Алексей Ерофеев.

Путеводитель по улицам и истории Петербурга. Все достопримечательности в шаговой доступности от станций метро



скачать книгу бесплатно


Самая главная достопримечательность в этом районе – конечно, Кировский завод.

Его история началась в 1801 году. Наибольшую славу предприятие получило, когда его в 1868 году возглавил Николай Иванович Путилов. Тогда же за ним закрепилось название Путиловский завод.

Это был выдающийся промышленник, считавший главной движущей силой заводского дела рабочего. Когда в конце 1867 года Николаевская железная дорога осталась без рельсов, а из-за границы рельсы в Россию было доставить невозможно из-за окончания навигации, в Министерство путей сообщения пришел коллежский советник, один из основателей Обуховского завода Николай Путилов с предложением дать ему в долг приличный железоделательный завод и пообещал с помощью русских рабочих и из русских материалов «завалить Россию русскими рельсами». В начале 1868 года правительство передало ему находящийся на Петергофской дороге Огарёвский завод. Для того чтобы начать «катать» рельсы – а это было новое для России производство – ему потребовалось всего восемнадцать дней!

Путилов ввел традицию отмечать каждый миллион пудов рельсов. 13 июня 1870 года в особо торжественной обстановке отметили четвертый миллион. Газета «Голос» от 16 июня 1870 года напечатала выступление Путилова, которое он посвятил не высоким гостям, а своим рабочим и закончил тостом: «Милостивые государи! Позвольте мне предложить тост за здоровье русского рабочего люда вообще и в частности за молодцов, закоптелых тружеников этого завода!»

Путилов постоянно расширял производство, несмотря ни на какие кризисные ситуации. Когда он 18 апреля 1880 году умер, тысячи рабочих пришли проводить в последний путь хозяина завода, которого они все уважали.

Еще при жизни Путилова большая часть акций завода перешла во владение Государственного банка, который и стал фактическим владельцем Путиловского завода.

В 1910-х годах заводом руководил другой Путилов – Алексей Иванович, однофамилец Николая Ивановича.

Вот основные вехи предприятия. В 1874 году на заводе произвели пуск первой мартеновской печи, начали строительство сталепрокатной мастерской и наладили производство товарных вагонов: в 1887-м на стапелях завода заложили первые военные корабли-миноносцы «Биорке» и «Роченсальм»; в 1889 году завод начал изготовление башенных 12-дюймовых орудийных установок с гидравлическим, а затем и электрическим приводом для броненосного флота России, а в 1894-м на заводе выпустили первые паровозы. В 1902 году на Путиловском заводе изготовили трехдюймовую полевую пушку – одна из лучших в мире по скорострельности, а в 1911-м спустили на воду эскадренный миноносец «Новик» – самый быстроходный в то время корабль в мире.

Немаловажно отметить, что первая в стране революция началась именно с Путиловского завода.

В начале января 1905 года мастер Тетявкин незаконно уволил четырех рабочих. Товарищи просили восстановить справедливость, однако тогдашнее руководство завода отказало в этом. Началась забастовка, руководство которой взяло на себя «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», которая перекинулась на другие городские предприятия.

Все это вылилось в шествие к Зимнему дворцу 9 января 1905 года. Мирных людей, желавших предъявить царю петицию о рабочих нуждах, встретил огонь правительственных войск. Этот день вошел в историю как «Кровавое воскресенье».

В советское время завод, который с конца 1922 года стал именоваться «Красным Путиловцем», продолжал оставаться на передовых позициях. Здесь в 1924 году был создан трактор «Фордзон-Путиловец».

Еще в марте 1919 года на VIII съезде большевистской партии Ленин говорил: «Если бы мы могли дать завтра сто тысяч тракторов, снабдить их бензином, снабдить их машинистами… то средний крестьянин сказал бы: я – за коммунию». Не будем гадать, насколько бы верным оказалось предположение Ленина, обладай советская власть таким количеством тракторов. Но факт, что в 1919 году таких сельхозмашин в России почти не было. В 1923 году была создана специальная комиссия, которая определила: стране нужно 220 тысяч тракторов мощностью 20 лошадиных сил. О разработке собственной модели тогда и речи не могло быть. Но в кратчайшие сроки на «Красном Путиловце» научились изготавливать запчасти купленного по лицензии американского трактора, да еще создали технологию их производства, в ряде случаев даже более совершенную. Это был действительно трудовой подвиг путиловцев и работавшего над сборкой конструктора Исидора Ивановича Трепененкова.

А в 1929 году на предприятии под руководством инженера Дмитрия Ивановича Кондратьева были созданы первые отечественные двухосные трамвайные вагоны МС (моторный стальной) и ПС (прицепной стальной). Эти вагоны перевозили пассажиров до 1970 года.

В 1933 году на «Красном Путиловце» впервые в СССР были созданы дальнодорожные лимузины Л-1 с восьмицилиндровым двигателем мощностью в 100 лошадиных сил, оборудованные по последнему слову техники в области автомобилестроения. Шесть опытных машин приняли участие в автопробеге «Ленинград – Москва – Ленинград», состоявшемся в мае 1933 года. Не вызвавшие нареканий у советского правительства лимузины Л-1 не были запущены в производство. Вероятно, на это решение повлиял тот факт, что у предприятия не хватало производственных мощностей.

С декабря 1934 года завод стал носить имя легендарного партийного руководителя Ленинграда Сергея Мироновича Кирова, убитого в Смольном 1 декабря того же года. «Красный Путиловец» всегда был в зоне пристального внимания Кирова, уделявшего огромное внимание развитию ленинградской промышленности, а последним объектом, за строительством которого накануне гибели, 30 ноября, тот наблюдал, был путепровод Путиловской железнодорожной ветки над улицей Стачек (ныне – проспект Стачек).


Угол административного здания со стороны упраздненной улицы Газа, практически целиком вошедшей в территорию предприятия, украшает мемориальная доска Николаю Рубцову со строкой из его стихотворения:

 
Россия, Русь, храни себя, храни…
 

Дворец культуры имени И. И. Газа (проспект Стачек, 72)


Николай Рубцов некоторое время работал на Кировском заводе.


За павильоном метро, на улице Васи Алексеева, располагается машиностроительный техникум, носящий имя главного конструктора Кировского завода Жозефа Яковлевича Котина, занимавшего этот пост с 1937 года.

У самой станции метро находится длинное здание Дворца культуры имени И. И. Газа.

Дворец культуры носит имя большевика, жизнь которого была тесно связана с Путиловским заводом и с этим районом.

Иван Иванович Газа (1894–1933) с пятнадцати лет работал на Путиловском заводе, был организатором забастовок, за что в 1916-м был отправлен в армию. Во время Февральской революции он возглавил восстание Ораниенбаумского гарнизона, а в апреле 1917-го вступил в партию большевиков.

Всю Гражданскую войну комиссар Иван Газа провел на фронте, был награжден орденом Красного Знамени. С 1925 года работал секретарем партийного комитета «Красного Путиловца». В 1928 году он стал секретарем Московско-Нарвского райкома, а три года спустя – секретарем Ленинградского горкома ВКП(б). Он скончался 6 октября 1933 года в возрасте тридцати девяти лет и был похоронен на Марсовом поле, которое носило тогда название площади Жертв Революции. Это было последнее захоронение на Марсовом поле.

Перед входом в ДК в 1962 году был установлен бюст И. И. Газа работы скульптора Гавриила Гликмана и архитектора Юрия Мачерета. Погрудный портрет отлит из бронзы в литейной мастерской Академии художеств. А сам ДК им. И. И. Газа – памятник архитектуры эпохи конструктивизма, созданный Александром Гегелло и Давидом Кричевским в 1930–1935 годах.

Интересен украшающий Дворец культуры 56-метровый скульптурный фриз, созданный скульптором Леопольдом Дитрихом. Многофигурные композиции посвящены трем темам, непосредственно связанным с историей местности: «Маевка путиловцев в Лаутре», «9 января 1905 года», «С. М. Киров на „Красном Путиловце“». Композиции повторены дважды с использованием чередования ритмов движения изображенных фигур.


Украшение этого района – Комсомольская площадь, созданная архитекторами Валентином Каменским и Соломоном Майофисом в середине 1950-х годов и получившая название в 1958-м. Площадь пространственно продолжает сквер, расположенный между проспектом Стачек, Краснопутиловской улицей и улицей Зенитчиков. Вместе они являют собой пример высочайшей градостроительной культуры, ведущей начало от классиков, создавших неповторимые ансамбли петербургских площадей.

Памятник работы скульпторов Виктора Гордона и Владимира Тимошенко и архитекторов Олега Кузнецова и Белциона Фабрицкого украсил треугольный сквер, примыкающий к площади, к пятидесятилетию комсомола. Его торжественно открыли 27 октября 1968 года. Наверно, к шедеврам скульптуры его отнести трудно, даже если ограничиться памятниками советской эпохи, но нельзя не признать, что в этом памятнике есть экспрессия, образ…

Амуниция юноши с высоко поднятой рукой – буденовка и шинель, а сам он весь – порыв, борьба, стремление вперед!

До сегодняшнего дня не сохранились стоявшие рядом с памятником небольшие стелы с изображением орденов, присвоенных ленинскому комсомолу. Они несколько обеднили композицию, задуманную создателями монумента «Героическому комсомолу». Тем не менее этот монумент вместе с Комсомольской площадью являет собой мемориально-топонимический ансамбль, посвященный незабываемой странице в истории нашей страны.

Нарвская

Дата открытия: 15 ноября 1955 года

Архитекторы: А. В. Васильев, Д. С. Гольдгор, С. Б. Сперанский

Инженер: О. В. Иванова

Панно «Слава труду» над эскалаторным ходом – скульпторы Г. В. Косов, А. Г. Овсянников, В. Г. Стамов, А. И. Тимченко

Горельефы на боковых стенах пилонов центрального подземного зала:

«Деятели искусств» – скульптор М. Г. Литовченко;

«Колхозники» – скульптор М. К. Аникушин;

«Кораблестроители» – скульптор М. Р. Габе;

«Учащиеся» – скульптор Е. Г. Челпанова;

«Селекционеры» – скульптор В. Л. Рыбалко;

«Метростроевцы» – скульптор А. М. Игнатьев;

«Текстильщицы» – скульптор Л. М. Холина;

«Литейщики» – скульптор П. А. Куликов;

«Моряки» – скульптор В. И. Сычёв;

«Врачи» – скульптор И. К. Слободинский;

«Советские воины» – скульптор В. О. Пирожков;

«Строители» – скульптор А. Н. Черницкий.

Выход на площадь Стачек и Старо-Петергофский проспект

Рядом находится Дворец культуры имени А. М. Горького (площадь Стачек, 4)

Станция «Нарвская» всем своим скульптурным убранством символизирует мирный созидательный труд советских людей. Темы оригинальных композиций, посвященных представителям различных профессий, на пилонах перронного зала повторяются дважды.

Эту станцию первоначально хотели назвать «Сталинской». Именно на ней должно было быть два изображения Иосифа Виссарионовича Сталина. Но в итоге появилось только одно – в торце перронного зала, да и то ненадолго – всего на шесть лет. Поместили мозаичное панно «Сталин на трибуне», созданное по картине художника Александра Герасимова «И. В. Сталин делает отчетный доклад на XVII съезде ВКП(б)», написанной в 1939 году. Панно находилось здесь до 1961 года. После XXII съезда КПСС перед торцевой стеной соорудили загородку, за которой обустроили служебные помещения. Сейчас, по одним сведениям, мозаичный шедевр советских художников пылится на складах метрополитена, по другим – его уничтожили тогда же, в 1961 году.

Еще один портрет, но уже скульптурный, предполагалось создать над эскалаторами. Сталин должен был находиться в центре композиции «Слава труду!», в окружении счастливых советских людей, собравшихся в Ленинграде. Фоном счастья служили символы города – башня Адмиралтейства и памятник Ленину на одноименной площади у Финляндского вокзала. Однако этому проекту не суждено было реализоваться. И сегодня можно видеть в центре небольшое возвышение, так и оставшееся пустым.

Не реализовалась и идея создания рельефного портала в кассовом зале, где планировалось написать такой текст:

Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму…

Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указывать нам путь.

И. В. Сталин

Впрочем, еще до XX съезда КПСС, на котором был осужден культ личности Сталина, станцию решили назвать не «Сталинской», а «Нарвской», по замечательному памятнику русской воинской славе – Нарвским воротам.

Нарвские ворота были воздвигнуты в честь подвигов русских войск в Отечественной войне 1812 года и в освободительном походе 1813–1814 годов. Под ними в 1814 году русские гвардейские полки прошли четырежды. Правда, это были совсем другие, деревянные ворота, воздвигнутые по проекту Джакомо Кваренги с гипсовыми скульптурами, выполненными по моделям Ивана Теребенёва.


Нарвские триумфальные ворота


В тот год под сводом деревянной арки торжественным строем прошли гвардейские полки. Ликованием встречали горожане русских воинов, сражавшихся с наполеоновскими войсками, вошедших в Париж и освободивших Европу от тирании Наполеона Бонапарта.

Первыми под аркой Нарвских ворот 30 июля 1814 года промаршировали лейб-гвардии Преображенский, Семёновский и Егерский полки. На воротах в честь них была выбита надпись на русском языке и на латыни: «Победоносной Российской Императорской гвардии жители Столичного города Святого Петра, от имени признательного отечества (в день 30 июля 1814)».

Для этого торжественного прохождения Преображенский, Семёновский и Егерский полки походным маршем пересекли Европу от столицы Франции до России. В начале июля их посадили на корабли, которые доставили победителей на берега Финского залива в Ораниенбаум (ныне – Ломоносов), Петергоф и Стрельну, откуда они по старой Петергофской дороге прошагали к Нарвским воротам, где их встречали жители российской столицы. Была разработана программа дня – «Обряд торжественной встречи». Вдоль дороги стояли крестьяне и люди «разного звания», иными словами, простой народ. Их выстроили шпалерами.

Непосредственно перед воротами помещались четыре трибуны. На них расположились именитые купцы и представители родовитого дворянства, которые получили специальные пригласительные билеты.

Ну а для почетных гостей – «дам и кавалеров» и для «императорской фамилии и высочайшего двора» были устроены особые галереи.

Справа и слева от ворот устроили амфитеатры. В правом расположились придворные музыканты и певчие, а в левом – духовой и роговой военный оркестры. Эту картину встречи позволяют воссоздать рисунки и воспоминания современников. Единственное, что не запечатлели художники, но есть в воспоминаниях, – эпизод, испортивший впечатление от торжественной встречи. Вот что написал очевидец события, будущий декабрист Иван Якушкин: «Наконец показался император… на славном рыжем коне, с обнаженной шпагой… Мы им любовались. Но в эту самую минуту почти перед его лошадью перебежал через улицу мужик. Император дал шпоры своей лошади и бросился на бегущего с обнаженной шпагой. Полиция приняла мужика в палки. Мы не верили собственным глазам и отвернулись, стыдясь за любимого нами царя!»

Неприятный, прямо скажем, эпизод…

Проекты же и офорты архитектора Джакомо Кваренги и рисунки художников той поры помогают представить, какими были первые Нарвские ворота.

Однопролетную арку венчала группа Славы-Победы, несущейся в колеснице, запряженной шестью конями. Между колоннами, которых насчитывалось двенадцать, на главных и боковых фасадах стояли шесть статуй античных воинов с перунами (молниями) и венками в руках. На фоне аттика над всеми колоннами высились фигуры гениев Победы, а сам аттик декорировался шестью барельефами, изображающими батальные сцены.

На пилонах ворот перечислялись гвардейские полки, проявившие в боях воинскую доблесть.

В 1814 году еще трижды Нарвские ворота встречали героев Отечественной войны. 6 сентября под сводом триумфальной арки прошагали лейб-гвардии Павловский и Финляндский полки. 18 октября – конногвардейцы, кавалергарды и гвардейская конная артиллерия, а ровно через неделю – лейб-гвардии Казачий полк.

Тут следует отметить, что Казачий полк особо отличился в семи из восьми битв, которые были нанесены на скрижали триумфальной арки как наиважнейшие в войне с Наполеоном: при Бородине, Тарутине, Малоярославце, Красном, Кульме, Лейпциге и Фер-Шампенуазе.

Однако триумфальным воротам, названным Нарвскими по дороге, ведущей на Нарву, был отведен недолгий срок жизни. Дерево и алебастр под воздействием сырого петербургского климата быстро обветшали. Через десять лет после торжественных встреч героев войны с Наполеоном они представляли угрозу проезжавшим под ними. Кроме того, плохое их состояние не соответствовало назначению триумфальных ворот – прославлять ратные подвиги. И тогда петербургский военный генерал-губернатор Михаил Андреевич Милорадович, заслуженный боевой генерал, участвовавший в италийском и швейцарском походах Суворова, руководивший авангардными и арьергардными боями во время войны 1812 года, доложил о плачевном состоянии Нарвских ворот императору Александру Павловичу. Вскоре последовал «высочайший рескрипт»: «Триумфальные ворота на Петергофской дороге, в свое время наскоро из дерева и алебастра построенные, соорудить из мрамора, гранита и меди».

На Милорадовича и было возложено руководство всеми делами по возобновлению триумфальных ворот. Михаил Андреевич обратился за помощью к президенту Академии художеств Алексею Николаевичу Оленину. Оленин, высоко ценивший талант Кваренги, посчитал возможным и целесообразным «устроить триумфальные ворота точно по проекту знаменитого зодчего покойного Кваренгия; где из гранита зделан (!) градской въезд».

«Нет сомнения, что здание, которое должно напоминать будущим поколениям… верность и решимость народа… в деле правом должно быть величаво», – писал Алексей Оленин. По его мнению, следовало внести лишь незначительные изменения. Например, расширить проезд и соразмерно этому увеличить все части памятника.

На постройку начали собирать пожертвования. Восемьдесят тысяч рублей оставалось еще от денег, собранных для постройки деревянных ворот. Двенадцать тысяч дали дворяне и купцы. Этого было явно недостаточно. Неожиданно деньги появились. В конце 1824 года умер начальник Гвардейского корпуса Фёдор Петрович Уваров. Он завещал на постройку триумфальных ворот четыреста тысяч рублей!

Фёдор Петрович Уваров был одним из сподвижников Михаила Илларионовича Кутузова, водил свои полки в сражении при Аустерлице, затем в боях при Крымском, под Вязьмой и Красным. Он стал героем Бородинской битвы, когда под его командованием первый кавалерийский корпус и казачий отряд атамана Платова прорвались во вражеский тыл, вызвав замешательство французов и дав тем самым два часа времени для перегруппировки русских войск.

В действующей армии генерал-лейтенант Уваров находился до входа русских войск в Париж, а затем занимал высшие воинские посты.

В августе 1825 года императору Александру I доложили о плане возведения новых ворот. Согласившись, он тем не менее высказался в пользу дешевизны, для чего предложил существовавшие на тот момент гранитные ворота просто обложить мрамором. Неслучайно у современников сложилось мнение, что Уваров своим завещанием сделал своеобразный вызов царю и его окружению, которые не торопились с обновлением патриотического памятника. Известно же, что сам Александр не очень любил вспоминать о войне с Наполеоном.

Но, так или иначе, в октябре 1825 года комитет по строительству ворот рассмотрел все документы на постройку каменных ворот, проект которых сделал архитектор Доменико Квадри. В заключении, сделанном комитетом, в частности, говорилось: «Предусмотренное расширение проезда нимало не изменяет вида ворот, воздвигнутых по плану Гваренги, ибо все части их будут соразмерно увеличены в соответственность проезду».

Как видим, предложения Алексея Николаевича Оленина о сохранении первоначального облика ворот были учтены.

Последнюю точку должен был поставить Александр I. Но неожиданная смерть императора в Таганроге отложила реализацию проекта, а вскоре случилось декабрьское восстание на Сенатской площади, и в числе восставших оказалось немало участников сражений с наполеоновскими войсками, героев Отечественной войны…

Реализация проекта, казалось, откладывается на неопределенное время. Но есть все же магия круглых дат. В 1827 году отмечалась пятнадцатая годовщина Бородинской битвы. В Москве, на дороге, ведущей в Петербург, воздвигались триумфальные ворота по проекту Осипа Бове. Начальник Главного штаба князь Пётр Михайлович Волконский, занимавший одновременно пост министра императорского двора, поручил своим подчиненным срочно подготовить материалы о Нарвских воротах для доклада императору Николаю I. И дело пошло. Руководство строительством новых ворот поручили Василию Стасову, одному из самых ценимых императором Николаем I архитекторов. 14 августа 1827 года был обнародован указ, в котором говорилось о намерении Александра I построить каменные триумфальные ворота, по возможности сохранив вид ворот, созданных Кваренги, и сообщалась дата основания нового памятника – 17 августа. День, когда была одержана победа при Кульме. Тогда формально командовал войсками император Александр Павлович, вот почему венценосным братом был выбран этот день.

Все было готово к торжественной закладке ворот. Но ее перенесли на 26 августа.

Вероятно, сыграли роль два обстоятельства. Первое – что в 1827 году исполнялось пятнадцать лет Бородинской битве. И второе – Бородинское сражение имело для участников Отечественной войны куда более важное значение, чем Кульмская битва.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное