Алексей Дымов.

Дитя Дьявола



скачать книгу бесплатно

Анжелика, кажется, прекрасно поняла мотивы парня, и лишь ухмыльнулась:

– Я многим иногда приношу кофе, особенно когда некоторые так утопают в работе, что даже про обед забывают.

Поболтав еще немного о всяких пустяках и допив кофе, девушка ушла, забрав поднос с опустевшей посудой. Напоследок, Михаэль вдруг решил пригласить Аллен с собой на Рыцарский бал. Зачем он это сделал, ведь его самого-то пригласили, он и сам не знал. Просто помнил, что у шерифа приглашение на четыре лица, и если посчитать его и семейную чету, то ещё одно место остаётся свободно. Правда, шериф мог позвать кого-то еще, не уведомляя об этом немца, но тогда, как быстро решил Майер, он бы отказался от поездки, и провел вечер, просто гуляя с Анжеликой…

Но все планы рухнули, так как удивлённая девушка с сожалением отказалась, сославшись на то, что в воскресение будет нянчиться с племянниками, и уже никак не может это отменить.

* * *

Проснулся Михаэль от странного звука. Что-то резко разбудило парня, но, как он не прислушивался, ничего больше не услышал. Поглядев в окно, не вставая с кровати, стало понятно, что сейчас глубокая ночь, и еще долго можно продолжать спать. Но не успел Майер повернуться на другой бок, как снова раздался грохот. Явный. Хорошо слышимый. Однако, тут же опять наступила полная тишина. Михаэль уселся на кровати, внимательно прислушиваясь. Он ещё плохо ориентировался в этом доме, но мог с уверенностью сказать, что звук доносился с первого этажа, возможно, с кухни.

«Грабители!» – Мелькнула первая здравая мысль, а вторая с паникой начала бить по голове: «Что делать?»

Немец встал с кровати и тихо, на цыпочках, подошел к окну. Напротив находился дом, где, как уже знал репортёр, проживала милая старушка. Сколько раз Михаэль проходил мимо, столько же раз бабушка сидела на крыльце в кресле качалке и, доброжелательно улыбаясь, здоровалась с новым соседом, интересовалась его здоровьем. Но сейчас, как и следовало ожидать, на крыльце соседнего дома никого не оказалось, даже качалки. И свет, к сожалению, ни в одном из окон не горел.

Майер тряхнул головой, беря себя в руки. Чем бы ему помогла старушка, даже если бы он увидел ее на крыльце? В конце концов, он мужчина и должен сам решать свои проблемы. Тем более, раз уж собрался на рыцарский бал, то и вести себя нужно по-рыцарски.

Поддерживая себя подобными размышлениями, новоявленный защитник слабых и угнетенных, осмотрел комнату в поисках верного меча. В темноте, правда, никакого достойного оружия отыскать сразу не получилось, но привыкшие к тьме глаза скоро нашли ему замену. Вооружившись бронзовым подсвечником, оставшимся здесь от предыдущих хозяев, Михаэль тихо стал подбираться к выходу из комнаты. Хорошо еще, что перед сном он запер дверь в свою спальню на ключ, хоть какая-то защита! Некстати мелькнула мысль, что когда Анжелика отказалась от поездки в рыцарский замок, он, Михаэль, должен был предложить ей помощь и вместе с ней посидеть с детьми.

Но, как всегда, умные мысли приходят с изрядным опозданием.

Вставив ключ в замочную скважину, и повернув его в замке, Майер взялся за ручку двери, однако, так и не смог её повернуть. Он снова, в который уже раз за последние минуты, замер, услышав посторонний шум. Конечно, в этом доме он прожил слишком мало, чтоб идеально распознавать все звуки, но сейчас он был уверен на сто процентов. Кто-то поднялся на второй этаж по лестнице и наступил на одну скрипучую половицу в самом начале коридора. Майер нисколько не сомневался в этом, так как сам уже пару раз наступал на это самое место. Впрочем, опасаясь, что доска провалится под его весом, теперь старался её обойти. А вот неведомый гость, похоже, об этом не знал. Михаэль так и стоял, держась за ручку двери, стараясь не шевелиться, и дышать через раз. Теперь он отчетливо слышал тихие шаги. Неведомый гость почти бесшумно двигался по коридору, но благодаря ветхости всего дома, каждый его шаг был слышен Майеру. Пару скрипучих шагов, и томительная, напряженная тишина, будто пришелец останавливался и размышлял, куда двигаться дальше. И снова несколько скрипучих шагов. Грабитель, или кто бы там ни был, постепенно приближался к спальне, а Михаэль до сих пор не знал, что предпринять. Разумнее всего, казалось, снова закрыть дверь на ключ, но воспалённый мозг с паникой кричал, что ни в коем случае нельзя ни единым звуком говорить врагу о своем местоположении. Оставался второй вариант. Дождаться, когда нежданный гость, считающий, что хозяин крепко спит в своей постели, зайдет в спальню и в этот момент неожиданно его атаковать. Придя к этому решению, Михаэль аккуратно выпустил ручку двери и обеими руками покрепче ухватился за подсвечник. Руки его вспотели, по спине градом тек липкий холодный пот. Осознание полного одиночества давило на психику парня. Время замедлилось, а когда шаги прекращались, мерещилось, что совсем останавливалось. Вокруг была лишь тьма, пугающая своей неизвестностью и шаги, эти противные, мерзкие и скрипучие шаги. И если бы Майера спросили, что страшнее шаги или долгая давящая тишина между ними, он бы не смог ответить.

Прошла вечность, шаги замерли прямиком напротив двери. Майер от напряжения не мог пошевелиться и до ужаса хотел закричать, то ли, пугая неизвестного, то ли, поддерживая самого себя. Несмотря на полутьму, немец с ужасом разглядел, как стала медленно поворачиваться ручка двери. Все сомнения исчезли, там явно кто-то был. И если раньше парень тешил себя надеждами, что всё это игра его, несомненно, больного воображения, а скрипы могли создавать крысы…большие такие…наглые крысы, то сейчас.… Ни один грызун не умеет поворачивать ручки двери. Михаэль поднял подсвечник повыше, готовясь к первому, и, дай Бог, последнему для грабителя удару. Секунда шла за секундой, руки парня начало сводить от непосильного напряжения, и тут, наконец…

Снова раздались шаги! Теперь они удалялись от двери. Неизвестный прошел мимо, направляясь куда-то дальше по коридору. Когда Михаэль это осознал, в голове разразился ураган мыслей. Сначала пришла радость от того, что неведомый враг прошел мимо, и значит, опасность миновала. Но тут же, стало понятно, что необходимо выйти в коридор, и непременно ударить грабителя, или кто там находится, в спину, ведь, скорее всего, тот ничего подобного не ожидает. Но, вопреки своим желаниям, ноги не сделали ни единого шага, продолжая стоять, приклеившись к полу. Нет, Михаэль не был трусом и порой смелости ему не занимать, но в данный момент инстинкт сохранения преобладал голосом разума… А шаги всё удалялись и вскоре перестали быть слышны. Отругав себя по полной программе, назвав самым последним в мире трусом, Майер решительно (но осторожно) открыл дверь и выглянул наружу.

Внимательный осмотр в обе стороны коридора ничего не дал, и тогда он с канделябром наперевес покинул свою спальню. В коридор выходило пару окон и благодаря лунному свету здесь оставалось относительно светло. Михаэль сразу же рассмотрел следы на полу. Всё-таки, лень иногда бывает полезной, ведь именно из-за неё, немец так и не помыл пол во всём доме. Коридор не был исключением и теперь на большом слое пыли, следы отчётливо виднелись. Спутать эти следы со своими Михаэль бы не смог. Чужие отпечатки были поменьше, чем его собственные и вели дальше по коридору, куда он еще сегодня не ходил.

Держа своё оружие наготове, парень пошел искать незваного гостя. Долго идти не пришлось. Коридор через несколько метров свернул под прямым углом, и, миновав полдюжины боковых дверей, уперся в ещё одну, закрытую. За ней находился чулан. Новоиспеченный хозяин дома об этом прекрасно знал, так как в первый день обследовал все комнаты, несмотря на вездесущую пыль и непрерывный чих. Не оставляя себе времени на раздумья, и на возможное отступление, Майер распахнул дверь в чулан и бесстрашно вошёл внутрь, замахиваясь подсвечником.

Но чулан оказался девственно чист, если не считать кучи всё той же пыли и висевшей везде паутины, но самоё невероятное заключалось в том, что следы неведомого человека обрывались ровно в центре комнаты!

От подобного феномена у парня волосы встали дыбом, а по позвоночнику пробежала волна мороза, но стоит отдать ему должное, Михаэль, не поддаваясь панике, внимательно осмотрелся по сторонам.

Однако, в комнате не было абсолютно ничего, лишь голые стены да малюсенькое окно под потолком, в которое кроме лунного света, не пролезет даже ребёнок.

В полной мере осознав это, Михаэль Майер поспешно покинул чулан, нервно захлопнув дверь.

Глава 5

Следующий, субботний, день ничем необычным не ознаменовался. Едва проглотив пару бутербродов, Михаэль отправился в гости к ближайшей соседке. Несмотря на ранний час, добродушная старушка уже сидела на своем посту. Устроившись в кресле качалке на веранде своего домика, она уже жизнерадостно помахала Михаэлю издалека. А когда он приблизился, то увидел, что бабушка несет свою вахту не одна. Красивый, пречернющий до блеска кот лежал на коленях пожилой женщины и подставлял под ее ласковые руки свою спину. Однако, стоило посетителю взойти на крыльцо, как вся леность у зверька улетучилась. Кот уставился на парня своими чересчур умными глазами, и Михаэлю почему-то стало не по себе.

– Доброе утро, сынок, – беззубо улыбнулась старушка. – Как дела? Всё-таки решил навестить одинокую женщину? Наверно, передумал и хочешь испробовать моих пирогов? Я как раз с утра тесто замесила, так что, если немножко подождешь…

– Доброе утро, бабушка! – искренне улыбнулся в ответ немец, стараясь не смотреть на кота. Еще при первом знакомстве, они договорились, что он будет звать её не иначе как «бабушка», ей это безумно нравилось. – К сожалению, не могу, дела. Я заскочил по делу, на минутку.

– Да, да, вы молодые вечно торопитесь. Чем могу помочь, родненький?

– Вы вчера ночью ничего не слышали? Или вечером? Вообще, что-нибудь странное не заметили?

– Что случилось? – сразу сообразила соседка, схватившись за сердце.

– Всё в порядке, всё нормально, – поспешил успокоить Майер. – Просто этой ночью, я слышал непонятные звуки в доме.

Не спеша и без ненужных для больной, пожилой женщины подробностей, Михаэль рассказал соседке приключения этой ночи. Правда, про следы, ведущие в никуда, умолчал. Сказал лишь, что слышал звуки и на полу в пыли видел чьи-то небольшие отпечатки ботинок.

Вопреки ожиданиям, старушка не испугалась и не начала причитать, охать и ахать, а совершенно непредсказуемо, протянула руку за кресло-качалку и резво вытащила на свет двуствольное ружьё. От её действий чёрный кот чуть было не свалился с колен хозяйки, а Михаэль рефлекторно отпрянул на шаг назад.

– Вот! Держи, – воинственно сказала соседка. – Тебе пригодится и больше никто не посмеет к тебе в дом залезть. Бери, бери! Не стесняйся!

Старушка силой стала отдавать огнестрельное оружие парню, тот сперва принял, однако, потом всё же вернул обратно. Ссылаясь на то, что ружьё ей самой пригодится куда больше, а он, мужчина, уж как-нибудь справится. Добросердечная бабуля не сдавалась и успокоилась лишь, когда немец клятвенно пообещал купить себе револьвер.

Удовлетворенная старушка спрятала ружьё на место и уже более спокойно отвечала на вопросы. К несчастью, ничем полезным она не поделилась, так как ничего подозрительного в последнее время не заметила. Попрощавшись с общительной соседкой, парень вернулся домой.

Погода в тот день выдалась ясной, но одуряющая температура спала, и свежий ветер радовал жителей своим ласковым прикосновением. Заставив себя убраться в одной из комнат, Майер первым делом вымыл окно, впуская яркий солнечный свет, а позже, повозившись с заржавевшим засовом, распахнул створки, открывая доступ для свежего воздуха. Работать стало намного приятнее и веселее, даже ночные приключения немного позабылись. Завершив уборку в данной комнате мытьём полов, Михаэль на дальнейший подвиг себя заставить не смог и решил на сегодня прекратить войну с грязью, заключив, так сказать, на пару дней перемирие. Приведя себя в порядок, он отправился в полюбившуюся пекарню, дабы спокойно пообедать.

Погода радовала, на душе стало спокойно и умиротворенно и к счастью на радость перевозбужденным нервам немца, он не заметил, как чёрный кот соседки, следил за ним, сопровождая две улицы подряд.

* * *

Воскресное утро семейная пара Дуэйн встретила в подготовительных хлопотах. Дети на эти выходные заблаговременно были отправлены к бабушке и дедушке и Марта Дуэйн, не переставая ворчала по этому поводу. Впрочем, причины для недовольства она находила без всяких усилий.

– Из-за этого бала, наши дети два дня ночуют у твоих родителей! Совсем разбалуются, и помяни мои слова, совершенно забудут подготовить уроки к школе.

– Но, дорогая, ты же сама была рада этому приглашению! – первое время шериф пытался мирно успокоить супругу. – И я же предложил взять их с собой, но ты не захотела…

– Костюмов у них нет подходящих! – пошла в новую атаку невысокая, немного полноватая женщина. Вручив мужу еще две сумки, она уперлась руками в бока. – Да и что они там будут делать? Алкоголь пить втихаря? Или по всему замку разбредутся? Кто за ними присматривать будет? Ты ж опять с друзьями общаться будешь! Знаю я тебя! И не дай бог, на сам бал не успеешь, и я останусь без кавалера!

Чарли поднял сумки и поспешно вышел из дома. Возле крыльца давно ожидала своих пассажиров запряженная двумя лошадьми повозка, которую все называли не иначе как каретой. Сейчас шла мода, что на рыцарский бал, нужно прибывать на элегантных каретах, либо на красивых конях, либо вообще пешком, но ни в коем случае не на автомобилях. Всё должно быть по традиции. Чарли же без угрызений совести пользуясь своей должностью, легко нанял подходящий транспорт и сейчас грузил семейный багаж. Что жена насовала в сумки, он себе не представлял, но поинтересоваться даже и не думал. Чем бы «дитя» не тешилось.

После того, как очередная партия саквояжей заняла свое законное место, и Чарли вернулся в дом, жена нашла новый повод для упрёков:

– Вот зачем ты незнакомого человека пригласил? Дорога дальняя, мало ли что может случиться!

– Да, очень дальняя, – проворчал шериф. – Три часа неспешной езды.

– Не три, а четыре! Ну, о чем с ним говорить даже эти три часа? Чужой совершенно человек.

– Он хороший, добрый парень, Марта. Тем более журналист. С людьми нужно общаться, надо знакомиться. Особенно тебе, ведь ты так редко выходишь в люди.

– И почему ты всегда выбираешь с кем нам знакомиться? – женщина вручила мужу новую партию багажа.

– Потому, что я глава семьи! – Шериф тоже повысил голос.

– Тащи давай в карету, глава! – усмехнулась супруга.

Когда муж в очередной раз вернулся, то не застал жену в коридоре, и, обрадованно прошмыгнув в зал, уселся в любимое кресло, наслаждаясь покоем и блаженной тишиной. Но драгоценные минуты истекли и жена вновь появилась в поле зрения шерифа. Перерыв в потоке ворчания женщины был вызван её переодеванием, зато теперь, одетая в новое бальное, нарядное платье, Марта смогла продолжить отчитывать мужчину.

– Как ты не понимаешь, что должен сначала советоваться со мной в подобных вопросах. Мы столько лет женаты…

– Тебе что, билета жалко? – вздохнул Чарли. – Или места в карете?

– Да при чем тут это, – отмахнулась Марта, кружась перед большим старым зеркалом. – Просто ты должен понять, что семейный отдых надо планировать ВМЕСТЕ.

Последнее слово женщина произнесла с нажимом и металлом в голосе.

– Я что-то не помню, чтобы ты спрашивала меня, прежде чем позвать с нами племянника.

– Не сравнивай! Тут совершенно другое. Он сын моей сестры. Моя семья.

– А я значит уже не твоя семья? – парировал Чарли. – Лучше б детей взяли, чем его.

– Перестань ворчать, как старый дед! – упрекнула супруга.

От подобной не справедливости шериф аж задохнулся, не найдя, что ответить. А Марта, будто потеряв интерес к диалогу, продолжила красоваться перед зеркалом. Шериф тем временем раздраженно взял с тумбочки вчерашнюю газету и принялся читать. Но не прошло и пяти минут, как он упустил её на колени и возмущенно произнес:

– Я его вообще не помню! Племянника твоего. Да и ему давно пора быть здесь, не хватало еще из-за него опоздать.

Не успел Чарли договорить, как со стороны входа в дом послышались чьи-то шаги, и тут же юношеский голос.

– Тётя Марта? Вы дома?

– Нет! Мы уже уехали, – крикнул в ответ шериф и снова уткнулся в газету.

Женщина бросила на мужа испепеляющий взгляд и поспешила в коридор, навстречу племяннику.

Чарли говорил чистую правду, племянника жены он видел всего один или два раза на больших семейных торжествах. И то давным-давно, мальчуган был тогда совсем юнцом. А месяц назад Джейсону исполнилось тринадцать лет. Худощавый, высокий парнишка с короткой стрижкой вошел в зал и вежливо поздоровался.

– Здравствуйте, дядя Чарли.

– Привет… Джейсон?

– Да.

