части возможных недоимок оставался. Тем не менее, эксперимент был проведён и оказался успешным.

Так впервые в реформе городских налогов 1863–1866  гг. родилась система, при которой общество определяло размер взноса каждого плательщика казённого налога, не неся при этом ответственности за его уплату. Пока ещё правительство не рискнуло отказаться от подстраховки в виде раскладочной системы, но Рубикон был перейдён.

Освобождение главного податного сословия

«Великие реформы» создали заявку на установление новых отношений государства и плательщика – но только в городах. Значение этого опыта станет ясно лишь позже, да и то лишь специалистам. Современникам же бросалось в глаза то, что «сеятель и хранитель» родной земли крестьянин по-прежнему обременён подушной податью – пережитком крепостничества. После неудачи с проектами 1870  г. Министерство финансов раз за разом возвращалось к проектам отмены подушной подати. Проект замены её подворным и подоходным налогами был отвергнут из-за Русско-турецкой войны 1877–1878  гг. с её чрезвычайными расходами. Специально созданная в 1879  г. комиссия для отмены подушной подати выдвинула проекты подоходного, личного и усадебного налогов. Но и эти проекты вызывали слишком много сомнений5151
  Кованько П.Л. Главнейшие реформы, проведенные Н.Х. Бунге в финансовой системе России. Киев, 1901. С. 22–23.


[Закрыть]
.

Дело сдвинулось только с приходом в руководство Минфина Николая Христиановича Бунге. Последовательный реформатор Бунге двумя десятилетиями ранее участвовал в разработке крестьянской и университетской реформ; в 1880  г. он стал товарищем министра, а с мая 1881  г. – и министром финансов. Таков парадокс: Манифест о незыблемости самодержавия, подписанный новым императором, спровоцировал отставку группы министров-либералов. Однако на освободившийся пост главы Минфина Александр III пригласил либерально мыслящего Н.Х. Бунге. Опытный профессор и общественно-политический деятель был мудрым человеком. Поразительны в этом смысле его «Загробные заметки»5252
  Бунге Н.Х. Загробные заметки / Публикация В.Л. Степанова // Река времен. Кн. 1. М., 1995. С. 198–254.


[Закрыть]
. Написанные уже на склоне жизни и рассчитанные на посмертное прочтение лично царём, они объясняют, за счёт чего человек либеральных взглядов смог оказаться одним из ключевых министров у консервативно настроенного царя. Начиная излагать предложение, противоречащее известной ему точке зрения своего адресата, Бунге сначала находит общую для них обоих отправную точку, и уже отсюда протягивает цепочку суждений к необходимому выводу5353
  Кириллов А.К. Урок для венценосного ученика: «Загробные заметки» Н.Х. Бунге // Личность школьника – альфа и омега педагогического процесса: Материалы конференции. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2016. С. 57–61. [Интернет-ресурс общего доступа:] http://al-kir.ru/history/bunge-zametki.html [дата проверки: 30.11.2017  г.]


[Закрыть]
.

Реформу крестьянских налогов Н.Х. Бунге числил первейшей задачей своей во главе министерства5454
  Степанов В.Л. Н.Х. Бунге: судьба реформатора. М., 1997. С. 127.


[Закрыть]
. Видя невозможность немедленно провести замену крестьянской подушной подати каким-либо передовым бессословным налогом, опытный реформатор сумел разделить эту задачу на две части, решаемые по отдельности. Первым делом он постарался отменить подушную подать как таковую – заменить её другими налогами путь и с крестьян, но иначе названными и имеющими более справедливое обоснование. Даже здесь потребовалось «рубить хвост частями»: в законе 18 мая 1882  г. – первом из серии законов, уничтоживших подушную подать – свобода от этого платежа предоставлялась лишь крестьянам безземельным или получившим по реформе 1861 года четвертной (бесплатный) надел. Но уже название этого закона возвещало перемену коренную: «О постепенной замене подушной подати другими налогами»5555
  ПСЗ-3. Т. II. № 887. С. 212.


[Закрыть]
. Единственным ограничителем темпа реформы было названо в законе «изыскание новых источников государственных доходов». Для этого хватило трёх лет: 28 мая 1885  г. «Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании Государственного Совета, об отмене подушной и преобразовании оброчной податей, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить»5656
  ПСЗ-3. Т. V. № 2988. С. 238–239.


[Закрыть]
. Так с 1 января 1887  г. была окончательно отменена подушная подать в Европейской России5757
  Степанов В.Л. Н.Х. Бунге: судьба реформатора. М., 1997. С. 133.


[Закрыть]
.

Потерянные бюджетом вместе с подушной податью 40  млн руб. были возмещены во многом за счёт самих же крестьян. Именно с поиском денег для замены подушной подати связан перевод на выкуп бывших казённых крестьян (то самое «преобразование оброчной подати», в законе 28 мая 1885  г. поставленное в одну строку с отменой подати подушной). Двадцать лет после крестьянской реформы показали, что одним из тяжелейших явлений крестьянской жизни стала уплата выкупных платежей – следствие «принудительной ипотеки» по крестьянской реформе 1861  г. Государственным крестьянам не надо было выкупать землю у помещиков, выкупных платежей у них не было, но за пользование государственной землёй они платили оброчную подать. В 1886  г. оброчная подать превратилась в выкупные платежи5858
  ПСЗ-3. Т. V. № 2988. С. 238 (закон 28 мая 1885  г.); ПСЗ-3. Т. VI. № 3807. С. 303– 304 (закон 12 июня 1886  г.).


[Закрыть]
. При этом размер платежей повысился. Казалось бы, такое решение закладывает мину на будущее: ведь выкупные платежи по мере погашения выкупной суммы закончатся – что же останется бюджету? Но такова была острота момента, что думать на тридцать лет вперёд не приходилось. Если искать правильного и надёжного источника доходов, реформа не будет проведена – опыт 1870-х гг. показал это достаточно ясно. Важно было столкнуть реформу с мёртвой точки, отменить подушную подать и чем-то на первое время заткнуть эту дыру, а дальше уже приступать то ли к выработке новых налогов, то ли поиску других источников дохода.

Впрочем, «свято место» подушной подати не осталось пустым.

Что осталось после подушной подати

Прежде всего, следует сделать более подробную оговорку насчёт выкупных платежей бывших помещичьих и бывших государственных крестьян. По давней традиции, именно они именуются главным пореформенным налогом российского крестьянства. Такая оценка явным образом противоречит сути выкупных платежей, которые, во-первых, возникли как плата за переход земли от одного собственника к другому. Конечным получателем которых, во-вторых, являлось не государство, а помещик (предварительно получивший всю сумму из казны дивидендными ценными бумагами). И наконец, которые прекращались по выплате выкупной суммы. Традиция считать выкупные платежи налогом соответствовала общему настрою советской историографии на изображение антинародной политики царизма. Живучесть этой традиции в постсоветское время объясняется в немалой степени её дореволюционным происхождением (притом не из революционного лагеря).

В.Л. Степанов увязывает превращение выкупных платежей в налог с первыми указами Александра III – об обязательном переводе на выкуп последних остающихся временнообязанных крестьян и понижении выкупных платежей. «Установив обязательность выкупа и взяв на себя часть крестьянского долга, правительство констатировало, что в наделении землей бывших крепостных должны принимать участие все налогоплательщики. Выкупные платежи были признаны не платой за землю, а выкупом личных повинностей, стали соотноситься не со стоимостью и доходностью надела, а с общим состоянием крестьянского хозяйства. Они все более воспринимались не как взносы в уплату банковского долга, а как прямой налог» – так объясняет автор логику общественного мнения5959
  Степанов В.Л. Н.Х. Бунге: судьба реформатора. М.: РОССПЭН, 1997. С. 129.


[Закрыть]
. При этом он ссылается на П.Л. Кованько, который в начале правления Александра III ещё не был даже гимназистом. Перед нами – не факт, а его толкование историками.

В то же время П.Н. Милюков, выпуская на исходе XIX  в. очередное издание своих отнюдь не культурологических «Очерков по истории русской культуры», прямо подчеркнул, что «выкупные платежи не есть подать, а уплата долга». Этими словами он пояснял тезис о том, что отменённая подушная подать «не заменена никакой новой», и система прямых налогов «находится в состоянии полного разрушения». Любопытно при этом, что буквально несколькими строками выше, иллюстрируя падение роли подушной подати со времён Петра Великого, автор отдавал дань уже сложившемуся стереотипу: «теперь, включая даже выкупные платежи [курсив мой. – А.К.] помещичьих и государственных крестьян, общая цифра прямых податей приближается уже к десятой части всего бюджета»6060
  Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Часть 1-я. 3-е изд., испр. и доп. Спб: изд. редакции ж-ла «Мир Божий», 1898. С. 140–141.


[Закрыть]
.

Можно думать, что существенную роль в складывании ошибочного клише сыграло стремление большинства авторов покончить с выкупными платежами. Добиться отмены кредитного платежа в условиях разветвлённой и могучей кредитной системы – занятие безнадёжное. Для начала надо было «превратить» выкупные платежи в налог, при обсуждении которого уже можно использовать понятие справедливости. Публицисты XIX  в. со своей задачей справились – и выкупные платежи были, на благо крестьян и всей России, отменены.

Но с тех пор, как отмена выкупных платежей перестала быть злобой дня, их можно и нужно оценивать независимо от политической борьбы XIX  в. Выкупные платежи – тяжкое бремя для крестьян пореформенной России, в одном ряду с налогами; выкупные платежи – это даже часть крупной налоговой реформы, но не часть налоговой системы. Это представление постепенно утверждается в исторической литературе. Выкупные платежи достаточно определённо отделяются от прямых налогов в книге О.И. Марискина6161
  Марискин О.И. Государево тягло. Налогообложение крестьянства России во второй половине XIX – первой трети XX века (по материалам Среднего Поволжья). Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2004. С. 68–70.


[Закрыть]
. М.А. Давыдов в борьбе против «ноющей историографии» не просто разделил эти явления, но вполне справедливо противопоставил их, насытив свою краткую филиппику многими восклицательными знаками6262
  Давыдов М.В. Двадцать лет до Великой войны: российская модернизация Витте– Столыпина. 2-е изд. СПб: Алетейя, 2016. С. 152–153.


[Закрыть]
.

Такое решение вопроса о выкупных платежах оставляет недоумение насчёт реформы 28 мая 1885  г.: выходит, что после отмены круговой поруки на крестьянах вовсе не осталось налоговых обязательств? Получается, что после окончания выкупных платежей – пусть через двадцать, а у кого-то и через сорок с лишним лет – крестьяне должны были остаться вовсе свободными от налогов?

Это совсем не так. И дело даже не в сохранившихся мирских и земских сборах, которые расходовались в значительной (если не решающей) степени по указке государства (на содержание местной администрации и арестантских мест). Дело в том, что ко времени отмены подушной подати в России существовал государственный поземельный налог. То был побочный продукт эволюции земских сборов, появившихся в России гораздо раньше земских собраний и неоднократно реформированных при Александре II6363
  А именно: государственный поземельный налог появился согласно закону 10 декабря 1874  г. «О прекращении отдельного существования государственного земского сбора и присоединении его, с 1875 года, к общим государственным доходам». Подробнее см.: Кириллов А.К. Земские налоги: сибирские особенности (2-я половина XIX – начало XX  в.) // Проблемы социально-экономического и культурного развития Сибири XVII – XX  вв. (Фронтир в истории Сибири и Северной Америки. Выпуск 5). Новосибирск: РИПЭЛ, 2005. С. 163–180.


[Закрыть]
. Поземельному налогу подлежали все земли, облагаемые местными земскими сборами, кроме земель казённых.

Дабы не обременить благородных землевладельцев, поземельный налог не делали большим: средние по губернии оклады в 1884  г. колебались от 0,25  коп. до 17  коп. с десятины6464
  ПСЗ-3. Т. IV. 1884 год. Спб, 1887. № 1962. С. 16–17. Приложения: Штаты и табели. С. 32.


[Закрыть]
. Поземельный налог давал казне в несколько раз меньше, чем подушная подать. После отмены подушной подати сборы выросли, но не значительно: крестьянские платежи, по данным государственного контролёра П.Х. Шванебаха, увеличились с 4,5  млн руб. в 1880  г. до 6,8  млн в 1887  г.6565
  Шванебах П.Х. Наше податное дело. Спб, 1903. С. 9.


[Закрыть]
К 1890  г. сумма поземельного налога «с земель сельских сословий» выросла до 7,6  млн руб. (с земель частных владельцев в тот год причиталось 5,3  млн руб.)6666
  Ежегодник Министерства финансов. Вып. XXI. Спб, 1894. С. 116–117.


[Закрыть]
.

Следовательно, повышение поземельного налога как средство латания дыры от ликвидации подушной подати не идёт в сравнение с переводом на выкуп бывших казённых крестьян (давшим 20  млн руб.). И всё-таки поземельный налог важен. Это был задел на будущее. Пока на крестьянах лежат более тяжкие платежи, его можно не использовать в полную силу (более того: в 1896  г. будет объявлена 10-летняя льгота, общий размер поземельного налога снизится с 13,3 до 5,8  млн руб.)6767
  Департамент окладных сборов 1863–1913. Спб, 1913. С. 170.


[Закрыть]
. Но когда выкупные платежи исчезнут, ставки налога можно будет существенно увеличить, и это будет общее для всех сословий увеличение, не дискриминирующее крестьян.

Поэтому, хотя поземельный налог и не был создан с нуля в результате реформы, итог реформирования крестьянских налогов в 1885  г. можно подвести такими словами: на смену подушной подати пришёл поземельный налог.

Так в 1885  г. Россия окончательно избавилась ещё от одного клейма крепостной эпохи. Реформа эта во всяком случае не менее значительна, чем отмена рекрутчины, и буквально (имея в виду отмену подушной подати с мещан) продолжает логику реформ, начатых в первой половине 1860-х годов.

Но хрестоматийно известный набор «Великих реформ» отмену подушной подати не включает. Объясняется это просто: какое же может быть продолжение «Великих реформ» при Александре III, душителе свободы и деятельном покровителе контрреформ?! Вопрос этот, как будто риторический, на самом деле заслуживает обсуждения.

Реформы и контрреформы: проблема водораздела

Периодизация истории страны по царям – детский возраст исторической науки. Но «Великие реформы» Александра II и «Контрреформы» Александра III – понятия не из истории страны, а из истории государственной политики. Это – другое дело: ведь царь – ключевой участник законодательного процесса. Если убеждённый реформатор на троне сменяется убеждённым консерватором, то ясно, что начнётся новый этап внутренней политики.

Парадокс, однако, в том, что Александр II проводил «Великие реформы», не будучи либералом. Каждой из реформ он решал практическую задачу в более или менее широком понимании этого слова. Наверное, его знаменитые слова, сказанные на коронации московским дворянам, о том, что лучше отменить крепостное право сверху, чем ждать его отмены снизу, отражают не все практические соображения молодого царя. Но хорошо известно, что побуждение проводить эту реформу появилось у него только после поражения в Крымской войне. И это отличает его от убеждённых либералов вроде Н.А. Милютина, которых он использовал для решения насущных задач, а затем отодвинул в сторону. Показательно и объяснение, которое он дал одному из главных реформаторов А.В. Головнину при отставке в 1866  г.: «Вполне ценю твои намерения и твоё усердие и ни в чем не могу тебя упрекнуть, но против тебя сильно возбуждено общественное мнение, и что бы ты ни делал, все истолковывается в дурную сторону. Теперь нужны люди новые»6868
  Стафёрова Е.Л. А.В. Головнин и либеральные реформы в просвещении (первая половина 1860  гг.). М.: «Канон+» РОИИ «Реабилитация», 2007. 512 с.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6