Алексей Казаков.

Шпионаж и писатели



скачать книгу бесплатно

© Алексей Викторович Казаков, 2017


ISBN 978-5-4483-4287-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Литературную и разведывательную деятельность роднит многое: умение собирать, анализировать и структурировать информацию, творческое, импровизационное начало, кураж…

А различает, прежде всего, публичность (в первом случае) и её отсутствие (во втором). Литература – это сцена. Разведка – закулисье. Но часто прожившему долгие годы за кулисами хочется выйти на освещённую прожекторами сцену, и тогда появляются романы, рассказы и пьесы, написанные бывшими или действующими разведчиками.

В этой книге – далеко не все истории, когда писательство и разведка сюжетно переплелись в биографиях незаурядных людей. Известно, что в разведке (или на разведку) работали Джонатан Свифт, Иван Тургенев, Редьярд Киплинг, Николай Гумилёв, Сомерсет Моэм, Джон Ле Карре; из менее известных литераторов – Афра Бен, Дж. Чосер, К. Марло, У. Уордсфорт. Но документов об этой работе или нет, или пока они засекречены. (Джон Ле Карре, впрочем, обещает выпустить мемуары в ближайшее время). Великий русский писатель и государственный деятель Александр Грибоедов в своё время отбыл в Персию в качестве не только дипломата, но и разведчика… но его трагическая гибель не позволила проявить ему свою вторую ипостась.

Не вошли в этот сборник и очерки о разведчиках-литераторах, которые рассказали о себе в мемуарах и документальных повестях. Имена их на слуху – Зоя Воскресенская, Михаил Любимов, Овидий Горчаков. Лучше них о себе самих никто не напишет.

Особняком в этой книге стоят две истории – о предполагаемом прототипе легендарного Штирлица и о том, как «записали» в шпионы известного учёного и писателя Ивана Ефремова. В первом случает речь идёт о гипотезе, во втором – о фабрикации уголовного дела КГБ СССР. Но так или иначе, речь идёт о сплетениях литературы и шпионажа в самые неожиданные, запутанные узлы.

…И снова о сцене и закулисье. Великий французский драматург-комедиограф и разведчик Бомарше сумел однажды совершить неожиданный и дерзкий манёвр: он поставил в портовом городе «Женитьбу Фигаро», чтобы отвлечь вражеских агентов… Закулисье в данном случае – это настоящая, полная опасностей жизненная драма, а сцена – лишь её прикрытие… О том, какие ещё бывают неожиданные рифмы двух сфер человеческой деятельности – разведки и литературы – читайте в этом сборнике.

Автор «Робинзона», возможно, шпионил в России

У позорного столба

Руки зажаты деревянными колодками. Больно и унизительно. И очень жарко, июль. И так придётся простоять три дня на трёх центральных площадях Лондона, сносить немудрёные насмешки простолюдинов и высокомерные ухмылки аристократов. Ладно уж, чего взять с простаков, те могут и гнилым луком запустить в лицо, и огрызком яблока. Не ведают, что творят. Но вот аристократы… ведь именно из-за них, этих напыщенных снобов он, Даниэль Дефо, стоит сейчас у позорного столба.

Религиозную нетерпимость аристократии высмеял он в своём памфлете «Простейший способ разделаться с диссентерами».

И хоть издал брошюрку под псевдонимом – но они быстро поняли, кто автор. Надо выдержать эти три дня.

Ему было тяжело и жарко, с крючковатого его носа падали тяжёлые капли пота, на остром подбородке выступила щетина, однако в серых глазах затаилась глухая злость и желание проявить стойкость: ничего, посмотрим ещё, кто кого.

Три дня, 29, 30 и 31 июля 1703, года по несколько часов стоял Дефо на лондонских площадях, зная, что после позорного столба его, утонувшего к тому же ещё и в долгах, ждёт тюремная камера. Редкие почитатели его таланта и политических воззрений бросали цветы к его ногам. Впрочем, почитателей, наверное, было больше, просто цветы они бросали редко. Опасались.

Даниэль Дефо даже не подозревал в тот момент, что назревает коренной перелом в его жизни. И вскоре этими руками, которые сейчас закованы в колодки, он будет подписывать документы, имеющие государственное значение. И вообще, станет решать вопросы мирового уровня. О нём в тот момент, когда он потеет у позорного столба, уже говорят в кабинете королевы Англии.

Чумное детство и диссидентское отрочество

Сей белый свет он впервые увидел в сентябре 1660 года в Лондоне. Отец Даниэля Дефо, фламандец по происхождению, был мясником, мать, коренная англичанка, скорее всего, была домохозяйкой. 1665 год вошёл в историю как «Великая лондонская чума». От болезни пал каждый пятый житель Лондона. Чудом семья Дефо не пострадала. Детские воспоминания лягут потом в основу книги «Дневник чумного года», где Дефо опишет жизнь в охваченном тяжёлой инфекцией Лондоне.

В 1668 году мать восьмилетнего Даниэля скончалась. Отец отдал сына учиться в школу-пансион при Диссентерской духовной академии в лондонском пригороде Ньюингтоне. (Напомним: диссентеры – одно из направлений английского протестантизма, спорившего с главенствующей англиканской церковью; иногда их называют диссидентами). Даниэль Дефо окончил школу, потом Ньюингтонскую академию. Собрался было стать пастором, но передумал. Хлеб насущный показался ему (тогда) притягательнее хлеба духовного: Дефо занялся торговлей. По делам купеческим объездил почти всю Европу, выучил множество иностранных языков.

В 1683 году корабль, на котором плыл Д. Дефо по делам коммерции, был захвачен алжирскими корсарами. Впрочем, на следующий день пленников освободил британский сторожевой фрегат. Эти впечатления потом найдут отражение в книге «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», где есть эпизод, когда на корабль нападают пираты-мусульмане. Позже Дефо будет внимательно изучать историю морских разбойников и напишет роман «Жизнь и пиратские приключения славного капитана Сингльтона» и документально-историческое исследование «Всеобщая история пиратов».

В 1690-х годах бизнес Даниэля сильно подкосился. Он взял в долг крупные денежные суммы, на которые построил кирпичный завод, но сбыта произведённых стройматериалов практически не было. Предприятие катилось к банкротству.

Новая стезя – журналистика

Чтобы поправить свои дела, Дефо занялся журналистикой. Он блистал в разных жанрах, писал о криминальной изнанке лондонских трущоб, о политике и экономике. Со временем дух противоречия, заложенный в Диссентерской школе, подвиг Даниэля на то, что он сосредоточился на политической сатире, стал писать и издавать памфлеты – сатирические брошюры, в которых едко высмеивал власть предержащих и капитал имущих. В 1701 году в поэме «Чистопородный англичанин» Дефо утверждал: все пышные титулы аристократов куплены на ворованные деньги.

Пришла известность. Но разного толка: элита была в бешенстве после «Чистопородного англичанина», а простые люди поняли, что есть кто-то, кто пишет правду, и он на их стороне. Дефо понимал, что играет с огнём. Но продолжал жонглировать острыми памфлетами. После брошюры в жанре фельетона «Простейший способ разделаться с диссидентерами» он был обвинён в антиклерикальной деятельности и приговорён к трёхдневному стоянию у позорного столба, а также к семи годам тюрьмы и штрафу за невозможность расплатиться с кредиторами. Кирпичный заводик не в состоянии был ожить и начать давать прибыль. Казалось бы, какие тут перспективы у Даниэля, кроме тюремной похлёбки вприкуску с тоской…

Королевская милость вместо тюрьмы

В дело Дефо вмешался высокопоставленный английский политик Роберт Харли, – граф Оксфордский, спикер палаты общин, государственный министр (т.е. министр иностранных дел). Ему нужен был умный человек с литературными и организаторскими способностями

По его настоянию недавно вошедшая на престол королева Великобритании Анна объявила о прощении Дефо за его резкие публикации. Роберт Харли уладил вопрос с долгами обанкротившегося кирпичного предприятия, и Дефо в ноябре 1703 года вместо тюрьмы получил лестное приглашение: стать помощником государственного министра Роберта Харли

Задачей Дефо отныне становится путешествовать по стране и измерять накал политических страстей в регионах, изучать и собирать мнения людей по вопросам внутренней и внешней политики короны. Одновременно он становится издателем и главным автором (практически единственным) газеты «Ревью», которая была обязана позитивно освещать взгляды и деятельность правительства, независимо от того, каковы будут состав кабинета и его политическая линия.

В 1704 году параллельно с пропагандистской государственной «Ревью» начала выходить и собственная газета Дефо «Обозрение», которая все девять лет своего существования субсидировалась правительством и патронировалась лордом Харли. Разумеется, издание было лояльным к трону и правительству Англии.

Осенью 1706 года Дефо получил от лорда первое серьёзное задание. И оно было вовсе не по линии журналистской и издательской деятельности. Это было разведзадание.

Перекроить политическую карту острова

В те времена в Шотландии было неспокойно. Горцы не хотели окончательно терять независимость от Англии, несмотря на то, что Шотландия уже почти 100 лет была объединена с Англией единой королевской властью. Но при этом в Шотландии правил свой парламент, действовали собственные законы, и единого государства на острове фактически не существовало. Брожение умов, умноженное на слишком широкую автономию, в любой момент грозило вооружёнными беспорядками. Это очень тревожило королевский двор и политическую элиту Англии.

И вот теперь Даниэлю Дефо предстояло осуществить великую миссию – создать единую (не формально, а фактически) Великобританию.

Роберт Харли был педантом и аккуратно хранил все рапорты и донесения, а также письма. Из 193 писем, хранящихся в Британской библиотеке, нам сегодня известно, куда ездил Дефо, с кем встречался, какими методами действовал и даже то, как оплачивалась эта его деятельность.

Прежде всего Дефо надо было выяснить, как отреагируют шотландцы, если королева Анна объявит о ликвидации их парламента и о полном переходе территории в правление Вестминстерского дворца. Чем грозит такой шаг со стороны Англии? И как избежать или хотя бы минимизировать опасность бунта?

Дефо, как бы проверяя, всё ли он понял правильно, формулирует своё первое задание в письме к лорду Харли:

«1. Быть в курсе всего, что предпринимается различными группировками против нашей унии, и стараться помешать их попыткам.

2. Беседуя со здешними жителями, а также с помощью других доступных способов склонять сознание людей в пользу единения.

3. Опровергать в печати всякие выступления, порочащие идею союза, самих англичан, английский двор во всём, что касается того же союза.

4. Устранять всевозможные подозрения и беспокойства у людей относительно каких-то тайных происков против шотландской церкви».

Путь – на север острова, в Шотландию. Ох, не напороться бы на шпили сумрачного Эдинбурга…

Но когда Дефо прибыл в карете в шумный город, то его встретили благожелательно и местные воротилы, и простой народ. В Шотландии сочли Дефо страдальцем от произвола английских властей, от коих он потерпел позорный столб, штрафы, тюремное заключение. Приняли за своего соратника и единомышленника.

Популярный журналист Дефо вскоре стал советником в Верховном собрании шотландской церкви, а кроме этого, занял такой же пост в нескольких комитетах парламента. Пользуясь своим положением, он публиковал статьи, заметки и эссе, в которых пропагандировались преимущества полного объединения Шотландии и Англии и создание единого парламента.

Дефо временно перенёс в Эдинбург издание своего «Обозрения», которое выходило там два-три раза в неделю. В нём Дефо выступал во всех жанрах – печатал стихи, очерки, статьи о пользе объединения. Иногда печатался под чужими именами, как бы сталкивая лбами противников унии (объединения). Страсти в спорах кипели неимоверные. Но мало кто знал, что у газеты один-единственный автор – Даниэль Дефо. Он ведь знал все аргументы «за» и «против».

В качестве советника по церковным и парламентским делам он формировал пакеты документов для обсуждения, умело пряча нестыковки и неубедительные моменты. Во многом благодаря этой деятельности Дефо начались конструктивные, мирные обсуждения вопроса об объединении Англии и Шотландии.

В секретном донесении лорду Харлею Дефо сообщал: «Хотя я ещё и не могу поручиться за успех, но, надеюсь, самый образ моих действий не заставит вас пожалеть, что вы облекли меня своим доверием, послав меня сюда. Свои первые шаги я совершил вполне удачно в том отношении, что никто меня и не подозревает в каких-либо английских связях. С пресвитерианами и раскольниками, с католиками и беззаконниками общаюсь я, мне кажется, с неизмеримой осмотрительностью. Льщу себя мыслью о том, что вы не станете осуждать моего поведения. У меня есть верные люди во всяком кругу. И вообще с каждым я говорю на подобающем языке. С купцами советуюсь, не завести ли мне здесь торговлю, как строятся тут корабли и т. п. От юриста мне нужен совет по части приобретения крупной недвижимости и земельного участка, поскольку я, видите ли, намерен перевезти сюда мою семью и жить здесь (вот на какие средства, бог ведает!). Сегодня вхож я в сношения с одним членом парламента по части стекольной промышленности, а завтра с другим говорю о добыче соли. С бунтовщиками из Глазго я рыботорговец, с абердинцами – шерстянщик, что же касается жителей Перта или западных областей, то мой интерес для них – полотно, а по существу разговора речь всё-таки сводится к унии, и будь я не я, но чего-нибудь всё-таки добьюсь».

И всё же тайная миссия Дефо была сопряжена с опасностью. Однажды толпа простолюдинов на улице чуть не прибила его лишь потому, что он заговорил на английском языке. Позже один из современников Дефо нелицеприятно вспоминал: «Если бы только стало известно, что он шпионит, мы бы разорвали его на куски».

Союз Англии и Шотландии был провозглашён в 1707 году. Обошлось без крови. Добившись объединения, Дефо, однако, не спешил уезжать и пользовался уже для иных целей своими связями и контактами. В нём проснулся задремавший было бизнесмен: он ещё шесть лет прожил в Эдинбурге, занимаясь поставками в Шотландию эля и вина. В знак своей победы в тайной войне Даниэль Дефо заказал у местных ткачей скатерть, на которой был выткан флаг объединённой Британии. Объединённой!

Якобиты. Дискредитация шведского короля

Дефо, однако, не почивает на лаврах и не ограничивается торговлей: он получает новое задание – следить в Шотландии за сторонниками Якоба Стюарта. Их ещё называли якобитами, – производное от имени свергнутого с трона в 1688 году английского короля Якова II смфяффи его потомков. Сторонники восстановления на английском престоле дома Стюартов не приняли слияние Шотландии с Англией. Надо думать, что именно Дефо и его осведомителям удалось узнать, что якобиты готовят восстание, и инспирируется оно шведским посольством. (В Швецию переселились некоторые богатые шотландские аристократы, остававшиеся приверженцами Якоба и имевшие влияние даже на шведского короля).

Дефо берётся за своё острое и ехидное перо, готовит ряд публикаций, направленных на дискредитацию шведской короны. Он печатается в 26 изданиях разных направлений. И одновременно следит за тем, чтобы в печати не появлялись публикации в поддержку якобитов.

В 1715 году якобиты пытались поднять открытое восстание, базой которого служила бы горная Шотландия, но безуспешно. В этом немалая заслуга Даниэля Дефо.

И это была заслуга не просто агента, а уже признанного троном руководителя разведки и контрразведки – сначала Англии, а потом объединённой Великобритании. При этом он не занимал официально никаких государственных постов. Парадокс? Ну мало ли их в истории разных стран мира… По 1719 год Дефо возглавлял крупнейшую спецслужбу, оставаясь формально свободным художником, мастером острого публицистического пера.

Доклад, найденный спустя 200 лет после смерти автора

Существует рукопись, стоящая особняком во всем творчестве Даниэля Дефо. Она была обнаружена лишь в XX веке. В 23-страничном письме на имя лорда Харли Дефо изложил схему организации в Англии секретной службы. Кстати, это он сделал ещё до того, как он стал советником лорда. Роберт Харли обдумывал предложения Дефо свыше полугода, и когда понял, что мысли, описанные в докладе-письме, созвучны его идеям, сделал автора одним из вершителей судеб людей, населявших Британский остров. Что же так понравилось лорду?

Следует уточнить, что в начале XVIII века в Англии не было государственной Секретной разведывательной службы. Её функции по заказам правительства выполняла частная разведывательная компания. Отметим: такого рода деятельность считалась в XVIII веке недостойной дворянского звания. Неофициальный статус разведки создавал определённые трудности с её финансированием: а в Англии госбюджет утверждался парламентом, и по закону было запрещено выделять деньги из казны частному предприятию. Поэтому средства на разведдеятельность поступали из внебюджетных источников: из личных средств королей и королев, как правило – из прибылей монархов от их участия в госкомпаниях.

И вот нашёлся человек, который впервые в мире (!) выступил инициатором создания политической и экономической разведки и контрразведки под крылом государства.

Из письма лорда Харли ясно, что главной задачей спецслужбы Дефо считал не подрывные действия за границей (хотя и они не исключались), а сбор информации, причём в первую политической и экономической и уж потом военной. Ведь точная информация о состоянии экономики какого-либо государства поможет предсказать его политику. Важный раздел в письме был посвящён работе внутри страны. Дефо, в отличие от своих предшественников из частных структур, считал необходимым исследовать настроения не только в придворных кругах, но среди простонародья. Для этого Даниэль предложил создать по всей Англии широкую агентурную сеть, чтобы осведомители отслеживали настроения различных слоёв населения и одновременно информировали о деятельности подозрительных лиц во всех уголках страны.

Будущий автор «Робинзона» предлагал составлять досье на представителей видных аристократических и дворянских семей, служителей церкви, богатых и влиятельных граждан. В секретных папках должна была содержаться информацию об их политических пристрастиях, человеческих склонностях и слабостях. Всё это при необходимости можно было бы предъявить объектам наблюдения. Да, шантаж – но ведь во благо государства. Дефо полагал, что обладание такими сведениями позволит государству не только «на корню» предотвращать мятежи и восстания, но и прогнозировать, например, результаты выборов в парламент.

Дефо можно считать также и первым в мире социологом и политтехнологом: он предлагал работать на опережение в случае появления в обществе недовольства по какому-либо вопросу и, чтобы не дать разгореться страстям или даже уличным беспорядкам, организовывать специальные пропагандистские кампании в поддержку правительства. И добиваться не только убедительности, но и доходчивости аргументов.

Даниэль был категорически против политических репрессий и считал, что собирать информацию о настроениях общества нужно не для того, чтобы рубить «внутренним врагам» головы, а чтобы понять их мотивы, переубедить, сделать друзьями. За то время, пока Даниэль Дефо руководил английской разведкой и контрразведкой, от него не пострадал ни один человек. Ни одного наказания или принуждения!

Документы свидетельствуют: Дефо был твёрдым государственником с устоявшимися политическим позициями. А переписка его по поводу пенсии и оплаты за труды говорит о том, что и себя он не забывал. Впрочем, есть и другая мотивация, когда берёшься за такие непростые дела – чувствовать себя вершителем судеб народов, нужным, важным. Наверное, это сочетание и подвигло талантливого человека на создание системы государственной безопасности страны, в которой жил и которую любил. И наплевал он на непрестижность такой деятельности.

Масоны как инструмент внешней политики

В 1717 году в Англии появилась первая масонская ложа. Лозунги «вольных каменщиков» потом подхватят ранние большевики в России: ликвидация национальных государств и построение нового, справедливого, общества. Свобода, равенство, братство!

Но какие там свобода, равенство и братство могут быть в политическом режиме абсолютной монархии? Да никакие! Вывод: масоны вредят короне.

Что делает в этой ситуации шеф английской разведки Даниэль Дефо? Он… становится масоном. Внедряется. Даже после ухода в отставку до самой смерти посещал он собрания масонских лож. Ведь «вольные каменщики» под знамёнами красивых и благородных идей ставили своей целью свержение существующей власти и уничтожение государства в принципе. Надо было держать их в поле зрения.

Масоны были сильны и влиятельны, они стали главной движущей силой всех европейских революций XVIII – XIX века. При этом единственной страной, в которой масоны просто мирно заседали и лишь вели глубокомысленные беседы о смысле жизни, не покушаясь на монархические устои, была Великобритания! Из чего можно сделать вывод, что масонство фактически представляло собой структуру, подконтрольную спецслужбе Даниэля Дефо.

Более того, оставаясь лояльными британской короне, масоны ей помогали в вопросах внешней политики. Стараниями масонов, в том числе английских, в XVIII веке были организованы революции во Франции, в Австрии, Венгрии, Франции, Германии, Италии. В результате государства-конкуренты Великобритании сильно ослабели из-за внутренних вооружённых конфликтов (борьба революционеров и контрреволюционеров), а в некоторых из них к власти пришли силы, лояльные короне Туманного Альбиона. При этом формально британский престол не нёс никакой ответственности за случившееся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное