Алексей Калинкин.

Призрак в паутине. Том II



скачать книгу бесплатно

– Спасибо за понимание, Степан Иванович.

– Да что уж там, вижу, что в природе творится.

Юля открыла дверь, за которой маячил Игорь.

– Игорь, зайди! – крикнул начальник.

Она резко посторонилась, Игорь, зло сверкнув глазами, вошел в кабинет.

Выйдя из прохладного помещения, Юля опять ощутила зной и поспешила в свой кабинет, не подозревая, какая сцена разыгралась в мастерской.

Игорь вошел в кабинет начальника развязной походкой и с ходу воскликнул:

– Что, опять эта дамочка ябедничала?

– Это не дамочка, а ГЛАВНЫЙ АГРОНОМ Леспромхоза, запомни это, и она никогда не ябедничает, и ума у нее на два порядка больше, чем в твоей пустой голове. Понял?

– Не понял, почему вы меня оскорбляете, я буду жаловаться!

– Ага, не нравится, а то, что сам только что оскорбительно выразился, – это можно? А то, что подчиненных оскорбляешь, – это можно? Ты кроме себя никого не уважаешь. Впрочем, некогда воспитательной работой заниматься. Прямо сейчас выезжайте в Ореховское лесничество, к дождевальной машине, проверяете ее состояние, при необходимости ремонтируете и запускаете, срок – завтра в полдень машина должна поливать.

– Ладно, после обеда поедем, только за две по полсмены я не запущу дождевалку.

– Какой обед, какие смены, – уже раздражаясь, воскликнул начальник, – сухой паек с собой и вперед, в вашем распоряжении двадцать шесть часов. Значит, так, не запустите к назначенному сроку, останешься без премии, не запустите к вечеру, понижу в должности, не запустите к утру субботы, уволю. Понял?

Игорь, хлопнув дверью, выскочил из кабинета. Начальник, немного остыв, минут через десять вышел проверить исполнение. Из ворот как раз выезжала ремонтная летучка, в кабине Игоря не было, только слесари.

– Куда едем? Где Игорь? – спросил начальник, останавливая машину.

– Сказал, что сам приедет на мотоцикле. А мы в Ореховку, дождевалку запускать, – ответил слесарь-водитель.

– Сухим пайком обзавелись?

– Еще с утра приготовились в Ореховку ехать.

– Откуда вы знали еще с утра, что туда поедете?

– Да вон, заявка торчит, Шалый, то есть Игорь, утром принес.

– Что ж не поехали?

– Вы у нас спрашиваете? Степан Иванович, уберите от нас этого прощелыгу, а то мы сами разбежимся.

– Ладно, мужики, уберу его от вас, считайте, что он не начальник вам. Если его здесь не увижу, там на него не обращайте внимание. Лучше скажите, завтра к обеду запустите?

– Постараемся, сегодня дотемна и завтра с утречка, думаю, успеем.

– Лады, если трудности, звоните прямо мне. Дайте мне эту заявку и езжайте. Успехов!

Заявка поступила вчера в семнадцать тридцать, прочитал он.

«Тоже хорош лесничий, засуха третью неделю, он вчера только спохватился», – подумал начальник.

В диспетчерскую начальник мастерских вошел уже успокоенным, но девушка, увидев в его руках знакомый листок, испуганно округлила глаза.

– Люся, как эта заявка прошла мимо меня?

– Степан Иванович, Игорь сказал, что идет к вам и передаст заявку.

– Подвел он всех нас, всю мастерскую этот Игорь.

Давай договоримся, все заявки только мне, без почтальонов, не будет меня на месте, сообщай по телефону. Поняла?

– Поняла, – пролепетала девушка, хлопая влажными ресницами.

– Ладно, не переживай, лучше скажи, есть у тебя свободный мобильник?

– Да, есть, и рация есть.

– Отлично! Зайдет Иванников, передашь ему эти средства связи, покажешь, как пользоваться, организуем вторую летучую бригаду, будешь с ним общаться.

– Хорошо, передам, только Иванников все знает, он этими аппаратами уже пользовался.

– Еще лучше! Да не хнычь ты, исправим положение!

Степан Иванович вышел в ремонтный зал, подошел к ремонтируемому трактору, в недрах которого, согнувшись пополам, копался слесарь.

– Привет, Мироныч! – окликнул начальник.

Иванников устало выпрямил спину и оказался высоким, худощавым человеком неопределенного возраста. Закрепленный на фуражке фонарь ярким лучом ударил по глазам начальника. Слесарь отвернулся, выключил фонарь и ответил:

– Здравствуй, Иваныч! – и добавил. – Кажется, нам в поход отправляться пора.

– Правильно мыслишь, бригадир. Бригада на месте?

– Вон у верстаков редуктор собирают.

Они подошли к верстакам, начальник поздоровался.

– Я так понимаю, что нам надо на дождевалку в Медведевку ехать, – обратился Мироныч к своим товарищам.

– Правильно понимаешь, бригадир, – подтвердил начальник и добавил, – я ждал от них заявки, но ее так и нет, думал, сами запустили, а сегодня Юля приходила, говорит, саженцы погибают. Не понимаю, в чем дело. Надо срочно ехать и запускать дождевальную машину.

– Я знаю, почему заявку не дали, мне их лесник по секрету сказал, только, Иваныч, не выдавай меня, они осенью плохо воду из труб спустили, много труб разморозилось, по шву лопнули.

– Да ты что! Это же катастрофа! А дизель цел, не разморожен?

– Говорит, двигатель в порядке.

– Ну, ребята, тогда срочнее срочного надо туда ехать. Сколько времени вам на сборы понадобится?

– Иваныч, звони на склад, а то кладовщица на обед пораньше умотает, мужики туда сейчас подъедут, а я у Люськи накладную выпишу. Надо ящик электродов, два комплекта баллонов с пропаном и кислородом, два электросварочных аппарата, машину они по пути заправят.

Пока бригадир говорил, начальник уже звонил на склад, повторял, что нужно выдать.

– Пойдем, Мироныч, возьмешь у Люси средства связи, а накладные прямо на складе выпишете, потом подпишу, может, еще что понадобится, кладовщица выдаст.

– Добро, тогда мы вместе на склад, потом домой съездим, соберемся и погоним в Медведевку. Петро, выгоняй машину, я сейчас подойду.

Степан Иванович, проводив взглядом ремлетучку, вернулся в кабинет.

«Надо всю сложную технику, – думал он, – брать на свое обслуживание, нельзя ее доверять лесничествам, консервировать на зиму, запускать весной, все надо делать нам. Но как быть сейчас? Ведь они могут два, а то и три дня ремонтировать. Надо Юлю предупредить».

– Юлия Михайловна, – обратился он, когда услышал ее голос в трубке, – дождевальная машина в Медведевке потребует, как недавно выяснилось, значительно большего ремонта, боюсь, что к субботе не успеем.

– Я знаю, Степан Иванович. Борис Иванович на своем дельтаплане туда только что прилетел, машина разморожена, сейчас он организует пролив в борозды, но ремонтировать надо, полив в борозды на площади с таким рельефом практически бесполезен.

– Обязательно будем ремонтировать, через пятнадцать или двадцать минут туда выезжает бригада с усиленным комплектом оборудования и материалов. Будут работать до ночи и останутся там, пока не запустят.

– Хорошо, Степан Иванович, вы свяжитесь Борисом Ивановичем, он вам точнее объяснит степень бедствия.

Вошла Люся:

– Звонил Главный инженер, спросил, где вы, я сказала, что собираете вторую рембригаду в Медведевку, а первая уже едет в Ореховку. Он сказал, что все правильно, и отключился.

– Хорошо, Люся, правильно умеешь докладывать. Иди, обедай.

Зазвонил телефон.

– Степ, ты обедать-то придешь? – спросила жена.

– Приду, попозже.

– Значит, дай Бог к ужину. Дочь пошлю к тебе с бутербродами и термосом.

– Бутерброды пускай несет, двойную порцию, а термос не надо, тут чайник есть.

– Степ, что, плохие дела?

– Да, неважные, людей толковых в дальних лесничествах не осталось. Вот и крутимся. Ладно, Катерина, пока, мне звонить надо.

Степан положил трубку, взял мобильник, Борис Иванович долго не отвечал, наконец ответил.

– Рассказываю обстановку, – сразу по делу заговорил он, – трубы разморожены, наверно, по всей длине…

– Двигатель как? – перебил Степан.

– В двигателе антифриз, поэтому цел, сейчас здешний механик, виновник этих бед, будет его запускать. Но есть что и похуже, кажется, лопнул корпус водозаборного насоса. Сейчас трудно разглядеть, из канала надо поднимать. Ну, а по мелочи, почти все колеса спущены. Подогнали трактор с компрессором, накачивают. Вот такие дела.

– Понял, Борис Иванович. К вам едет бригада Иванникова, работать будут до упора.

– Хорошо, Степан Иванович! Иванникова знаю, дельная бригада, думаю, справятся.

Степан открыл в компьютере инструкцию злополучной дождевалки.

– Так, – стал читать он, – фронтальная дождевальная машина с двумя крыльями, с шириной захвата, в данном исполнении – пятьсот метров, с забором воды из канала по всей длине поля. При длине поля в один километр машина поливает площадь в пятьдесят гектаров.

Степан стал искать описание приемного насоса, чтобы определиться с его ремонтом или заменой. Прибежала пятнадцатилетняя дочь с пакетом снеди и сообщила, что мама сказала, надо есть сейчас, а то жарко, все испортится. Забежала в диспетчерскую, о чем-то поговорили, расхохотались, заглянула в дверь к отцу, помахала ладошкой и убежала восвояси. Тут же заглянула Люся.

– Степан Иванович, что вам принести: чай или кофе?

– Лучше чай. Позови сюда Никитича и принеси для него чайную кружку.

Антон Никитович Титов был бессменным заместителем много-много лет и очень многих начальников мастерской. Он обладал уникальными знаниями устройства всех тракторов, лесных и сельскохозяйственных машин. Мог собрать прибывшую в разобранном виде машину, которую видел впервые, только бегло прочитав принцип действия и глянув один раз на картинку. Был спокоен и трудолюбив, в его характере отсутствовало только одно качество – он не был командиром. Мог поработать за кузнеца, токаря, фрезеровщика, электрика, слесаря, сварщика, но совершенно не умел организовать работу коллектива. Его возраст знали только в отделе кадров. Никто не помнит, чтобы он болел или жаловался на усталость.

Дверь открылась, в проеме встал невысокого роста, но широкоплечий пожилой человек в халате, много раз стиранном. Вытирая тряпкой руки в машинном масле, вопросительно смотрел на начальника.

– Никитич, отмой руки в диспетчерской и приходи, совет держать будем.

Степан опять вгляделся в чертеж насоса, приходя к мысли, что починить вряд ли удастся.

Вошел Титов, без халата и неотъемлемой фуражки, в клетчатой рубашке он стал выглядеть по-домашнему. Следом вошла Люся с двумя чайниками и кружкой, поставила все на стол. Степан, расстелив чистый лист бумаги, высыпал на него содержимое домашнего пакета.

– Садись, Никитич, попьем чайку, заодно посовещаемся. Люся, сядешь с нами?

– Нет, мне сводку сейчас принимать, да и обедала я.

– Ну, тогда угощайся.

– Она взяла конфету и удалилась.

Степан плеснул в свою кружку немного заварки, долил кипятком и отставил кружку остывать. Никитич вылил почти всю заварку, добавил кипятка в кружку и в заварной чайник и сразу с удовольствием стал прихлебывать горячий и почти черный чай.

Когда горка съестного исчезла и было выпито по две кружки чая, Степан развернул к Титову экран и рассказал, что этот насос тоже разморожен. Тот, даже не взглянув на чертеж, как-то буднично отреагировал:

– Пускай электромотор отвинтят, а насос в металлолом выкинут.

– Ты знал, что насос с трещиной?

– Мне об этом никто не говорил, но посуди сам. Раз все трубы или почти все лопнули, значит, не был открыт спускной кран в самой нижней точке, то есть во всасывающем патрубке насоса, в результате насос остался с водой на зиму.

– Ну и что теперь делать? Я понимаю, что чугун, из которого корпус насоса сделан, не заваривается, но, может быть, бандажом стянуть и хомутами? Хоть бы полдня продержаться, а там достанем новый.

– Далеко за насосом ехать не надо, когда он на складе есть.

– Да что ты говоришь! Я только что складскую ведомость смотрел, нет там насоса такой марки.

– Такой марки нет, а другой марки, но почти такой же или полностью, такой, как надо, насос есть. На прошлой неделе я на складе был, случайно на глаза он мне попался, еще подумал, что к новой дождевалке уже запчасть кто-то заказал, может, ангел-хранитель. Я пойду, уточню соответствие фланца крепления электродвигателя, – ответил Титов, на этот раз на мгновение взглянув на чертеж, – а ты пока транспорт ищи, на чем эту чугунину отправить.

– Мистика какая-то! – воскликнул начальник. – Давай чертеж тебе распечатаю.

– Я уже распечатал, – ответил Никитич, стукнув кулаком себе по лбу.

Жара проникла в кабинет, несмотря на работу кондиционера, Степан посмотрел на наружный термометр – тридцать пять в тени. Он вырос здесь, родители жили в лесничестве, поэтому он хорошо представлял, какая беда свалилась на Леспромхоз. Он вспомнил, как школьниками они сажали под лопату саженцы и шефствовали над этим участком до тех пор, пока учились в школе. Сейчас он себя ощущал шефом над лесом, в единой команде из руководства, специалистов и рабочих Леспромхоза. Он хорошо понимал переживания Главного агронома. Все эти сеянцы, саженцы были плодом ее проектов, результатом ее каждодневного труда. Теперь эти нежные маленькие деревца были близки к гибели, а некоторые уже погибли.

«Что-то молчит первая бригада», – подумал Степан и хотел позвонить, но первым позвонил бригадир первой бригады.

– Степан Иванович, мы уже полчаса на месте, сразу не позвонил, оценивал ситуацию. Значит, так, двигатели дождевалки и насосной станции в порядке, их запустили здешние механики. Имеются небольшие поломки в конструкции ферм, это ерунда, заварим, но беда в том, что в прошлом году при окончании полива насос из канала засосал грязь, почему-то отсутствовал фильтр, эта грязь забила дождевальные насадки центробежного типа. Придется их разбирать и чистить, а их ой как много. Такая обстановка, тут есть помощники из лесничества, будем работать до упора, постараемся к утру начать полив.

– Хорошо, мужики! А как там саженцы выглядят?

– Ну, те, что рядом, привяли малость, тут Борис Иванович был, сказал, что сегодня еще потерпят, а завтра им будет совсем плохо.

– Ладно, успехов вам! Если что понадобится, звоните мне в любое время суток.

– Добро, Степан Иванович.

Степан взялся за мобильник и стал вызывать Иванникова, тот сразу ответил и сообщил, что прибыли, начали осмотр, первое впечатление ужасное, похоже, что дождевалку буксировали трактором, без перевода ее в транспортное положение, чего категорически делать нельзя, погнуты и оторваны многие элементы конструкции, кроме труб, разморожен приемный насос.

– Понятно, Мироныч, новый насос пришлем, через полчаса позвони, скажи, что еще прислать.

– Хорошо, сейчас займусь обследованием, ребята разворачивают оборудование, начнем работать. До связи.

Информации накопилось, можно докладывать Главному инженеру, что Степан и сделал.

– Геннадий Евгеньевич, в Медведевке бригада Иванникова приступила к ремонту, имеются серьезные поломки, запчасти имеем. В Ореховке дела лучше, обещали к рассвету дождевалку запустить, потом поедут помогать Иванникову. Разрешите, я поеду в Медведевку, помогу разобраться с ремонтом на месте и отвезу новый насос и другие материалы.

– С ремонтными работами все мне понятно, уезжать не следует, вы с Титовым нужнее здесь, чтобы быстро подобрать запчасти и материалы, которые могут потребоваться неожиданно. Придется вам перейти на домашнее ночное дежурство по телефонам. Для отправки запчастей и материалов задействуйте дежурную машину из гаража. Я распоряжусь Завгару.

– Геннадий Евгеньевич, машина у нас есть, только водители все на дождевалках.

– Значит, Завгар должен дать водителя.

– Понял, – с некоторым разочарованием согласился Степан, задумался, барабаня пальцами на столе.

Позвонил Иванников, сообщил, что кроме насоса нужен трос двадцатка, пятнадцать метров. Потом позвонил Титов, сказал, что насос точно такой, какой надо, Степан велел подготовить трос и стал звонить Завгару.

– Аркадий Семенович, мне Главный инженер сказал, что вы нам выделяете дежурную машину отвезти запчасти.

– Да, с завтрашнего дня, пожалуйста.

– Какой завтрашний день, мне сию минуту нужна машина.

– Сегодня машины нет, она занята до конца рабочего дня, – равнодушно пояснил Завгар.

– Тогда пришлите водителя, у нас есть машина.

– Чтобы посадить водителя на чужую машину, понадобится провести ей полный техосмотр, тормоза, рулевое, приборы освещения, диагностику двигателя, возможно, еще что-то потребуется.

– Послушайте, Аркадий Семенович, там саженцы погибают, нужно срочно отправить запчасти для дождевальной машины.

– Сегодня ничем помочь не могу, завтра – пожалуйста, с восьми до семнадцати выделю машину, – спокойно ответил Завгар и отключился.

– Вот зараза, приняли варяга на нашу голову! – в сердцах воскликнул Степан и стукнул кулаком по столу. Несколько минут он размышлял, барабаня пальцами. Потянулся к трубке телефона, нерешительно отвел руку обратно, потом схватил трубку и быстро набрал номер.

– Лена, Петя где, что делает?

– Как всегда, лежит на диване и книгу читает. Мама велела грядки полить, я свою полила, а он читает.

– Молодец, что свою полила. Дай трубку Пете.

– Слушаю, па, – недовольно пробурчал он, ожидая выговор.

– Вот что, Петр, порулить хочешь?

– Не понял, пап, что значит порулить? Ленка, отстань, не лезь ухом к трубке!

– В общем, так. Мне нужна твоя помощь, отвезти запчасти в Медведевку.

– Вот это да! Что, идти в гараж за машиной?

– Нет, поедешь на моей служебной машине, но при условии, что польешь сначала грядки и ехать будешь предельно аккуратно, если хоть маленькая царапина на машине возникнет, отбираю права на целый год. Принимаешь условия?

– Принимаю, конечно. А где эта Медведевка?

– Там в прихожей посмотри на карте, на северо-западе.

– Ого, действительно медвежий угол, туда километров пятьдесят будет, – с восхищением воскликнул Петя.

В трубке раздавался какой-то шорох, слышались слова:

– Ленка, не лезь, еще не хватало тебя с собой брать.

– Пап, можно я с Петькой поеду? Петь ну возьми меня, я тебе грядки помогу полить.

– Ну, если грядки, тогда подумаю… Пап, чего с ней делать?

– А это с мамой решайте! – перевалил ответственность отец. – Грядки польете, бегом ко мне, документы не забудь. Все!

Отключившись, Степан задумался, конечно, не совсем хорошо детей посылать по служебным делам, другого выхода не нашлось, но в сыне он был уверен. С двенадцати лет сажал сына за руль и тренировал его по пустым лесным дорогам, добиваясь полного автоматизма в вождении. В восемнадцать лет разрешил ему сдать на права водителя. С тех пор на своей машине во всех семейных поездках Петр садился за руль. Больше того, Степан стал брать сына в служебные поездки и сажал за руль, чтобы выработалась привычка нормально ездить на разных машинах.

Позвонила жена.

– Степ, что ты там с детьми удумал?

– Катюш, нет у меня другого варианта. Да и им полезно, пускай посмотрят, как работают люди на такой жаре, не считаясь со временем и, если честно, не заботясь о здоровье. Только потому, чтобы спасти сотни гектаров будущего леса.

– А Лена? Это не опасно?

– Наоборот, с сестрой Петя будет ехать более осторожно, сын у нас ответственный человек.

– Ладно, Степ, держи с Леной связь в пути, чтоб я была спокойна.

– Добро, Катя, это я тоже имел в виду.

Вошел Титов.

– Ну что, есть транспорт?

– Транспорт – наша машина, а водитель скоро придет, для экономии времени надо все погрузить. Помочь тебе с погрузкой?

– Нет, я на электрокаре все сюда привез, на ней манипулятор есть, им и погружу, давай ключи от машины.

Минуту спустя появились Петя с Леной.

– Так, молодцы, быстро грядки полили.

– А мы не поливали, – сообщила дочь, – мама сказала, что утром надо было, в жару никто не поливает, велела вечером все пролить как следует.

– И то правильно. Документы взяли? Лена паспорт взяла?

– Паспорт зачем? Я же не за рулем.

– Сейчас в связи с пожарной опасностью в лесу могут различные патрули быть. Остановят, спросят, кто такая, чем докажешь, что ты сестра Петьки, а не подружка малолетняя?

– Ой, пап, скажешь тоже, – смущенно пролепетала дочь и густо покраснела.

– Жизнь штука сложная, реальную обстановку надо понимать, а значит, предвидеть в том числе и негативные ее проявления. Вы впервые едете без нас, опытных и мудрых, поэтому будьте внимательны. По пути заедете домой, оба возьмете паспорта. Поняли?

– Пап, мы поняли, – ответил довольно серьезно сын.

Сначала Степан провел детей в диспетчерскую.

– Люся, выпиши Петру Самсонову путевку на нашу машину, маршрут Леспромхоз – Медведевка, груз – насос к дождевальной машине и трос, пассажир – Елена Самсонова.

Люся удивленно переводила взгляд с одного на другого. Потом спохватилась и начала быстро заполнять бланк.

– Степан Иванович, мы никогда пассажиров в путевку не вписывали.

– На этот раз надо вписать, – твердо сказал Степан, причину объяснять не стал.

Втроем подошли к машине, Титов закреплял насос в багажнике.

– Антон Никитович! – окликнул Степан. – Вот Петр Степанович Самсонов, наш водитель на сегодня, и Елена Самсонова, сопровождающая связистка-телефонистка, прошу жаловать.

– Ишь чего удумал, детей к черту на кулички посылать, неужто во всем Леспромхозе шоферов не нашлось.

– Вот как раз в Леспромхозе и нашел, и не дите это, а нормальный водитель, получше некоторых из гаража. Отдай ему ключи, пускай выезжает.

– Петька, не боишься по лесу ехать? – спросил Никитич, передавая ключи.

– Чего мне бояться, в лесу вырос и ездил здесь много раз.

– Ленка, а ты чего увязалась?

– Для совместного выполнения задания, дядя Антон, – отрапортовала она.

Лена сразу уселась на переднее сиденье, а Петя обошел машину кругом, внимательно осматривая ее. Открыл капот, проверил масло, охлаждающую жидкость. Открыл багажник, проверил крепление груза. Сел в машину, покачал руль. Понажимал педаль тормоза.

– Ленка, вылезай, иди, посмотри на приборы освещения, – скомандовал Петя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12