Алексей Егоров.

История Древней Греции



скачать книгу бесплатно

II.2. Минойский Крит (III тыс. – XII в. до Р.Х.)

При всех тесных связях между двумя цивилизациями было бы правомерно говорить о двух цивилизациях и культурах, критской и микенской. VI–III тыс. были для жителей Крита эпохой неолита. Основными занятиями были охота, скотоводство и рыболовство, начинает появляться земледелие. Появились и первые поселения с улицами и домами из кирпичей. Примерно с 3000 г. до Р.Х. каменный век сменился веком металлов. Последовали медно-каменный, медно-бронзовый и бронзовый века, и с этого времени начинаются как критская, так и микенская цивилизации. Историю Крита А. Эванс разделил на три периода:

1. Раннеминойский – 3000-2100 до Р.Х.

2. Среднеминойский – 2100-1580 до Р.Х.

3. Позднеминойский – 1580-1200 гг. до Р.Х.

А. Эванс относит время экономического, политического и культурного переворота к рубежу Ранне – и Среднеминойского периодов. Около 2000 г. до Р.Х. появились уникальные постройки, именуемые дворцами. Самым большим из них был Кносский, считавшийся резиденцией Миноса и прообразом Лабиринта. Аналогичные, хотя и меньшие дворцы были в Маллии, Фесте, Агиа-Триаде и др. местах. По типу они сочетали в себе функции царского дворца, восточного храма и городской цитадели. Известные нам дворцы были разрушены примерно в XVIII в. до Р.Х., затем их восстановили в гораздо большем объеме, после чего случилась катастрофа XV в. Тем не менее, люди оставили дворцы лишь после XII в. до Р.Х.

Дворец в Кноссе представлял собой огромный архитектурный комплекс площадью в 16000 м?, включавший около 300 разнообразных помещений. Заметим, что сохранился только первый этаж дворца и подвалы, тогда как на самом деле здание явно имело несколько этажей. Центром сооружения был огромный прямоугольный двор, вымощенный гипсовыми плитами и, вероятно, используемый для культовых целей, в том числе – для знаменитых игр с быками. Вокруг двора располагались парадные залы, хозяйственные помещения и другие комнаты. Жилые помещения соединялись коридорами и лестничными переходами, а комнаты и кладовые образовывали длинные анфилады. Во дворцах были портики с колоннадой, террасы, балконы, внутренние дворики и световые колодцы, обеспечивавшие систему вентиляции и освещения. Во дворце была система водопровода и канализации. Значительная часть нижнего этажа была занята кладовыми, где хранились вино, оливковое масло и другие продукты. В полу кладовых были устроены ямы, выложенные камнем и перекрытые каменными плитами, в которых хранилось зерно.

Первые дворцы имели укрепления, обычно обращенные к морскому берегу. Уже в это время Крит имел торговые контакты с Кикладскими островами, Арголидой, Киренаикой, Египтом и Ханааном. Около XVIII в. до Р.Х. происходит некая катастрофа, приведшая к разрушению Кносского (и, возможно, других) дворцов. Одни ученые считают причиной упадка землетрясение (что наиболее вероятно), другие склонны объяснять разрушение социальными конфликтами, есть версия, что кризис на Крите был результатом кризиса в Египте и Вавилонии, бывших главными торговыми партнерами Крита и наиболее развитыми державами Востока.

Причины вовсе не исключают друг друга.

Около 1700 г. происходит возрождение дворцов, которые становятся еще более грандиозными. XVI – XV вв. до Р.Х. стали временем максимального могущества Крита, и именно они считались «веком Миноса». На самом острове были благоприятные природные условия, способствовавшие созданию процветающего сельского хозяйства. Критяне выращивали пшеницу, ячмень, бобы, горох, чечевицу. На холмах выращивали виноград, а в долинах разводили скот (быков, коров, лошадей и различные породы мелкого скота). В рационе островитян были широко представлены мясо и молоко. На Крите разводили уток, лебедей, голубей и кур. Кроме того, Крит имел прекрасное геополитическое положение, будучи связующим звеном между Грецией, Египтом и Передней Азией. Для внешней торговли, равно как и для потребления верхушкой общества, выращивались и более редкие культуры: шафран, мята и другие растения.

Критские дворцы этого периода, включая Кносс, не имели укреплений, что означает отсутствие опасности с суши и с моря. Это (равно как и наличие сети удобных широких дорог) означало, что весь остров оказался под властью Кносского дворца. Отсутствие опасности с моря также могло означать только одно – наличие мощного флота, способного надежно защитить побережье. Древние историки (Геродот, Фукидид и др.) говорят о талассократии Миноса, т. е. о его государстве на море. По сообщению Фукидида, Минос был первым, кто создал сильный флот, очистил острова от пиратов и овладел частью «Эллинского» (т. е. Эгейского) моря. Он также пишет о победе над карийцами и колонизации Киклад. Минойские колонии появились не только на Кикладских островах, но и на островах Делос, Мелос и Родос и даже на побережье Малой Азии в районе будущего Милета.

Еще одним показателем культурного переворота является изменение письменности, когда на смену иероглифическому и пиктографическому письму приходит слоговое письмо, которое А. Эванс условно назвал «линейным письмом А». Язык этого письма неизвестен, а следовательно, мы не знаем этнического происхождения критян. Очевидно, что они не были греками, часто их сближают с финикийцами или жителями Северной Африки, а иногда и с неизвестными народами, лигурами, этрусками или носителями некоего «эгейского языкового субстрата».

Критские торговцы шли гораздо дальше, чем военные силы Миноса. В XVII в. до Р.Х. были установлены тесные отношения с материком. Критяне появились в Микенах, Тиринфе, Аттике, Беотии и даже в Фессалии. Весьма интенсивными были отношения с Египтом, где критские купцы пользовались особыми привилегиями. Предметами критской торговли были металлы, ремесленные изделия и предметы роскоши (слоновая кость, ароматические вещества), тогда как Египет поставлял сухие овощи, фрукты, масла, изделия из стекла и фаянса. В надписях фараонов часто появляется народ кефтиу. Критяне торговали с царством Хеттов, Сирией и Финикией, а их изделия встречаются в Сицилии, Сардинии и даже в Испании.

Интенсивная торговля предполагает наличие развитого ремесла, развитого мореплавания и мер обмена.

Изобретением критян были специальные корабли с приподнятым носом и низкими краями, а раскопки в Гурнии показывают развитие ремесел. На Крите были оружейники, кузнецы, плотники, кожевники, горшечники и др., а критские дворцы демонстрируют наличие квалифицированных архитекторов, мастеров по камню, художников и декораторов. Развитая вазопись свидетельствует о высоком уровне гончарного дела и художественной росписи. Впрочем, критские правители и их окружение пользовались и импортными изделиями, особенно, из Египта и Сирии. Меновыми единицами были скот и слитки золота и серебра, однако критяне предпочитали пользоваться египетскими, финикийскими и вавилонскими эталонами.

Сложен и вопрос о внутреннем устройстве Крита. Критский правитель, вероятно, был теократическим монархом, соединявшим функции жреца и военного вождя. Жизнь царя была окружена множеством ритуалов, обычно происходящих в тронном зале с изображением грифонов. Фреска «Царь-жрец» показывает нам внешний облик правителя с короной на голове и золотыми украшениями и бралетами на руках и шее.

На Крите, вероятно, существовал мощный бюрократический аппарат (один из архивов насчитывает 5000 табличек) и сильное жречество, а также – (судя по фрескам) придворная знать. Несомненно, существовала и военная элита. Ее облик похож на египетский – на фресках изображены стройные загорелые мужчины с тонкой талией, в набедренных повязках, с головным убором из птичьих перьев и золотыми украшениями на руках и шее. Есть и светские дамы, некоторые из них (наверное жрицы) изображены с обнаженной верхней частью тела.

О жизни простых людей известно мало. Трудовое население обитало за пределами дворцов в разбросанных по горам и долинам мелких поселках. Земледельцы, несомненно, были обложены повинностями, как натуральными, так и трудовыми (строительство дорог, каналов, дворцов и т. д.). Дворец был многофункционален: он был административным и культовым центром государства, его главным складом и центром торговли и распределения.

Главным божеством на Крите, вероятно, была Великая Богиня, владычица диких зверей, повелительница гор и лесов, покровительница растений и даже зловещая царица подземного царства, держащая в руках извивающихся змей. За этим образом угадывается древнейшее божество плодородия, великая мать людей и животных, почитаемое еще во времена неолита. Рядом с ней появляется мужское божество, символом которого был бык. Одной из главных тем критской фресковой живописи является изображение игр с быками, когда акробаты (юноши и девушки) делают смертельные сальто на спине и рогах огромного животного. Не исключено, что миф о Минотавре был отражением этого «бычьего культа», а заложники участвовали в этих крайне опасных ритуалах. Немалую роль в религии Крита играло поклонение животным, птицам, рыбам и деревьям. Религия Крита сыграла большую роль в формировании греческого пантеона. Многие греческие богини (Деметра, Гера, Афина) имеют сходства с женской богиней критян. По преданию, верховный бог греков Зевс родился на Крите, а его культ был тесно связан с островом. Одним из священных животных Зевса был бык.

Крит приобрел мировую известность своими памятниками искусства: полихромной (многоцветной) керамикой, скульптурами и фресковой живописью). Керамика в стиле камарес, вероятно, была самым ранним видом искусства и существовала уже в 1900-1500 гг. до Р.Х. и была расписана белой, красной и оранжевой красками на черном фоне, а в тематике преобладал растительный орнамент. С 1500 г. появился новый стиль – вазы, расписанные коричневым лаком по светлому фону и украшенные изображениями флоры и фауны (осьминоги, морские водоросли и т. п.). Встречаются и подлинные шедевры: Ваза с лилиями и Ваза с осьминогом из Гурнии.

Еще большее значение имеет фресковая живопись, вид искусства, уникальный для минойского Крита. Именно фрески поразили обнаруживших их археологов своей цветовой гаммой и особенностью экспрессии. Поражает отсутствие военной тематики, зато очень широко представлены культовая и придворная тема (культовые процессии, жизнь двора, изображения придворных), равно как и тема природы, животных и растений. Их тематику отражают названия, данные современными археологами: «Царь-жрец», «Укротитель быка», «Носитель вазы», «Сборщик шафрана» «Танцовщица», «Акробаты», «Дикая кошка на охоте», «Куропатка и удод». Одна из фресок получила название «Парижанка», а критская дама, видимо, принадлежащая к высшим кругам общества, казалась сошедшей с картин импрессионистов.

В середине XV в. до Р.Х. на остров обрушилась страшная катастрофа, равной которой остров еще не видел. Почти все поселения и дворцы были разрушены, единственным уцелевшим дворцом был Кносский. Крит утрачивает свое положение политического и культурного центра Эгеиды. Точные причины катастрофы не установлены, но наиболее вероятным является мнение греческого археолога С. Маринатоса о грандиозном извержении вулкана на о. Фера (Санторин). Отражением этого можно считать миф об Атлантиде. Сразу после этого Крит был завоеван ахейцами (греки считали, что восстание поднял афинский герой Тесей). Вторжение подтверждается другими обстоятельствами – ухудшением качества фресок и ваз, исчезновением растительной и животной тематики, появлением большого числа могил с предметами оружия и, наконец, появлением линейного письма В на греческом языке.

В конце XV – начале XIV вв. до Р.Х. появляются сведения в документах Аменхотепа III и Эхнатона об интенсивных критско-египетских связях, а Гомер сообщает о Крите как о процветающем острове, «с девяноста городами», где живут древние критяне, пеласги и ахейцы. Тем не менее, процесс упадка продолжался, постепенно разрушались дворцы. После дорийского вторжения XII–XI вв. до Р.Х., остров приходит в состояние прогрессирующего упадка, а в эпоху архаики и классики он неизменно оставался отсталой периферией греческого мира.

II.3. Микенская Греция (III тыс. – XII в. до Р.Х.)

Если Крит был населен негреческими племенами, то микенскую цивилизацию создали греки-ахейцы. Они двинулись на Балканский полуостров на рубеже Ш-П тыс. до Р. Х. Местное население (пеласги) ушли в другие районы или подчинились пришельцам. Самым ранним памятником новой культуры были так называемые «шахтные гробницы». Первые шесть могил такого типа (круг А) обнаружил еще Г. Шлиман, нашедший там множество предметов из золота, серебра, слоновой кости и других материалов. Немецкий ученый считал, что нашел могилы Агамемнона и членов его семьи, но гробницы относятся к более раннему периоду, XVI в. до Р. Х. Позже в Микенах нашли более скромные могилы, получившие название круга В (датированные второй половиной XVII в. до Р.Х., всего 24 могилы). Позже появляются т. наз. «купольные гробницы» или толосы, датированные XV–XIII вв., которые располагались возле дворцов или цитаделей. Самый большой толос – это «сокровищница Атрея» в Микенах, находящаяся внутри искусственного насыпного кургана и закрытая двумя огромными каменными блоками весом в 120 тонн. Сама камера была помещением с высоким ульевидным сводом, соединенным с боковой камерой, где и находилось погребение. Богатое внутреннее убранство гробницы и предметы роскоши были разграблены еще в древности.

XV–XIII вв. до Р.Х. были временем расцвета микенского мира. Область его распространения охватывала почти весь Пелопоннес, Центральную Грецию (Аттику, Беотию, Фокиду), Фессалию и ряд островов Эгеиды. Как и на Крите, центрами этой цивилизации были дворцы. Самые значительные из них находились в Микенах, Тиринфе, Пилосе в Пелопоннесе, в Афинах, в Орхомене и Фивах в Беотии, в Полке в Фессалии. Наиболее полное представление о планировке дворцов дает хорошо сохранившийся Пилосский дворец, именуемый «дворцом Нестора», главного советчика Агамемнона во время Троянской войны. Дворец образовывал прямоугольный комплекс, в центре которого был обширный прямоугольный зал с очагом и деревянными колоннами – мегарон. Как и на Крите, мегарон был центром жизни дворца, где царь собирал своих приближенных и устраивал приемы. К мегарону вели входные портики и вестибюли, а снаружи его находились два длинных коридора, в которые выходили двери многочисленных кладовых. В пилосских кладовых нашли огромное количество сосудов для хранения оливкового масла, частично предназначенного на экспорт. Во дворе были ванные комнаты, водопровод и канализационные стоки, а в одной из комнат был найден Пилосский архив из 600 табличек линейного В. Пилосский и Кносский архивы являются самыми крупными в микенском мире.

Если Пилосский дворец дает большую информацию о жизни дворца, то дворцы в Микенах и Тиринфе дают представление об укреплениях микенских твердынь. Микенская цитадель была сложена из огромных каменных плит длиной в три и более метров и шириной в метр. Греческий историк Павсаний (II в. по Р.Х.) сообщает, что их называют «циклопической кладкой», считая, что такое могли построить только великаны-циклопы. Ворота Микенского дворца венчались рельефным изображением двух львов (Львиные ворота). Цитадель Тиринфа, самая мощная из микенских цитаделей, была построена из 12-тонных глыб, а наружные стены крепости достигали 4,5 м в толщину и 7,5 м в высоту (в сохранившейся части). Даже преодолев наружную стену, атакующие оказывались перед внутренней стеной и только тогда могли штурмовать цитадель. В городе был подземный ход, ведущий к скрытому источнику воды в 20 м от крепости.

В отличие от критских, микенские фрески, изображения на вазах и других памятниках искусства изобилуют военными сценами. Война была главным занятием микенских правителей, а оружие играет особую роль в захоронениях. Оборонительным оружием микенских воинов были большие щиты и шлемы, наступательным – копье, бронзовый меч и кинжал. Оружие украшалось, а одним из главных достижений микенского прикладного искусства являются именно инкрустации на предметах вооружения. Микенские предводители сражались на колесницах.

Другим излюбленным предметом микенского быта были перстни и печати. Печати изготавливались из драгоценных камней, яшмы, аметиста, агата и др. Перстни и печати украшались гравированными изображениями – обычно сценами войны, охоты и сельской жизни. И у мужчин, и у женщин были серьги, ожерелья, бусы и браслеты, часто сделанные из тех же серебра ж золота. Женщины носили золотые диадемы. Страсть микенцев к серебру и золоту отразилась в кубках и посмертных масках. Золотая маска из Микен длиной 34,5 см получила название «маски Агамемнона» (так ее назвал еще Шлиман), а из микенских кубков выделяется «Кубок с голубями», очень похожий на гомеровское описание кубка Нестора.

Практически общим убеждением является мнение А. Эванса о том, что микенская культура была лишь второстепенным, периферийным вариантом критской, а микенские поселения – лишь «колониями» критян в «варварской» стране. Это, разумеется – преувеличение. Многое было заимствовано с Крита (архитектура дворцов, фресковая живопись, водопровод и канализация, линейное письмо и др.), а среди мастеров, изготовлявших замечательные изделия микенского искусства, было много критян. Микенцы не достигли уровня критского искусства, однако они достигли того уровня, чтобы воспринять высочайшую культуру Крита, а в некоторых областях (прикладное искусство или работы по золоту) даже превзойти своих учителей.

Благодаря прочтению линейного В, мы можем достаточно полно воссоздать картину микенского общества. Большие архивы хозяйственного характера, часто содержащие различные рассчеты, предполагают наличие развитой бюрократии. Кроме большого числа писцов, существовали чиновники, наблюдавшие за выполнением разнообразных повинностей. Первичной структурой был округ (в Пилосе их было 16), во главе стоял чиновник, именуемый коретером. В подчинении коретера находились мелкие чиновники с громким титулом басилевсов. Над ними стояла уже собственно дворцовая администрация.

Во главе дворцового хозяйства стоял правитель, именуемый «ванакс» или «ванака» (от него произошло греческое «господин» – ????). У него была большая челядь (царские горшечники, оружейники, приемщики даров и др.). Вероятно, высшим чиновником был лавагет, командовавший вооруженными силами. Правящую элиту составляли жрецы главного храма, высшие чиновники и военачальники (в основном – начальники колесничных отрядов).

В некоторых табличках появляется «дамос» (народ), видимо, состоявший из рядовых общинников, обычно бедных, но свободных людей. Вероятно, община имела свою земельную собственность. Вероятно, общинники участвовали и в военных действиях, составляя многочисленную плохо вооруженную пехоту, которая следовала за колесницами знати и отрядами ее дружинников. Гораздо больше сведений о рабах. Среди документов пилосского архива есть списки рабочих отрядов дворца, состоявшие из дворцовых рабов и рабынь. Более многочисленными были женские отряды (до 100 человек), которые делились по профессиям (мололыцицы зерна, прядильщицы, швеи, банщицы и др.). Мужские отряды были меньше (оружейники, горшечники, портные, каменщики), детей приписывали к отрядам женщин. Существовали «божьи рабы» (видимо, рабы храмов), которые, однако, могли иметь собственность и арендовать землю. Рабские отряды получали пайки, а характер и место работы определялись централизованно. Пилосский архив упоминает около 1300 рабов (в основном, рабынь).

Многие работники находились в особом положении. Это были кузнецы, находящиеся под жестким контролем властей и получавшие металл из дворца, что, вероятно, компенсировалось материальным довольствием и престижностью профессии. Судя по всему, к привилегированным категориям относились квалифицированные мастера-парфюмеры, золотых дел мастера, граверы и др. Часть из них относилась к «людям дворца», состоящим на государственной службе, а другая – к выполнявшим временные повинности свободным общинникам.

Микенская экономика показывает двойственную природу этого общества. Преобладание государственного сектора, «отрядная» организация рабов, сильная царская власть и развитая бюрократия позволяют говорить об обществе восточного типа. Вместе с тем, можно увидеть и различия. Дворец имел черты сходства с восточным или критским, но, в определенной степени его можно считать и прообразом будущего греческого города. Похоже, что микенские дворцы были самостоятельны, а гражданская община могла стать моделью для будущей самостоятельной гражданской общины греческого общества. Наконец, огромная роль аристократии, особенно военной, разительно контрастирует с восточной бюрократией. Кроме того археологи и историки второй половины XIX в. обратили внимание на то, что наряду с дворцами, в микенском обществе имелись другие центры обитания, более похожие на позднейшие города.

Политическая организация микенского мира вызывает серьезные дискуссии. Укрепленность дворцов, обилие оружия и данные мифологии указывают на конфликт между обитателями разных дворцов. Археологические данные и мифология показывают острую борьбу между Микенами и Тиринфом, а поэмы фиванского цикла демонстрируют раздоры внутри правящей династии и активное участие в них других городов. Повествование о походах правителей Аргоса против Фив могут косвенно подтверждаться тем, что фиванский дворец погиб в XIV в. до Р.Х., т. е. раньше, чем остальные центры. В науке существует проблема единой «державы Агамемнона». Некоторые ученые полагают, что династия Атридов сумела подчинить остальные области и создать единое государство, однако более вероятно, что речь могла идти лишь о военно-политическом союзе независимых городов, в котором микенский правитель был лишь «первым среди равных».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7