Алексей Евтушенко.

Охота на Актеона



скачать книгу бесплатно

– Не уляжется, – покачала головой Барса Карта. – «Дикие» наглеют день ото дня.

– Мы это понимаем, – сказала Марта. – Йолике это тоже понимает. Первая не понимает.

– Или делает вид, что не понимает, – неожиданно сделала вывод Тирен.

– Умница! – восхитилась Марта. – Можешь ведь сообразить в самый нужный момент! Именно, что делает вид. Ей невыгодно это понимать, вот в чем дело. И пока ей это будет невыгодно, она будет продолжать делать вид. А значит, не будет не только никакой войсковой операции, но даже и более– менее масштабных поисков Каси и Тепси…. Впрочем, я уже повторяюсь. В общем, подруги, не вижу я другого выхода, кроме как взяться за это самим.

– Ты давай конкретней, – предложила Барса Карта. – В деталях. Общую идею мы уловили, не волнуйся.

– Могу и конкретней. Вот скажи мне, когда ты в последний раз была в отпуске?

– Ну… – ненадолго задумалась Барса. – Два года назад. А что?

– Сейчас поймешь, – заверила ее Марта и повернулась к Лан. – А ты, Тирен?

– И я два года назад. Кстати, и ты, если я правильно помню, тоже в прошлом году в отпуск не ходила.

– Правильно, не ходила. Вот я предлагаю взять нам всем троим отпуск, и отправиться искать Касю и Тепси. Это, собственно, идея в целом, а детали можно обсудить после того, как решим, хороша она или нет. Мне кажется, хороша.

– Что-то мне это напоминает, – сказала Тирен Лан. – Только не могу вспомнить, что именно.

– А я знаю, – улыбнулась Барса Карта. – Роман «Три мушкетера». Там Атос, Портос и Арамис берут отпуск у де Тревиля, чтобы, – якобы, – сопровождать Д.Артаньяна на воды для поправки здоровья. Ну, или что-то в этом роде.

– Точно, – щелкнула пальцами Тирен. – Все-таки мужчины иногда писали хорошие книги. Если вместо де Тревиля представить себе Йолике… А как вы думаете, нам ставить ее в известность или не надо?

– Значит, мы отправляемся? – спросила Марта.

– Лично я готова, – сказала Тирен. – Нельзя бросать подруг в беде. Жаль только, что эта простая идея не мне в голову пришла. Сама себе удивляюсь.

– Я тоже не против, – сказала Барса. – А из госпиталя, что, сбежим? Можно и сбежать, конечно. Только в этом случае Йолике все равно придется все рассказать.

– Йолике надо рассказать в любом случае, – заверила Марта. – Во-первых, потому что она близкая подруга Каси, а во-вторых, без ее помощи нам не обойтись. Только она может выделить нам, не особо это афишируя, бронекар. Наш-то – тю-тю, восстановлению не подлежит. А из госпиталя – да, надо уходить. У нас времени мало, и мы не можем себе позволить торчать здесь еще неделю.

– Хорошо, – согласилась Барса Карта. – Значит, так и сделаем. Теперь следующее и тоже самое главное. Где именно мы собираемся искать Касю и Тепси?


* * *

Роскошным, полагающимся ей по статусу, лимузином и обязательным к нему сопровождением из двух полицейских автомобилей, Йолике Дэм пользовалась крайне редко, предпочитая передвигаться по городу и окрестностям на привычном ей и гораздо более надежном в случае непредвиденных обстоятельств бронекаре Службы FF.

Но теперь ей предстоял визит к Первой, в ее, расположенную в западной части города, резиденцию, и пренебречь в данном случае административными формальностями и этикетом, к которым Первая относилась весьма серьезно, начальница Службы FF не могла.

Она и не пренебрегла, добавив в сопровождение к двум полицейским машинам, еще и бронекар группы Шаинь Ян, разумеется, вместе со всей группой.

Если бы кто-нибудь, обладающий достаточной проницательностью, сказал Йолике, что таким образом она подсознательно старается себя обезопасить не столько от возможного нападения «диких», сколько от неадекватных действий Первой по отношению к ее персоне, Дэм в лучшем случае рассмеялась бы этому проницательному в лицо, а в худшем приказала бы своим «девочкам» заняться им вплотную на предмет проверки лояльности к незыблемым моральным и государственным устоям сестер-гражданок.

Чтобы затем, прислушавшись к себе и тщательно поразмыслив, согласиться, что в чем-то проницательный прав.

Впрочем, дело было не в доморощенном психоанализе, а просто в том, что с бронекаром Службы в составе ее небольшой колонны, Йолике чувствовала себя гораздо увереннее и хладнокровнее, нежели без оного, а уверенность в себе, не говоря уж о хладнокровии, была ей нынче очень и очень нужна.

Сегодня Йолике ожидал с Первой совсем не пустячный разговор, и теперь, подъезжая утром к воротам резиденции, она ощущала, что, не смотря на достаточно крепкий и долгий ночной сон и привычный бронекар с группой надежных оперативниц внутри, она все равно волнуется.

Обе полицейские машины сопровождения и бронекар, за ворота, разумеется, не пустили. Как всегда. У Первой своя преданная охрана, и вооруженные сестры-гражданки из других ведомств ей на своей территории ни к чему. Это, конечно, явное свидетельство развивающегося маниакального психоза, но ничего не поделаешь. Да и не надо ничего делать. Лучше помолиться Великой Матери, чтобы Первая была сегодня в хорошем или хотя бы нормальном настроении и смогла Йолике выслушать. Желательно с пониманием. Тогда есть шанс, что она все-таки примет решение о необходимости проведения войсковой операции против «диких». Войсковой – это, ясное дело, слишком громко сказано. Хотя бы потому, что сестры-гражданки между собой не воюют по определению и, соответственно, на Земле давно не осталось прежних армий и войск в древнем значении этих слов. Только полиция, Служба FF и небольшие Вооруженные Силы, оставленные на всякий случай. А вот выражение «войсковая операция» осталось. Ну и ладно. Не в названии дело, а в сути. Суть же такова, что войсковая операция – это всегда сумасшедшая трата денег и материальных ресурсов. И потери, разумеется. Часто немалые. Хотя, что значит «часто»? Когда на ее памяти в последний раз проводилась войсковая операция? Кажется, пятнадцать лет назад. Или шестнадцать? И не в горах на севере, а в лесах на западе. С тех пор, кстати, леса и не беспокоят. В отличие от гор… Да, точно. Не пятнадцать и не шестнадцать. Все семнадцать лет уже прошли с тех пор. Великая Матерь, как летит время! Семнадцать лет назад она только-только стала начальницей Службы FF небольшого города в семистах километрах к юго-западу отсюда и не успела, как следует, войти в курс дела… Впрочем, тогда она справилась. Справится ли сейчас?

Лимузин остановился, и раб-кастрат распахнул дверь с ее стороны:

– Прошу, госпожа!

В сопровождении двух молчаливых охранниц, Йолике Дэм по широкой лестнице поднялась на второй этаж, прошла знакомым коридором и распахнула двери приемной.

Секретарша Первой улыбнулась ей из-за стола:

– Вас ждут, проходите.

Йолике кивнула, без спешки оглядела себя в большом зеркале (вроде, все в порядке) и, мысленно досчитав до десяти, вошла в кабинет.

Первая не поднялась ей навстречу, и Йолике сочла это не очень добрым знаком. Хотя заранее судить было сложно – настроение Первой иногда кардинально менялось в течение каких-нибудь нескольких минут.

– Добрый день, госпожа Первая, – поздоровалась Йолике, останавливаясь в двух шагах от стола.

