Алексей Ерофеев.

Скверы, сады и парки Петербурга. Зелёное убранство Северной столицы



скачать книгу бесплатно

Открытие памятника Петру I (7 августа 1782 г.) было приурочено тоже к юбилею – 100-летию его восшествия на престол. Идея его создания возникла девятнадцатью годами ранее. Французский философ Дени Дидро, в переписке с которым состояла Екатерина II, и русский посланник в Париже князь Дмитрий Голицын предложили для ее реализации кандидатуру Этьена Маттео Фальконе. С ним в 1766 г. и заключили контракт.

Скульптор Фальконе представил царя в античных одеждах, с лавровым венком на голове. Сидя на вздыбленном коне, Пётр I простирает правую руку вперед, символизируя твердую волю и уверенность в правильности выбранного пути. Позировал французскому ваятелю берейтор А. Тележников, который и взлетал на вершину помоста и вздыбливал коня.

Для необычного памятника нужен был и необычный постамент. Им стала гранитная скала, известная также как Гром-камень, которую неподалеку от Лахты нашел крестьянин Семен Вишняков.

Портрет Петра создавал Фальконе со своей ученицей Мари-Анн Колло, а змею, символизирующую попранную Швецию и Карла XII, – русский мастер Фёдор Гордеев, который отвечал за установку монумента после того, как в 1778 г. Фальконе покинул Россию.

Архитектурные работы по установке памятника велись под руководством Юрия Фельтена.

К 100-летию восшествия Петра Алексеевича на престол памятник установили, в 200-летнюю годовщину его рождения на Адмиралтейской и Петровской (Сенатской) площадях начал создаваться сад. Автором проекта и производителем работ был главный ботаник Императорского Санкт-Петербургского ботанического сада, вице-президент Общества садоводов Эдуард Людвигович Регель. В разбивке сада участвовали инженеры Александр Пасыпкин и Владислав Карлович, городской инженер-архитектор Иван Мерц, ученые-садовники Императорского ботанического сада, члены правления Императорского Российского общества садоводства Генрих Бергеманн и Карл Геддевиг.

За инженерно-строительную часть сада отвечала сначала Временная хозяйственно-строительная комиссия, которую возглавлял сын бывшего городского головы Фёдор Жербин, а затем – строительное отделение городской управы под руководством архитектора Николая Бенуа. За садовую часть ответственность несло Российское общество садоводства во главе с Самуилом Грейгом.

На участке сада, который обращен к Исаакиевскому собору, разбили газон с цветником, а возле него высадили молодые дубки, в посадке которых принимали участие император Александр II и великий князь Константин Николаевич.

8 июля 1874 г. сад торжественно открыли. В этот же день он официально назван Александровским. «Государь-император, снисходя на ходатайство Императорского Российского общества садоводства, всемилостивейшее соизволил назвать вновь устроенный сад августейшим именем своим», о чем присутствующим на открытии после отъезда «августейших особ» объявил сам Грейг.

Сад обрамляла железная решетка, выполненная по рисунку инженера завода торгового дома «Никольс и Плинке» Карла Жоффрио. В те дни «Правительственный вестник» сообщал об этом событии: «…во вновь открытом саду сделано весьма удачное нововведение.

Большинство растений снабжено табличками на русском и латинском языках… Кроме того, на холме, близ памятника Петру I, собрана весьма интересная коллекция альпийских (горных) растений».

Эдуард Регель предлагал устроить в саду три фонтана, которые замыкали бы перспективы Невского проспекта, Гороховой улицы и Вознесенского проспекта. Однако вместо трех в итоге решили создать один большой фонтан в центре сада перед башней Адмиралтейства, что и было сделано в 1879 г.



Александровский сад


Автор проекта – Николай Бенуа. По его же проекту через шесть лет напротив здания Военного министерства была построена деревянная оранжерея с жильем для садовника.

8 июля 1887 г., ровно через 13 лет после открытия Александровского сада, в нем появилась первая скульптура. В восточной части, примыкающей к Дворцовой площади, установили созданный скульптором Василием Крейтаном памятник В. А. Жуковскому. Архитектором проекта стал Антонин Лыткин. То, что бюст Жуковского первым появился в Александровском саду, совершенно логично. Дело в том, что Василий Андреевич был воспитателем наследника престола – Александра Николаевича, то есть императора Александра II, именем которого и назван сад. Пьедестал памятника Жуковскому украшают высеченные на нем поэтические строки Пушкина и самого Жуковского.

Следующий памятник, значительно превосходящий по размерам бюст Василия Андреевича, появился в противоположной части сада 20 октября 1892 г. Это – бронзовый памятник путешественнику Н. М. Пржевальскому работы скульптора Ивана Шрёдера. Создавался он, как свидетельствует надпись с тыльной стороны постамента, Императорским Географическим обществом «на приношения почитателей». Рисунок-проект создал генерал-майор Александр Александрович Бильдерлинг (1846–1912), который, несмотря на высокий воинский чин, прославился больше как художник-акварелист и как инициатор увековечивания памяти выдающихся деятелей русской истории и культуры. В Севастополе во многом благодаря его попечительству установили памятники адмиралам Нахимову, Корнилову и Тотлебену. В Петербурге в 1883 г. по его инициативе в родном ему Николаевском кавалерийском училище, начальником которого он стал после возвращения с Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., был открыт первый в стране музей Лермонтова.

Почему же у подножия постамента верблюд, а не лошадь Пржевальского – животное, которое сразу приходит на ум при произнесении фамилии Николая Михайловича?

Дело в том, что открытия Пржевальского в мире фауны огромны, а наиболее значительными и серьезными со всех точек зрения были его азиатские путешествия, среди которых особую роль играла Лобнорская экспедиция 1877–1878 гг., проходившая очень тяжело. Достаточно сказать, что во время нее пало 32 верблюда. Вот из этой-то экспедиции в Петербург привезли более 2000 экземпляров различных насекомых и 25 шкур больших зверей. В этой же экспедиции, помимо всего прочего, Пржевальский обнаружил диких двугорбых верблюдов, в существовании которых до той поры в ученом мире сомневались, и привез шкуры трех диких верблюдов и несколько верблюжьих скелетов. Вот потому-то и появилась в Александровском саду фигура верблюда, навьюченного поклажей.

Многие отмечают сходство Пржевальского с Иосифом Виссарионовичем. И внешность, и, главным образом, усы вызвали к жизни легенду о том, что Пржевальский – отец Иосифа Джугашвили, вошедшего в историю под именем Сталина.

Некоторые авторы, опираясь на сведения о том, что, согласно записи в церковной книге, Иосиф Виссарионович родился не 21 декабря 1879 г., как он сам утверждал, а 6 декабря 1878 г., строят свою версию на том, что Пржевальский весной 1878 г. был в Грузии и у своего родственника, князя Маминошвили, встретил красивую молодую женщину Елену Геладзе. От связи с ней и родился в декабре мальчик Иосиф. Состоявшая в браке с сапожником Виссарионом Джугашвили Елена Георгиевна не могла, дескать, родить ребенка от законного мужа. Возможно, по причине пристрастия последнего к алкоголю.

Не будем развивать эту версию, о ней много писалось в периодике. Есть веский аргумент, перевешивающий все правдоподобные факты: не мог военный разведчик, каковым в первую очередь был Пржевальский, направляясь в Центральную Азию, своевольно изменить маршрут, чтобы заглянуть в Гори на огонек к своему родственнику. Да и до Иосифа у Елены уже родилось двое сыновей. Они, правда, умерли во младенчестве, но в то время это вряд ли было удивительно.


Александровский сад. Памятник Н. М. Пржевальскому


17 июня 1896 г. у фонтана установили бюсты Николая Васильевича Гоголя и Михаила Юрьевича Лермонтова. Обе эти модели, как и Жуковского, выполнил Василий Крейтан. Пьедесталы создал городской архитектор Александр Максимов.

В 1900 г. рядом появился бюст композитора М. И. Глинки. Проект и пьедестал выполнил Александр Лыткин, а скульптурный портрет создал Владимир Пащенко.

Последний бюст – государственного канцлера, дипломата, министра иностранных дел России Александра Михайловича Горчакова – установлен у фонтана уже в наше время, 16 октября 1998 г., к 200-летию со дня рождения «последнего из лицеистов» пушкинского выпуска. Бюст Горчакова создали скульпторы Борис Петров и Альберт Чаркин, архитектор проекта Сергей Михайлов, художник Николай Соколов.

Интересно, что скульпторы Петров и Чаркин использовали бюст, созданный их коллегой Кристианом Годебским в 1870 г. Этот Годебский в 1875 г. предложил Городской думе свой проект фонтана вместо того, который в итоге появился у Адмиралтейства. Фонтан Годебского представлял собой 18-метровое сооружение со множеством бассейнов, аллегорических фигур и украшений на мифологические сюжеты. Завершала сооружение статуя женщины на шаре. Такое сооружение закрыло бы собой вид на Адмиралтейство со стороны Гороховой улицы. А уже в начале XX в. многих архитекторов беспокоило то, что подросшие деревья закрыли своими кронами фасады творения Адриана Захарова, и они предлагали вырубить часть Александровского сада. Среди тех, кто выступал за это, были Мариан Перетяткович, Артур Грубе, Сергей Беляев, Владимир Покровский, Лев Ильин и Мариан Лялевич. Зодчие объясняли свое желание правилом, утвердившимся в Петербурге с XVIII столетия: не закрывать фасады зданий деревьями.

За Александровский сад вступился журнал «Зодчий»: «… если вырубить достаточно широкие просеки, придется истребить всю среднюю часть сада, оставив вместо нее жалкие бакенбарды у боков Адмиралтейства… Как это не сообразили, что никакой партер не может быть здесь уместен, а уместны лишь деревья изрядной величины. С партером площадь будет выглядеть унылым пустырем, какие бы клумбы ни разбивали на месте злополучного сквера».

А к 100-летию со дня смерти архитектора Адриана Захарова, в 1911 г., все-таки разработали проект урегулирования разросшегося сада. Автором его стал зодчий Иван Фомин. Он предложил создать широкие прямые просеки, которые продолжали бы перспективу главных магистралей, сходящихся к башне Адмиралтейства.

Проект Ивана Фомина воплотили в жизнь уже после Октябрьской революции, в 1920 гг., когда сад поменял название, став садом Трудящихся. Были проложены три просеки, устроены три аллеи, раскрывающие вид на башню Адмиралтейства.

В 1931 г. планировка сада приобрела еще более строгий характер. Тогда проложили новые дорожки от Дворцовой площади, именовавшейся в ту пору площадью Урицкого, к Конногвардейскому бульвару, который назывался бульваром Профсоюзов. Переустройство осуществлялось по проекту Льва Ильина, который все же несколько сократил сад. Правда, за это ему можно сказать только спасибо. Архитектор срезал садовый угол у Дворцового (тогда – Республиканского) проезда и Адмиралтейского проспекта (тогда – проспекта Рошаля), для более удобной организации движения трамваев и автотранспорта на этом повороте. Тогда же сад освободили от некоторых построек, его не украшавших.

3 августа 1936 г. название сада снова поменялось. Исполком Ленгорсовета принял постановление «О переименовании сада Трудящихся (б. Александровского) в сад имени А. М. Горького». Постановление приняли, но «трудящиеся» не ушли из названия, и стал сад более чем на половину века садом Трудящихся имени А. М. Горького. Впрочем, трудящиеся по-прежнему именовали его Александровским.

В 1959 г. по проекту архитектора Д. А. Риппа в западной части сада перед Исаакиевским собором создали розарий.

27 февраля 1989 г., когда в Ленинграде произошли первые за долгие годы возвращения исторических наименований, сад стал именоваться Адмиралтейским. Имя царя тогда не решились вернуть на карту города. Название Александровский сад восстановлено постановлением губернатора Петербурга от 29 января 1997 г.

В 2001–2002 гг. провели очередную реконструкцию сада, в соответствии с которой вернули извилистые дорожки и восстановили ограду. Автором проекта реконструкции стала архитектор института «Ленпроект» Людмила Хангу.

Сад Александровского лицея

Сад расположен перед домом № 21 по Каменноостровскому проспекту и устроен в 1839 г. Сюда, в здание, построенное в 1834 г. Луи Шарлеманем для Александровского сиротского дома, в 1844 г. был переведен Царскосельский лицей, также получивший название Александровского – в честь императора Александра I. Здесь учились великий писатель-сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826–1889), биолог Николай Дмитриевич Ножин (1841–1866), художник Вячеслав Григорьевич Шварц (1838–1869), здесь силами воспитанников создан первый в городе Пушкинский музей. Здание несколько раз перестраивалось и расширялось, в 1878 г. Роберт Оссоланус надстроил четвертый этаж, появились новые флигеля, как со стороны Большой Монетной улицы, так и со стороны Лицейской (ныне – ул. Рентгена).


Сад Александровского лицея


Лицей закрыли в 1917 г.; сначала здесь разместился Петроградский Совет рабочих депутатов, потом – Пролетарский политехникум, затем – школы № 68 и 69, позже – ПТУ № 16, а сейчас находится Колледж управления и экономики, присвоивший себе имя «Александровский лицей». В саду в 1889 г. установлены бюст Александра I работы Пармена Забелло и гипсовый памятник А. С. Пушкину, десять лет спустя замененный бронзовым бюстом работы Ивана Шрётера. Бюст императора в советское время, естественно, был уничтожен, а бюст поэта перенесли внутрь здания (сейчас он находится перед Пушкинским Домом). А на их место в 1955 г. водрузили очередной бюст В. И. Ленина работы скульптора Вениамина Пинчука и архитектора Филиппа Гепнера.

Алексеевский сад

Сад расположен между домами № 1 и № 3 по улице Писарева, позади бывшего дворца брата Александра III великого князя Алексея Александровича Романова (1850–1908; наб. р. Мойки, 122). Алексеевской до 1923 г. именовалась и улица Писарева.

Здание, построенное еще в 1770 гг., расширенное в 1850 г. Дмитрием Ефимовым и Гаральдом Боссе, Алексей Александрович, назначенный в то время Главным начальником флота, приобрел в 1880 гг. Для него дворец перестроил Максимилиан Месмахер. Он же в 1885 г. реорганизовал и сад, существовавший с XVIII столетия.

Сейчас во дворце работает Петербургский Дом музыки. Сад в советское время, как и улица, именовался Писаревским – в честь критика и публициста Дмитрия Ивановича Писарева (1840–1868).


Алексеевский сад. 1880-е гг.


Алексеевский сад


Сад Андрея Петрова

Между домами № 26–28 и № 32, на месте разобранного деревянного дома № 30 по Каменноостровскому проспекту (бывшая улица Красных Зорь) в 1920-е гг. по проекту ученого-садовода Рудольфа Катцера создан сад, долгое время не имевший никакого названия.

В 1980-е гг. на месте сада предполагалось построить кинотеатр. Идея не была реализована. В 2002 г. появился проект постройки здесь элитного дома с подземными гаражами. В защиту сада выступили петербургские художники и музыканты, в числе которых были рок-музыкант Юрий Шевчук и композитор Андрей Петров. Во время акции по защите сада они посадили деревья.

Андрей Павлович Петров (1930–2006), уроженец Ленинграда, долгое время жил на Петроградской стороне, напротив домика Петра I, на Петровской набережной, 4. Поэтому нередко шутил, что после его смерти ничего в его честь не придется переименовывать.

Переименовывать не пришлось, но через месяц после смерти композитора с инициативой присвоить его имя композитора саду на Каменноостровском проспекте в Топонимическую комиссию вышли депутаты городского парламента и лауреат Нобелевской премии академик Жорес Алфёров. Инициативу поддержали, и 29 января 2007 г. постановлением Правительства города сад получил свое название.

Как признавался сам Андрей Петров, музыку он решил начать писать в 15-летнем возрасте под впечатлением от фильма «Большой вальс» об Иоганне Штраусе. В 1949 г. он окончил музыкальное училище им. Н. А. Римского-Корсакова, а в 1954 г. – Ленинградскую государственную консерваторию по классу композиции.

Андрей Петров – автор опер, балетов, симфонических произведений, эстрадных песен, музыки к спектаклям и кинофильмам. Многие фильмы, вошедшие в золотой фонд отечественного кино, невозможно представить без музыки Андрея Петрова: «Человек-амфибия» Геннадия Казанского и Владимира Чеботарёва, «Берегись автомобиля», «Служебный роман», «Жестокий романс» Эльдара Рязанова, «Белый Бим Чёрное Ухо» Станислава Ростоцкого, «Мой добрый папа» Игоря Усова, «Путь к причалу», «Я шагаю по Москве» и «Осенний марафон» Георгия Данелии, «Укрощение огня» Даниила Храбровицкого, «Бедный, бедный Павел» Виталия Мельникова.



Сад Андрея Петрова



Сад Андрея Петрова


С 1964 г. Андрей Петров занимал пост председателя Союза композиторов Ленинграда (с 1991 г. – Петербурга). В 1989–1991 гг. от Союза композиторов избирался членом Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. В 1998 г. постановлением городского Законодательного собрания Андрею Павловичу Петрову присвоено звание почетного гражданина Санкт-Петербурга.

2 сентября 2008 г., в день рождения композитора, в саду его имени установили скульптурные композиции из камня, объединенные под названием «Первая скрипка». Среди восьми скульптур – «Скрипка-яблоко» как символ музыкального искушения; «Скрипка-туфелька» как символ музыкального эксперимента; «Скрипка-граммофон» как символ музыкальной классики; «Скрипка-женщина» как символ музыкального вдохновения; «Скрипка-лебедь» как символ музыкального совершенства и символ музыкальной паузы – «Скрипка-кресло». У входа в сад установлены две одинаковые фигуры скрипок-сфинксов, символизирующих охрану музыкального наследия, а в центре сада создана музыкальная площадка в виде скрипки.

Авторы композиции – члены Студии креативной вещи: Александр Добровольский, Елена Лекус, Андрей Недоступ, Тигран Никогосян и Ольга Свирко.

Аникушинский сквер

Небольшой сквер на углу Аникушинской аллеи и Каменноостровского проспекта, созданный в 1960-е гг., получил название Аникушинского 21 мая 2001 г.

Он носит имя выдающегося советского скульптора Михаила Константиновича Аникушина (1917–1997), народного художника СССР, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии. В сквере по инициативе друга скульптора и коллеги по Академии художеств Владимира Ветрогонского и вдовы скульптора Марии Тимофеевны Литовченко установлена скульптурная композиция Аникушина «Дружба», изображающая взявшихся за руки и кружащихся в хороводе счастливых детей.

Главный шедевр ваятеля Аникушина – памятник Пушкину на площади Искусств, установленный 19 июня 1957 г., в первый день празднования 250-летия Ленинграда, отмечавшегося на четыре года позже положенного срока. Это – первая скульптурная работа Михаила Константиновича, украсившая наш город. Она принесла ее автору заслуженное признание.


Аникушинский сквер


Среди монументальных произведений, ставших неотъемлемой частью Петербурга – памятник В. И. Ленину на Московской площади, установленный к 100-летию со дня рождения основателя Советского государства; комплекс Героическим защитникам Ленинграда на площади Победы, богиня Ника, поставленная в сквере у Нахимовского училища. Аникушин создал ряд надгробных памятников: академикам Абраму Фёдоровичу Иоффе и Владимиру Михайловичу Бехтереву, народным артистам СССР Юрию Михайловичу Юрьеву и Николаю Константиновичу Черкасову.

Сквер Аничкова дворца

Сквер Аничкова дворца – один из старейших в Петербурге. Его возникновение относится к 1740 гг., когда дочь Петра I Елизавета, будучи еще цесаревной, повелела «в новом доме, что у Аничкова мосту, строить каменное и деревянное строение, по учиненным от архитектора Земцова прожектам».

Интересно происхождение названия Аничкова дворца. Царский дворец никогда не принадлежал человеку с такой фамилией. Полковник Михаил Осипович Аничков командовал батальоном, строившим первый мост через Фонтанку в створе Невского проспекта и занимавшим территорию, на которой позднее был построен дворец. Аничковым стал мост, от моста имя командира полка перенял и дворец.

Михаил Земцов умер в 1743 г., и для Елизаветы Петровны, ставшей к тому времени императрицей, дворец стал строить зодчий Григорий Дмитриев, превративший Аничкову усадьбу в большой дворцово-усадебный комплекс с садом. 11 ноября 1743 г. императрица распорядилась о переводе садовника Стрельнинской мызы Людвига Киндера Таперса в Петербург «для разведения в новом ее… доме, что у Аничкова мосту, сада».

Видимо, этот день и следует считать датой основания сада Аничкова дворца. Территория под сад была отведена обширная: от дворца до Садовой улицы, включая Головин двор – участок, примыкавший к усадьбе графа Воронцова (Садовая ул., 26) со стороны современной улицы Ломоносова.

В мае 1744 г. в Аничков сад был направлен голландский мастер Яков Гейзер (Хайзер), сын одного из личных садовых мастеров анхальт-цербстской принцессы Софии-Фредерики-Августы, будущей императрицы Екатерины II, Иоганна Матиаса Хайзера. По его требованию для сада и садовых оранжерей приобрели «штамбоумов липовых 400 дерев, шпалерных кленовых 3000 дерев, роешнику 350 кустов, яблоней 200, вишен 300 дерев, заморских априкозовых, сливных мореных 200 дерев, виноградных ломбардских и целлерских орехов, розановых, букебауму, смородины и крыжовнику 5350 кустов».

В саду вырыли пруд. Григорий Дмитриев упоминает о нем в сообщении, относящемся также к маю 1744 г.: «…около пруда в саду крытым быть по прожекту его аллеям и галереям отменено, а быть как на Смольном дворе… ранжереям».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное