Алексей Егоров.

История Древней Греции



скачать книгу бесплатно

Основой греческого общества был род, роды объединялись во фратрии (группы родов), а фратрии – в филы (племена). Во главе филы стоял филобасилевс, бывший одновременно вождем и жрецом. Филы и фратрии были основой военной и политической организации, и даже общинные органы старались не вмешиваться в их внутренние дела. Процветала кровная месть, которая начинала сменяться выкупом.

Формально высшая власть в общине принадлежала народу (демосу), собиравшемуся на агоре. Агора была городской рыночной площадью, этот же термин обозначал любое собрание народа, независимо от места, где оно собирается. Народное собрание было собранием всех мужчин племени, способных носить оружие, а потому в обиход вошло понятие «военной демократии». Впрочем, «народное правление» не имело ни законодательной инициативы, ни четкой правовой компетенции. Народ собирается по инициативе царя и рассматривает вопросы, которые перед ним ставят, а основными ораторами были не рядовые общинники, а аристократы, тогда как демос скорее играет роль зрителей, поддерживая или порицая ту или иную сторону.

Последний период «темных веков», Геометрический, был временем начинающегося подъема. Само название говорит о распространении нового явления, геометрического орнамента на вазах. Начался выход некоторых регионов из изоляции, появились признаки роста населения.

Наряду с этими позитивными переменами, развивались и опасные тенденции, которые отчетливо показывает Гомер. Родовой строй начинает разлагаться. Теоретически каждый общинник имел право на получение земельного надела (клера), однако у Гомера есть люди, имевшие «много клеров» и те, у кого их нет (аклерой). Происходит расслоение, знать богатеет, а бедняки превращаются в безземельных бедняков, фетов. Последние становятся поденщиками, бродягами и нищими. Реальная власть находилась в руках буле (совета старейшин), ставшего советом аристократов. Этот термин, означающий «лучших людей», вероятно, вошел в обиход именно тогда. Свои претензии на особое положение аристократы обосновывали ссылкой на божественное происхождение, нравственным превосходством, богатством и политическим могуществом. Как правило, гомеровский аристократ был богат и имел большие поля, огромные стада скота и запасы металла. Имея множество приверженцев и клиентов, такой «сильный человек» имел возможность создать сильный отряд, который он мог использовать на войне или в междоусобной распре.

Экономическое господство знати обеспечивало ей политическое руководство. Только знатный человек мог приобрести тяжелое вооружение (паноплию), в которую входили шлем, панцирь, поножи, щит, меч и другое оружие. Только очень состоятельный человек мог иметь коня, а получить боевую подготовку мог только человек, имевший досуг и средства. Во время сражения воины из знати стояли в первых рядах и решали исход боя.

Элиту знати составляли басилеи, образ которых прошел через несколько эпох. Первая из них – микенская, представленная образами правителей микенского времени, имена которых даже подтверждаются табличками линейного В, другая – племенной вождь гомеровского времени, который не является монархом в собственном смысле слова, но обладает единоличной властью.

Наконец, временами грань между знатным и богатым аристократом и обладателем царской власти настолько зыбка, что ее становится трудно обнаружить. Эти сложные отношения показывает «Илиада». «Царь царей» Агамемнон временами пытается показать свою абсолютную власть, однако, как правило, решение принимает возглавляемый им совет, в который входят практически все главные гомеровские герои, также именуемые баси леями (Менелай, Нестор, Диомед, Одиссей, два Аякса и др., равно как и сами Ахилл и Патрокл), а Агамемнон оказывается как бы представителем этого совета. Царская власть начинает растворяться в среде знати.

В конце периода перемены уже наметились. Гомеровское время стало периодом сильнейшего упадка, однако, в конце концов он прекратился. Достигнув низшей точки падения, общество остановилось на ней, а затем началось накопление сил перед новым скачком. При всей видимости застоя и регресса, в обществе шла подготовка к невиданному ранее технологическому, экономическому и культурному скачку и грандиозному социальному и политическому перевороту.

