Алексей Егоров.

Навклер Виал 1: Пути и стены



скачать книгу бесплатно

Глава 1.


Старая, разбитая повозка остановилась на развилке дорог. Это был крытый четырехколесный фургон, из всех удобств в котором только козьи шкуры. На шкурах предполагалось сидеть, но ни один пассажир не использовал их для этих целей. Слишком много блох. Люди предпочитали сидеть на голых досках, расположив между собой тюки с личными вещами.

Фургон следовал в город Мерзу, а остановился на перекрестке по просьбе человека. Этот господин собирался сойти здесь и продолжить путь пешком.

Из фургона выпрыгнул на гравийную дорогу человек средних лет. Смуглый, невысокий. Отличительной особенностью этого человека была большая челюсть и крупные зубы, как у осла. В остальном он выглядел как любой представитель народа гирцийцев: черные, курчавые волосы коротко стрижены, лицо гладко-выбрито, одежда дешевая, но опрятная. Одет просто, на поясе мешок с монетами, а так же разновесами. Гири указывали на род занятий человека.

Махнув рукой, человек отправился сквозь поле. Так быстрее, делать большой крюк просто лень. Путник собирался добраться до усадьбы, где проживал его старый приятель. Ну, как приятель… скорее деловой партнер. Но их двоих связывало многое: приключения, риск, золото и бедность, а главное – преступления. Ведь их ремесло порицаемо среди свободных граждан, но эти же свободные граждане с радостью обращаются за помощью к пиратам и контрабандистам.

В нынешнее мирное время сложно найти дешевых рабов, а пираты всегда готовы удовлетворить спрос.

Это позорное ремесло. Зато доходное.

Кроме собственно пиратства они занимались контрабандой и вполне честной торговлей. Но вот ирония – даже торговля считается низким занятием. Ведь ты ничего не производишь, а всего лишь перевозишь товары. Не важно, что ты рискуешь жизнью, отправляясь в море; никого не волнует, что ты можешь лишиться свободы, повстречавшись с «коллегами по ремеслу». Ведь любой торговец может стать пиратом, море размывает границы. Во всех смыслах.

И вот один из пиратов стал уважаемым землевладельцем, а другой так и остался авантюристом. Просто не повезло.

Обиду человек не держал на своего приятеля. Судьба прихотлива, все может поменяться. И сегодняшний уважаемый землевладелец может завтра оказаться в рабских колодках.

Потому этот человек, владеющий сотнями душ, слыл честным и справедливым хозяином. Рабы его любили, уважали. Именно по этой причине к нему шел бывший соратник по морскому ремеслу. Ему требовался раб. Умелый, сильный и тот, что не сбежит, оказавшись в чужой стране.

На рынке такого человека не купишь. Верность не купить за деньги.

Поле, на котором оказался путник, было оставлено под паром. Идти по вспаханной земле было тяжело. На соседнем поле трава вымахала в человеческий рост. Ближе к зиме ее срежут, свяжут в снопы и унесут в сараи.

Человек помнил, что за этим полем есть грунтовка, идущая к холму. А за холмом, в прекрасной долине расположена усадьба его старого приятеля.

Путник бывал в этом месте несколько раз.

Чаще приезжать не имело смысла. Из всех развлечений там были рабыни с большими бедрами да рыбалка. Ловить рыбу приятели ходили на озеро, расположенное между холмов. Небольшой ручеек питал это озеро, которое почти пересыхало в летние знойные дни. Ручей стекал с гор, вода в нем всегда чистая и холодная. Одно удовольствие окунуться.

Эти развлечения быстро наскучивают. Дней десять отдыха хватает.

Дорога была там же, где и должна была. Ею пользовались многие поколения и будут пользовать еще долго. Если разрушительные земные силы не уничтожат этот холм, усадьбу и города в окрестностях. Дымящие горы расположены далеко на востоке, их серные выбросы не достигают этих земель. Земные колебания распространяются дальше, задевают множество городов.

Каменные строения разрушаются, земля оседает, вода выходит из берегов.

Путник остановился, присел на корточки. Он рассматривал гальку, которой была покрыта дорога. Заметны были следы… не землетрясения, конечно. Следы телег, копыт – дорогой пользовались, так же интенсивно, как и год назад. Хороший знак, говорящий о том, что поместье процветает. Так что старый приятель наверняка не откажет в услуге.

Денег на раба нет. Его можно только одолжить. А предприятие обещает быть опасным, раб или погибнет, или сбежит. На таких условиях только старый друг может ссудировать собственность.

Путник поднялся, вздохнул. В иное бы время он не стал просить об услуге. Не чувствовать себя зависимым от других. Предпочитает делать все самостоятельно. Вот только времена другие. Пиратством много не заработаешь, торговля всегда была рискованным ремеслом, а контрабанда – что-то последнее время не задается.

В цене остается только живой товар. Вот его-то как раз нет.

Конечно, это его проблемы, никого они не интересуют. Потому предстоящую работу придется выполнять, вкладывая свои средства. Используя свою лодку, парочку беспринципных людей, ну и раба для личных нужд.

Найдется ли подходящий человек в усадьбе бывшего коллеги – неизвестно. Путник рассчитывал, что не зря проделал столь долгий путь.

Вскоре зима закончится, ветра переменятся, и удастся выйти в море. Не хотелось бы бросать выгодное дело, занимаясь развозом глиняных кувшинов с кислым вином. Это стабильный доход, но полученные деньги не покроют всех расходов. Ведь необходим ремонт лодки, оплата ее простоя в гавани, покупка пеньки, смолы и припасов…

Хорошие заработки остались в прошлом, как и гражданские войны. Мирное время хорошо для крестьян и богатеев, а не для таких людей, что занимаются морским промыслом.

Если так пойдет дальше, придется наниматься навклером на чей-нибудь корабль. Позорное занятие, подходящее для рабов, а не свободных граждан.

Кому-то удалось заработать на спокойную старость, такие люди сейчас проживают в собственных усадьбах, называются землевладельцами. Хотя эти усадьбы раньше принадлежали совсем другим людям. Гражданские войны обезглавили множество семей, их собственность была продана людям, богатых звонкой монетой. Полководцам, что боролись за власть, нужны были деньги. Иного способа добыть их не было.

Какая ирония. Зато теперь эти бывшие пираты, «мясники» и контрабандисты, в общем, весь грязный люд стал вполне респектабельным слоем общества. И опорой полководца, что завоевал власть.

Путник вздохнул, отбросил гладкие камни. Сколько раз он укорял себя за то, что вложил деньги в рискованный проект, а не купил маленькое поместье. Пусть на каменистой почве, пусть на северном склоне холма. Пусть! Зато владел бы сейчас землей.

Виноват был только он и никто другой.

Так что на приятеля он зла не держал, хотя с удовольствием пользовался его чувством вины. Всегда этот человек умел извлекать выгоду из окружающих.

Галечная дорога вела вдоль подошвы холма к поместью. На склоне холма расположилось стадо, где-то на вершине наверняка находится пастух. Один из рабов, принадлежащих коллеге. Пастухи – рабы особенные. Они умеют постоять за себя, сильны, выносливы и верны. Такие не бросят господина, не убегут в горы, будут выполнять свою работу в любую погоду. Такой-то человек и требуется.

Много ли пастухов у приятеля, согласится ли он расстаться с одним? Эти вопросы терзали путника все время.

До поместья оставалось еще несколько миль, можно полюбоваться окрестностями. Луга, холмы, поля и деревья принадлежали коллеге. Огромная территория, богатая собственность. Словно по трактату о сельском хозяйстве. На северной стороне, за усадьбой располагался ручей. По нему на лодках сплавляли товары, когда ручей был судоходным, конечно. Прямо до озера, на южной стороне которого был город – рынок, где покупались товары, произведенные в поместье.

Южная сторона занята полями, лугами и фруктовым садом. Два холма были разрезаны на террасы, где разбиты виноградники. Остальные же возвышенности использовались для выпаса скота и наблюдениями за окрестностями.

Как бывший пират, землевладелец много уделял внимания безопасности. Он набрал в свиту рабов, способных держать оружие и верных. Верность их проистекала из уверенности – в зрелом возрасте их освободят, дадут денег и поселят на этой земле. Человек сможет заниматься своим делом, исполняя некоторые повинности в пользу бывшего владельца. Эта устоявшаяся и эффективная система.

Эти люди будут защищать патрона и приносить ему доход. Взамен они получат возможность занять положение в обществе, стать полноправными гражданами. Возглавить коллегии, начать торговое дело, открыть ремесленную мастерскую или просто наняться в обоз охранником. Все зависит от личных качеств человека.

Кому-то и участь раба угодна. Не надо платить налогов, думать о деньгах, еде, одежде, даже семью содержит господин. Все замечательно, если нет желания быть свободным.

Но таких рабов по духу мало. И не такой человек требуется путнику.

Он не мог заметить пастуха, что наверняка наблюдал за ним с вершины холма. Стадо, спокойно пасущееся на склоне, переместилось ближе к вершине. Каким образом пастух привлек животных – неизвестно. В каждой профессии есть свои хитрости.

Вот такой человек и требуется – осторожный, верный и способный сам принимать решения.

Поди, найди такого.

Путник прошел мимо алтаря. Он много раз видел этот камень, когда приезжал в гости. Священный камень стоял здесь больше столетия, помнил еще прошлый род, владевший этими землями. Господа сменились, защищающие эту землю духи приняли их. Им без разницы кому служить.

Как нет разницы, какому тирану служить новым людям. Лишь бы он удовлетворял их интересы.

Оставалось еще две мили до ворот усадьбы. Вершину зерновой башни уже можно разглядеть. Она располагалась на северо-западной стороне усадьбы. В случае нападения ее можно использовать для обороны. А в мирное время – хранить зерно или содержать буйных рабов.

Стадо, словно следуя за путником, переместилось на западную сторону холма. Животные держались вершины, спокойно пощипывая жесткую траву.

На западе теперь видны плодовые деревья, расположенные за полем. Зеленые колосья только начали подниматься. Возле деревьев ходили люди, чем они там занимались, рассмотреть не получилось. Наверняка убирали сухостой, отбраковывали больные деревья – предположил путник.

На гостя работники не обратили внимания. Слишком далеко. Зато пастух на холме продолжал наблюдение.

Путнику стало интересно – послал ли пастух весточку в усадьбу. И если да, то каким образом он это сделал? Вряд ли, бывший коллега содержит голубей для передачи посланий. А может быть, никто не стал предупреждать обитателей усадьбы. С одним человеком там справятся, кем бы он ни был.

Еще одна миля. Теперь видна черепица крыш, высокие стены, окружающие усадьбу. Огромная ее площадь могла бы поразить, но путник видел столичные дома, принадлежащие сенаторам. Вот там был размах! И все заставлено предметами роскоши: статуи, фонтаны, редкие деревья – те же лимоны, и кустарники, чудные архитектурные постройки. Ничего утилитарного, как в этой усадьбе.

Здесь территорию занимают: маслобойня, кухня, винодельня, зернохранилище, конюшни для десятка мулов и четырех бычков, загоны для скота, псарня и другие хозяйственные постройки.

Использовался каждый фут площади. И никакой роскоши. Для отдыха разбит небольшой сад с восточной стороны усадьбы, там же был огородик, где любит ковыряться землевладелец. Без особого, кстати, успеха. С огородов своих клиентов он получает больше овощей.

Но каждый раз путник восхищался этим уголком комфорта, когда посещал приятеля. Не станешь же обижать того, кто кормит тебя. К тому же, приятель владел этим садиком, этим огородиком и этим уголком отдыха.

На подходе к усадьбе высажены деревья. Обычные кипарисы, дающие тень и задерживающие знойные ветра. Иголочки были свежими, зелеными. Знойное лето еще не началось, солнце не успело обесцветить эти прекрасные деревья.

Дорога шла через тенистую аллею, воздух был наполнен пряным ароматом леса. Путник остановился, перевел дух.

За подобное любят сельскую местность. Эта простота, свежесть и чистота природы нравится людям, изнывающим в душных городах, пропитанных вонью мочи и крови.

Аллея упиралась в двустворчатые ворота, увитые старым плющом. Растение было настолько древним, что лоза стала толстой и ниже фута уже не обрастала листвой. Ее никто не вырубал, наверное, из эстетических соображений. К тому же под ветвистой лозой не видно, как потрескалась побелка.

Побелку не обновляли с тех времен, как голова бывшего хозяина была выставлена на форуме Мерзы. Вся вина этого человека была в том, что он выбрал не ту сторону конфликта. Глупец, никогда нельзя выбирать одну сторону. И держаться в стороне нельзя. Помогай всем, потом тебе зачтется.

У нынешнего владельца были деньги на ремонт. Просто, как он утверждал, в усадьбе много дел поважнее. А нанимать городских мастеров для косметического ремонта – накладно.

Маленькая дверь в воротах была приоткрыта. Ее запирали только на ночь. Путник подошел к воротам, толкнул дверь и увидел открытый двор, по которому бегали длинноногие куры. Тощие и жилистые старые несушки.

– Сегодня одной из вас предстоит попасть в котел, – прошептал путник.

Он давно не ел мяса, а приятель всегда для него готовил угощение. Открывал кувшин хорошего вина, беседовал о том о сем. Им есть о чем поговорить, вспомнить старые времена, поделиться сплетнями.

Приятель, как респектабельный землевладелец, был в курсе местной политики. А его коллега мог рассказать о событиях в соседних землях, предложить какие-то услуги, дать совет.

Поместье дает стабильный доход, но небольшой. А торговля всегда приносит большую прибыль. Вот только рынок похож на море: цены меняются как ветра, постоянно штормит от недостатка или избытка товара, акулы-грабители не дают спокойно работать. И если на море это пираты, то на форуме бесчинствуют магистраты.

Внутренний двор был небольшим, окружен со всех сторон строениями. Поблизости расположена псарня. Животные почуяли чужака и подняли страшный лай. Из всех щелей на гостя уставились люди.

Путник поднял руку, приветствуя любопытных, и прикрыл за собой дверь. Откуда-то из-под земли появился старый раб, носящий на шее бронзовую пластинку.

– Господин, доброго вам дня.

– Я тебя не помню, – нахмурился путник. – Откуда взялся?

– Э, простите?

– Раньше привратником был Каламин, помер уже что ли? Давно пора, а то пережил трех хозяев, стервец.

– Да, в то лето как. А вы…

– Я к твоему хозяину, Дуиллу.

Раб смутился, замешкался. Гость заметил реакцию раба, не успел только узнать, что так удивило того. Ему предложили пройти в дом и дождаться хозяина, которого сейчас не было.

Это не удивительно, точного времени прихода гостя никто знать не может. Так что занятый землевладелец не будет сидеть в усадьбе. Как оказалось, Дуилл отправился на пасеку к соседу и вернется не раньше вечера.

– Вам потребуется что-нибудь? – спросил раб.

– Да, принеси воды и полотенце, перекусить. Я устал с дороги.

Дом ничуть не изменился, лишь галька на дорожке к нему была обновлена. Найти ее не составляет труда – достаточно сходить к ручью и собрать. Внутри дом оставался прежним. Чуть выцветшие занавеси разделяли пространство. Для гостей не было отдельных комнат, они располагались тут у входа. Путник прошел в дальний конец комнаты, расположился на голой кровати. Здесь он всегда располагался, когда приезжал к приятелю погостить.

В этот раз кровать не была подготовлена. Это немного удивило путника, но у хозяина могли быть свои планы насчет его размещения. Занавеси слабо защищали от холода, зато прикрывали от солнца. Свет и свежий воздух проникали в комнату через световой колодец. Дождевая вода падала в небольшой водоем, соединенный с цистерной. Все просто, все имеет свое назначение.

Ночью в этой комнате холодно. Занавеси не защищают от ветра, приходится пользоваться жаровней и накрываться теплым одеялом. Но даже в городе условия жизни не лучше, а на постоялом дворе путника будут мучить клопы.

Здесь же после вечерних посиделок спится хорошо. Сон крепкий, отличный отдых.

Рабыня принесла чашу с теплой водой, наверняка раздобыла кипятка на кухне. Эта работница показалась знакомой, но путник не помнил ни ее имени, ни того, как познакомился с ней. Точно не в постели, не в его вкусе эта девица.

За воду и полотенце путник поблагодарил рабыню мелкой серебряной монетой. Пусть побалуется, купит чего-нибудь у странствующего торговца или на городском рынке. Сельским рабам редко удается выбраться в город, так что каждый такой случай становится Событием в их жизни.

Рабыня никак не показала, что знает гостя. Она могла и не запомнить его. К хозяину часто приезжают люди, всех не упомнишь.

Умывшись и освежившись, путник отправился на кухню. Раб так и не принес ему угощения. За это его следовало бы наказать, но делать это сейчас не следует.

На кухне работала старая кухарка, которой Дуилл доверял больше, чем своей жене. Эту женщину звали Арвина, она отличалась добрым характером, внушительными размерами – все-таки работает на кухне, красными руками и лицом. А еще она скверно готовит, но для повседневных обедов хватает и ее навыков. Дуилл ее любил и уважал.

– Господин Виал! – воскликнула кухарка, увидев гостя.

– Привет, Арвина.

– Какими судьбами?

Женщина запричитала, схватила гостя и потащила к столу. Глаза у гостя защипало от дыма.

Крепкий из дубовых досок стол был старым, как сама усадьба. Но таким же надежным. Столешница истерзана ножами, топорами, пилами, хранит следы крови и растительных соков. Ее уже не отмыть, не очистить.

В углу теплился очаг, над углями висел большой котел, рядом стояло несколько кувшинов с водой. Похоже, что никто не занимался приготовлением пищи. Гость понял, что его появление оказалось неожиданностью для жителей усадьбы.

Но перед ним поставили глиняную миску, доверху наполненную гороховой кашей со шкварками. Отличный и сытный обед, больше подходящий тем, кто занят тяжелым трудом. А Виал не сказал бы, что устал по дороге. Он привык проходить больше. Впрочем, от еды он не стал отказываться.

В кружке ему подали сидра: теплый, приторно сладкий напиток. Можно найти в усадьбе что получше, но без распоряжения хозяина Арвина не откроет винный погребок.

Наевшись, гость остановил поток речи рабыни и спросил:

– Так Дуилл не знает, что я пожалую?

– Нет! Это так неожиданно для всех нас и…

– Странно, я посылал человека с сообщением… Пусть. Благодарю за угощение! Никому не помешаю, если пойду прогуляюсь?

– Что вы! Нам только в радость встретиться с вами.

И так далее.

Что могло так радовать рабов, когда Виал посещал приятеля? Да, он был вежлив и щедр с чужими рабами. Намного больше, чем сам хозяин. Но так понятно, ведь хозяин должен быть строг с домочадцами.

Мелкие монеты, которые раздавал Виал, не считаются. Рабы быстро забывают о таких знаках внимания, считают их не наградой, а своей заслуженной платой.

После обеда гость не хотел оставаться в доме. Тут душно, специфический запах и кровать не подготовлена. Хотя Арвина наверняка сейчас распорядится. Она знает, что гость останется на пару дней.

К тому же, после обеда всегда тянет в сон. И чем глупо дремать в тени, лучше прогуляться по окрестностям.

В отличие от города, а тем более порта, в котором Виал провел большую часть жизни, запахи в окрестностях усадьбы великолепные. Пахнет свежей землей, сухой соломой, цветами. Весеннее солнце пробудило множество растений, появились насекомые.

Пройдя мимо привратника, гость вышел за пределы усадьбы и направился по тропинке на восток. Эта тропинка проходила вдоль ограды, вела к холмам и ручью.

Виал чувствовал, как раб смотрит ему в спину. Сует нос не в свои дела, но Дуилл правильно сделал, назначив этого раба привратником. Такой старик и должен охранять ворота. Он соглядатай, верный пес хозяина. Страшно представить, если привратник предаст хозяина. Ведь он может пустить грабителей в дом, утаит информацию о проступках домашних рабов.

Выйдя на солнце, гость почувствовал его тяжелые лучи, бьющие по голове. Те немногие вещи, что были с собой, Виал бросил в доме. Он знал, что рабы не станут копаться в них. К тому же, там нет ничего ценного, кроме нескольких писем.

Не было у него с собой ничего, чтобы прикрыть голову. Волосы вскоре нагрелись, на ощупь стали словно покрытые воском. Забыл гость о том, какое жаркое солнце здесь. Летний зной он помнил хорошо, но не предполагал, что на излете зимы будет так же тяжело.

Южнее, откуда он прибыл, погода суровая, ветра морозные и с гор вечно спускается влажный туман. Отправиться ему предстоит туда, где еще жарче. К этому стоит приготовиться.

На ходу Виал стал составлять план вещей, необходимых в походе. Еда, много воды и подходящая одежда, еще бы раздобыть денег. Нужно будет оружие. Впрочем, оружие только для команды, а туда, куда он направляется, у нанимателей будет предостаточно своего оружия.

Не понимал Виал, зачем этим людям понадобилась его помощь. Как морской разбойник и торговец он многое знает, многое умеет, но учить южан сражаться – как-то смешно. Эти ребята славятся как непревзойденные воины. Только слишком своевольные, потому они не работают наемниками ни у одного царя.

Зато с ними приятно иметь дело. Но об этом торговец не распространялся. Не хотел привлекать внимание к своим делам.

С его небольшой командой он мало чем мог помочь варварам. Даже если возьмет с собой раба, умеющего сражаться. Просили именно его помощи. Это было странно, хоть и приятно. Всегда радует, что кто-то оценивает тебя по достоинству.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7