Алексей Животягин.

Джонни Росс



скачать книгу бесплатно

Корректор Лидия Якимова

Редактор Алина Ивонина

Дизайнер обложки Алексей Животягин


© Алексей Животягин, 2017

© Алексей Животягин, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-8384-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

…Очередной удар лишь глухим отголоском боли провалился куда-то в недра моего затуманенного сознания. Чувства притупились, и боль почти не ощущалась. Всё смешалось: страх, переживания, чувство неизбежности. И мозгу ничего не оставалось, как просто подавить все эти чувства, чтобы спасти нервную систему от перегрузки. Чёрные тени на мрачных облупленных стенах зловеще ухмылялись, глядя на мои страдания. От них по-прежнему веяло голодным холодом и запахом смерти. Наверное, сегодня они получат своё, а меня и в самом деле не станет.

Потемневшие пятна крови на моей рубашке, словно кляксы Роршаха, спрашивали меня: «Что ты видишь?» Правый глаз заплыл и видел лишь нечёткие силуэты людей, которые пришли казнить меня. Нос был сломан, солёная кровь с ярким привкусом металла попадала в рот и ужасно хлюпала при судорожных вдохах. Всё как в очень плохом фильме, где не предвидится happy end’а. Утром я явно чувствовал себя намного лучше, несмотря на то, что последние несколько дней в моей жизни были сущим адом.

Я несколько раз терял сознание, но ведро ледяной воды нещадно возвращало меня в угнетающую реальность. Эти пробуждения становились ещё одной пыткой.

– Всё кончено! – пульсировал голос моего измученного сознания.

Верёвка туго перетягивала ноющие запястья, на которых уже почти не чувствовались посиневшие пальцы. Хотя это было не самой большой проблемой из целого их ряда. Будто я провалился в дурной сон – когда понимаешь, что должен проснуться, но ледяные, узловатые пальцы тьмы не отпускают тебя. Только ты начинаешь размышлять, как очередной удар выбивает остатки твоего разума и погружает тебя в пучину безмыслия и боли.

– Джонни, а ты и правда наивно полагал, что сможешь убежать от нас? – с насмешкой вопрошает мой палач.

Эхо пульсирует по стенам сырой комнаты и ехидно вторит голосом обидчика. Но мне уже всё равно, что бы он там ни говорил.

Хотя мне всё больше кажется, что я давно мёртв, но почему же мне так хочется жить?

Снова удар – и комок воздуха застревает где-то внутри меня: я не могу дышать, говорить, я с трудом могу вспомнить, как вставал сегодня утром с постели. Гул в голове всё сильнее. Дискуссия явно зашла в тупик. Трудно, когда один из собеседников подвешен на крюке для мяса, а второй в это время, выбивает из первого всё дерьмо.

– А мне нравится твой характер, весь в отца. Есть что ломать! – ещё несколько ударов по моему некогда красивому лицу, и вот краски тускнеют, в глазах уже плывёт, и я падаю по спирали, в тёмную пропасть моего потерянного сознания.

– Всё кончено, Джонни! Тебя уже нет! – шипит ледяной голос где-то внутри моего подсознания.

Но ведро ледяной воды снова возвращает меня обратно.

Я поднимаю голову, мучительно фокусирую взгляд и вижу чёрное дуло пистолета возле моей головы. Тени нависли надо мной, никогда раньше они не были так близко. Я могу ощутить их ледяное дыхание на своей щеке. Мне кажется, что только теперь я понял, что они были правы. Щелчок затвора, яркая вспышка, запах пороха, всё это проясняет мои мысли – по всей видимости, последние мысли в моей голове.

– Всё кончено…

Глава 1
Хорошее начало

В городе была поздняя весна с её нежными ароматами цветов в воздухе, щебетанием птиц, вернувшихся после зимовки из-за океана, влюблёнными парами, прогуливающимися по аллеям и паркам, криками вездесущей детворы и неизменным предощущением чего-то нового, витающего повсюду. Того, что должно раз и навсегда изменить жизнь к лучшему. Уверен, у любого из вас было это чувство окрылённости, будто весь мир вот-вот упадёт к твоим ногам. И ты наконец поймешь, чего же тебе на самом деле не хватало все эти годы.

Машины неслись по сухому асфальту, блестя разноцветными кузовами, торговцы цветами размещали прилавки возле своих магазинчиков, призывая прохожих парней сделать приятный подарок своей подруге. Можно было увидеть велосипедистов, вышедших из «зимней спячки». Город окрашивался в сочные цвета зелени, пряча свои серые улицы за густыми кронами деревьев – всё вокруг оживало.

Я не был исключением среди влюблённых. Под руку со мной по аллеям городского парка шла моя девушка. Сегодня был один из первых дней, когда сама природа своей первобытной магией тянула всех влюблённых к себе поближе. День, когда сердце переполняют чувства. День, когда поэты встречают долгожданную Музу, а простые смертные стремятся любить, всей своей сущностью, понимая скоротечность земного века и в то же время ощущая своё бессмертие. Противоречиво, не спорю, но что поделаешь, когда по уши влюблён?

У моей девушки было необычное и самое прекрасное имя в мире – Лилит. Мы встречались чуть больше года, и скажу вам – это было лучшее время в моей жизни. Началось всё со дня рождения моего лучшего друга, Фрэнки Милано.

Своё двадцатитрёхлетие Фрэнки отмечал в небольшом баре, где по вечерам пела Лилит. Я был довольно далёк от музыки. Безусловно, мне она нравилась, хотя казалась такой далёкой, загадочной, непостижимой. Мне больше по душе был бокс или баскетбол, там всё куда яснее. Но то, что я услышал тем вечером, было большим, чем просто музыка. Это была магия. Как бы нелепо это ни звучало, но романтик внутри меня очень остро ощущает такие вещи. Хотя большую часть времени он просто спит.

Бар, в котором мы праздновали, принадлежал отцу Лилит. В своё время он достался ему от отца его жены Мэри, который был достаточно состоятельным человеком. А так как девушка была, безусловно, талантлива, она не теряла возможности выступить на публике. Тем более её отец был не против. Как потом мне призналась сама Лилит, в эти моменты она забывает обо всём на свете – есть только она и музыка. Её талант заметили довольно быстро, и в баре прибавилось посетителей, что очень радовало её отца и приносило дополнительный доход.

Лилит приворожила меня, едва с её уст слетели первые строчки песни, которую она тогда пела. Это был Фрэнк Синатра.

I’ve got you under my skin

I’ve got you deep in the heart of me

So deep in my heart, that you’re really a part of me

I’ve got you under my skin

Я не мог отвести глаз от Лилит, волшебный голос проникал в мои уши и доходил до самого сердца. Всё вокруг будто замерло, потеряло всякий смысл, ушло на задний план – только я и она. Никогда не забуду тот вечер.

Хотя я был довольно популярен среди девушек, но никогда и никто ещё так быстро и безоговорочно не завоёвывал моё сердце. После её выступления я только и думал, как же мне увидеть певицу, заглянуть ей в глаза, сказать хотя бы пару слов. И я получил такую возможность – выйдя на улицу подышать свежим воздухом, я столкнулся с ней.

Было прохладно, землю припорошил тонким слоем первый декабрьский снег, круживший белыми мухами под светом жёлтых фонарей. Лилит стояла, задумавшись, глядя на волшебство первого зимнего месяца. Я был очарован её красотой и не мог сдвинуться с места, любуясь ею. Она была необычайно красива: нежные розовые губы, слегка бледная кожа с румянцем на щеках, волосы шоколадного оттенка, очаровательные, большие карие глаза и её скромная улыбка – образ пленил и завораживал. Лилит не сразу заметила, что я наблюдаю. Я приблизился к ней и тихо поприветствовал, она слегка вздрогнула, но промолчала.

Когда наши глаза встретились, мир на мгновение затаил дыхание, даже снег, кружившийся в ночном танце, завис в воздухе. Или мне просто показалось. Наш первый разговор не был долгим. Я не стал давить на неё, только лишь заручился обещанием увидеться снова.

Мы встретились спустя несколько дней. На улице стояла замечательная погода: пели птицы, носилась детвора, солнце играло с серебряным покрывалом, в которое был укутан город, отчего глаза слегка слезились. Мы гуляли в парке, много разговаривали и смеялись. Казалось, мы знаем друг друга вечность.

С того момента прошло больше года, и я искренне удивляюсь, насколько быстро летит время. За этот год мы с Лили стали по-настоящему близки и это было просто замечательно.

Сегодня мы провели весь день вместе. Словно в первый раз, мы наслаждались нашим общением и бродили не зная усталости. Тёплое весеннее солнце ласкало наши лица и заставляло распахнуть ворот куртки навстречу его нежным лучам. День благоволил всем тем, кто успел засидеться дома.

Проводив Лилит до дома, я собирался уйти, чтобы встретится с друзьями. Мы ещё с утра договорились, что вечером у нас состоится игра. Но Лилит никак не хотела расставаться.

– Может, сегодня не стоит никуда ходить? – еле слышно спросила она.

– Почему? Я обещал ребятам, я не могу не прийти, – всё было хорошо, но Лили была чем-то обеспокоена.

– Давай ещё погуляем? – с тревогой и слабой надеждой в голосе предложила она.

– А что случилось? Мне казалось, что мы прекрасно провели день…

– Да. Так и есть. Просто мне вдруг стало тревожно. И совсем расхотелось тебя отпускать, – опустив глаза, сказала Лилит.

– Не переживай, родная, завтра я загляну к тебе. Обещаю! – тогда я так и не понял, почему Лилит нервничала. Видимо она что-то чувствовала, но что именно, я не мог понять.

– Может, я тогда прогуляюсь с тобой? – не сдавалась Лили.

– Родная, ну что тебе там делать? Мы будем играть с ребятами и тем более вернёмся поздно. Мистер и миссис Эванс будут волноваться. Не переживай, завтра снова увидимся и сама поймёшь, что зря переживала, – я притянул Лили к себе и страстно поцеловал.

Спустя некоторое время я всё-таки смог убедить её, что всё в порядке. Или она просто захотела мне поверить. Но, несмотря на немного тягостное прощание, я пришёл вовремя, в отличие от Фрэнки. И даже успел позвонить тёте.

Глава 2
Тёмными переулками

– Здравствуй, тётя, – стоя в телефонной будке, сказал я. – Я немного задержусь. Мы с Фрэнки, Стэном и ребятами сегодня играем. Надеюсь, ты помнишь, я говорил тебе с утра? – несмотря на то, что я был уже достаточно взрослым, мне приходилось постоянно предупреждать тётю о своих планах.

– Но Джонни, малыш, я уже приготовила ужин. На улице темнеет, и я начинаю переживать. Ты же знаешь, как я сильно переживаю за тебя, – тётушка Эмма очень беспокоилась, если я задерживался дотемна.

Тёте было тяжело свыкнуться с мыслью, что я уже не ребёнок и сам смогу постоять за себя. Потеря сестры очень сильно повлияла на её внутреннее состояние. Временами даже очень сильно.

– Ну что ты, тётушка, я уже не ребёнок, что может со мной случиться? – парировал я.

– Разве ты не слышал, что творится на улицах по ночам? В газетах то и дело печатают: одного ограбили, другого избили! – не сдавалась тётя.

– Тётушка, в городе постоянно что-то происходит, так что, мне теперь совсем на улицу не выходить? Тем более газетчики зачастую всё приукрашивают. Пойми, я смогу за себя постоять. И я же просто иду играть в мяч с ребятами.

Меня жутко раздражало её постоянное беспокойство за меня. Но я этого не показывал. Я был очень ей благодарен за то, что мне не пришлось провести детство в детдоме.