IV. «Архаическая революция» и становление греческой цивилизации (VIII–VI вв. до Р.Х.)

IV. 1. Великая греческая колонизация

Переворот происходит в следующий период, получивший несколько необычное название «эпоха архаики». Именно в эти три века (VIII–VI вв. до Р.Х.) греческий мир выделился из мира «варварства», в котором он пребывал еще во времена Гомера, и приобрел те характерные черты, которые делают греческую цивилизацию столь уникальной и неповторимой. В очень короткий срок греческая цивилизация сделала такой количественный и качественный скачок, что опередила даже самые передовые страны Востока.

Перемены были разительны: небывалый ранее технический прогресс, «великая колонизация» и пространственное расширение греческого мира, восстановление и расширение контактов с восточными государствами, «городская революция» и создание полиса, острая политическая борьба и выбор греческого пути развития, разделение полисов на олигархии и демократии. Наконец (что можно считать едва ли не главным достижением), в Греции происходит создание науки и становление философии, это было время создания греческой поэзии и прозы и, наконец, подлинной революции в архитектуре и скульптуре.

Исходной точкой этих перемен стали два процесса – демографический взрыв и рост народонаселения, и вступление Греции в железный век и связанная с этим техническая и экономическая революция в греческих городах. В пользу роста народонаселения говорят как сведения о земельном голоде, так и данные археологии о заселении ранее покинутых мест. В колониальных предприятиях активно участвовала молодежь, а вся история колонизации показывает, что значительная часть колонистов покидала родину с целью получения земли. Демографический фактор был тесно связан с социально-политическим: обезземеливание рядовых общинников и их закабаление, а также – острая политическая борьба вынуждала побежденные группировки эмигрировать в поисках политического убежища.

Другим фактором было вступление Греции в железный век, причем, видимо именно VIII в. стал в этом смысле переходным периодом. Уже к VII в. сталь показала свое преимущество над железом, а хиосец Главк изобрел сварку. Железный век принес с собой отделение ремесла от сельского хозяйства, появление ремесленных кварталов и превращение их в основу новых городов. Появляется новый тип торговли, когда главным предметом вывоза было не сырье, а готовые «промышленные» товары. Следствием этого был прогресс торговли, особенно – морской, что потребовало развития мореплавания. Вероятно, с конца VIII в. началось строительство триер, больших кораблей с тремя рядами весел. Происходят другие изменения, если Гомер еще не знает якоря, а легкие суденышки просто вытаскивались на берег, то у поэта Алкея (ок. 600 г. до Р.Х.) уже присутствует современный тип якоря с двумя лапами.

Исследователи спорят относительно характера колонизации. Одни считают, что она управлялась самими метрополиями, т. е. государствами, откуда шло переселение, другие подчеркивают вынужденный характер, отмечая в качестве причин аграрный голод, перспективу закабаления и острую политическую борьбу, равно как и преобладание аграрно-земледельческого характера колонизации. Различие этих теорий может быть интересно при рассмотрений истории конкретных колоний, однако было бы более правомерно видеть их в комплексе. Для одних колонизация была способом бежать от нищеты, политических преследований, а иногда и верной смерти, других манила перспектива открытий и новой жизни, для третьих это была реализация политики метрополии и возможность разбогатеть на торговле. Вероятно, на первых порах преобладала аграрная колонизация, позже на передний план вышли интересы торговли.

Даже если вывод колонии не был санкционирован городскими властями, колонисты старались установить добрые отношения с прежней родиной. Города находились на морском берегу или недалеко от последнего, и море было основным связующим звеном между колонией и ее «материнским городом» (метрополией). Оба города оказывали друг другу экономическую, политическую, военную и моральную помощь, имели исополитию (право становиться гражданами друг друга), а государственное устройство колонии часто до мелочей копировало устройство метрополии. Близость подчеркивалась на уровне символики: колонисты брали с собой священный огонь старого города, почитали тех же богов и строили похожие храмы.

Вторым фактором было то, что процесс колонизации способствовал созданию нового общегреческого единства. Наверное, исходной точкой стала религия; как и любой другой народ древности, греки не делали ничего без выяснения воли богов. Чаще всего они обращались к оракулу Аполлона в Дельфах, а потому именно Аполлон становится богом-покровителем колонизации, а Дельфийский оракул – самым авторитетным оракулом Греции, санкция которого превращается в практически обязательную. Имея широкие связи, огромную информацию и материальные средства, храм Аполлона превратился в своего рода координатора этого процесса.

Дельфийский оракул был не единственным фактором единства. Часто вывод колоний был совместной акцией нескольких метрополий. Наиболее значительным мероприятием такого рода было основание Навкратиса в Египте (см. ниже). Наводит на размышление и анализ состава метрополий, и, хотя в колонизации участвовали многие области Греции, включая отсталые регионы Ахайи, Элиды и Лаконики, основная часть колоний была выведена всего лишь несколькими городами: Ми летом и Фокеей в Малой Азии, Халкидой и Эретрией на Эвбее и Коринфом и Мегарами в Балканской Греции. Трудно предположить, что перенаселенность существовала только в этих районах, и тем более маловероятно, что населения этих городов могло хватить для обеспечения колонизационного процесса (только Милет вывел около 75 колоний), а потому исследователи видят в них некие координационные центры более широкого общегреческого движения. Единство колоний существует не только на вертикальном (колония – метрополия), но и на горизонтальном уровне: несмотря на весьма частые междоусобицы, греческие полисы одного региона часто объединялись, если речь шла об угрозе со стороны негреческого народа (племена Италии, галлы, скифы, жители Сицилии, этруски, карфагеняне). Именно в эпоху колонизации оформляется четкое разделение на «эллинов», как называли себя греки, и «неэллинов», т. е. «варваров». Последнее слово заключало в себе явно уничижительный смысл и происходило от глагола ??????????? («бормотать»). Первоначально обозначая отличие народов, противостояние «эллины – варвары» становится критерием превосходства, укрепляется убеждение, что эллины выше варваров как в физическом, нравственном и интеллектуальном плане, так и превосходят последних в смысле экономического, политического и культурного развития. Примечательно, что к категории «варваров» греки относили не только более отсталые народы запада и севера (италики, фракийцы, галлы, испанцы), но и высокоразвитые восточные цивилизации (египтяне, сирийцы, карфагеняне, вавилоняне). Это противостояние будет углубляться в классическую эпоху.

В известной мере, греки продолжали дело своих предшественников, микенцев, часто двигаясь по намеченным ими путям. Колонизация шла в трех направлениях: западном (Италия, Сицилия, Галлия, Испания), северовосточном (Причерноморье) и южном (Кипр, Кирена, Египет).

Путь в Италию освоили еще микенцы, а основные находки микенской керамики – это юго-восток Сицилии, будущий Тарентинский залив и побережье Кампании. В этих районах локализовывали и места странствий Одиссея, и именно сюда устремились греки в VIII–VI вв. до Р.X. В 774 г. до Р.Х. на острове Питекусса у западного побережья центральной Италии появилось первое греческое поселение, выведенное эвбейскими городами, Эретрией и Халкидой. Около 750 г. в Кампании появилась колония Кумы, ставшая центром греческих поселений в этом регионе и связующим звеном как между греками и этрусками, так и между греками и народами центральной Италии, включая римлян, позже эвбейцы основали Капую и другие города, включая Неаполь. Хотя Кампания была очень плодородна, на первый план, вероятно, выступали торговые интересы.

Вывод колоний в Кампанию требовал обеспечения торговых путей. Греки взяли под свой контроль Мессинский пролив и основали на его разных сторонах города Регий и Занклу. У восточной части Адриатического моря появилась колония Коркира, а в проливе возник город Мессина или Мессана. Эвбейская колонизация была успешной, пока Эретрия и Халкида действовали совместно. Война между двумя городами способствовала тому, что инициативу взяли другие полисы.

В 733 г. экспедиция коринфян вытеснила эретрийцев с острова Коркиры, а затем они основали поселение на небольшом острове Ортигия. Позже город все больше и больше выходил на материк. Так были основаны Сиракузы, самый крупный город Сицилии. В данном случае переплелись самые разные мотивы. Сам Архий, совершив преступление и вступив в конфликт с правящей семьей Бакхиадов, встал во главе колонизации, однако этому, по сути, оппозиционному движению был придан официальный характер, когда правящая аристократия запросила санкцию Дельфийского оракула. Кроме собственно коринфян, в числе колонистов были другие жители Пелопоннеса, в т. ч. жители Аргоса, а также – многочисленные сельские жители. С V в. до Р. Х. Сиракузы стали военным, политическим и торговым центром сицилийских греков, взявших на себя руководство в борьбе с Карфагеном, закрепившимся на западном побережье острова. Смертельная борьба длилась до середины III в. до Р.Х. когда Сицилия была завоевана Римом. Вскоре в Сицилии появилось множество колоний, Гела, Акрагант, Камарина, Акра, Касмена и др. Некоторые новые колонии были выведены более ранними колониями, особенно – Сиракузами.

Другим районом колонизации стало побережье будущего Тарентинского залива, где в VIII в. до Р.Х. появились греческие колонии, выводимые разными греческими городами и регионами. Ахейцы основали Кротон и Сибарис, локрийцы – Локры Эпизефирские. Появились другие города: Посидония, Фурии, Метапонт, Гиппоний и др. Главным городом этого региона стал Тарент, единственная колония Спарты. В данном случае, спартанцы пытались избавиться от парфениев, детей, рожденных от связей спартанцев и периэков. Впрочем, со временем отношения между городами наладились.

Италия стала самым большим регионом с греческим населением за пределами собственно Греции и, вероятно, основная масса «избыточного» населения хлынула именно сюда. В Италии появились десятки греческих полисов, а самые крупные из них (Сиракузы, Акрагант, Кумы, Тарент и др.) по размерам, экономической и торговой значимости были вполне сопоставимы с ведущими городами Балканской Греции. Позже эти области стали называть Великой Грецией. Появление италийских колоний значительно стимулировало греческую экономику. Из Италии импортировали хлеб, лес, вино, оливковое масло, шерсть, продукты животноводства и др., а италийский рынок стал одним из главных рынков сбыта греческих товаров. Греки оказали прогрессивное влияние на развитие италийских народов, принеся им передовые методы ведения сельского хозяйства и ремесла, новые формы городской жизни, письменность, религию, право, культуру и искусство. Это влияние испытали как более передовые этруски и латины, так и более отсталые луканы и бруттии. Если бы не греки, римская цивилизация не стала бы второй цивилизацией Европы.

Эти отношения не были безоблачными. Активное торговое и культурное сотрудничество сочеталось с жестким противостоянием. В Сицилии греки встретили серьезного противника в лице Карфагена, а кампанским грекам противостояли не только этруски, но отчасти и племена центральной Италии, включая римлян. Не менее серьезная борьба двигалась на юге Италии, где на греческие города наступали местные племена самнитов, луканов и бруттиев. В IV в. города Кампании попали под власть римлян, в ходе Пирровой войны (280-272 гг.) они сломили сопротивление Тарентинской лиги, а после Первой Пунической войны (264–241 гг. до Р.Х.) римской провинцией стала Сицилия.

Одна группа греческих колонистов, выходцы из Фокеи, пошла еще дальше. Фокейская колонизация шла двумя потоками. Первый шел через основанную в северной Италии Пизу в Массалию в Галлии и Сагунт (Закинф) на севере Испании. Особое значение имела Массалия (совр. Марсель), ставшая богатейшим торговым, экономическим и культурным центром региона, которую греческий географ Страбон назвал «школой всей Галлии». Второй поток направлялся через «островной мост» (Корсику, Балеарские острова) на юг Испании. Успех фокейцев был связан с относительно мирным, торговым характером их колонизации, а в южной Испании они вступили в контакт с местной цивилизацией тартессиев. Самой западной колонией стала находящаяся за Гибралтаром Гавань Менесфея. Продвижение фокейцев остановили карфагеняне. В 539 г. до Р.Х. при Алалии на Корсике фокейский флот был разбит, а в 20-е гг. VI в. карфагеняне полностью уничтожили Тартесское государство.

Другим направлением было северо-восточное, где главным объектом стало Северное Причерноморье. В известной степени это было продолжение Малоазийской колонизации XI–IX вв. до Р. Х. Движение шло и с другой стороны. В середине VIII в. до Р.Х. эвбейцы (Халкида и Эретрия) начали освоение большого полуострова в северо-западной части Эгеиды, позже названного Халкидикой. Вскоре здесь находились несколько десятков колоний. Халкидика славилась плодородными почвами и лесными массивами, откуда вывозились металлы и большое количество леса. Объектом колонизации стала и Фракия, где греков особенно привлекали золотые месторождения.

На рубеже VII–VI вв. до Р.Х. греки проникли в пролив Геллеспонт (Дарданеллы), а затем и в пролив Босфор (Боспор Фракийский), а Мраморное море покрылось сетью колоний, самыми значительными из которых были Перинф и Византии. Установив контроль над проливами, греки вышли в Черное море. Скифы называли его Ахшайна, а греки назвали Аксинским Понтом (Негостеприимное море), позже сменив название на Эвксинский (Гостеприимное).

Колонии в собственно Причерноморье основывали Мегара и Милет. Мегарская колонизация пошла недалеко: на южном побережье Черного моря появилась Гераклея Понтийская, на западном – Мессембрия и Калатис. В 20-е гг. VI в. гераклейцы основали Херсонес Таврический в южной части Крыма. Почти все остальные колонии основали милетяне. Центром колонизации на южном побережье стала Синопа, возглавившая Понтийский союз городов (Амис, Фемискира, Котиора и др.). Самым восточным из них стал Трапезунд. Синопа и ее союзник занимались вывозом железа, месторождения которого находились в области местного племени халибов. На западном, фракийском, побережье появились Аполлония, Одесс, Томы, Истр и другие города.

Весьма успешной была колонизация Северного Причерноморья. Милетяне основали свое первое поселение в 643 г. на острове Березань, а в начале VI в. в устье Буга появилась Ольвия. Впрочем, основной колонизационный поток пошел в район Керченского пролива. Греки основали Феодосию и заняли Пантикапей, ранее бывший столицей Киммерийского царства. Пролив покрылся сетью полисов (Нимфей, Фанагория, Гермонасса, Горгиппия и др.). Ольвия и Боспор стали центрами торговли со скифами, поскольку в VII–VI вв. до Р.Х. в областях Северного Причерноморья, Прикубанье и Приазовье образовалась сильная Скифская держава. Скифские цари получали от своих оседлых подданных большое количество пшеницы. Кроме того, с севера шли рабы, шерсть, соленая и вяленая рыба, меха и др. Если Скифия была сырьевым поставщиком, то греческие полисы Балканской Греции и Малой Азии наводнили ее своими изделиями, керамикой и предметами утвари, а также вином и оливковым маслом. В Греции возникает целая индустрия, работавшая на Скифию, а в скифских курганах находят вазы, золотые предметы, гребни и т. д. с местной тематикой.

Ольвия была значительно слабее скифов и попала под скифский протекторат, а потому отношения были мирными. Напротив, полисы Керченского пролива в конечном счете объединились в мощное Боспорское царство, появившееся около 480 г., которое стало уникальным политическим объединением, состоящим из греческих городов и местных племен синдов и меотов. Если Оливия была скорее торговым посредником, то Боспор в основном торговал собственной продукцией: хлебом, рыбой и другими продуктами. На боспорских монетах был изображен хлебный колос – символ процветания царства. Грекам удалось добраться и до восточного побережья, там появились города Питиунт (Пицунда), Диоскуриада (совр. Сухуми) и Фасис (Поти).

Третьим направлением колонизации стало южное и юго-восточное направление, связанное скорее не с колонизацией, а с восстановлением существовавших еще в крито-микенское время связей с передовыми восточными державами. На юге находился Египет, на юго-востоке – главный соперник греков, финикийские города, а в 745-605 гг. до Р.Х. сиро-финикийский регион находился под властью Ассирии, которая также угрожала и Египту. Бесперспективным было и направление колонизационного потока в Северную Африку, где безраздельно господствовали карфагеняне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7