– Замечательно. Как добрался? – Шериф резво встал с кресла и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Ну и хорошо, что хорошо. Общий сбор через пять минут. Кто не успеет, ждать не станем.

И вышел на улицу.

Шериф не был каким-то злодеем, или жестоким человеком, просто в данный момент настроение его было испорчено придирками Марты, вот он и сорвался немного на племяннике. Впрочем, мальчишка был озорным и веселым парнем, и на подобные нападки не обращал особого внимания, и тем более не обижался.

Ровно через десять минут, и не секундой раньше, несмотря на строгие покрикивания главы семейства, все разместились в карете. Всего четыре человека: Чарли с супругой, Джейсон и кучер правящий двойкой лошадей, сидя на козлах. В выходное утро на улицах Бринстоуна почти никого не было, и экипаж довольно скоро подъехал к дому Майера. Тот, по предварительной договоренности, поджидал на веранде. Увидев карету, Михаэль поспешно спустился по ступенькам и присоединился к пассажирам. В отличие от семейства шерифа, у немца из багажа с собой имелась лишь небольшая сумка-саквояж, которая прекрасно уместилась рядом с хозяином на сидении.

Сидения, к слову сказать, оказались довольно мягкими, благодаря тому, что кто-то предусмотрительный обшил их неким подобием подушек, что оказалось весьма не лишним. Ведь колеса у этого древнего транспортного средства использовались деревянные, и Майер почти сразу своим мягким местом почувствовал все ямы и бугорки, встречающиеся по дороге, и с радостью бы увеличил высоту сидения еще на парочку подушек.

Несколько первых минут Чарли знакомил своих спутников между собой, а карета успешно двигалась к выходу из города. И, несмотря на утренние возмущения, супруга шерифа буквально завалила Михаэля различными вопросами, начиная с надоедливого: «Как вам наш город?» и заканчивая просьбами поведать о столичных новостях. Вежливо и деликатно отвечая на вопросы женщины, немец рассматривал пейзаж за окном. К этому времени кучер вывел карету за пределы города и погонял лошадей на максимальной для этой проселочной дороге скорости. Поговаривали, что в редкие для этих мест обильные ливни, дороги превращались в мокрую грязь, сквозь которую даже пешеходы пройти не решались, а остальной транспорт и подавно. К счастью, почти целый месяц не было даже мелкого дождика, и единственным препятствием на дороге для движущейся кареты являлась дорожная пыль… и ямы!!!

Колесо в очередной раз наехало на рытвину, и всем пассажирам достался болезненный удар, от которого мягкие сиденья почти не спасли. Почти два часа продолжалась утомительная тряска, заставившая Михаэля пожалеть о своем добровольном согласии на это путешествие. Куда спокойнее можно было провести день дома, или прогуливаясь по городу случайно заглянуть к Анжелике…

Пейзаж за окном мало чем отличался от того, который Михаэль видел из вагона паровоза. Всё та же выжженная солнцем степь. Те же чахлые кустарники. Но зато чаще стали попадаться цветущие и богатые фермы, за которыми явно хорошо ухаживали и развивали. Подобное зрелище не могло не радовать любого жителя страны, пусть даже не патриота. Только Михаэля занимали совсем другие мысли, благо Марта прекратила расспросы и скармливала племяннику припасенные в дорогу пироги. Немец снова и снова мысленно возвращался к ночи, в которой неизвестный забрался к нему в дом. Те события никак не давали ему покоя и постоянно возвращались, даже если на некоторое время от них отгораживался. О той истории он так никому и не рассказал, кроме престарелой соседки, а поделиться с кем-нибудь и получить совет хотелось. После долгих раздумий, Майер решился, и рассказал все события своим попутчикам, в основном адресуя, естественно, шерифу.

– А когда я зашел в ту комнату, – закончил он рассказ, – то никого там не обнаружил. Вообще! Только следы,… обрывающиеся в центре комнаты. Я понимаю, что это звучит абсурдно. Но все было именно так… Мистика, одним словом. Скоро в приведений верить начну.

– Привидения не оставляют следов, – авторитетно заявила Марта.

– Другого объяснения я не вижу, – возразил немец, ожидая ответа больше от главного полицейского города.

Но задумчивого шерифа «обогнал» молчавший до этого племянник. Проглотив последний кусок пирога, он спросил:

– А чердака там нет?

Все трое взрослых недоуменно уставились на подростка. Тот, от такого обильного внимания немного смутился, но продолжил:

– В некоторых старых домах на потолке бывают люки. Стоит потянуть за веревку, как люк открывается и оттуда вываливается лестница, ведущая на чердак.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16