– Хорошо, только возвращайся поскорей, ты же знаешь, я не усну, пока ты не вернёшься, – сдалась тётушка Эмма.

– Я люблю тебя, тётя. Скоро буду. Целую, – хотя бы в этот раз обошлось без слёз.

– Береги себя, дорогой, ты же… – я положил трубку, оборвав тётушку на полуслове. Внутри появилось противное чувство, но перезванивать я не стал.

Тётушка Эмма была родной сестрой моей матери, старше неё на двенадцать лет. После аварии, в которой погибли мои родители и чудом выжил я, тётушка взяла меня к себе и воспитывала, как родного сына. Мне тогда было всего четыре года, я почти и не помню своих родителей, только по рассказам тёти. Сама она так и не смогла завести своих детей. Она никогда не говорила мне, почему не вышла замуж и не обзавелась семейством. Каждый раз, когда я пытался спросить её об этом, тётушка ловко уходила от ответа, меняя темы разговора так, что я иногда и сам не понимал, как это произошло. Хотя мне всегда казалось, что это связанно со мной. Думаю, она не хотела, чтобы я чувствовал себя чужим. Но может быть были и другие причины, ведь она могла обзавестись детьми ещё задолго до моего появления. Несмотря ни на что, она всегда была добра и заменила мне родителей. За это я ей безмерно благодарен и поэтому отношусь к тётушке с глубоким уважением.


Я стоял под фонарём возле телефонной будки, посматривая на часы и удивляясь способности Фрэнки постоянно опаздывать. Сколько я его знаю, он всегда задерживался. Вот и сейчас – уже пятнадцать минут, как он должен быть здесь.

– Привет, Фрэнки. Как поживаешь? – Фрэнк опоздал на четверть часа, но я сделал вид, будто этого не заметил. Хотя вечером стало ощутимо прохладней, и я слегка продрог.

– Нормально. Как сам? – Фрэнки редко был многословен, кроме моментов, когда был пьян.

– Хорошо, весь день гулял с Лили. Как прошёл твой день? – спросил я, увлекая друга за собой по освещённой улице.

– Да как всегда, дома сидел, – пробурчал он.

– Ну что, ты готов повеселиться немного? Надо проучить этих зазнаек, – сворачивая в безлюдный переулок, спросил я Фрэнка.

– Конечно. Надеюсь, сегодня ты не промажешь? – улыбнулся друг.

– Очень смешно, – безобидно огрызнулся я.

Вот так всегда, стоит только один раз оплошать и тебе этого никогда не забудут. Я знаю, что он это не со зла, но всё же. Ну и ладно, сегодня я отыграюсь.

Мы познакомились с Фрэнком, когда мне едва исполнилось пятнадцать лет. На дворе была поздняя осень. Я возвращался домой из школы, когда меня подкараулили трое парней классом старше. У нас и до этого были стычки, но в этот раз они хотели выбить из меня дурь основательно. А всё из-за того, что я не хотел отдавать карманные деньги, как это делали все остальные. Не знаю, откуда в детях столько злости?

Переулок был безлюден и свидетелями расправы надо мной могли стать лишь мусорные баки и пара бездомных собак, рыскающих в поисках еды. Без лишних разговоров ребята перешли к делу. Я успел лишь слегка зацепить одного кулаком по скуле, как уже оказался на земле, под градом беспощадных ударов. Спасение пришло внезапно. Напор хулиганов ослаб, раздались крики и стоны. Когда я открыл глаза, двое из обидчиков уже лежали на мокром асфальте. Третий чудом увернулся от удара палкой, посланного худым, темноволосым парнем со шрамом возле правого глаза, и было собрался контратаковать, как я сбил его пинком под коленный сустав, продолжая лежать на земле. Почувствовав склонение чаши весов в иную сторону, агрессоры поспешно ретировались из переулка. В тот раз я отделался лишь несколькими ушибами и разбитой губой, взамен приобретя верного друга, который к тому же учился со мной в одной школе, только в параллельном классе. С того дня мы с Фрэнки были неразлучны.

Пройдя сквозь переулок, между обшарпанных красных кирпичных стен, мы вышли во двор, окруженный с четырёх сторон многоэтажными домами. Посреди них находилась баскетбольная площадка, где нас уже ждал Стэн. Рядом с ним стояли ещё трое ребят, мы их особо не знали, но иногда встречались здесь и играли в мяч.

Стэн был моим соседом и жил в противоположном доме, через улицу от меня. Он, так же как и я, был сиротой и проживал со своим дедушкой по линии отца. Мистер Уокер был всегда добр к нам со Стэном и постоянно учил нас премудростям жизни. Делал он это по-своему, рассказывая различные истории из своей жизни и, должен признать, получалось это очень ненавязчиво и увлекательно. Я знал Стэна с самого детства, с тех самых пор, как переехал жить к тёте. Но всё же мы были менее близки, чем с Фрэнком.

В детстве мы частенько пропадали с ним с утра до ночи, за что я нередко бывал наказан тётушкой Эммой. Но в школе всё изменилось, мы нашли себе новых друзей и стали реже видеться. К тому же мы учились по разным расписаниям, из-за чего даже домой возвращались порознь. Но это ничего не меняло, мы были хорошими друзьями, хоть и встречались не так часто, как это бывало раньше.

– Привет, что так долго? Опять Фрэнки помаду не мог найти? – Стэнли любил поворчать, и он был таким, сколько я его знаю.

– Я провожал Лили домой, вот и немного припоздал, – с улыбкой ответил я. Хотя мы-то с Фрэнком знали, кто виновник «торжества».

– Ох уж эти девчонки! И почему именно мы их должны провожать, а не они нас? – раскинув руки, спросил Стэн. После чего раздался дружный смех.

– Да было бы занятно, хотя мне было бы не по себе, – отметил Фрэнк.

Мы поздоровались с ребятами и начали готовиться к игре. Для нас каждая из этих игр была маленькой битвой, которая захватывала нас с головой. Мы сняли верхнюю одежду и начали разминаться. Нам надо было отыграться за прошлый проигрыш – чего бы это ни стоило. Игра обещала быть интересной. Немного размявшись, мы по обычаю начали тянуть жребий, мне досталась короткая спичка – команда противника начинала. Мы играли по три человека в команде на одно кольцо, из-за чего игра становилось только динамичней и интересней.

Мяч со звоном отскакивал от освещённого одним фонарём асфальта, майки были насквозь пропитаны потом, один парень из команды противника по имени Дерек успел содрать колено, и штанина вокруг была пропитана тёмными пятнами крови. Но это не могло его остановить. Это не игра – настоящий бой. Никто не хотел сдаваться, азарт кипятил кровь в жилах, в висках стучало, горячее дыхание паром разрезало пространство, пот скатывался по лбу и нещадно щипал глаза. Удары мяча о щит эхом проносились по пустому двору. Раз за разом мяч крутился по кольцу и никак не хотел падать сквозь него. Пока последний бросок Стэна не поставил точку в этой непримиримой борьбе.

Бросок. Мяч ударяется о щит и, сделав несколько кругов по кольцу, закатывается в него.

– Победа!!! Да, мы сделали это! Ну что, утёрлись? — я бросаюсь на Фрэнки и Стэна, крепко их обнимая.

– Да, мы победили! Молодцы парни! Как мы их! – кричал радостный Стэн.

– Будете знать, как зарекаться от пораженья! – предостерёг раззадоренный Фрэнк.

И пусть в этот раз не я смог забить решающий мяч, это меня ничуть не расстраивало. Мы все сделали то, зачем пришли.

Головокружительное чувство победы окрыляло и несло нас по освещённым жёлтым светом улицам, рядом проплывали неоновые вывески, проезжали машины, возле баров толпились люди, в глазницах домов горели огни, город постепенно готовился ко сну. Но не все в этот субботний вечер собирались в царство Морфея так быстро. Молодежь толпами шла на танцы, в бары и просто пошататься по спящим улицам, держа под руку симпатичную девчонку, чтобы где-нибудь в тёмном безлюдном месте остаться с ней наедине и целовать её в губы, щупая везде, где достанут шаловливые руки. Мне всегда нравился ночной город с его яркими огнями и тёмными переулками, хранящими самые разные тайны. Сама по себе ночь сильно завораживала меня, а поглощённый ею Олдленд был столь же притягателен, как яркий свет для мотылька. Хотя у меня очень редко получалось в него выбраться ввиду сложной ситуации с тётей.

Мы дошли до дома Фрэнки, и было начали с ним прощаться, как он предложил пойти на танцы и немного выпить. Этого стоило ожидать, ведь он был заядлым любителем танцев и баров. А я как назло никак не мог составить им компанию. Ведь я пообещал тёте, что буду сразу же после игры.

– Ну что ребята, как вы считаете, заслужили мы сегодня по бокалу холодного пивка? – искрясь улыбкой, спросил Фрэнк.

– Безусловно, мы сражались как львы и надо теперь утолить львиную жажду развлечений, – беспрекословно поддержал Стэн.

– Нет, ребята, я сегодня не могу. Тётушка с ума сойдёт, если я не вернусь домой. Я обещал ей, что задержусь ненадолго, – на самом деле я хотел пойти, только вот расстраивать тётю мне очень не хотелось. Тем более видеть её слёзы. – Вы же прекрасно знаете её.

– Да ладно тебе, Джонни! Ты ведь уже большой мальчик, сам знаешь, когда тебе приходить домой. Ну, если всё так серьёзно, просто позвони ей. Сейчас заскочим ко мне, позвонишь и вперёд, – Фрэнк явно не хотел отпускать меня без боя, недаром он был настолько многословен.

– Да, Джон, когда мы ещё повторим такой вечер? Эту победу может украсить только хорошая музыка в кругу близких друзей, ну и, конечно же, здоровенный бокал холодного пива! – на помощь Фрэнки пришёл Стэн и бил по больному месту. Он знал, как я люблю провести вечер в кругу друзей.

– Давайте в следующий раз? А сегодня сходите вдвоём. В следующий раз, я обещаю, мы пойдём все вместе, – конечно, было жаль портить такой вечер, но что я мог поделать? Ком подкатил к горлу, я еле его сглотнул и с натяжкой улыбнулся.

– Ладно, Джонни, бывай. Увидимся завтра, передавай привет миссис Кроу. Жаль, конечно, что приходится тебя отпускать, – расстроенно сказал Фрэнк.

– Да, Джонни, бывай, жаль, что ты не идёшь с нами. Было бы весело, ты же знаешь: музыка, танцы, пиво, – и снова Стэн, как всегда, бьёт по самому больному. – Но знай, ты пожалеешь, что не пошёл.

– Я знаю, парни. В следующий раз мы обязательно пойдём вместе, – мы обменялись рукопожатиями с ребятами, и они отправились на поиски веселья, а я в свою очередь поплёлся домой.

Ком стоял в горле, было жутко обидно. Мне двадцать четыре, а я всё ещё должен приходить вовремя домой.

– Твою ж… – выругался я и пошёл дальше.

Но что я мог поделать? Хотя рано или поздно тётушке придётся смириться с тем, что я взрослый и пора уже отпустить меня в большой мир. Мне жутко не хотелось видеть людей, особенно возле клубов и баров,  таких счастливых и свободных. Я шёл тёмными, неприветливыми переулками и пустыми дворами. В некоторых окнах ещё горел свет, но большинство было погружено во мрак. Город ещё по-зимнему холодным дыханием проникал за пазуху и пожирал оставшееся там тепло. Приподняв воротник, я занырнул в очередной переулок, до дома оставалось совсем немного, и я хотел как можно скорее дойти до него, чтобы согреться, поужинать и лечь спать. Но только я зашёл за угол дома, как услышал женский крик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2