– А, Йолике, – устало произнесла полная и все еще, несмотря на возраст, весьма красивая женщина, которую все сестры-гражданки Земли уже одиннадцать лет называли «Первая», и вяло махнула рукой. – Здравствуй. Присаживайся. С чем пожаловала? Впрочем, знаю, знаю уже. Пр…бали оперативную группу? Молодцы, молодицы. Прямо не нарадуюсь я на вашу четкую работу. Сижу, вот, и думаю. Может, поощрить вас как-то? Да только придумать не могу, как именно.

Йолике мысленно возвела очи горе и подумала, что могло быть и хуже.

– Ну, чего молчишь? – осведомилась Первая и потянулась за сигаретами.

Эта, по преимуществу мужская привычка, была практически изжита без малого сотню лет назад, но кое-кто, включая Первую, все еще оставался ей привержен.

– Оправдываться не хочу, – ответила Йолике. – Не за тем пришла.

– Оправдываться она не хочет, – передразнила Первая. – А я хочу? Перед сестрами-гражданками, а?

И тут Йолике решилась идти ва-банк. Поначалу она рассчитывала на долгий разговор, полный статистических выкладок, аналитики и неоспоримых доказательств. Даже папку с соответствующими документами прихватила с собой. Но теперь вдруг поняла, что ничего этого не нужно. А нужно, наоборот, огорошить. Сразу и неожиданно. Да, только так.

– А вам и не придется оправдываться, – отчеканила она. – Отдайте распоряжение о подготовке войсковой операции против «диких», и я обещаю, что мы решим эту проблему раз и навсегда.

– Раз и навсегда не получится, – вздохнула ее высокопоставленная – выше уже и некуда! – собеседница, и Йолике мысленно возблагодарила за этот вздох Великую Матерь. – Когда войсковая операция проводилась последний раз?

– Семнадцать лет назад, – быстро сказала Йолике. – Но, во-первых, она не была достаточно полномасштабной – я помню, сама в ней участвовала, мы тогда только леса на западе прочесали, а горы почти не трогали – а, во-вторых, все равно очень помогла. Семнадцать лет спокойной жизни – разве это мало? – и она, совсем уже обнаглев и уверовав в свою сегодняшнюю удачу, заговорщицки подмигнула Первой левым глазом.

– Да, семнадцать лет… – протянула задумчиво Первая, сделав вид, что не заметила фамильярности подчиненной. – Что ж, может ты и права. Во всяком случае, над этим определенно стоит подумать, – и, заметив, как погас блеск в глазах Йолике, чуть улыбнулась и добавила с нажимом. – Конструктивно подумать. Обещаю. Все, можешь идти. И…это… учти, что я на тебя надеюсь. Операция операцией, а обычную ежедневную службу еще никто не отменял. И чтобы больше никаких похищений и, тем более, потерь личного состава. Это понятно?

– Так точно! – Йолике поднялась со стула. – Я тут кое-какие документы подготовила. Оперативные данные за последние месяцы, аналитика. Все сжато и понятно. Возможно, они вам помогут. Оставить?

Первая помедлила, размышляя

– Давай, – наконец, ворчливо произнесла она и протянула руку к папке.. – Прямо сейчас и посмотрю. А то, если секретарше передать, потом наверняка забуду.

Глава VIII

Двое суток.

Именно столько времени определили Касе и Тепси на выздоровление.

Врача «диких» звали Лар Тисс.

Был это довольно высокий и плотный мужчина лет за сорок, со встрепанной русой шевелюрой и свирепо-веселым взглядом из-под низких густых бровей. Облаченный в салатный халат с закатанными по локоть рукавами, он первым делом осведомился, где водка и, когда Рэй Ровего торопливо водрузил на стол ополовиненную литровую бутылку, укоризненно пророкотал:

– И не стыдно?

– Это задаток, – уверил эскулапа Симус Батти. – Ты же меня знаешь.

– То-то и оно, что знаю, – пробурчал Лар Тисс, доставая посуду. – Как помощь нужна, так все горы золотые сулят и моря разливанные, а как дело сделано – хрен от вас стакана дождешься.

– Ладно-ладно, не прибедняйся, – подмигнул Бес Тьюби. – А то девушки могут действительно подумать, что ты у нас тут от трезвости засыхаешь на корню. Тебя ж берегут просто. Хлопцы понимают, что достойной смены и замены тебе у нас нет, вот и половинят, насколько возможно. А то ведь дай тебе волю, так ты и сопьешься, пожалуй.

– Ишь, заботливый нашелся, – врач ловко, что свидетельствовало о немалом опыте, разлил водку по четырем стаканам. – О себе лучше позаботься. Кто в позапрошлом месяце сначала ящик коллекционного вина столетней выдержки выдул с двумя девками из гурта, а потом у меня же и спиртом казенным на опохмелку одалживался?

– Я ж тебе потом все возместил! – возмутился Бес Тьюби.

– Еще бы ты не возместил… Ладно, забыли. Давайте-ка лучше выпьем – и к делу. А то вы у меня на сегодня еще не последние.

Сам осмотр Лар Тисс провел в соседней комнате быстро и, как показалось Касе, весьма небрежно.

– Ничего страшного, – заявил врач, выводя девушек к ожидающим мужчинам. – Шок и, возможно, легкое сотрясение мозга. Ерунда. Девки молодые, сильные, здоровые… Двое суток покоя, и все будет в порядке. Да они и сейчас, в общем-то, в порядке, можно пользоваться, если терпелки совсем нет. Но я бы на вашем месте все-таки пару дней воздержался. Для полной уверенности. Черт его знает, как могут подействовать на их нежные и ранимые натуры ваши немедленные и грубые домогательства!

И Лар Тисс довольно захохотал.

– Но не больше двух суток! – он неожиданно оборвал смех и разлил по стаканам остатки водки. – Это я вам как врач говорю. Ежели заартачатся и будут утверждать, что им плохо, и они не могут – не верьте. Смогут.

– Двое суток – это куда ни шло, – заявил Симус Батти. – Потерпим. Да, Рэй?

– Хм…– потерпим, конечно, – почесал в затылке Ровего. – Но должен сказать, дружище, что это будет нелегко. Да, кстати, я надеюсь, что эти двое суток нам в зачет не пойдут, а Лар? Ежели что, ты подтвердишь, что женщинам потребовалось сорок восемь часов на выздоровление?

– Подтвердю, – с готовностью кивнул Тисс. – То есть, подтвержу. В меджурнал я уже записал. Ваш законный месяц начинается ровно через сорок восемь часов. Сейчас у нас сколько? – он посмотрел на часы. – Семнадцать ноль две. Вот послезавтра в семнадцать ноль две можете начинать. А пока, как я уже сказал, обеспечьте им покой и отдых. У вас есть такая возможность? Не то смотрите, я могу поспособствовать. И комната у меня свободная найдется и постель чистая, мягкая и широкая.

И он снова захохотал.

– Нет уж, спасибо, – пробормотал Симус, поднимаясь со стула и беря за руку Касю. – Мы уж сами как-нибудь. Пойдем, Рэй.

– Ну, как хотите, – Лар Тисс снова был на вид абсолютно серьезен. – Счастливо. Обращайтесь, ежели что. Бес, останься на минутку, пожалуйста. У меня к тебе есть небольшой вопросец….

Но ждать двое суток они не стали.

Касе не очень хотелось признавать очевидное, но все эти недвусмысленные мужские разговоры, запахи и вольные повадки, изрядно ее взволновали. А по особому блеску глаз Тепси она понимала, что боевая подруга тоже находится в весьма возбужденном состоянии.

Да и на самом деле, о каком – тем более легком! – сотрясении мозга можно говорить, если у нее, Каси Галли, не было живого мужчины уже чуть ли не полгода? То есть, мужчина был, конечно – за это время она как раз использовала одну из положенных ей шести годовых квот на полуторачасовый сексуальный контакт. Но… Вот именно – «но». Мужчина-раб для общего пользования – это и есть мужчина-раб для общего пользования. Разумеется, иногда везет и по жребию выпадает довольно приличный экземпляр. Но это, если повезет. Последний раз не повезло, и ей достался какой-то замухрышка. Нет, с эрекцией у него все было в порядке. Да только, вот, чем-то он Касе не подошел, и в результате, вяло один раз кончив, она вернулась домой и немедленно подключилась к нейросимулятору, чтобы хоть виртуально наверстать упущенное.

Вот и получается, что полгода. А точнее – пять месяцев. Именно пять месяцев назад ее группа обнаружила и захватила двух сбежавших с фермы некастрированных рабов и, прежде чем вернуть их на место, попользовалась беглецами в свое удовольствие.

Беглые рабы – это не хваты и не пластуны, которых в случае поимки предписано доставлять незамедлительно в Штаб для последующего допроса и определения их дальнейшей судьбы. Хотя, какие там, к Великой Матери, допросы, если любой рядовой и малообученной оперативнице Службы было известно, что «дикие» прячутся в горах и многочисленных пещерах на севере и оттуда именно и осуществляют свои вылазки на фермы и города! Что же касается судьбы, то она для плененных «диких» была одна: рабство у сестер-гражданок. С той только разницей, что некоторые подвергались кастрации, а некоторые оставались при своем мужском достоинстве. До тех пор, разумеется, пока качество их спермы не вызывало сомнений у врачей и генетиков.

Опять же, все прекрасно знали, что пойманные оперативницами пластуны и хваты, там, в Штабе, не только подвергаются допросам, но и немедленно используются высокопоставленными штабистками для удовлетворения их, штабисток, сексуальных нужд в той мере, в которой способны это сделать. Да и не только штабисток. Мало, что ли, начальства в городе, которому тоже хочется отведать свежего и необузданного мужского естества? Хватает. Ох, хватает. Но тут уж ничего не поделаешь – спасибо и на том, что никто из начальства не пытался в решительном порядке разрушить ту негласную традицию, согласно которой поймавшие «дикого» оперативницы первыми и получают на него право. Правда, очень недолго. Максимум, по разу обычно выходит, а то и того меньше.

Другое дело – беглые рабы! Кася даже зажмурилась, вспоминая.

Тридцать пять часов!

Тридцать пять часов свободного времени оказалось тогда в их распоряжении. Тридцать пять часов и двое еще довольно крепких, не полностью истративших силу мужчин. Двое на четверых. Потому что Тирен Лан как раз накануне рейда попала в госпиталь с каким-то неопасным, но весьма привязчивым вирусом, и группа отправилась на операцию в неполном составе. О чем, если честно признаться, впоследствии нисколько не жалела. Все-таки двое на четверых – это, девушки, лучше, чем двое на пятерых. Да… Но что потом? А потом одна неудачно использованная сексквота и нейросимуляторы, нейросимуляторы и еще раз нейросимуляторы.

Нет, в виртуальном сексе тоже что-то есть, не будем себя обманывать.

Во-первых, ситуации, в которые ты при этом попадаешь, никогда не могут случиться в реальной жизни. Просто по определению не могут. Потому что чаще всего – это фантазия сексуально озабоченных сценаристок и разработчиц о тех временах, когда главным разумным существом на планете был мужчина. Конечно, нейросимуляторы бывают разные и на любой вкус – вплоть до извращенного. Кася, например, знала о существовании нейросимуляторов, где сексуальными партнерами выступали различные животные и даже сказочные или фантастические, никогда не существовавшие в реальности персонажи – от прекрасных и утонченных эльфов до наделенных чудовищной мужской силой инопланетян. Но в большинстве случаев нейросимуляторы – это именно вольная реконструкция далекого прошлого. С той или иной степенью достоверности. Хотя достоверность здесь – понятие весьма относительное и не столь уж важное. Разве что для придирчивого историка. А для них, простых сестер-гражданок, главное – это достоверность сексуальных ощущений. И тут можно сказать о втором достоинстве виртуального секса. А именно о его продолжительности и разнообразии. Сколько и как тебе надо, столько и так и трахайся. Сутками напролет и в самых немыслимых позах. Одно плохо – и в этом самый большой и главный недостаток любого нейросимулятора – полного удовлетворения он все равно не приносит. Это как мастурбация. Вроде бы и кончила неоднократно, а все-таки чего-то не хватило. И никогда не хватит, пока не ощутишь в себе настоящий, а не виртуальный горячий мужской…

Нет, девочки, решено. Двое суток мы ждать не будем. Может, потом это мне так надоест, что я на мужчину и смотреть без тошноты не смогу, но пока…

И вообще. Мы, конечно, в плену, но это еще не значит, что следует терять инициативу. Мужчина – это дикое животное, которое вполне можно приручить и заставить подчиняться. Так нас, во всяком случае, учили на лекциях по истории и психологии. Обычно мы достигаем этого элементарным принуждением. Но в данных обстоятельствах нужно применять то оружие, которое только и осталось в нашем распоряжении – женскими чарами. Да, оружие это изрядно заржавело, и мы практически разучились им пользоваться за ненадобностью. Но разучились ли на самом деле? Стоит попробовать. Вполне может быть, что это не только доставит нам наслаждение, но и принесет свободу. Как там считалось когда-то? Сила женщины – в ее слабости. И еще – разделяй и властвуй. Потому что этот самый Бес Тьюби, несмотря на то, что не очень ей понравился с первого взгляда, имеет, судя по всему, среди «диких» большое влияние, а значит…

Кася не успела рассмотреть со всех сторон эту, только что пришедшую ей в голову, очень интересную мысль, потому что они пришли на место – в ту же комнату, из которой их отводили на осмотр к Лар Тиссу меньше часа назад.

Дальнейшее произошло так естественно, что Кася сама поразилась своим и Тепсиным талантам. Им хватило один раз со значением переглянуться, чтобы понять друг друга без слов и повести себя в соответствии с задуманным.

Лежанка оказалась достаточно широкой, чтобы на ней поместились все четверо, а желания двух женщин и двух мужчин – раскрепощенными, как раз настолько, чтобы получить друг от друга давно ожидаемое наслаждение.


На следующее утро Кася и Тепси, проснувшись, не обнаружили рядом с собой давешних партнеров.

– Сбежали, – констатировала Тепси, садясь на постели и потягиваясь. – Испугались продолжения.

– Испугались они, как же, – зевнула Кася. – Могу спорить, что сегодня опять припрутся. И с теми же самыми намерениями.

– А что, разве плохие намерения? – ухмыльнулась Тепси. – По мне так вполне себе ничего . Какой у этого Ровего…м-м-м! Прямо мой размерчик. Как говорится, тютелька в тютельку. Да и у тебя, командир, как я понимаю, все было нормально. Великая Матерь, как ты кричала! – и она, картинно закатив глаза, с придыханием застонала: «Мальчик мой! Мальчик мой!»

– Ты тоже хороша, – передразнила ее Кася. – Сладенько! Еще! Сладенько! Еще! Как будто в тебя шоколадную конфету запихивали, а не член.

– Конфету… – Тепси задохнулась от смеха и рухнула на подушку. – Ой, не могу!

– Вообще, командир, – сказала она, отсмеявшись, – как-то необычно это все. Совершенно новые ощущения, не находишь? Ни от какого, даже самого дорогого нейросимулятора такого не дождешься. Говорят, правда, что есть в городе такие заведения, где за деньги можно… ну, ты понимаешь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении