Алексей Келин.

Этикет следствия



скачать книгу бесплатно

– Сержант, определите задержанного в камеру предварительного заключения, пусть проспится. Вызовите эксперта – сегодня смена мастера Николаса. А мы с вами, старшина Жилко, отправимся на место убийства.

Глава 2

Виктор писал привычные строчки протокола и втайне гордился, что, глядя на разделанную тушу, в которую превратили убитого, сумел только слегка побледнеть.

«Труп мужчины с множественными колотыми и резаными ранами, лежит на спине. Руки раскинуты в стороны, примерно на 450 от тела. Расстояние от правой стены склада… От левой стены… До ворот…»

Старшину, навидавшегося всяческих мерзостей, выворачивало наизнанку за углом. Надо дать ему еще пару минут, и хватит прохлаждаться: пусть собирает мусор в тупичке и отмечает все на схеме. Мало ли что кто-нибудь обронил, любая мелочь может стать уликой. Вот, например, грязная, скомканная зеленая лента, похоже, из дамской прически. Скорее всего – никакого отношения к делу не имеет, да и лежит в сторонке… Но соберем. В хозяйстве пригодится. Или вот пустая бутылка из-под какого-то невыразимо мерзкого пойла. Тоже завернем.

«От качества первичного осмотра места преступления зависит все расследование!» – учил Виктора наставник.

К тому же сейчас методичность в работе хорошо помогала бороться с тошнотой. В памяти всплывали растоптанные тяжелой конницей кое-как вооруженные ополченцы, потом – трупы в замке Ярмбергов. Опоздали всего на полдня, но Виктору осталось только с молитвой уколоть барона мизерикордом. Он тогда еще тихонько радовался, что в родном Бергене вроде бы войны нет…

Стоп. Оставь память прошлому. Твое дело – протоколы и улики.

Занимался серый рассвет. В июле светает рано, и факелы, предусмотрительно захваченные из участка для осмотра места происшествия, были уже не нужны – так что городовые, державшие их, убрались подальше от жуткого зрелища.

Здоровенного мужика убивали долго и старательно. Руки и ноги остались относительно целыми, а вот туловище кто-то ожесточенно кромсал. Там не было практически ни одного живого места.

«Брызги крови на правой стене на высоте… от места убийства ведут две цепочки кровавых следов – предположительно свидетеля, обнаружившего труп, и убийцы… расстояние между следами…»

– Тэкс, что тут у нас? – жизнерадостно поинтересовались из-за спины Виктора. – Ух ты! Экий красавец – прямо чувствую, что работа моя на сегодня не заканчивается, а только начинается! А ты молодец, какой роскошный труп надежурил!

– Мастер Николас, пожалуйста, не надо так кричать… – вздохнул Виктор. Но угомонить судмедэксперта было не так просто.

– Нет, Малыш, ты просто не понимаешь, какое счастье тебе привалило! Ну да ладно, еще поймешь. Ты все поймешь, моя любовь, но будет поздно… – пропел мастер Николас строчку из популярной пьесы. – Так, отойди. Молодец, не затоптал и даже не вляпался, но теперь дай-ка мне составить общее представление.

– Прошу вас, – подчеркнуто церемонно посторонился Виктор, привычно проигнорировав «Малыша».

Неизвестно, с чьей легкой руки (неужто шеф удружил?) после завершения одного весьма запутанного дела фраза «а Малыш-то наш – молодец!» стала крылатой в управе.

Виктор тихо зверел, но понимал, что возмущаться бесполезно.


– Ты ведь на самом деле у нас в следственном самый младший, – тоном доброго дедушки пояснил ему бывший наставник пару месяцев назад. – Тебе сейчас сколько? Двадцать два?

Виктор кивнул.

Ему было слегка неловко от того, что Жданович мгновенно понял, как его передергивает от нового прозвища.

