Алексей Гавриленко.

Месть священника



скачать книгу бесплатно

Эта книга посвящается всем тем, кто готов ненадолго отложить реальность и поломать голову, соединяя воедино звенья разорванной цепочки.

Я выражаю огромную благодарность тем людям, которые все это время помогали мне не утонуть в переполняющей меня информации и собрать все эти кусочки воедино. Их всего двое, но без них, я уверен, эта книга никогда бы не была написана. Поэтому: Спасибо Иванченко Владимиру за то, что обливал меня холодной критикой, когда моя голова в отчаянии генерировала абсолютно глупые идеи. Большое спасибо Антону Тилиге за помощь в редакции и максимальную вовлеченность.

И, конечно, я безгранично благодарен Варенко Татьяне Константиновне, без которой в книге осталось бы много неточностей, и которая вдохновила меня взяться за материал, долгие годы лежащий на полках под слоем городской пыли.

Пролог

Город Турмоил, столица Людей, располагающийся на западном побережье Восточных Королевств, является тем самым местом, которое далеко не каждый человек может назвать своим домом. Много веков назад, люди, первыми высадившиеся на юго-западе материка, по достоинству оценили земли, на которые попали. Они, представители нового, второго поколения, решили не углубляться в зеленые Гринбелтские, как их теперь называют, леса, а обосноваться прямо на берегу. Замечательный ландшафт, огромный запас природных ресурсов и красота, которой они никогда еще не видели, обитая на севере, – все это очаровало людей и, в результате, город, построенный на побережье Великого Моря, стал их самым красивым творением.

Город становился прекраснее, набирал мощь, военную и политическую. Но только внешне. Изнутри его пожирала жадность и гордость, Турмоил наполняла знать, не желающая иметь дело с простыми людьми. Когда возвели стену Турмоила, она стала ограждать столицу и защищать ее не только от врагов, но и от простых людей, для которых вход в город стал ограничен. Позже, спустя много лет, с развитием торговли, люди снова смогли посещать его, но только на правах гостей. Турмоил перестал расширяться, в нем не селились новые жители, а лишь только продолжали свой род семьи аристократов, ведущие его уже несколько поколений. Такой столица остается и по сей день, разве что королевская семья и вся политическая жизнь королевства стала более открытой и доступной для публики. С открытием ворот города для гостей, жизнь королевского двора стала у всех на слуху, начали распространяться слухи о короле, его жене и детях, если таковые имелись; в каждой таверне только и разговоров было о том, что и как он делает, куда направляется и какие планы строит. Люди думали, что знают все о делах в королевстве. Им дали иллюзию свободы, которая ослепила их, которая мешала им трезво оценить все, что на самом деле происходило. Законы смягчились, и все были уверены в том, что делают лишь только то, что захотят. И то, что приносит им монеты – золотые, серебряные и медные, так приятно звенящие и дарующие радость.

Появилась возможность покупать все, материальное и нематериальное, летать и ездить в такие дали, которые раньше и не снились. Люди перестали четко воспринимать действительность, понимать, где пролегли их границы. Границы королевства и границы их возможностей. И сейчас, останови вы где-нибудь гнома, дворфа, эльфа или гоблина – они скажут вам, что люди стали слишком уверенными в своих силах, они начали считать себя покровителями планеты, они возгордились, хотя, на самом деле, все, чем они пользуются, во что они одеваются и что они так любят, – все это было придумано не ими. Люди лишь используют заслуги других народов, дружеских или вражеских, и не снисходят даже до простой благодарности. Они так твердо верят в то, что монеты могут решить все. Дураки. Глупые существа, сами пожирающие свою цивилизацию изнутри.

Тем не менее, такие высказывания не всегда были справедливыми. Да, люди много чего натворили за свою историю, взять хотя бы Черную Смерть, скосившую их самих и добавившую планете новую напасть – нежить. Но, несмотря на все это, они были очень опытны в военном деле, что всегда ценилось превыше всего. Они смелы, отважны и, порой, безрассудны. Но именно это делает их героями, ведь оны способны на такие поступки, которые далеко не каждому хотя бы просто придут в голову. На сотню гордых и равнодушных всегда найдется один герой, способный спасать жизни и рисковать собой даже в самых безнадежных ситуациях.

Люди умны, они очень хорошо разбираются в политике, как внешней, так и внутренней. Именно они смогли объединить расы гномов, дворфов, эльфов и свою собственную в крепкий и непоколебимый военный союз, именуемый Альянсом. То, что раньше происходило неуклюже и вразнобой, стали делать сообща. И теперь Альянс, в состав которого входят расы, делящиеся своим опытом и помогающие друг другу, на самом деле мог противостоять Орде – подобному союзу орков, троллей, нежити и тауренов, который был основан задолго до появления самого Альянса.

Споры за землю, длящиеся века. Споры, которые имеют шансы никогда не закончиться. Войны и разрушения, страшные кровопролитные битвы – ни у кого не было надежды на то, что когда-нибудь это закончится. Практически для всех жителей Террестриала война стала чем-то привычным и обыденным, она была для них как обед или ужин. И закончись она прямо сейчас – многие существа остались бы без любимого ими дела, без монет и без крыши над головой. Они проклинали бы всех и вся, просили, чтобы снова наступили те самые времена, когда они жили припеваючи. Никто ведь не любит изменения. И любовь к постоянству и стабильности, пусть даже ценой жизни родных и близких, была и есть присуща всем, абсолютно всем расам, населяющим Террестриал.

За последние десять лет поменялось немногое. Разве что удары мечей и чарующие, но пугающие звуки магии, отдалились от Турмоила. Город смог облегченно вздохнуть, жизнь в нем потекла размеренно. Кажется, будто столицу уже ничего не поменяет. Практически всегда ясное небо над городом дарит его жителям и гостям теплые солнечные лучи, стены сияют, переливаются серебристым светом, и создается впечатление, что то, что творится за этими высокими мощными стенами, никак не в силах повлиять на то, что происходит внутри. Сразу за воротами начинаются вечнозеленые леса Гринбелта, полные старых могучих деревьев, некоторые из которых еще помнят первых поселенцев. В этих лесах люди построили много больших и маленьких деревень. Они не могли попасть в столицу, да. Но они облепили город с юго-восточной стороны, строя дома сразу же за линией города, где это было им дозволено. Тем не менее, в Гринбелте все еще можно найти такие деревушки, которых история, как будто, и не касалась. Их жителей мало волнует то, что происходит в Турмоиле. Они живут себе в радость и всегда уверены, что деревья защищают их от непрошеных гостей, приносящих голод и разруху. Никто не пойдет в глубокие заросли в поисках отставшей жизни. А эта самая жизнь, пусть даже отставшая, но мирная и спокойная, – ой как по душе местным жителям.

Глава 1
Воин

Копыта лошадей ритмично стучали по натоптанной земле, колеса повозок негромко скрипели, приглушенные музыкой дождя. Дождь был такой редкостью в этих лесах. Поэтому каждый раз местные жители воспринимали его как дар богов, что-то необычное и яркое, что-то, что можно лицезреть так редко.

Сайлент, плотно укутавшись в плащ, сидел сзади. Крупные капли стучали по капюшону. Он внимательно наблюдал за тем, как дождь разбивается о твердую землю, но совсем не радовался этому дождю, как остальные люди, с которыми он ехал.

Впереди гордо восседал в седле Торн Снейкс, старейшина деревни Гоут, в которой Сайлент прожил все свои пятнадцать лет. За ним следовали две повозки, везущие в столицу королевства масло, шкуры, мед и прочую дребедень. Самый обычный торговый маршрут для Торна и его людей, но такой пугающий для Сайлента. Сразу за второй повозкой шли еще две лошади, а их всадниками была охрана, натренированная и вооруженная мечами. Сайлент знал этих людей. Первого звали Билл, он был высокий и крепкий, как те горы, что окружали Гринбелт. Второй, Томи, был на голову ниже, выглядел не так устрашающе, но отличался ловкостью и скоростью. Вместе эти двое были отличной командой, они сработались еще лет десять назад. Каждый такой маршрут приносил им немало монет, поэтому парни, проведя несколько дней в пути, могли после этого отдыхать неделями.

Послышался очередной раскат грома. Сайлент дернулся, повозка на несколько секунд остановилась – лошади тоже испугались. Кучера быстро опомнились и погнали их дальше. Сами кучера, как и пустые повозки, прибыли из столицы несколько дней назад, Сайлент никогда не встречал их прежде. Но тогда парень и не догадывался, что вскоре ему придется отправиться в путь вместе с ними.

Через пару часов дождь затих. Гринбелтский лес молчал, как никогда.

– Давно здесь не было дождя, – усмехнулся Билл. Он и Томи были совсем недалеко от Сайлента, он прекрасно слышал, о чем они разговаривали.

– Года два, кажись, – Томи, как и Билл был в прекрасном расположении духа.

И снова в воздухе раздавался только цокот копыт.

– Парни, вы слышали о Санривере? – это уже сказал Торн, едущий где-то впереди.

– Слухи быстро расползаются по королевству. Вряд ли есть еще такие, кто этого не знает, – сказал Билл.

– Король совершил много глупостей, – разочарованно заметил Торн. – Он был мудрым правителем. Но старомодным. Он не верил в то, что мир так стремительно меняется.

– У него была на это причина, – сказал Томи.

– А теперь он объясняет эту причину богам на небесах, – так же разочарованно, как и Торн, произнес Билл.

Все замолчали. Сайлент плохо понимал, о чем идет речь. Он лишь только знал, что король умер, но не мог сообразить, что именно имели в виду его спутники.

– Я все больше убеждаюсь в том, что Гоут – одно из немногих мест, где все еще можно спокойно жить, – сказал Торн спустя несколько минут.

– Вы любите вашу деревню, мой командир, – Сайлент был уверен, что Томи улыбнулся. Но он не мог знать точно, лицо было плохо видно из-за тумана. – Но разве Гоут – единственное спокойное место в королевстве?

– А где еще можно жить по-старому? – спросил Торн, совсем не ожидая ответа. – Турмоил стал выгребной ямой, Санривер больше не существует для нас… – он задумался. – Коаст-Хилл кишит бандитами и ворами, а Аплейк все время живет в страхе очередных нападений.

– А как же Нодал? – спросил Билл.

– Там слишком много суеты. Нодал всегда был суетливым местом.

– А вы знаете, что произошло с Дэд-Хиллом, мой командир? – спросил Томи после небольшой паузы.

– Это так и осталось загадкой. Одни говорят, что на город напали духи, другие утверждают, что это были зомби и нежить. Третьи говорят о предателе.

– Некоторые упоминают некроманта… – сказал Томи.

– Я не знаю. Но если это так – да помилуют нас милосердные боги, – Торн запнулся. – Если эти твари вернутся, от королевства останутся щепки да камушки.

– Я был в Вейпроузе несколько недель назад, – вспомнил Билл. – Встретил там леди Брайд. И спросил у нее про Дэд-Хилл.

– Леди Брайд? – удивился Торн. – А она-то что может знать?

– Она уже давно командир Ночных Стражей. А они заведуют всем Сумеречным лесом.

– Когда-то Ночные Стражи были одной из самых влиятельных гильдий. Сейчас от них осталась только леди Брайд, кучка сопляков и полуразрушенный Вейпроуз, который давно никому не интересен, – Торн вздохнул.

– Леди Брайд более оптимистична, чем вы, мой командир, – заметил Билл.

– Она всегда такой была, – усмехнулся Снейкс.

Они продолжали путь в таком же духе. Сайлент сидел молча, наблюдая за следами, которые оставляли после себя повозки. А Торн и охранники разговаривали о людях, о которых он никогда не слышал. Вокруг было настолько тихо, что они могли негромко говорить даже на таком расстоянии друг от друга. Сайлента как будто не замечали.

– Солнце зашло, нам нужно сделать привал, – объявил Торн. Дремлющий Сайлент проснулся.

Он зашелестел плащом, проверяя, на месте ли его сумка. Да, она все еще была с ним. Сайлент хранил там самые дорогие вещи, он не мог себе позволить потерять ее.

– Ты дежуришь, Билл, – Томи слез с лошади.

– Почему я? – удивился Билл и тоже спешился.

– Спокойно, парни. Я начну, – сказал Торн.

– Да, мой командир, – Томи кивнул. Билл промолчал в знак согласия.

Пока Снейкс о чем-то договаривался с кучерами, Билл и Томи быстро расстелили одеяла и уже собирались было ложиться, как вспомнили о Сайленте, который молча стоял и наблюдал за всем происходящим.

– Дать одеяло, парень? – спросил Томи.

– Да, спасибо, – Сайлент кивнул.

– Не боись, дождя больше не будет, – улыбнулся Томи, протягивая одеяло. – А иначе я должен Биллу серебряную.

Сайлент вяло улыбнулся в ответ, расстелил одеяло неподалеку от охранников, но спать и не собирался. Слишком много всего свалилось на его голову за последние несколько дней. И он до сих пор не мог поверить, что впервые за всю свою жизнь находится так далеко от дома.

Телеги убрали с дороги, лошадей привязали к деревьям. Кучера устроились спать внутри, а Торн, после того, как развел костер, занимался своим мечом, в то время как Томи и Билл уже довольно храпели.

– Не спится? – спросил Торн, заметив Сайлента, сидящего возле костра.

– Нет.

– Скучаешь? – Снейкс посмотрел на него сочувствующим взглядом.

Сайлент кивнул.

– Всего три года, – сказал он. – Волей богов, через три года ты уже будешь подготовленным воином. И, если ничего не случится, сможешь вернуться в Гоут, как твой отец.

– Отец редко бывает дома, – заметил Сайлент.

– Но не потому что так надо, – сказал Снейкс. – Ты и сам это понимаешь.

– Понимаю. Но три года слишком много. Она не будет ждать так долго, – он разочарованно вздохнул и снял капюшон – костер хорошо грел.

Торн отложил меч и повернулся к Сайленту.

– Послушай, парень. Тебе пятнадцать лет, ей всего четырнадцать, вы малы еще для того, чтобы ждать друг друга.

Сайлент непроизвольно сжал кулаки. Он слышал подобную речь уже и от отца и от матери, ему очень не хотелось слышать ее снова от Торна. Но он не смел перебить.

– Я хорошо тебя знаю, Сайлент, ты отличный парень, лучше для Дайлин и пожелать нельзя, – Снейкс улыбнулся. – Но нельзя всю жизнь сидеть в Гоуте, в тебе кровь воина, тебе нужно учиться. Да, я знаю, что Дайлин страдает, я знаю, что ты страдаешь. Но твой отец поступил правильно, отправив тебя в аббатство, я полностью поддерживаю его. И я надеюсь, у моей дочери хватит ума додуматься до этого.

– Она умная, – Сайлент улыбнулся, вспоминая Дайлин. Он видел ее еще вчера, но, казалось, что прошла вечность.

– Я сделаю все, что в моих силах, – пообещал Торн. Он встал, поднял меч и отправился к лошади.

– Командир Снейкс! – окликнул его Сайлент.

– Да?

– Не делайте ничего, – Сайлент снова улыбнулся. – Пусть все будет, как должно быть.

Торн кивнул и скрылся в темноте. А Сайлент, посидев еще некоторое время у костра, подкинул туда пару влажных веток и отправился спать.


* * *

Утром, Сайлент, не привыкший к раннему подъему, еле проснулся. Торн буквально за руку потащил его к повозке.

– Время, время, время. Мы выезжаем.

Сайлент долго тер глаза, а когда, наконец, проснулся, телега уже ехала, подскакивая на кочках.

Билл и Томи, как всегда бодрые и жизнерадостные, ехали за ним. Их лошади выдыхали пар, который сливался с густым утренним туманом. Было едва светло и, как всегда, тихо. День сегодня предвещал быть солнечным и теплым – обычная для Гринбелта погода.

Они ехали и ехали, медленно, но уверенно приближаясь к своей цели. Торн со своим грузом направлялся в Нодал, и потом в столицу, а Сайлент – в аббатство Кирк, школу, где ему суждено было провести три года.

Сайлент ничего не знал о Кирке, кроме того, что рассказывал ему отец. А рассказывал он немного. Он знал, что ему предстоит стать воином, что у него в отличие от других его ровесников была возможность стать кем-то более значимым, чем торговец или рядовой в королевской армии. Эта школа была той самой мечтой многих парней королевства, и никто из тех, кто ее уже закончил, никогда не становился простым жителем. О некоторых слагали легенды.

Но разве стоит слава, подвиги и успех того, что Сайленту пришлось отдать? Разве стоит война любви? Да, Сайлент едва ли понимал, что такое любовь. И он понимал, что Дайлин Снейкс не единственная девушка на Террестриале. Но, с другой стороны, если он станет на путь воина, то не будет больше ничего, кроме взмахов мечей и ударов магии, криков радости и стонов поражения, не будет любви, не будет семьи, не будет всего того, что Сайлент так хотел видеть в своем доме. И, как бы Арни, отец Сайлента, не делал вид, что он успевает везде – он был воином, а не мужем и отцом, он был далеко в самые важные моменты жизни его семьи. И он никогда не станет другим. Вот, кем Сайлент боялся стать. Вот, о чем он думал, пока ехал в скрипящей и дряхлой телеге.

Вскоре они свернули на запад, выехав на более широкую и протоптанную дорогу. «Финишная прямая», так назвал ее Томи. До Нодала оставалось не более чем полдня неспешной езды. И в воздухе царило приподнятое настроение. Сайлент задремал.

– Ты поедешь учиться в Кирк завтра же, – рявкнул отец. – И ты будешь благодарен мне за то, что посылаю тебя туда именно сейчас!

Сайлент кивнул головой. Он знал, что спорить с отцом бесполезно.

– Что ты киваешь, как голубь! – он отгрыз кусок куриной ноги и посмотрел на сына. – В королевстве сейчас не лучшие времена, ты должен знать это. Король слабеет, гильдии получают власть, наш мир переворачивается. А Орда, тем временем, набирается сил! Не пойди ты учиться сегодня, тебя заберут завтра, ты станешь фронтовым мясом, как и все твои друзья. А потом, сюда, – он поперхнулся, – да, прямо сюда, в Гоут, придут зеленые и вонючие орки и изнасилуют твою ненаглядную Дайлин! И некому будет ее защитить! – он посмотрел на Сайлента. Сын уставился на него испуганными глазами, потом сглотнул и снова кивнул.

– О, боги, я говорю с кивающим гиппогрифом! – Арни встал из-за стола и поднялся по лестнице, что-то бормоча себе под нос.

Сайлент сидел, не двигаясь, перед глазами его стояла картина, которую только что описал отец. Он мало что знал об Орде, об орках, но верил Арни, потому что отец никогда ему не врал.

– Вот это письмо, – Арни спускался, – передашь генералу Виндсору. Он мой хороший друг и наставник аббатства.

Сайлент хотел кивнуть, но едва удержался.

– Да, отец.

– Вот и хорошо, – Арни протянул темно-желтый свиток пергамента, который при свете свечи сливался с его рукой. – Передашь это лично Виндсору и никому другому.

– Да, отец.

– Ни перед кем не отчитывайся, никого не благодари и никогда не извиняйся, – голос отца стал мягче. – И тогда три года пролетят для тебя незаметно. Виндсор отличный мужик, он сделает из тебя настоящего воина, выкрутит из тебя все твои сопли, и, если ты захочешь вернуться сюда, а я в этом сомневаюсь… – Арни запнулся.

– То что? – спросил Сайлент после небольшой паузы.

– Эмм… Торговые повозки Торна отправляются завтра на рассвете. Ты поедешь с ними до Нодала, а оттуда до аббатства пару часов пешком, – выпалил Арни. – Теперь собирайся и ложись спать, завтра тяжелый день. Я бы лично сопроводил тебя, но у меня есть дела поважнее.

Отец встал из-за стола, забрал единственную свечу и отправился наверх, оставив сына сидеть в кромешной тьме. И тут… Бах!

Сайлент дернулся и чуть было не свалился с телеги. Он схватился за мешок и попытался понять, что происходило.

– Парень, все в порядке? – насмешливо спросил Билл.

– Да он просто заснул, – ответил Томи.

– Аккуратней, так и под копыта попасть можно.

До Нодала оставалось немного. Все чаще им навстречу двигались другие торговые повозки и одиночные путники, которых так редко можно было встретить вблизи Гоута. Все они куда-то спешили, все они были разными. Некоторые, несмотря на теплую погоду, были укутаны в темные плащи, некоторые так и вовсе были закованы в доспехи. Но, в большинстве были простые и ничем не приметные люди, которые двигались, как показывал указатель, по направлению к лагерю Исткэмп.

Торн здоровался практически с каждым встречным, с некоторыми даже обменивался парой фраз. Сайлент ничего не слышал из-за легкого западного ветерка, который нес с собой запах камня и… моря.

Сайлент никогда не видел моря, но был наслышан о больших пенистых волнах и таинственных черных глубинах. Мама часто читала ему о море, это были его любимые сказания. И он так хотел увидеть его. Но, увы, от Кирка море было очень далеко.

– Мы подъезжаем! – крикнул Торн.

Сайлент повернул голову и понял, что командующий был прав. Вдалеке показались маленькие каменные домики, потом начали проглядываться и деревянные заборы. Они въезжали в Нодал, деревню, лежащую на пересечении двух основных дорог королевства.

Повозки остановились, Билл и Томи спешились и отправились к Торну за дальнейшими указаниями. Сайлент сидел на телеге, с интересом рассматривая то, что его окружало.

Они прибыли в центр деревни. Здесь было шумно и людно. Сайлент никогда не видел столько людей в одном месте. На пересечении дорог стоял большой и красивый указатель с более чем десятком стрелок, подписанных известными и неизвестными Сайленту названиями городов и сел. Слева красовалась таверна «Львиная Голова», справа была мастерская кузнеца, тут и там стояли торговые повозки, ларьки, возле которых с живым интересом толпились люди, держащие в руках золотые, серебряные и медные монеты. Все они что-то кричали, толкались и возмущались. Нодал жил своей обычной жизнью, которая так отличалась от той, к которой привык Сайлент.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении