Алексей Хапров.

Петля анаконды



скачать книгу бесплатно

3

«Центральное разведывательное управление США

КОНЦЕПЦИЯ ОПЕРАЦИИ „АНАКОНДА“

Совершенно секретно


Цель операции – уничтожение России как основного геополитического противника путём её расчленения на 15–20 мелких самостоятельных государств по национальному и территориальному признакам, захват всех ресурсных зон, переход к управлению образовавшимися на территории бывшей России государствами через правительства подконтрольных марионеток.


Фаза 1

Резкий рост протестного движения в стране. Базовый лейтмотив – высокий уровень коррупции, низкий уровень жизни, нарушение прав человека, отсутствие прав и свобод. Основная движущая сила – специально организованная группировка радикально настроенной молодёжи. Любые попытки властей вернуть ситуацию в стране под контроль будут пресекаться путём соответствующего воздействия на подкупленных представителей политической и экономической элиты.


Фаза 2

Дезорганизация системы государственного управления. Рост территориального сепаратизма. Базовый лейтмотив – все богатства региона вывозятся в Москву, и региону ничего не достаётся. Движущие силы – подкупленная местная политическая и экономическая элита.


Фаза 3

Перерастание народных протестов в вооружённые восстания как в Москве, так и в регионах. Переход власти к завербованным ЦРУ политикам. Провозглашение регионами государственного суверенитета, ликвидация федерального центра власти. Создание конфедеративного Союза Независимых Государств России (СНГР). Выборы Президента СНГР. Отказ СНГР от ядерного оружия в обмен на инвестиции. Ликвидация военных ядерных объектов, переход имеющегося на территории бывшей России ядерного оружия под контроль НАТО.


Фаза 4

Резкий рост межэтнических столкновений. Начало полномасштабной гражданской войны.


Фаза 5

Молниеносная военная операция НАТО с объявленной миротворческой функцией остановить на территории бывшей России гражданскую войну. Ликвидация центра конфедерации. Переход стран бывшего СНГР под протекторат стран G7.


Фаза 6

Снижение численности коренного населения бывшей России до 15–20 миллионов человек. Средства: создание неблагоприятных экономических условий для рождаемости, поставка генетически модифицированных, способствующих стерилизации потребителей, продуктов. Заселение освобождённых от коренного населения территорий гражданами стран G7».

Прошло тридцать лет…

4

Россия, Москва

На землю спустились сумерки.

В небольшом, состоящем главным образом из старинных, почти векового возраста, двухэтажек, переулке одиноко стоял чёрный «Ягуар». Хозяин машины, тучный силуэт которого смутно проглядывал сквозь тонированные стёкла, откинулся назад и, пребывая в некоем ожидании, постукивал пальцами по рулю в такт звучавшей из динамиков ритмичной музыке.

Стояла безветренная тишина.

В воздухе ощущалась крепкая хватка набиравшего силу мороза. В свете редких уличных фонарей поблёскивали островки дорожной ледяной корки.

Внезапно из темноты вынырнул невесть откуда взявшийся бродяга. Заметив дорогую иномарку, он, пошатываясь, двинулся к ней.

Подойдя к машине, бродяга принял раболепную позу и робко постучал указательным пальцем в окно. Стекло медленно опустилось.

– Сори, сэр, – учтиво прохрипел он. – Не могли бы вы чем-нибудь помочь? Второй день не жравши, ей богу!

Хозяин автомобиля лениво оглядел подошедшего с головы до ног, сморщился и нехотя достал из внутреннего кармана пиджака бумажник. Выцарапав из внушительной денежной пачки пятидолларовую купюру, он брезгливо протянул её бродяге.

– Спасибо, сэр! – обрадовался тот. – Какие же вы, иностранцы, всё-таки люди! Не то что наши – сплошное жлобьё! Спасибо вам и доброго вам здоровьица!

Бродяга быстро засеменил прочь. Хозяин «Ягуара» иронично посмотрел ему вслед.

– Конспираторы! – хмыкнул он, словно обращаясь к самому себе. – Нищий с такой откормленной харей! Неужели не могли отрядить на проверку кого-нибудь другого? «Два дня ничего не жравши!». Хе!..

Он криво усмехнулся, нажал на кнопку стеклоподъёмника и вернул себе прежнюю позу.

«Бродяга» тем временем свернул в соседний проулок. Пройдя несколько шагов, он остановился и прижал к уху мобильный телефон.

– Аллё, Альберт Николаевич? – приглушённо проговорил он. – Я его видел. Это действительно Пеплински.

Выслушав собеседника, он энергично закивал головой.

– Да, да, я подтверждаю, это Джозеф Пеплински, собственной персоной. Вице-президент концерна «Сагмал Фармасьютикал», одного из крупнейших мировых производителей лекарственных средств. Кстати, его старший брат – американский сенатор…

Через несколько минут пространство точно перенёсшегося в наши дни из прошлого века переулка прорезал холодный свет неоновых фар. Из припарковавшегося у обочины «Лэнд Ровера» вылез холёный молодой человек лет двадцати – двадцати пяти. Он степенно подошёл к «Ягуару».

– Господин Пеплински?

– Да. А вы – Альберт Николаевич Васильчук?

Последовал подтверждающий кивок. Протянув для рукопожатия оладьистую ладонь, хозяин «Ягуара» предложил молодому человеку расположиться рядом с ним на переднем пассажирском сиденье.

– Как поживаете? Как дела?

– Нормально. Потихоньку, помаленьку.

Молодой человек отвечал нехотя, всем своим видом показывая, что не настроен разглагольствовать о всяких пустяках. Пеплински это прочёл и сразу перешёл к делу.

– Альберт Николаевич, я попросил вас об этой встрече для того, чтобы предложить вам взаимовыгодное сотрудничество. Наш концерн, как вам, наверное, известно, производит широкий спектр фармацевтических препаратов, и в прошлом году мы вывели на рынок нашу новую разработку – Неореферон. Это средство для повышения иммунитета.

– Слыхал, слыхал, – сдержанно кивнул Васильчук.

– За сравнительно небольшой срок своего существования этот препарат успел зарекомендовать себя с самой лучшей стороны. Мы испытывали его в некоторых странах Африки: Сомали, Гане, Буркина-Фасо, – и результаты оказались просто ошеломляющими. Уровень заболеваемости в этих странах снизился в несколько раз. Мы стремимся наладить поставки Неореферона по всему миру, и применительно к России решили обратиться именно к вам. Ваша компания «Гедеон-Биофарм» довольно сильный игрок на российском фармацевтическом рынке. Не последнюю роль в нашем выборе сыграли, извините за прямоту, и ваши родственные связи. Если учредителем фирмы является сын министра здравоохранения, то этой фирме однозначно гарантирован успех.

По лицу молодого человека пробежала тень самодовольства.

– Так что вы хотите мне предложить? – сухо спросил он.

– Мы хотим предложить вам стать нашим официальным дистрибьютором. Условия самые выгодные. При обязательной вакцинации населения вы будете иметь многомиллиардные прибыли.

– У нас нет обязательной вакцинации населения, – заметил Васильчук. – У нас вакцинация добровольная, и люди идут на неё не всегда.

– Так давайте её введём. Хотя бы для детей. Страна должно заботиться о здоровье своего подрастающего поколения, ведь это её будущее. Или ваш глубокоуважаемый батюшка так не считает?

Глаза молодого человека хитро сузились. Хозяин «Ягуара» по-братски потрепал его по плечу.

– Давайте делать бизнес, Альберт, пока есть такая возможность. Ведь схема очень проста. Министерство здравоохранения Российской Федерации издаёт постановление об обязательной вакцинации детей с целью повышения их иммунитета. В качестве вакцины выбирается уже доказавший свою эффективность Неореферон. Из государственного бюджета на его закупку выделяются необходимые средства, и компания «Гедеон-Биофарм», пройдя через полагающийся по закону тендер, получает монопольное право на поставку этого препарата во все лечебные учреждения страны. Вы представляете, какие на этом можно сделать деньги?

Васильчук нахмурил лоб. В его глазах заиграла алчность.

– Хорошо, – после небольшой паузы произнёс он, – я поговорю об этом со своим отцом…

Спустя два месяца министр здравоохранения Российской Федерации подписал приказ об обязательной вакцинации препаратом Неореферон детей дошкольного и младшего школьного возраста. Тендер на поставку этого препарата в Россию выиграла компания «Гедеон-Биофарм».

А спустя ещё месяц, состоялся один очень важный, имеющий непосредственное отношение к вышеупомянутому событию, разговор. Но речь о нём пойдёт уже в следующем эпизоде…

5

США, Вашингтон

Президент Соединённых Штатов Америки Хармас Лу поднялся навстречу вошедшему в Овальный кабинет Белого Дома сенатору от Республиканской партии Биллу Пеплински.

– Хэлло, старина Билл!

После стандартного в таких случаях обмена любезностями, он перешёл непосредственно к делу.

– Ты, Билл, конечно понимаешь, что я пригласил тебя сюда не просто так. Насколько мне известно, твой концерн «Сагмал Фармасьютикал» начинает через полгода крупные поставки в Россию одного из своих препаратов.

– Да, господин Президент. Это препарат Неореферон. Русские решили использовать его для вакцинации своих детей.

– Так вот, Билл, нужно сделать так, чтобы наряду с настоящим Неорефероном, под его видом, в Россию поставлялся ещё и другой, очень похожий на него препарат. Тебе дадут его формулу. Не спрашивай меня, зачем это нужно. Это государственная тайна. Могу только сказать, что начинается одна большая игра, завершать которую предстоит уже следующему поколению. И эта моя просьба к тебе имеет непосредственное отношение к нашей национальной безопасности.

Упоминание о национальной безопасности отрез?ло всякую попытку отказа.

Сенатор развёл руками.

– Ну что ж, – пробормотал он, – надо – так надо…

6

Россия, Москва

Главный врач районной детской поликлиники № 37 Светлана Павловна Добролюбова, оседлав очками нос, изучала анкету новой медсестры. Точнее, не медсестры, а пока всего лишь претендентки на эту должность. Сидевшая перед ней чернявая, похожая на цыганку, девушка ещё не была принята на работу. Но в том, что она будет зачислена в штат, сомнений быть не могло, ибо работать в поликлинике было практически некому. Молодёжь, ввиду оскорбительно низкой зарплаты, сюда не шла, вся деятельность поликлиники держалась в основном на давно перешагнувших пенсионный рубеж стариках, и каждый сотрудник в ней был на вес золота.

«Дубровская Жанна Михайловна, 21 год, закончила медицинское училище № 19 города Москвы, присвоена квалификация „медицинская сестра…“»

Светлана Павловна вскинула брови и пытливо посмотрела на недавнюю выпускницу.

– Ну что ж, молодым кадрам мы всегда рады, – изрекла она. – Правда, в последние годы молодые кадры нас не жалуют. Предпочитают трудоустраиваться в частных клиниках или, на худой конец, в больницах, где помимо официального оклада существуют ещё и неофициальные источники. У нас же таковых источников нет. Вся наша зарплата складывается из того, что указано в платёжной ведомости. Но вы, тем не менее, решили поступить именно к нам. Что же стоит за таким решением? Если это, конечно, не секрет.

Девушка застенчиво улыбнулась.

– Тут никакого секрета нет. Просто мы с мужем купили квартиру в этом районе. Я живу на соседней улице, в пяти минутах ходьбы. Работать рядом с домом, сами понимаете, удобно. А что касается материальной стороны, то она меня не волнует. Мой муж – бизнесмен, гражданин Соединённых Штатов Америки, зарабатывает прилично, так что никаких затруднений с деньгами я не испытываю.

Добролюбова помрачнела.

«Вот она, ещё одна баловница судьбы, – зло подумала она. – Кукла. Думает, что её рай будет вечным. Погоди, погоди, девочка. Постареешь – уйдёт твой заграничный суженый к кому-нибудь помоложе. Поймёшь тогда, почём фунт лиха».

Во вспыхнувшем в ней негодовании говорила её собственная судьба.

Светлана Павловна снова пробежала глазами анкету.

– Мне требуется медсестра в процедурный кабинет, – сказала она. – Участок, предупреждаю, сложный. Дети есть дети. Уколов боятся. Каждый день крики, шум, плач. Женщина, которая там сейчас работает, уже в возрасте. У неё от каждодневного гвалта болит голова. Просит её оттуда перевести. Вот я и ищу, кого вместо неё поставить.

Дубровская кивнула головой.

– Я согласна.

Главный врач поликлиники снова вгляделась в её круглые, пуговичные глаза: «И впрямь, кукла. Закваска домохозяйки, стремлением к карьере не обременена. Ладно, если хочет – пусть работает», – и положила перед посетительницей чистый листок бумаги.

– Пишите заявление…


Стояло утро. Медсестра Жанна Дубровская, которая работала в поликлинике уже полгода, протиснулась сквозь сгрудившуюся у регистратуры толпу, поднялась на третий этаж и зашла в процедурный кабинет.

Воровато оглянувшись по сторонам и убедившись, что в процедурной больше никого нет, она подошла к лекарственному шкафу, вытащила оттуда коробку с ампулами, достала из сумочки точно такую же, как две капли воды похожую на ту, что лежала в шкафу, и спешно поменяла их местами.

На упаковках было написано: «Неореферон».

Захлопнув приоткрытую форточку, Дубровская сняла плащ, облачилась в белый халат, покрутилась, наводя макияж, у зеркала, села за стол, включила компьютер, после чего крикнула:

– Заходите.

Первым пациентом её смены оказался мальчик лет пяти. В его глазах отчётливо светился страх.

Жанна ласково улыбнулась.

– Боишься уколов? Ну какой же ты мужчина? Мужчины уколов бояться не должны. Как тебя зовут?

– Денис, – тихо ответил мальчик.

– А фамилия?

– Токарев.

– Любишь болеть гриппом?

– Не-е-ет.

– Вот я и сделаю тебе сейчас укол, чтобы ты не болел. Это очень хорошее лекарство, которое не пускает в организм микробов. Оно, правда, горькое, и когда я начну его вводить, будет немножко больно. Но ты же мужчина, и должен потерпеть. Потерпишь?

– Угу.

Дубровская подошла к шкафу, достала оттуда ампулу подложного Неореферона и наполнила препаратом шприц.

Когда ребёнок вышел из кабинета, Жанна настороженно посмотрела ему вслед. После каждого такого укола её охватывало чувство вины и беспокойство.

В её памяти снова всплыл разговор с мужем:

«– …С детьми ничего не случится. Не волнуйся.

– Но почему я должна подменивать препарат? Что я должна колоть за раствор, и чем он отличается от настоящего лекарства?

– У нас в Америке есть такая поговорка: „Это не ваши похороны“. У вас в России она звучит несколько по-иному – „Не ваше дело“. Я тебе ещё раз повторяю, что с детьми ничего не произойдёт. Они будут живы и здоровы. Мы с тобой, по-моему, договорились, что ты не станешь задавать лишних вопросов. Делай, что тебе говорят – и всё…»

Жанна вздохнула: вот она – плата за удачный брак. Делай, что тебе говорят, и ни о чём не спрашивай. Странное какое-то задание – вкалывать детям не настоящий, а фальшивый препарат. Какой же в этом всё-таки смысл, и что за всем этим скрывается?…


Минуло ещё девять лет.

Денис Токарев, который за это время из боявшегося уколов ребёнка превратился в четырнадцатилетнего, стремящегося быстрее вступить в самостоятельную, взрослую жизнь подростка, получил вдруг по почте красивую, по-праздничному оформленную открытку.

«Уважаемый Денис! – было написано там. – Молодёжный патриотический клуб „Сокол“ приглашает тебя принять участие в летнем тренировочном военно-спортивном сборе. Сбор проводят опытные инструкторы. Участие в сборе бесплатное.

Задачей нашего клуба является воспитание подрастающего поколения в духе патриотизма, подготовка молодёжи к службе в рядах Вооружённых Сил.

Программа сбора:

1. Воспитание физической выносливости.

2. Обучение боевым единоборствам.

3. Обучение навыкам владения оружием…»

Обучение боевым единоборствам! Обучение владению оружием! Да ещё бесплатно! Вот это класс!

Обуянный нахлынувшим на него воодушевлением, Денис схватил телефонную трубку и набрал номер своего друга Виталика Сычёва, который не только учился с ним в одном классе, но и так же, как и он, входил в фанатскую болельщицкую группировку популярной футбольной команды «Гладиатор». И тут выяснилось, что и Виталик, и многие другие члены их фан-клуба получили точно такие же приглашения на летний тренировочный сбор.

Мать Дениса против поездки сына в военно-спортивный лагерь не возражала. Ознакомившись с открыткой, она без колебаний дала добро: уж лучше заниматься спортом, чем орать всякие глупости на стадионах и бесцельно шататься по улицам.

Когда после сборов Денис вернулся домой, в его глазах светился восторг.

– Знаешь, как там было здорово! – восхищённо поведал он матери.

– И чему же тебя там научили? – спросила та.

– Многому. Я теперь набью морду любому, – с гордостью ответил Денис.

– И кто же тебя учил там бить морды? – вздохнула мать.

– Наш инструктор, Бадри Ревазович.

Имя-отчество инструктора Денис произнёс почтительно, даже с каким-то придыханием. Причём сделал он это не специально, это получилось как-то само собой. Бадри Ревазович Гогричиани, экс-сотрудник спецподразделения ФСБ «Альфа», – так он им представился, – имел в их подростковом кругу непререкаемый авторитет. Его солидная (в их подростковом представлении) внешность: огромный мужик с ногами сорок пятого размера и пудовыми кулачищами, – негромкий голос, спокойная размеренная речь, отсутствие какой бы то ни было нервозности, сразу вызывали к нему уважение. Человек бывалый и много чего успевший повидать! Но что особенно в нём подкупало – так это его манера себя держать. Нет, он не пытался быть среди них своим, он не держал себя с ними на равных. И это было абсолютно правильно, ведь при таком различии жизненного опыта, не говоря уже о возрасте, о каком-таком равенстве можно, вообще, вести речь? Но и чисто как начальник он перед ними тоже себя не ставил. Его отношение к ним чем-то напоминало отеческое, и они этим прониклись. К концу сборов они как-то непроизвольно даже стали воспринимать его своим вторым отцом.

Бадри Ревазович тренировал их не только физически. Он заставил их по-новому взглянуть на жизнь. Как-то, что ли, более широко. Как-то более глубже, что ли. Сколько интересного и поучительного рассказал он им, сидя у вечернего костра!

«Я, ребятки, так же, как и вы, родился в обычной, простой семье, – говорил Бадри Ревазович. – Мои родители – рядовые заводские трудяги. Самое моё яркое впечатление из детства – это колония для несовершеннолетних, куда меня угораздило загреметь в четырнадцать лет. Попал я туда вместе с двумя своими приятелями за драку. Набили морду одним ублюдкам, которые слишком борзо себя вели… Ну, не так, чтобы сильно набили. Просто немного их повоспитывали. Без всяких, там, увечий и переломов. Разбитые носы, синяки, шишки – и всё. Особо никого не покалечили. Все эти ссадины прошли у них уже через несколько дней. Но эти чудаки на букву „М“ оказались из начальственных семей, и нам вкатили, что называется, на полную катушку. Адвокаты даже условного срока добиться не смогли. И вот с тех пор я стал смотреть на жизнь совсем другими глазами. Какие она имеет особенности, как она в действительности устроена. Короче говоря, раньше времени повзрослел. А устроена жизнь, скажу я вам, ребятки, по-скотски. Немного подрастёте, станете по-настоящему на её столбовую дорогу и сами всё почувствуете. Мы вынуждены жить в такой системе, при которой только барыгам живётся хорошо. Эту систему выстроила горстка находящихся сейчас у власти ублюдков. И вот вся эта барыжная мразь пребывает в полной уверенности, что заплатив чиновникам и ментам, они купили себе весь русский народ и теперь могут делать с ним всё, что угодно. Не знаю как у вас, а у меня, когда я вижу какого-нибудь подонка в крутой иномарке, возникает только одно-единственное желание – проломить ему голову кирпичом. Они сытно жрут, живут в элитных квартирах и коттеджах, и не испытывают тех насущных проблем, которые испытываем мы. Так что же нам делать, ребятки? Мириться с накинутыми на наши шеи ошейниками? В стремлении услужить господам лизать их вонючий зад? Как по мне, то нет. Нужно бороться, сопротивляться. Нужно силой обеспечить себе достойную жизнь. Ведь мы с вами всё-таки люди, а не животные. Учитесь владеть своими нервами, учитесь контролировать свои чувства, учитесь хладнокровно исполнять приказы своего холодного, расчётливого разума. Вам негде жить? Не впутывайтесь в эти кредиты. Возьмите и захватите пустующее жильё. И никто вас оттуда не выгонит, если вы – мощная, хорошо организованная сила, способная, если нужно, хорошенько накостылять. Вас достали „легавые“? Не терпите их, а возьмите и всячески отравляйте им жизнь. Поджигайте их дома, разбивайте их машины. По-другому они ничего не поймут, уж такая у них порода. Вы скажете мне, что это незаконно? А с вами поступают законно? Законы, ребятки, это только для дураков…»

Вот в таком вот плане Денису и его приятелям объяснял премудрости жизни ловец юных, неокрепших душ Бадри Ревазович Гогричиани, так называемый «сотрудник спецподразделения ФСБ Альфа».

Почему «так называемый»? А потому, что на самом деле он в «Альфе» никогда не служил. На самом деле у него было чисто криминальное прошлое. Восемь лет в тюрьме под Няндомой – вот его настоящий героический боевой список.

А тюрьма – школа, действительно, хорошая. Она учит правильно себя вести, убедительно говорить. Ведь если ты не постигнешь эту науку, ты в тюрьме просто не выживешь.

И подростки верили своему инструктору. Верили и доверяли.

Пройдёт совсем немного времени, и это вбитое в них Бадри Ревазовичем мировоззрение даст заданный результат…

7

США, Вашингтон

Депутат Государственной Думы Российской Федерации, лидер партии «Свободная Россия» Виктор Михайлович Степанцов пристально смотрел на своего собеседника и пытался уяснить, правильно ли он понимает цель проявленной последним инициативы?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12