– Обычно следаками становятся, уже основательно поработав «в поле» и патрулях. А ты – молодой да ранний. И способный. Да еще и все поколения благородных предков на твоей породистой гетской физиономии длинным списком отпечатались. Ты хоть в мундир стражи рядись, хоть в рубище – этого не скроешь.

– Да ладно! Какая разница-то? – удивился Виктор. —

Следак и следак. Теперь даже не «фон», просто Берген.

Его не слишком радовало напоминание о происхождении. Важно то, что он делает сам, здесь и сейчас, а былые дела благородного семейства к его нынешней жизни не относятся.

– Огромная разница. И дело не в голубой крови, она у всех одинаковая. Ни богатства, ни власти у тебя не осталось. Зато мозги и образование – есть. Причем тут ты фору дашь всем нам, в том числе и потому, что и все предки твои тоже были очень образованными людьми. Это же порода, сам все понимаешь.

– Лучше среднее соображение, чем высшее образование, – пробурчал Виктор.

– Ну-ну, – усмехнулся Жданович, – и от кого же ты услышал эту светлую мысль?

– От деда. Он академик… был. Императорской академии наук. И точно знал, чего стоит это ваше образование.

– Наверняка знал… Ну да я не о том. Ты пашешь за двоих, ты, без дураков, уже неплох – а можешь стать и очень хорошим следователем, если дурить не начнешь. В управе тебя ценят и уважают, а еще чувствуют, что ты слегка другой породы. И дело не в дворянстве, у нас тут дворяне не редкость. Дело в чем-то еще. Вот и хочется людям сделать тебя понятнее, хоть ты вроде бы и простой открытый парень. Так что терпи. Это признание тебя «своим».

Виктор обреченно вздохнул.

Он был очень благодарен Ждановичу за разъяснения, но звереть от «Малыша» не переставал.

Вот и сейчас ему стоило некоторого усилия не скривиться на прозвище.


– На первый взгляд, – уже гораздо серьезнее продолжил мастер Николас, – мы имеем следующее. Некто умудрился как-то обездвижить и повалить нашего потерпевшего, причем падал он либо в беспамятстве, либо не мог шевелиться. Видишь, как руки лежат? Был бы в сознании, попытался бы как-то смягчить падение. А тут – рухнул, как мешок с сеном. О! И гематомка на затылке вполне подходящая. Только такой бугай от нее бы не вырубился, нет, маловато ему такого удара.

– Я тоже удивился, – ответил Виктор. – И еще на руки его взгляните – ни порезов, ни ран. Как будто не защищался и не сопротивлялся, пока его резали. Причем резали его уже лежащего, судя по следам крови.

– Надо же, молодежь пытается думать! – ухмыльнулся эксперт. – И думать, что радует, правильно. Действительно – никаких следов борьбы. Но, скажу я тебе, мой юный умный друг, что это еще не все. Он был в сознании. На лицо его посмотри.

Виктор только через пару секунд внутренней борьбы сумел снова посмотреть в лицо трупа. Потому что видеть такое второй раз не хотелось совершенно.

Жуткое страдание, перекосившее черты лица мертвеца, было настолько явственным, что казалось, он до сих пор кричит от боли.

– А теперь, Малыш, ответь-ка на вопрос: как можно умудриться сделать так, чтобы жертва не шевелилась, но все чувствовала, да еще и сохранила подвижность мимических мышц? И самое главное – зачем?

Виктор промолчал.

– Оп-па, – нарочито удивленно воскликнул мастер Николас, – как я и предполагал, вот и отягчающие обстоятельства.

– Куда уж хуже? – привычно подыграл эксперту Виктор. И так ясно: тут без колдовства не обошлось.

– Всегда есть куда, – наставительно заявил мастер Николас и продемонстрировал Виктору металлический шарик на цепочке.

Шарик медленно вращался.

Когда эксперт поднес шарик ближе к трупу, тот начал крутиться существенно быстрее, и в его глубине засветились багровые сполохи.

– Преступление с использованием магии, – старательно вздохнул Виктор.

– Я же тебе говорил, Малыш, – снова ухмыльнулся мастер Николас, – ты еще просто не понял своего счастья! И не просто магии – у нас тут, дорогой мой, некромант нарисовался.

Виктор скривился. Маги – это вообще головная боль, а уж некроманты… Твари это редкие, все больше в академии сидят да по лабораториям своим. И за каждым некромантом пристально наблюдает Совет магов – так, на всякий случай. Но уж если у кого из них срыв случится, а Совет недосмотрит – то все. Получается длинная череда убийств и часто большая бойня при задержании, если гада все-таки удается вычислить. Последний такой случай был около пятидесяти лет назад в герцогстве Кошиц, так там, как говорится, трупы убирали до вечера.

Вот уж надежурил, так надежурил…

– М-да… – протянул Виктор, – и ни одного демона в округе. Не спихнуть проблему на инквизиторов.

– Ага, ври больше, – безжалостно ответил мастер Николас, – я же вижу, как у тебя глазки загорелись. Трупик интересный, это тебе не бумажки строчить, это дело настоящее. Кабы не княжеский циркуляр, ты б сейчас волком выл, что покопаться не удастся. А благодаря князю – ройся сколько влезет, никакие инквизиторы не помешают. Правда, и не помогут.

Эксперт тем временем спрятал шарик-индикатор и, отогнав не в меру ретивого старшину патруля, которому стало стыдно за проявленную недавно слабость, пристально всматривался в цепочки кровавых следов, ведущие от трупа. Следы обнаружившего тело столяра эксперт осмотрел мельком, а второй след, обрывавшийся на грузовом пирсе, исследовал со всем тщанием.

– Я тебе, Малыш, еще официальную красивую бумажку напишу. – Мастер Николас, деланно кряхтя, распрямился и потер поясницу. – Но уже сейчас с полной уверенностью утверждаю: одет был наш убивец в ботинки или сапоги, каблук сантиметра три. Размер относительно небольшой. Судя по расстоянию между отпечатками, он у нас среднего роста или чуть ниже, тебе, орясине, примерно по плечо. Так что, Малыш, это вполне может быть и женщина. Особой силы, если жертва неподвижна, не надо. Шерше ля фам, дорогой, как сказали бы в изящном Рогене. Тебе давно пора найти девушку…

– Мастер Николас! Совсем уже?

– Ну да, ну да… Извини. Что-то мне самому как-то… неуютно, – совершенно серьезно отозвался эксперт. – Не люблю магов, а уж некроманты – совсем гадость. Трупик везите в морг, там я его пристальнее осмотрю. И протокол дай сюда, а то, глядишь, забыл чего; знаю я вас, торопыг.

Виктор слегка обиделся, но виду не подал.

«Следствие – это терпение…»

Читал пожилой эксперт очень бегло, кажется, просто мельком глянул на несколько листочков и схему. Снова вздохнул и укоризненно посмотрел на Виктора.

Виктор ответил усталым равнодушным взглядом. Подколки мастера Николаса надоели следователю хуже горькой редьки.

– А собака? – проникновенно поинтересовался эксперт.

– Так ведь злодей по речке уплыл, собака тут бесполезна. Не унюхает ничего, – спокойно и грустно объяснил младший следователь.

Как же Николас достал-то! Опять экзамен устраивает!

– Да не ваша собака, господин Берген. Его собака. – Эксперт со вздохом кивнул на труп. – Видишь, Малыш, рыжая шерсть на штанине? Собака, похоже, была с ним в момент нападения. И, скорее всего, видела убийцу. Но убежала или тоже убита… Найти бы песика, а? Тебе все равно мага-эксперта вызывать, может, сумеет какую пользу из собачьей памяти извлечь. Вряд ли, конечно, но мало ли… Но без мага тебе тут по предписаниям никак не обойтись, тьфу, прости Господи.

– Про собаку ясно, – кивнул Виктор. И решил не пропускать возможности подколоть вредного эксперта: – Мастер Николас, вы магов не любите? Почему?

– За что ж мне их любить, а, Малыш? – неожиданно грустно отозвался эксперт. – Заносчивые хамы, всех заслуг – способности от рождения. А гонору-то сколько!

Виктор не сдержал ехидное фырканье. Мастер Николас сделал вид, что не заметил, и продолжил:

– Ух, Малыш, наплачешься еще. Это сейчас я старый и спокойный, а в твоем возрасте злился страшно, когда инквизиторы помогать звали. Магам-то мало удовольствия в кишках копаться, им эксперта «попроще» подавай. – Мастер Николас презрительно скривился. – Приходит красавец, смотрит на тебя, как на таракана, и с видом пророка начинает вещать, какие тут энергии как ходили. А раскрывать-то нам, и поверь – от этого хождения энергий ничегошеньки не менялось. Маги, ежели кого убивают, делают это, в общем, так же, как и все остальные. Орудие и способ убийства вещи важные, но искать-то злодея надо по уликам, а их колдуны оставляют как обычные убивцы. Сегодняшний наш не исключение, вон как наследил. По этим приметам ты его и возьмешь в итоге. А маги… Да что говорить, сам все поймешь.

– Спасибо за науку, – задумчиво проговорил Виктор. – А также за тренировку терпения перед встречей с магами.

– Давай-давай, издевайся над стариком, – сварливо пробурчал мастер Николас.

– Господин следователь! – подошел к Виктору старшина. – Тут это… Охранник склада пришел. Говорит, работает здесь, смена его начинается.

Виктор вышел из тупичка. Неподалеку мялся озабоченный мужичок. Бдительный городовой заслонял ему дорогу к складу. Быстро расспросив, кто он такой и что тут делает, Виктор провел мужичка к трупу – опознавать.

Бедолагу, как и остальных, чуть не вывернуло при виде тела, но, отойдя подальше от кровищи, он сумел вполне внятно рассказать, что покойник – Юрка Шапка, ночной сторож склада скобянки. Видимо, делал обход вверенной территории, когда на него напали. Врагов не имел, образ жизни вел, по словам коллеги, «обыкновенный»: «Ну, выпивал, не без того, как все… но на работе чтоб, так это ни-ни, с этим у нас тут строго. Хозяин чуть что – голову снесет, он такой. Подраться – не, не любил, он добродушный был. Да и не задирал Юрку никто. Сами видите, амбал тот еще. Про семью не знаю. Не женат, вроде комнатку снимал у Толстой Дарьи, там много наших живет. Ох, жалко-то как Юрку! За что ж его, а? Гвозди, что ли, провались они, украсть хотели? Собака? Был пес, да, Рыжий. Старенький уже, но злющий, только своих признавал… Не, не знаю, куда удрать мог. Появится – поймаем, как скажете… Ох, страшно теперь тут сторожить-то! Точно прибавку просить буду, за такую-то жуть!»

Из склада на первый взгляд ничего не пропало, замки не были вскрыты, а связка ключей так и осталась на поясе жертвы – залитая кровью, но без других следов. Ее явно никто не трогал, версию ограбления можно отбросить. Но Виктор подробно записал все данные владельца склада – для очистки совести.

Ясно, что склад совершенно ни при чем, и бедолага Юрка пострадал по совершенно другой причине. Причину эту Виктор всерьез надеялся услышать от мага-эксперта, за которым отправил одного из городовых.


«За темным дремучим лесом, на неприступной скале в высокой башне жил старый мудрый колдун. Ему подчинялись все птицы, рыбы и звери, а летал он на драконе».

Примерно так Виктор представлял себе магов, слушая в детстве сказки.

«И воздел свой посох великий злокозненный колдун, и ударили молнии в вершину горы».

Так о магах писали в летописях, которые Виктор изучал на курсе истории в Военной академии Гетенхельма.

В попавшемся недавно Виктору романе маги описывались так:

«„Коллега, вы уверены, что профиль Силы в данном случае соответствует необходимому? Может быть, стоит уменьшить количество энергии?“ – „Несомненно, коллега. Не беспокойтесь, я не одну сотню лет занимаюсь экспериментами в данной области“».

Дочитать книжку не удалось, Виктор так и не узнал, чем закончилось дело. Но был уверен, что в вольном переводе диалог почтенных ученых выглядел примерно так: «„Не долбанет?“ – „Да не должно“».

Преступления с «магическим окрасом» ему расследовать пока не приходилось, разве что в списке похищенного однажды значился «амулет от заразы». Дело было в слякотном ноябре, Виктор чихал, отпаивался молоком с медом (жуткая дрянь!) и очень жалел, что у него нет знакомого мага, у которого можно такой амулет одолжить. Потому что стоила такая полезная штука сопоставимо с его годовым жалованием.

Несмотря на то, что в Гнездовске маг вполне мог жить с ним на соседней улице, колдуны все равно казались Виктору почти высшими существами – в память о сказках, которые он любил в детстве. Там, правда, злых магов всегда побеждали благородные рыцари и святые подвижники. Святого подвижника Виктор однажды видел. Рядом с ним накатывало странное ощущение – смесь радости, любви к миру и страха. Виктор не был уверен, что хочет снова испытать такое. О благородных рыцарях Виктору даже думать не хотелось. Навидался, в том числе и в зеркале. Интересно, это хоть как-то поможет в ловле некроманта?

Теперь настала очередь знакомства с магами.


Увидев направляющуюся к нему молодую, очень мрачную тощую девицу, Виктор собрался было рявкнуть на городовых – почему пропустили на место преступления постороннего? Но девица его опередила.

– Вы Виктор Берген, младший следователь?

– К вашим услугам. Здравствуйте, сударыня, – вежливо поклонился он. – Чем могу…

– Добрый день, – перебила она. – Я Анна Мальцева, маг-эксперт. – Девица тонкими пальчиками с коротко подстриженными ногтями предъявила Виктору служебный жетон.

Жетон был, несомненно, настоящим. А вот его обладательница…

Худая, уставшая, кажется, даже изнуренная, блондинка. Совершенно обычная, на улице увидишь и не вспомнишь. Прическа небрежная, косметики на лице почти нет, простое темно-синее платье с вязаным кружевным воротничком. Голос приятный, но никаких глубоких обертонов. От гувернантки в небогатом доме отличается только перстнем-печаткой – знаком дипломированного мага. На вид – лет двадцать. Ну или двадцать пять. Ей бы детишек грамоте учить, надеясь скопить какое-никакое приданое, а не трупы осматривать.

Виктор почувствовал себя жестоко обманутым. Ждал серьезную помощь, мага-профи, а прислали… Эх, шеф, поторопились вы с комплектацией штата магов-экспертов! Впрочем, куда деваться? Попала собака в колесо… Интересно, эта тощая швабра хоть с собакой-то поможет? Небось, специалист по косметическим операциям и выведению прыщей. И повезет, если специалист – судя по ее виду, очереди к ней не выстраиваются. Тоже мне, магичка.

«Следствие – это терпение, – снова одернул сам себя Виктор. – Работай с тем, кто есть. Уйми свой гонор, тут от него вообще никакой пользы не будет».

Девица демонстративно оглядела Виктора с ног до головы. Мрачно усмехнулась, посмотрев ему в глаза: несмотря на то, что она едва доставала ему до плеча, Виктор на миг ощутил себя букашкой, которую разглядывают на стекле.

– Я тоже очень рада вас видеть, – заявила магичка с едким сарказмом. – Я обладаю достаточной квалификацией для проведения экспертизы. Ментальный маг-медик восьмого класса, внештатный сотрудник стражи. Договор подписала неделю назад, это мое первое дело. Еще вопросы будут?

– Простите, мистрис, но я и этих-то не задавал… – смущенно протянул Виктор, стараясь придать голосу раскаяние.

Он был уверен, что ему удалось скрыть недоумение. Но скрывать что-то от ментальщика… Так что – терпение и терпение! И пусть она решит, что ему очень неловко. Эх, прав был мастер Николас…

– У вас разочарование на лице написано, большими буквами, – уже без сарказма, но и без тени дружелюбия ответила магичка, – а я считаю, что сразу прояснить все нюансы намного проще, чем потом пытаться что-то узнать окольными путями. Поэтому – спрашивайте. Или давайте считать ритуал знакомства оконченным и приступим к работе.

– Прошу вас, – посторонился Виктор, невольно скопировав жест, которым недавно приглашал к осмотру мастера Николаса.

«Похоже, у меня есть стиль работы с экспертами, – саркастически сказал про себя младший следователь. – Так себе стиль».


Солнце уже давно взошло и припекало, над телом жужжали первые мухи. Запах в проулке стоял тошнотворный: слегка подсохшая кровь, содержимое распотрошенного желудка жертвы и «подарочек», оставленный обнаружившим тело столяром, составляли непередаваемый по отвратности букет.

Анна скривилась, достала платок и приложила к лицу. Другой рукой аккуратно подобрала юбку и обошла тело вокруг. Наклонилась, зачем-то очень пристально всмотревшись в лицо жертвы. Так же внимательно осмотрела раны, правда, ни к чему не прикасаясь.

Виктор завистливо подумал, что дамочка держится лучше всех, не считая мастера Николаса. Ни тошноты, ни страха, разглядывает этот ужас как головоломку. Впрочем, она же вроде как маг, а с ними вообще все странно. В любом случае – спасибо, что обошлось без обмороков. Может быть, она и вправду настоящая колдунья, хоть и выглядит так… непрезентабельно.

Хотя, конечно, поверить в это сложно. Маги, они… величественные должны быть! Или хотя бы красивые. И уж точно побогаче одетые, судя по их вероятным гонорарам.

Артефакты-то в лавке стоят… Лучше и не вспоминать.

– В целом, господин младший следователь, картина ясная и очень печальная, – сообщила Анна, отойдя от трупа. – Пойдемте за угол, там дышать легче. И можете увозить тело, я увидела все, что нужно. Остальные исследования лучше провести в морге.

Виктор старательно пропустил мимо ушей акцент на слове «младший», махнул рукой парням из «труповозки», скучавшим в отдалении, и направился следом за магичкой. Изо всех сил пытаясь унять снова разыгравшееся раздражение.

– Вам как удобнее, господин Берген? Сразу выводы или сначала подробные основания? – поинтересовалась Анна.

– Пожалуйста, сначала выводы, потом – объяснения. И акт экспертизы, если не сложно, оформите сегодня, – попросил Виктор.

Ему почти мгновенно стало неловко за несдержанность. Язык мой – враг мой. Судя по взгляду магички, она подавила желание сказать следователю какую-нибудь гадость за хамское напоминание о регламенте.

Видимо, она тоже решила не ссориться с первых минут.

– Хорошо, господин следователь, – примирительно кивнула Анна. – Вы имеете дело с серийным убийцей, скорее всего – некромантом. Точнее я вам скажу после детального исследования. Я практически уверена, что жертва не единственная и не так давно был как минимум еще один похожий труп. Убийца неопытен, но имеет общие представления о медицине, или, что более вероятно, о методиках извлечения некротической энергии. Физически не слишком силен. Орудие убийства – скорее всего, очень острый нож с тонким лезвием. По крайней мере, видимые повреждения нанесены именно таким орудием. Точнее скажу после вскрытия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7