Алексей Евтушенко.

Охота на Актеона



скачать книгу бесплатно

Росту в Йолике Дэм было ровно полтора метра. Но когда она подошла вплотную к оперативницам, каждая из которых была выше ее (считая толстые подошвы ботинок) на добрых пятнадцать сантиметров, им показалось, что начальница смотрит на них сверху вниз. И в этом немигающем взгляде не читалось ничего, хотя бы отдаленно напоминающего сочувствие.

– Э-э… не совсем так, – первой решилась на ответ Шаинь Ян.

Она была опытнее Мары Хани и сильнее физически, а также вообще редко лезла за словом в карман. За что периодически и огребала выговоры и взыскания. Но начальство ее ценило. Именно за этот самый опыт и, пусть грубоватую, но честную прямоту. И сама Шаинь прекрасно знала, что ее ценят, а потому и взяла на себя смелость ответить начальнице Службы FF города, как бы защищая при этом более уязвимую на вид и хрупкую Мару Хани.

– Объясните, – холодно потребовала Йолике.

– Да, мы действительно потеряли бронекар. И двух наших боевых подруг. Касю Галли и Тепси Лау. А трое девушек доставлены в госпиталь. Правда, как нам сказали врачи, ничего страшного с ними не случилось. Несколько ушибов, контузия, ну и, разумеется, сильнейший шок...

– Это я и без вас знаю, – все так же ровно и тихо перебила Йолике. – Короче.

– Я стараюсь, – Шаинь переступила с ноги на ногу.

Ей очень хотелось отвести взгляд от прозрачно-зеленых, очень красивых, но совершенно безжалостных глаз Дэм, но что-то подсказывало ей, что делать этого ни в коем случае нельзя.

– Так вот, – продолжила она. – Все это верно. Неверно лишь то, что мы не поддержали Касю Галли. Мы просто выполнили ее… э-э… просьбу.

– Согласно традиции, – неожиданно влезла Мара, видимо, решив, что настала и ее очередь оказать подруге и коллеге посильную поддержку.

– Просьба? Традиция? – Йолике отступила на шаг, и оперативницам показалось, что их окатила ледяная светло-зеленая волна презрения. – Что я слышу?! Уж не хотите ли вы сказать, что действовали не согласно инструкции, а, – следуя какой-то дурацкой и глубоко аморальной традиции, в результате чего мы понесли такие потери? Нет, я просто ушам своим не верю!

– И правильно делаете, что не верите, – заявила Шаинь. – Мы действовали точно по инструкции. А то, что в данном случае она, так сказать, совпала… э-э… с традицией, вышло совершенно случайно. Просто Мара не совсем точно выразилась и…

– Так пусть выражается точнее, – процедила Йолике. – Или, клянусь Великой Матерью, мое терпение кончится, и вы обе сначала будете разжалованы, а после отправитесь на гауптвахту. И, смею вас заверить, очень надолго.

– Так я же и пытаюсь рассказать! – воскликнула Шаинь Ян. – Коротко и ясно. Но меня все время… Разрешите продолжать?

– Продолжайте. Но только, – действительно, – коротко и ясно.

– Так вот, – незаметно переводя дыхание, начала Шаинь. – Когда Кася заметила «диких» с крыши административного корпуса бывшего издательства…

В изложении старшей опергруппы Службы FF Шаинь Ян события развивались следующим образом.

Все три группы, согласно приказу, заняли исходные позиции и двинулись в глубь старой промзоны.

Пешком. Бронекары были оставлены, потому что в тех завалах, из которых преимущественно и состоит старая промзона, они только мешали бы поиску. В результате, когда Кася обнаружила «диких», потребовалось некоторое время, чтобы вернуться к бронекарам и взлететь. В силу объективных причин их группы удалились на гораздо большее расстояние от бронекаров, нежели группа Каси. Да, Кася действительно попросила их не торопиться. О чем, кстати, имеется соответствующая запись переговоров. Но специально они не задерживались. Правда, нельзя сказать, если уж до конца быть честными, что и особо спешили. Старшая Кася Галли сказала, что она со своей группой прекрасно справится сама. Да и как было не справиться? Пять на пять. Всего-навсего. И это при том, что превосходство оперативниц Службы FF в технике, опыте и вооружении всегда было подавляющим. И не было никаких причин сомневаться, что на этот раз случится по-другому. На что они могли нарваться в самом крайнем случае? На пистолетную, или, – пусть даже, – автоматную пулю? Смешно. Опять же группа Каси Галли шла с юга и оказалась гораздо ближе к «диким», чем они. Естественно, что именно она и успела первой. То есть, почти успела. Как рассказали Барса Карта, Тирен Лан и Марта Нета, им не хватило буквально нескольких секунд. «Дикие» прыгнули в Трещину вместе со своими пленницами, имея за спиной парашюты типа «крыло». Очень рискованно, но при должном умении, вполне осуществимо. Что оставалось делать? Только постараться сесть на дно Трещины раньше «диких», чтобы уже там спокойно встретить их во всеоружии. И никуда бы они не делись, если б… Раненные Барса, Тирен и Марта и сами не знают точно, что произошло. Перед самой посадкой бронекар сотряс, по их рассказам, сокрушительный удар, после которого машина камнем рухнула вниз, и они потеряли сознание. В себя они пришли, когда уже мы были рядом и смогли им помочь выбраться из покореженного бронекара. То есть, они не знают ни того, что произошло, ни того, куда пропала Кася Галли и Тепси Лау. Впрочем, догадаться не очень сложно. Скорее всего, «дикие» еще на стадии разработки операции просчитали похожий вариант развития событий, и оставили внизу засаду. Вот эта самая засада и сожгла бронекар, а потом «дикие» забрали с собой Касю и Тепси. Женщины им нужны, и они не могли упустить такой случай. Следовательно, и Кася, и Тепси живы, что уже хорошо. А если говорить об оружии, из которого подбили бронекар, то, судя по характеру повреждений, это была, скорее всего, ракета. То есть, реактивный снаряд, выпущенный из чего-то наподобие древнего ручного гранатомета или ПЗРК. Откуда «дикие» взяли это оружие? Да, скорее всего, оттуда же, откуда у них пистолеты, автоматы и патроны к ним. Из нами забытых и потерянных, а ими найденных старых оружейных складов. В общем, все, что случилось, вполне объяснимо. Необъяснимо только одно. Куда пропали «дикие» вместе со своими жертвами после того, как подбили бронекар? Далеко уйти они не могли, из Трещины нет легкого выхода, но, тем не менее, самые тщательные поиски не принесли результатов. Никаких. Такое впечатление, что все они просто исчезли прямо там, на месте. Испарились. Сейчас в Трещине продолжают работать поисковые отряды, но уверенности, что они найдут хоть какой-то, пусть самый малый, след, нет совершенно.

Шаинь умолкла.

– Все? – осведомилась Йолике.

– Так точно. Все.

– Ваши группы сейчас где?

– Там, – мотнула головой на восток Шаинь, – в Трещине. Участвуют в поиске. Мы с Марой прибыли сюда на моем бронекаре.

– Кто руководит поисковыми отрядами?

– Начальница Службы FF четвертого сектора города Лилу Тао. На ее территории это случилось, ей мы в первую очередь и доложили.

– Почему меня сразу не поставили в известность?

Шаинь и Мара переглянулись и опустили глаза.

– Ясно. Думали, пронесет. Мол, найдем «диких», освободим подруг, глядишь, и начальство смягчится. Так?

Подчиненные одновременно и едва заметно вздохнули, не поднимая глаз.

– Конечно, так. Всегда одно и то же. Все хотят быть героинями, иметь массу привилегий и удовольствий, но при этом не нести никакой ответственности. Знакомая картина, – Йолике помолчала, раздумывая. – Хорошо. Идите вниз и ждите меня в машине. Я хочу сама осмотреть место происшествия. И учтите, что по пять суток гауптвахты вы за сегодняшний день заработали. С временной отсрочкой наказания.

– Только гауптвахты? – вырвалось у не успевшей прикусить язык Мары.

– Я разве неясно сказала? – приподняла бровь Йолике. – Брысь отсюда!

Шаинь дернула подругу за рукав, и оперативницы поспешно ретировались за дверь.

Йолике подошла к стене, распахнула встроенный шкаф, достала оттуда свой боевой комбинезон, шлем, ботинки и автомат и, помедлив, решительно расстегнула китель. Она знала, что и снаряжение, и оружие в порядке. Просто давно не пользовалась ни первым, ни вторым.

Впрочем, руки и сами помнили все необходимые движения, – не прошло и двух минут, как в настенном зеркале начальница городской Службы FF снова увидела молодую рыжеволосую оперативницу, какой она, Йолике Дэн, когда-то была, облаченную в боевой комбинезон и готовую к выполнению любого задания. Это зрелище ей понравилось, и каким-то шестым или даже седьмым чувством она вдруг поняла, что в привычном мире что-то неуловимо, но весьма значительно изменилось, а, значит, и перемена костюма вполне к месту и ко времени.

– Давненько не брала я в руки шашку, – перефразировала Йолике реплику из однажды прочитанного в юности старинного романа, подхватила автомат и пружинящим шагом покинула кабинет.


Если ты не доверяешь своим подчиненным, значит, начальник из тебя никудышный. Любое доверие, однако, имеет свои границы. Ведь, если полагаться на подчиненных безоговорочно и полностью, то у них совершенно резонно может возникнуть вопрос: зачем, вообще, – начальство, когда они и сами так замечательно справляются?

Йолике Дэн своим подчиненным вполне доверяла.

Она и сама прошла весь путь от рядовой сотрудницы Службы FF до нынешнего своего высокого положения, и поэтому прекрасно знала не только все сложности и тонкости любой работы и на любом участке Службы, но также и неписаные правила и традиции, принятые среди оперативниц. Именно поэтому, Шаинь Ян и Маре Хани удалось сравнительно дешево отделаться, – Йолике не составило особого труда поставить себя вначале на место Каси, а затем и на место Шаинь и Мары. А когда Йолике Дэн это сделала, то у начальницы Службы FF уже не было полной уверенности в том, что она поступила бы иначе в похожей ситуации.

Всем было прекрасно известно, что оперативницы Службы вовсю пользуются «правом первой ночи» в случае поимки «диких». На официальном уровне это было категорически запрещено и даже черным по белому записано в Уставе.

Но.

Несмотря на воспитание и пропаганду, замечательные компьютерные разработки виртуального секса, расцвет лесбийской любви и особые сексуальные квоты (для рядовой оперативницы – 4 полуторачасовых сексуальных контакта с живыми мужчинами-рабами в год), зов природы окончательно подавить было невозможно. Его можно было лишь приглушить. Но иногда этот зов прорывался сквозь все препоны, и тогда сестры-гражданки пускались во все тяжкие и легко шли на любые нарушения всяческих запретов, инструкций и уставов. Все. Начиная от обычной работницы на фабрике по производству одежды и заканчивая самыми высокопоставленными фигурами. Не говоря уже о фермершах, которые на своей земле вообще зачастую чувствовали себя удельными княгинями, которым не писаны никакие дурацкие городские законы.

И все, что совершенно естественно, старались воспользоваться теми привилегиями и возможностями, которыми обладали. Или в силу родственных и дружеских связей или же, благодаря служебному положению.

Оперативницы Службы FF занимались не только защитой населения города от набегов «диких» мужчин, но и непосредственно их отловом и доставкой в город или на фермы. На самом деле парадокс заключался в том, что немного нашлось бы сестер-гражданок, которые в глубине души не хотели бы сексуального контакта с «диким» («дикие» мужчины считались в этом смысле гораздо ценнее мужчин-рабов). Но вот быть похищенной и попасть в плен к «диким» не хотел никто.

Или почти никто, потому что в каждом обществе и во все эпохи всегда найдется некоторое количество граждан с неустойчивой психикой и извращенными понятиями о сексе и общественном устройстве.

Работа оперативниц Службы FF была весьма опасной. И не только была, но и общественное мнение – что гораздо важнее! – считало ее таковой.

А потому и на традицию «права первой ночи» начальство старалось закрывать глаза, понимая, что нельзя лишать подчиненных своеобразной награды за тот риск, которому они подвергаются. Согласно данной традиции, те оперативницы, в руки которым попадались «дикие», при желании могли немедленно ими воспользоваться для удовлетворения собственных сексуальных потребностей. И только затем передать их, что называется, по назначению.

Поэтому-то Шаинь Ян и Мара Хани и не торопились.

Кася и ее группа, первые заметившие «диких» и, находившиеся к ним ближе остальных, имели на них все права. И попытка Шаинь или Мары (или их обеих) вмешаться в эти права, грозила бы им наказанием гораздо худшим, нежели каких-то пять суток на гауптвахте или даже разжалование в рядовые – презрением и бойкотом всех сотрудниц Службы FF.

Итак, все это Йолике Дэм прекрасно знала.

Но Кася Галли была не только ее подчиненной, но и ближайшей подругой, а потому одна лишь мысль о том, что Кася попалась в лапы «диких», приводила Йолике в бессильное холодное бешенство, которое было очень трудно в себе удержать, и еще труднее – окончательно укротить.

По опыту Йолике знала, что лучший способ этого добиться – физическое действие. Пусть и большей частью совершенно бессмысленное, но, желательно, немедленное и емкое по энергозатратам. Такое, чтобы измученный организм, потребовал в первую очередь не глупой мести невесть кому, а элементарного отдыха. После чего можно было бы уже спокойно анализировать свои и чужие ошибки и взвешенно принимать необходимые решения.

К тому времени, когда Шань Ян посадила машину на дно Трещины рядом с подбитым бронекаром Каси Галли, солнце давно склонилось к западу, и здесь, на глубине, царил густой сумрак. До полной тьмы было еще далеко, но поисковая группа уже включила фонари, и теперь яркие лучи электрического света бродили там и сям, вдали и вблизи, то расходясь в разные стороны, то перекрещиваясь под различными углами, создавая своими, на первый взгляд, хаотичными передвижениями, весьма завораживающую картину.

Здесь, внизу, уже стояли три бронекара, и в свете их фар искореженная, лежащая на боку машина Каси Галли, выглядела как-то особенно жалко и беспомощно.

Доклад Лилу Тао, инициативной и энергичной начальницы Службы FF четвертого сектора города, был короток и сводился, в общем-то, к одному слову: «ничего».

– Совсем никаких следов? – осведомилась Йолике для проформы. – В обе стороны?

– Абсолютно. Дно Трещины – сплошной камень, сами видите. Был бы песок или, там, глина… Мы все-таки предполагаем, что ушли они в сторону, противоположную городу. И все равно не понятно, куда делись. Времени, начиная с того момента, когда «дикие» подбили бронекар и заканчивая прибытием на место происшествия групп Шаинь Ян и Мары Хани, прошло совсем не много – не более получаса. И спрятаться здесь негде. Ближайшая пещера находится в сорока километрах за городом. Да и знаем мы эту пещеру, там тоже особо не укроешься. Три зала один за другим и без всяких ответвлений. Кстати, мне совсем недавно сообщили, что там никого нет, – я посылала туда бронекар с поисковой группой.

– Что ж, – сказала Йолике. – Остается предположить, что у них на дне Трещины заранее был припрятан какой-то транспорт. Откуда он взялся у «диких» – это другой вопрос. Значит, откуда-то взялся. И, скорее всего, этот транспорт способен летать, потому что по дну Трещины далеко за это время тоже не уедешь, – дороги здесь нет. А вот, если, например, им удалось отыскать и восстановить какой-нибудь вертолет или амфибию на воздушной подушке…Как далеко в обе стороны вы смотрели?

– Северная группа сейчас от нас в восьмидесяти километрах. Южная – в пятидесяти. Но они потратили время на осмотр пещеры.

– Какой у них приказ?

– Я приказала искать до темноты. Потом остановиться и продолжить утром. Считаю необходимым осмотреть всю Трещину. Тем более что ничего другого не остается. Еще пять отрядов на бронекарах при поддержке четырех гравикоптеров полиции и двух наших осуществляют широкий поиск наверху. По всем направлениям. Это на тот случай, если «диким» все же каким-то невероятным образом удалось выбраться из Трещины.

– Что ж, – вздохнула Йолике. – Это верное решение. Должна заметить, что пока вы все делаете правильно. Проявили инициативу, приняли необходимые меры и только потом поставили в известность непосредственное руководство. Я это учту. Еще бы результат… Ладно, продолжайте работать, я вмешиваться не буду. Давно замечено, что чем больше начальства в одном месте, тем меньше толку. Поэтому не обращайте на меня внимания, пока я тут вокруг осмотрюсь немного. До известной степени, конечно, не обращайте. Потому что я начальство хоть и мудрое, но все же начальство.

И Йолике сделала вид, что улыбнулась.


– Не занимайся ерундой, – говорила она сама себе через полчаса, пробираясь между камней с включенным фонариком. До тебя здесь неоднократно прошли молодые и глазастые оперативницы. И не в темноте, а еще при дневном свете. Да, я знаю, что ты хочешь сказать. Я, мол, вовсе еще не старая. И вообще, всегда лучше убедиться самой, чтобы потом не в чем себя было упрекнуть. Все это ерунда. Не лучше ли признаться, что тебе просто не хочется возвращаться в кабинет. Или домой. Потому что это будет означать, что мы потерпели окончательное поражение, и придется докладывать об этом поражении непосредственно Первой. Чью реакцию предугадать не сложно – много крика, стука мягким кулачком по столу и гневного сверкания прекрасных очей на изрядно располневшем за последние годы лице. А потом что? Потом, в ответ на мое очередное предложение о проведении давно назревшей операции по глобальному обнаружению и уничтожению баз «диких» последует очередное же обещание подумать. И в печенках уже сидящая сентенция о том, что в столь важном, дорогостоящем и опасном деле торопливость совершенно ни к чему. Надо, мол, все взвесить, просчитать и учесть. Лучше бы себя почаще взвешивала… А куда еще откладывать, спрашивается, если «дикие» настолько обнаглели, что начали уже охоту за – уму непостижимо! – оперативницами Службы FF?! Великая Матерь, если бы мне еще год назад кто-нибудь сказал, что такое будет возможно, я бы посоветовала собеседнице принять успокоительное, а еще лучше обратиться к психиатру. Чтобы провериться на адекватность восприятия действительности. Да. Но, во имя Великой Матери, делать все-таки что-то надо. Сколько ни тяни, а…

И тут что-то остро блеснуло в щели между камней под лучом ее фонаря.

Этот необычный блеск разом вытеснил из головы все мысли, потому что еще до того, как Йолике нагнулась, чтобы поближе рассмотреть, а затем поднять находку, она уже догадалась, что это такое.

И догадка оказалась верной.

Кольцо.

Серебряное кольцо, похожее на замысловатый иероглиф неизвестного языка.

Старшая оперативной группы Службы FF Кася Галли очень любила разнообразные и красивые серебряные кольца, а это было одно из самых ее любимых.

Глава VI

Болела голова.

Не сказать, чтобы уж совсем раскалывалась, но все же довольно ощутимо. Боль сопровождалась еще и легким подташниванием, отчего просыпаться окончательно и открывать глаза совсем не хотелось. А хотелось, наоборот, снова погрузиться в спасительные глубины сна, из которых она только что, – непонятно зачем, – вынырнула. Впрочем, понятно. Кася слишком хорошо себя знала, и понимала, что организм уже обмануть не удастся. Если он, организм, решил проснуться, то, значит, так тому и быть. А то, что у организма болит голова и его, организм, слегка тошнит, это уже не проблемы организма, а ее, Касины, трудности. Она – хозяйка, вот пусть и решает, что делать дальше. Тем более что выбор есть. Или дальше лежать с закрытыми глазами, прислушиваясь к собственным ощущениям и стараясь вспомнить, что произошло, или же все-таки попытаться встать, оглядеться и узнать, где она находится. Но только не спать. Спать дальше организм отказывался наотрез.

– Ох, б…дь, – тихо, но явственно произнес слева чей-то очень знакомый голос. – Как же башка трещит… Где мы?

Вот и нет альтернативы, подумала Кася, открыла глаза и медленно повернула голову.

Тепси Лау.

Боевая подруга лежала рядом на животе в позе небрежно брошенной куклы, и страдальчески таращилась на Касю одним левым глазом. Правый был закрыт.

– Не у тебя одной, – сказала Кася и попыталась сесть на кровати и оглядеться.

Удалось ей это только со второй попытки, потому что, как немедленно выяснилось, голова не только болела, но еще и кружилась.

Да, они лежали на кровати. Или, скорее, на широкой и низкой лежанке. Сама лежанка стояла на дощатом полу в странной, трапециевидной формы (левая стена намного короче правой) комнате с единственным крошечным окном у самого потолка, из которого в комнату попадал слабый, явно искусственного происхождения, свет.

Обе, как немедленно выяснилось, были раздеты до специального нижнего белья из чистого хлопка, которое надевалось под боевой комбинезон и состояло из майки с длинными рукавами и колготок. Ни самих комбинезонов, ни шлемов, ни их оружия и прочего снаряжения нигде не наблюдалось. Кроме лежанки, расположенной ближе к длинной боковой стене, в полутьме, наполнявшей комнату, угадывался только еще невысокий столик и три стула. Ни шкафов, ни каких-либо полок по стенам. Впрочем, имелось еще две двери. Одна – поуже – в короткой боковой стене, и вторая – пошире – в торцевой.

– Ну, и где это мы? – осведомилась Кася и тут же добавила. – Впрочем, ты уже, кажется, этот вопрос задавала.

Тем временем Тепси подобрала под себя руки и ноги, кое-как села и в свою очередь огляделась.

– Б…дь, – повторила она. – Мне не нравится то, что я вижу, командир.

– Мне еще больше не нравится то, что я помню, – мрачно сказала Кася, спустила ноги с лежанки, и, придерживаясь рукой за стенку, встала. – И кончай ругаться. Без тебя тошно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении