Алексей Евтушенко.

Охота на Актеона



скачать книгу бесплатно

 
О, этого и я
Хотела бы. Но я бы умертвила
Тебя своими ласками. Прощай!
 
(В. Шекспир «Ромео и Джульетта»)

Глава I

Подъем был долгим, но не слишком утомительным. Мощеная дорога шла полуспиралью к вершине и там превращалась в ровную широкую площадку. Здесь, в тени каштанов, на террасе внешне невзрачного, но весьма уютного ресторанчика, можно было посидеть за чашкой кофе и рюмкой ликера, отдохнуть и полюбоваться на красивый город внизу.

Кася так и поступила.

Она хорошо видела, куда ей нужно идти дальше, но решила не торопить события и сделать маленькую остановку.

Отчего не растянуть ожидание наслаждения, когда есть время?

Кася равнодушно кивнула безликому официанту, поставившему перед ней заказ, пригубила крепкий ликер, отпила глоток кофе и закурила (здесь она позволяла себе курить).

Отлично.

И эта лесистая гора, и ресторанчик, и нешумный город внизу, не говоря уже о ликере, кофе (один запах чего стоит!) и сигарете, – пока все по высшему разряду. Если и дальше все будет на таком же уровне, то можно не жалеть о потраченной сумме, равной половине месячного оклада. Тем более, что, если ей понравится, сюда можно еще не раз вернуться. И уже бесплатно. Ну, или почти бесплатно.

Ликер закончился одновременно с кофе и сигаретой. Чувствуя, как ее постепенно охватывает нетерпение, Кася оставила на столике деньги и направилась в глубь площадки. Пересекла ее, ступила на широкую, хорошо утоптанную тропинку, и уже через пять минут оказалась в настоящем лесу. Здесь пели птицы, и косые столбы солнечных лучей насквозь пронизывали молодую листву.

Тропинка раздвоилась, и Кася, не раздумывая, свернула направо. Теперь идти стало труднее – приходилось то и дело нагибаться и отводить загораживающие проход ветви кустов и деревьев. Впрочем, путь оказался недлинным, и вскоре она вышла на роскшную поляну, поросшую высокой – чуть ли не в ее рост – травой.

Видимо, это здесь…

Как свинцом налились предплечья, закружилась голова, и тяжелое приятное тепло медленно заполнило низ живота.

Кася перевела дыхание, машинально коснулась груди и шагнула с тропинки в траву.

Вот он.

Красив, ничего не скажешь. Загорает…

Свитое, казалось, из одних мускулов и жил обнаженное тело волновало. Глаза мужчины были закрыты, – он то ли спал, то ли умело прикидывался спящим. Кася тихонько присела рядом, сорвала травинку и провела ею сначала по его груди, затем по животу, ниже…

Взметнувшаяся рука крепко охватила Касино запястье.

Она не сопротивлялась.

Пропитанное солнцем мужское тело, было сухим и горячим, а губы и руки – нежными и умелыми. Отдавшись поцелуям, Кася и не заметила, как с нее слетели блузка и юбка и только, уже нетерпеливо раздвигая бедра, подумала, что на этот раз прелюдия оказалась совсем короткой, но ей это, пожалуй, даже нравится…

Короткие и частые гудки срочного вызова проникли в затуманенный страстью мозг с неумолимостью сверла, входящего в необожженную глину.

«Вот, б…дь, – подумала Кася, чувствуя, как стремительно исчезает желание и на смену ему приходит резкое и холодное, словно брошенная за шиворот ледышка, осознание необходимости возврата в реальность. – И это в законный выходной! Нигде нет покоя и расслабления.

Нигде и никогда. Ненавижу. Может, все-таки, ложный? Бывает ведь. Ошибка. Отбой. Отмена…»

Гудки, разумеется, не умолкали. И это явственно свидетельствовало о том, что никакой ошибки нет, и все надежды на приятное воскресенье летят псу под хвост и вообще на хрен. Видеть бы еще того пса и тот хрен… Впрочем, хрен ей сегодня увидеть удалось. И даже за него подержаться. Но и только.

Кася совершила мысленное усилие, возвращаясь в реальность (солнечный лес, поляна, горячий мужчина, звуки и запахи – все свернулось в одну яркую точку, ощущаемую где-то в районе макушки), стащила с головы и отложила в сторону нейрошлем, поправила волосы, два раза глубоко вздохнула и выдохнула, постаралась принять скучающе-равнодушный вид, и ткнула пальцем в клавишу приема.

На экране немедленно возникло лицо Йолике.

В удлиненных, необычного разреза и цвета молодой травы глазах давней подруги и непосредственной начальницы ясно читались понимание и неизбежность.

– Извини, что сняла, – вместо приветствия сказала Йолике, мило улыбнувшись (Кася всегда поражалась, как таким нежным полудетским голосом можно твердо отдавать зачастую совершенно безжалостные приказы). – Но только что был получен сигнал из четвертого сектора. Район А-пять. На пересечении Восточного проспекта и улицы Каплан. Точный адрес, откуда поступил сигнал: улица Каплан, два. Шестой мансардный этаж. Квартира номер двенадцать. Запомнила?

– Да что тут запоминать – знакомый райончик. Старая промзона рядом…

– Повтори. Таков порядок.

– Район А-пять. На пересечении Восточного и Каплан. Каплан, два. Шестой. Мансарда. Двенадцать, – бесстрастно отрапортовала Кася. – А что случилось?

– «Дикие» похитили двух женщин. Почти девочек. Собирай по тревоге группу и немедленно туда.

– Ох… – только и сказала Кася. – Давно?

– Сообщение поступило три минуты назад. Еще можно успеть.

– От кого поступило сообщение?

– Некая… – Йолике опустила глаза, читая в запись на листе бумаги, – Джу Баст. Художница.

– Хорошо, мы сейчас. Только…

– Да? – брови Йолике изогнулись, и Кася немедленно поняла, что вопрос о том, почему именно ее группу в законный выходной решила отправить на задание давняя подруга и непосредственная начальница, сейчас абсолютно неуместен.

– Нет, ничего. Потом.

– Вот и славно. Так и быть, удовлетворю твое любопытство. Дело в том, что я не смогла быстро найти Лилу Тао, начальницу четвертого сектора, где это все и случилось. Трахается, небось. А телефон, потом скажет, не услышала. Или еще что-нибудь придумает. Так что действуй и докладывай каждые сорок минут. И… это… – Йолике доверительно наклонилась вперед и нежно осведомилась. – Как он хоть, ничего?

И тут же отключилась, не оставив Касе ни единого шанса на своевременный и достойный ответ.

На контрастный душ нет времени. Поэтому – две пригоршни ледяной воды в лицо и достаточно.

Оружие и снаряжение – на месте и в полном порядке.

Это всегда должно быть на месте и в порядке. В полном. Ты сама можешь быть больна, пьяна, спросонья или, как вот сейчас, вытащена прямо из под классного жеребца в самый интересный момент, но твое оружие и твое снаряжение просто обязаны днем и ночью, в любую минуту, быть в совершенной готовности. Натянул, застегнул, прицепил, защелкнул и вперед – туда, куда требует идти твой долг и начальство.

Вот интересно, – размышляла Кася, споро облачаясь в боевой комбинезон из квазиживого металлопласта (легко держит пулю из практически любого ручного нарезного оружия, и даже плазменный заряд небольшой мощности), и одновременно выбивая на клавиатуре четыре кода вызовов подряд, – а что для меня важнее, этот самый долг или приказ начальства? С одной стороны, конечно, долг, он вроде бы обязан быть на первом месте. Но с другой… Уж больно абстрактная это штука – долг. И сколько бы ни вбивали нам в головы обратное, абстрактной штукой он и останется. Прекрасной и абстрактной. А вот приказ начальства – извините. Это уж абстракцией никак не назовешь. Потому что его, приказа, невыполнение, грозит вполне конкретными санкциями. Начиная от обычного взыскания по службе и заканчивая… Нет, о самом плохом лучше не думать. Да и незачем. И не с чего. Мы же выполняем приказы, верно? Верно. И даже большей частью хорошо выполняем. Благодарности имеем. Поощрения. Награды. Квартирку вон отдельную, чистую. Не у всякой сестры-гражданки в наше нелегкое время есть отдельная квартирка. Пусть даже и состоящая всего из одной комнаты, санузла с ванной и маленькой кухни. Мал золотник, как говорится, а дорог… Так, все четверо на связи. Отлично.

– Внимание, группа, это Кася Галли. Все меня хорошо слышат?

– Старшая, я – Барса, слышу тебя хорошо.

– Я – Тирен, слышу отлично.

– Здесь Тепси, командир. Я вся внимание.

– Марта слушает, а как же иначе!

– Так, девочки, – Кася надеялась, что выглядит одинаково убедительно на всех четырех экранах. – Боевая тревога! Жду вас на месте ровно через десять минут. Кто опоздает – пеняйте на себя. Время пошло – и она отключилась, не дав ни одной из них возможности проявить и тень недовольства.

Изначально стандартный бронекар предназначался для ведения боевых действий против террористов или в тылу противника и был рассчитан на шестерых. И притом на шестерых мужчин. Но исторически сложилось так, что оперативные группы Службы FF состояли из пяти человек (женщин, разумеется: четыре бойца плюс командир), и поэтому шестое сиденье просто-напросто убрали, поставив на его место питаемый от аккумулятора ящик-холодильник. В конце концов, немного комфорта еще никому не мешало, а для пойманного «дикого» (если, разумеется, его удавалось поймать, что случалось не так часто, как хотелось бы) всегда находилось место в грузовом отсеке.

Конечно, для передвижения по городским улицам и особенно переулкам, бронекар был великоват. Но на нем, кроме четырехсотсильного водородного двигателя, был установлен гравигенератор Леви-Кравченко, которому просто не нашлось бы места в обычной патрульной машине.

Гравигенератор позволял уменьшить вес машины и всех тех, кто в ней находится, почти в десять раз, и, – хотя стоил чертовски дорого, но с его помощью бронекар мог подниматься в воздух и перелетать с места на место, что делало его крайне полезной машиной для Службы FF. Потому что в городе «дикие» появлялись довольно редко, и чаще всего преследовать их приходилось за его пределами – там, где большей частью и дорог-то никаких не было.

Ну и, понятное дело, безопасность пополам с огневой мощью.

Мужчины, следует отдать им в этом должное, знали толк, – как в нападении, так и в защите. Правда, лучевую пушку с бронекаров убрали – очень уж много жрала она энергии и требовала слишком большого к себе внимания. А вот крупнокалиберный пулемет с автоматической наводкой на цель оставили. И еще один, тоже с автоматической наводкой, обычного калибра (оба располагались в оружейной башенке наверху). Равно как и полтора десятка управляемых ракет и двухслойную броню, которую смогло бы вскрыть разве что прямое попадание из той же лучевой пушки. Однако таковых пушек у «диких» не было и быть не могло. Правда, говорят, не так давно в соседнем департаменте «дикие» подбили бронекар Службы из ПТУРСа, который, – якобы, – откопали на каком-то хорошо сохранившемся, еще довоенном, складе оружия.

Что ж, теоретически такое могло случиться, – все-таки ПТУРСы были предназначены для борьбы с настоящими танками, а бронекар, при всех своих достоинствах, танком никак не являлся.

Но как бы там ни было, а Кася любила эту машину и не упускала случая посидеть за штурвалом. Любила за мощь, скорость и неуловимо-опасную грацию, заставляющую иногда думать о ней, как о живом и хорошо выдрессированном, но, тем не менее, хищном существе.

Разумеется, девочки не опоздали.

Кася только-только вывела бронекар из бокса, как все четыре почти одновременно появились в поле зрения.

Высоченная, но удивительно гармонично сложенная Тепси Лау.

Тоже высокая, но более плотная и крепкая Марта Нета.

Маленькая и юркая Тирен Лан.

И среднего роста, на вид неторопливая, но всегда поспевающая вовремя, Барса Карта.

Все в полном снаряжении.

Кася ткнула в клавишу на панели управления, и боковые двери ушли в стороны, давая бойцам возможность быстро попасть внутрь.

– Привет, командир, – Тепси Лау, сильно пригнувшись, первой заскочила в машину и плюхнулась на сиденье рядом. – Сама поведешь?

– Нет, – после секундного размышления сказала Кася, – Меняемся. Тревога боевая, так что не будем нарушать Устав.

Они поменялись местами, и Тепси, увидев, что все расселись и пристегнулись, закрыла двери бронекара.

– А что случилось-то? – осведомилась Тирен. – Только я супчик приготовить собралась…

– Супчик! – фыркнула Марта. – Я уже и за стол села. Во-первых, жареная курочка…

– Так, – перебила их Кася. – Всем слушать внимательно. Пятнадцать минут назад из четвертого сектора поступил сигнал. «Дикие» похитили двух женщин. Наша задача, как всегда, найти, догнать и освободить. «Диких», в случае сопротивления, уничтожить. Если же сопротивления не окажут, то – как обычно. Все ясно?

– Все! – хором выдохнули девушки.

– Вопросы?

– Нет!

– Тепси, включай Леви-Кравченко. Адрес: район А-пять. На пересечении Восточного проспекта и улицы Каплан. Улица Каплан, два. Думаю, что «дикие» пришли из старой заброшенной промзоны – больше неоткуда. Тем более что это не первый случай в данном районе, как вы знаете.

– И даже не второй, – сказала Барса Карта.

– Вот именно, – не оборачиваясь, пробормотала Кася.

Длинные пальцы Тепси Лау отбили короткую дробь на панели управления. В корме загудело, и Кася почувствовала, как привычно теряет вес. Ей никогда особо не нравилась та искусственная легкость, которая возникала в поле Леви-Кравченко. И большей частью потому, что после нее всегда наступал момент, когда прежний вес возвращался, а это было не очень приятно, и всегда требовало некоторого времени на обретение рефлексов в их изначальном качестве.

Взлет!

Бронекар резко (стилю вождения и пилотирования Тепси могли бы позавидовать легендарные автогонщики и авиахулиганы прошлого) прыгнул с места вперед и вверх. Ускорение на несколько секунд вжало Касю в кресло, но потом, словно нехотя, отпустило, – Тепси задействовала выдвигающиеся короткие крылья вместе с двойным хвостовым оперением и перешла в горизонтальный полет.

– А почему не сразу? – поинтересовалась Кася, глядя на дисплей, с выведенной картой города.

– Далековато, – пояснила Тепси. – Горючего жалко.

– Скажи лучше, что просто летать любишь, – шевельнула бровями Кася. Брови у Каси Галли были роскошные – темные, почти черные, в меру густые и великолепно очерченные, и она ими могла выразить практически любые свои эмоции. Чем постоянно и пользовалась, так, – что подчиненные и друзья-знакомые по тому или иному шевелению ее бровей, легко догадывались о Касином настроении. – Горючего ей жалко…

– И люблю! – с вызовом призналась Тепси. – И что тут такого? Можно подумать, мы из-за этого что-то теряем. Нисколько. Ну, пару секунд разве что. Опять же и вам всем комфортнее. Тем более что уже все. Иду на посадку.

Улица Каплан была для бронекатера узковата. То есть он бы там поместился, но движение бы просто-напросто закупорил. Конечно, поднятая по тревоге оперативная группа FF, – обладала практически неограниченными правами, но всем им с самого начала службы настойчиво внушали, что без крайней необходимости нарушать мирный труд и отдых сестер-гражданок не следует ни в коем случае. И внушили очень хорошо. Так что Кася приняла решение сесть рядом – на Восточном проспекте, благо, что отсюда до нужного им дома было совсем близко.

Бронекар нырнул, выровнялся, убирая под брюхо крылья и хвост, и завис над проспектом. Тепси включила сирену, автомобили внизу прянули в стороны, освобождая место, и через три секунды колеса приняли на себя уже нормальную тяжесть машины и всех, кто находился внутри.

– Прибыли, командир, – сообщила Тепси, отстегивая ремень безопасности.

– Лихо, – похвалила Кася. – Впрочем, как всегда. Девочки, выходим. Каплан, 2. Шестой этаж. Мансарда. Тепси, ты в машине. Марта – парадный вход. Тирен – черный, если он есть. А он здесь должен быть. Барса со мной. Пошли.

Глава II

Квартал был старый, застроенный домами, как минимум, двухсот-трехсотстлетней давности, и Кася подумала, что на нужный этаж придется, скорее всего, подниматься пешком.

Догадка ее оказалась верной – лифт в доме №2 не обнаружился. Когда-то он здесь был, но теперь от него осталась только, – забранная крупной металлической сеткой, – пустая шахта.

Кася посмотрела вверх, перехватила поудобнее короткоствольный автомат, и махнула рукой Барсе Карте:

– За мной!

Шестой мансардный этаж для хорошо подготовленных оперативниц Службы FF – это чепуха, о которой на самом деле не стоит и говорить, – Кася и Барса взлетели наверх, даже не сбив дыхание, и тут же уткнулись в разрисованную под окно дверь.

– Ух ты! – восхитилась Барса, наклонив голову и разглядывая необычную картину. – Здорово. Никогда такого не видела.

Нарисовано было действительно талантливо. Казалось, что дверь-окно распахивается прямо в синее небо с облаками. И только ярко-оранжевая цифра «12», четко и аккуратно помещенная на верхнем облаке, указывала на то, что перед ними все-таки вход в жилище, а не окно. Потому что настоящие облака цифр на себе не носят. Незачем.

– Квартира номер двенадцать, – сказала Кася. – Значит, нам сюда.

Чудная дверь открылась на звонок быстро, как будто хозяйка только и ждала их визита. Впрочем, так оно и было, – Службу FF, в отличие от полиции, сестры-гражданки любили, и охотно с ней сотрудничали.

Хозяйка – совсем еще молодая худощавая русоволосая женщина, одетая в широкие, разнообразно заляпанные краской штаны и длинную, чуть ли не до колен, майку с надписью поперек груди «Я самая лучшая», отступила в сторону.

– Здравствуйте, – сказала она, заметно картавя. – Проходите. Я тут вас уже заждалась, а мне работать надо.

– Всем работать надо, – отпарировала Кася. – Мы тоже, как видите, не отдыхаем. Хотя у нас по графику и выходной. Вы Джу Баст? Художница?

– Да, – ответила хозяйка, поправляя челку, которая тут же упрямо вернулась на место. – Так меня зовут, и я действительно художница.

– Ну рассказывайте.

– Хорошо, пойдемте в комнату.

Они прошли в большую гостиную, которая, судя по всему, была одновременно и мастерской, и спальней. Возле окна, выходящего во двор, стоял мольберт с незаконченным городским пейзажем (этот же двор, одинокий раскидистый каштан посередине и крыши соседних домов), рядом – стол с профессиональным дизайнерским монитором. У боковой стены – еще один стол, рабочий, на котором в художественном беспорядке валялись листы бумаги с эскизами и рисунками, карандаши, краски и кисти, а также стояла початая бутылка вина и два стакана. Еще в комнате имелся стеллаж с книгами, отгораживающий угол, за которым расположилась весьма широкая, аккуратно застеленная тахта, три стула и старый, весь обклеенный всевозможными рисунками и картинками шкаф для одежды. Ну и, разумеется, картины – они занимали практически всю свободную площадь на стенах.

Все это Кася и Барса увидели и запомнили за то время, которое им потребовалось, чтобы войти в гостиную и усесться на предложенные стулья.

Сама хозяйка сбросила на тахту с третьего стула, наваленную на него одежду, села и предложила кофе или вина.

– Некогда, – по возможности мягко объяснила Кася. – К тому же на службе мы не пьем. Рассказывайте, Джу, что вы видели. Как можно подробнее, но без деталей, которые не относятся к делу. Понимаете, о чем я?

– Понимаю, – кивнула художница. – Значит, так…

По словам Джу Баст, выходило следующее. Она работала – писала маслом пейзаж за окном – вот этот самый дворик с одиноким каштаном. Потом во дворике появилась влюбленная парочка.

– Молоденькие совсем девчушки, – хозяйка мансарды, не глядя, нашарила на столе пачку сигарет и закурила. – Лет по шестнадцать-семнадцать, не больше. Вошли во двор, держась за руки, сели на лавочку у каштана и тут же принялись целоваться.

Кася подошла к окну и глянула вниз. Неподалеку от каштана действительно имелась длинная скамейка со спинкой.

– И ты отсюда разглядела, что они совсем молоденькие? – осведомилась она, неожиданно для самой себя переходя на «ты». – Высоковато. Да еще и листва каштана мешает.

– Ну, мне так показалось, – пожала одним плечом Джу Баст. – Но думаю, что я права. У меня глаз наметанный.

– Художница, – кивнула Кася. – Понимаю. Как они выглядели и во что были одеты?

– Одна – та, что повыше и пополнее, рыжеватая и, по-моему, даже с веснушками. Вторая черноволосая, худенькая. Но мне показалось, что она крашеная брюнетка. И еще, самое главное. Обе были одеты в платья.

– В платья? – удивленно переспросила Барса Карта.

– Именно, – повернулась к ней художница, – Я потому, наверное, их так хорошо и запомнила. Конечно, в последнее время платья, кажется, опять начинают входить в моду. Но, согласитесь, пока еще не часто можно вот так, на улице, встретить сестру-гражданку в платье.

– Да уж, – сказала Кася. – Действительно, не часто. Так. Что дальше было?

– Дальше… Я отошла к столу за сигаретами. А когда вернулась, девчонок уже скрутили и тащили. Пятеро их было. Пятеро… мужчин, «диких». Все в масках. Одеты в пятнистые камуфляжные штаны и куртки. Они…

На поясе Каси требовательно заверещал служебный мобильный телефон.

– Одну минуту, – остановила она хозяйку. – Галли слушает!

– Это Йолике. Вы на месте?

– Да.

– Только что полиция доложила, что они нашли брошенную машину. В самом конце улицы Каплан – там, где она упирается в промзону. Черный пикап для перевозок малогабаритных грузов. Предположительно – это машина тех самых «диких». Ее угнали сутки назад, и она была в розыске. Ты выяснила обстоятельства похищения?

– Как раз этим сейчас и занимаюсь. Ты меня прервала.

– Хорошо. Поторопись. Если это их пикап…

– Я поняла. Промзона большая.

– Тут же звони, – и подруга-начальница отключилась.

Кася задумчиво подбросила на руке телефон и подняла голову.

– Скажи, – обратилась она к художнице. – Они ушли или уехали?

– Уехали, – быстро ответила Джу Баст. – У меня окна только во двор, но… Понимаете, «дикие» вместе с девчонками выскочили на улицу. Ну, а я вслед за ними – на лестничную клетку. Там есть окно. Вот. И я увидела, что они запихнули девочек в машину и уехали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении