Алексей Бобрик.

Дар Павшего. Восход Черного солнца



скачать книгу бесплатно

Но, теперь наступит новая эра…

Пролог


Выныривая из очередного крутого виража, которые в изобилии встречаются на сопках Владивостока, недавно отремонтированная дорога устремлялась в прямо противоположную реальность – изобилующую рытвинами и раскисшими после ночного дождя грунтовыми тропинками, находящимися в чудом, сохранившимся хвойно-лиственном лесу нового района, который вырос на бывшей, богом забытой окраине, а сейчас, вдруг неожиданно оказавшейся, благодаря построенным мостам, практически в центре города.

В данный момент, летнее утреннее солнце почти скрылось за тучами. И от этого факта, в сочетании с прохладой, идущей от тени могучих деревьев, получалась весьма и весьма комфортная среда, для любителей экстремального велоспорта. К коим и принадлежал Николай, который в порыве нахлынувшего благодатного настроения, стремительно закладывал очередной вираж по лесной тропинке, вьющейся между разлапистых деревьев.

Единственное, что могло его отвлечь от получаемого удовольствия, так это вечные, надоедливые поскрипывания и потрескивания в деталях и механизмах старого, но ещё довольно крепкого, хоть и раздолбанного байка, который на своём веку успел повидать как множество зеленых холмов с травой по пояс, мрачных лесных тропинок с корягами и каменюками, так и дорожных ям, наполненных мокрой грязью, чуть ли не по пояс. Но несмотря на это, остававшимся в довольно сносном состоянии, для того, чтобы его менять его на новый, тем более, что неизвестно, какое сейчас будет качество изделия, за приемлемую цену.

– Со всеми этими долбаными валютными курсами, свихнуться можно нормальному человеку. Стоящую вещь, купить даже уже у китайцев на Спортивке, стало практически невозможно. Одно фуфло контрафактное, да срам сплошной, лежит в магазинах. Копить на что-либо приличное, по полгода приходится… – О, блин, чуть об ветку башкой не долбанулся. Ещё и без шлема сегодня поехал. Так, всё, больше не отвлекаться… Настроение себе только портить…

В очередной раз порядком пропотев, миновав «мою прелесть» – как он называл один затяжной и очень крутой подъём, Николай оказался на вершине небольшой горы, где стоял довольно-таки большой, старинный военный форт, оставшийся ещё от царских времён. А в настоящее время, от его былого величия остались лишь могучие, многометровой толщины стены, окруженные высоким насыпным рвом с перемежающимися бетонными вставками, где раньше находились дозорные посты и наверняка стояли пулемёты или даже небольшие пушки.

Сейчас же, это место принадлежало не военным, а туристам и иногда использовалось в качестве арены боевых действий местными клубами исторических реконструкций. Кстати, в ночную смену здесь власть переходила другим хозяевам – лисицам. К великой радости всех, кроме мышей и других грызунов. Здесь, прямо в черте города, водились островные лисицы, самые настоящие – пушистые зимой, облезлые летом, но, как и полагается по законам природы – рыжие.

Устроившись с относительным удобством на верхней башне капонира, можно было увидеть поразительной красоты картину.

Как далеко впереди, за одним из самых красивых в мире мостов, располагающимся над морским проливом, над самыми верхушками сопок противоположного берега морского залива, носящего поэтическое название Босфор Восточный, встала всей своей неописуемой красотой сияющая радуга. На фоне небольшой облачности, это зрелище выглядело особо феерично и заставляло всё забыв, следить за собой.

– Эх, как всегда. Жалко, что с собой хорошего фотоаппарата нет, а то хоть для журнала снимки делай. Видимо, наш ночной дождик, теперь и к ним пришёл в гости. Что же, пускай помокнут, так им и надо. Устроились, видите ли, в экологическом заповеднике. А у нас, пускай солнышко светит, оно нам нужнее. Нам ещё в море купаться предстоит. А это, доложу я вам, гораздо приятнее при хорошей погоде делать.

Такие мысли, конечно посетили Николая не со зла. Естественно, он не желал дождя соседям из заповедных земель с противоположного берега залива. Там, где совершенно никого не трогая, устроились жить дальневосточные леопарды. Просто, подобные дурацкие с виду мысли, его часто посещали, так как в душе он был несокрушимым романтиком и считал, что главное в жизни быть добрым, а слова они и есть слова. Умные люди разберутся, а с глупыми ему не по пути. Перед каждым, мил не будешь.

Посидев таким образом, в праздном раздумье ещё минут пятнадцать, на импровизированной видовой площадке, оставшейся от царского пушечного лафета и на последок взглянув на радугу и окрестности, Николай резко вскочил на велобайк и крикнув, во весь голос в сторону рва о том, что у него всё отлично, спустя мгновение промчался мимо поднимавшейся в гору, кучки иностранных туристов, ошарашенно смотрящих ему вслед.

– А, что ещё вы хотели тут увидеть? Медведя, что ли увидеть, или тигра амурского? Нету тут ни тех, ни других. Идите вон туда, за радугой, на ту сторону залива, там и тигра и зайца и медведя увидите. Если повезёт, конечно. А здесь у нас, в городе нашенском, зайцы только в трамваях да троллейбусах водиться остались.

– Заяц, он нынче вид исчезающий, понимаааешшшь… – Процитировал он свои мысли вслух, спародировав интонацию известного в недалёком прошлом политического деятеля.

В таком темпе, всего то через минут десять, интенсивно вращающиеся педали велосипеда доставили Николая до морского берега, который уже с утра начинал заполняться разнообразным народом.

Благополучно устроившись на излюбленном с давних пор, относительно уединённом пятачке, находящимся в непосредственной близости от воды, он не спеша разделся и с нескрываемым удовольствием ощутил всю прелесть прохладной, солёной морской воды. Так как в непосредственной близости никого не было, то плескался он бурно, с брызгами и довольными уханьями.

– А, зачем скрывать свои эмоции? Пускай все видят, что мне кайфово и классно. Я же не голым купаюсь и не матерюсь, а лишь с рожей довольной. Завидуйте молча, господа!

Таким образом, проплавав где-то с полчаса, а затем обсохнув без помощи полотенца, а на очень кстати начавшемся бризе, немного позагорав на солнышке, он вдруг ощутил, что выполнил все эти процедуры очень вовремя.

– Как на такое безобразие у людей совести хватает? Никакого уважения к другим отдыхающим. Понаехали, блин горелый… Варвары, одним словом сказано. – Констатировал он факт, который по его мнению, выглядел в данной ситуации очевидным.

Неподалёку от его уютного места, в непосредственной близости от помоечного контейнера, выгрузившись из древнего, раздолбанного микроавтобуса, который они припарковали прямо на пляже, расположилась шумная компания, которая очевидно устроилась здесь надолго и задалась целью отметить какое-то грандиозное событие. Уже сейчас, из необъятных «помогайковых» китайских баулов, было разложено на скатерти бесчисленное количество съестных припасов, рядом расставлены штабеля пива и иных спиртосодержащих ёмкостей. Возле импровизированного мангала, с методичностью поливочного шланга, равномерно разбрызгивал струи какого-то маринада, на солидную кучу шашлыка, поддатый тип, с красной рожей, явно ничего в приготовлении шашлыка не понимающий.

Николаю, который считал себя великим специалистом в приготовлении шашлыка, почему-то так показалось.

При этом, тот самый краснорожий тип, постоянно орал какие-то частушки неприличного содержания и разбрасывался шутками, над которыми сам же и смеялся. В общем, этот тип был той самой «душой компании» и в данный момент он находился в апогее своей славы.

– Может быть, они мне кажутся такими уродами потому, что мне самому очень уж, после всех покатушек и плесканий, есть хочется? А, особенно, при виде такого издевательства над шашлыком? Надо бы, валить отсюда побыстрее, а то, замечания начну делать, а уж опосля…


***



В конечном итоге, накатавшись и накупавшись в своё удовольствие, Николай вернулся домой. Поставив велик на балкон своей новоиспечённой «ипотечной» квартиры, он довольно плотно и вкусно пообедал и немного отдохнув на диване, неспешно собрался и отправился бродить по набережной, куда он с превеликим удовольствием отправлялся для предавания своей персоны благостным раздумьям и размышлениям о великих грядущих свершениях.

Его несомненным жизненным кредо было то, что когда удавался хороший денёк, он всегда старался бросать все дела, а в основном это были даже не дела, а так делишки и отправлялся ловить хорошую погоду. Сегодня погода была именно такой. Чудесная и прямо располагающая к торчанию на улице, а не дома. Николай вообще не любил, без крайней надобности, сидеть дома. Это за ним повелось ещё с детства, когда домой его можно было загнать только при помощи крайних мер, то есть – под угрозой репрессивного характера, вроде лишения доступа к статусной «приставке», которая была его вторым по значимости приоритетом в подростковой жизни.

– Всегда и всюду не опаздывает лишь тот, кто никуда не спешит! Сегодняшний день, торжественно объявляю к прохождению под этим мудрым слоганом… И вообще. Государство – это Я. И точка.

Подобная этому выражению жизненная философия давно и крепко засела в мозгах Николая, ведь следовать её постулатам, оказалось для него одним сплошным удовольствием.

– Двумя лапами подписываюсь, очень мудро сказано! Кто, интересно автор данных великих выражений? Что-то не могу припомнить, вроде бы слышал где-то, а где неизвестно. Как то это с французскими королями связано. Надо будет почитать на досуге.

Ну, хорошо, мучиться не буду. За сим, торжественно постановим – эта мудрая фраза, торжественно приписывается к изящному ходу мысленного процесса вашего покорного слуги…

Подобные позитивные размышления, действительно действовали, особенно если в это поверить по-настоящему, а Коля был именно из таких. Он всегда считал, что если верить, то со всей серьезностью. А, если уж не верить, то не искать себе поводов для зацепок – отбросил и забыл, напрочь.

– Мудро – то, оно мудро сказано, но ведь, если рассуждать логически – на то, ведь они и зовутся мудрецами, чтобы мы в них верили и цитировали по любому поводу и без оного. Но, как я считаю, чтобы это было по-всамделишному мудро, надо чтобы их точка зрения совпадала с нашим мировоззрением. И точка. Я согласен – значит мудро. Не согласен –фуфел.

И незачем тут, философию и демагогию на пустом месте разводить. Пускай вон её, ну, депутаты всякие разводят, у них ведь зарплата большая. Сидят себе да спят в своих креслах на заседаниях. Всё заседают, да вот, что-то толку мало.

– Опять эти долбаные мысли про политику да валютные курсы, да общую обстановку в Гондурасе, в голову полезли… Всё баста, надо снова о хорошем начинать думать…

Но, как не хотел Николай переметнуть свои мысли снова в положительный ракурс, а с этим временно ничего не получалось. Сразу начиналась вертеться мысль о том, что у самого Коли зарплата была небольшая, а вернее даже никакая. Не было у него, никакой зарплаты, как и подобает великому и пока, конечно же временно не оценённому фрилансеру, как он сам себя любил называть.

В настоящем времени, его фрилансерская эпопея продолжалась и продолжалась, но при этом, к великой радости, хоть с моральной стороны не доставляла дискомфорта. С материальной, да. Бывало. А с моральной – всё было, чики-пуки. Отлично всё было.


***


Еще в относительно недалёком прошлом, Николай Сергеевич Абашин, был довольно таки перспективным, по крайней мере, со слов его научного руководителя и наставника – Сергея Николаевича Никонорова, доцента кафедры бывшего ДВГУ. Был он, историком востоковедом. И даже, некоторое время работал в историческом отделении местного НИИ, где даже умудрился преподавать немного. По роду своей научной деятельности, ему приходилось бывать в краеведческих научных экспедициях и участвовать в различной околонаучной деятельности. Но, как всегда и бывает у людей творческих и темпераментных, ему это надоело. А ещё, всё усугубила банальная причина – всеобщая и тотальная нехватка финансирования. В прочем, такое было везде в 90 – е годы прошлого века. В итоге, бросив институт и помаявшись некоторое время на бирже труда он подался в офисный планктон. Как он сам любил всем говорить – убежал за твёрдым социальным статусом, подкреплённым «длинным рублём».

Начинал он трудиться на капиталистов, как и положено – с самых низов. За пару лет, успев побывать различными коммерческими представителями и мерчендайзерами, он, благодаря своему живому уму и сообразительности, достаточно быстро продвинулся на этом коммерческом поприще до должности менеджера. Но, в конечном итоге случилось то, что и должно было случиться.

Несколько лет назад, после многочисленных «битв» на поприще своей лояльности и причастности к делу продвижения товара, он, уже занимал достаточно высокую позицию в одной известной конторе по выпуску и дистрибутированию жвачки. Занимался такими, знаете ли, маркетинговыми приёмами, которые себя позиционируют по принципу – покупайте нашу продукцию, чтобы у вас кариеса, по причине отсутствия самих зубов, не было. Мы, в этом деле самые крутые. Ноу-хау. У нас, знаете ли – вместо сахара, гексоген в составе! Восьмое чудо света у Ваших ног, господа. Вас ждёт, самый настоящий – взрыв вкуса!

Шутки шутками, но вот однажды этот самый момент взял, да и случился. Настал один прекрасный, а может быть и совершенно ужасный, смотря с какой стороны вопроса смотреть, день.

Как обычно, утром. Явившись в свою контору, он сгенерировал стопятидесятитысячную креативную и очень толковую, а главное эффективную и при этом малозатратную идею высшей пробы. Эта идея по продвижению товара, которая после двух недель хождения по инстанциям и кабинетам, почему-то вновь была отклонена "этими мудаками". И, разумеется, он послал всё и всех на всем известные три буквы. Написал заявление об увольнении и хлопнув дверью, убыл на все четыре стороны.

Эти самые, коварные «все четыре стороны» продолжались тянуться, как ни странно, до сих пор. И ведь, похоже, что вовсе не спешили заканчиваться, уцепившись как банный лист за нашего героя. Пригрелись, так сказать, на тёплом месте. Как змеи подколодные.

Но, Коля не унывал и не раскисал, обвиняя всех и каждого в своих проблемах. А, даже наоборот, подшучивал над своими проблемами:

– Видать, мои «стороны» – как истинные плагиаторы, придерживаются той же самой мудрой формулы, озвученной мною самим чуть ранее. – Но не страшно, пускай. Во всяком случае, топиться и стреляться по этому поводу, я не собираюсь. Как говорил один известный еврей – не дождётесь!

Как и положено, истинному философу по жизни, Николай не особо переживал по этому поводу. И уж тем более, не страдал и не собирался в дальнейшем страдать, различными депрессивными синдромами и брюзжать, жалуясь по любым пустякам о том, что жизнь есть Гэ и люди в ней есть тоже Гэ, а вовсе не актёры. Не из таких он.

– Ну, к примеру. Вот ответьте мне любезные и уважаемые господа – зачем человеку париться по таким пустякам, как отсутствие работы, если всевозможных мелких и не особо трудозатратных подработок на достаточно сносную жизнь хватает. И даже, иногда хватает на мелкие радости! Жизнь, хоть и не особо налаживается, но зато идёт своим ходом. Можно даже сказать, что бьёт ключом. И знакомства разные, регулярно происходят. Иногда, даже и с хорошими людьми.

Те самые, только что упомянутые «мелкие радости», как будто ждали за ближайшим углом своего упоминания. Ждали и не замедлили в тот же момент объявиться в лице, а скорее даже физиономии, старого знакомого – "софрилансера".


***


– Здорова чувак! Житуха то ведь, у меня кажется налаживается! – Неожиданно, услышал Николай, громогласный кличь в самое ухо, сопровождавшийся, довольно-таки увесистым хлопком по плечу.

– Из ума, что ли выжил? Заикой, меня хочешь на всю жизнь оставить? Или смерти моей желаешь? Сознавайся – желаешь! Зачем так пугать?

– Не брюзжи как бабка старая. Это тебе не к лицу. А, ты только не сочти за хвастовство! Но, я сейчас же, спешу поделиться со столь Уважаемым человеком, ужасно хорошей новостью! – Но! Даже, я бы сказал не ужасно хорошей, а грандиознейшим образом великолепной новостью!

Вновь, проорал прямо в ухо, неожиданным образом появившись из ниоткуда, старый друг Никлая – Сёма Новиков.

– Две полоски, что ли, с утреннего опохмелу увидел? Ну, стало быть торжественно поздравляю! Ведь, как говорится, хорошего человека – судьба всегда найдёт. Или, может быть всё-таки она вертится?

Решил в ответ, в эпистолярной форме, поиздеваться над старым холостяком Коля.

– Нет, что ты! Что ты, друг мой! К моему глубочайшему разочарованию, Ваши мысли, оказались слишком скудны. И, к глубочайшему моему разочарованию, совершенно не отражают истинное положение моих скромных дел.

Но! Я бы даже сказал не дел – а, так себе, делишек. И это положение, оказалось хуже, много хуже, повторюсь – Друг мой!

– Хуже говоришь? Куда уж хуже? Или это от слова «худо»? Уж, не в художники ли ты, подался на старости лет?

– Ааа, – махнул рукой Семён – Тёмный ты человек. Не хочешь проявить настоящей, живой заинтересованности, к жизни своего старого товарища. Всё хиханьки да хахоньки.

А ведь, наконец то, после стольких лет прозябания, стяжательства и бесконечной терпимости. Я, наконец то – стану Бооогатым!

– Ага, человеколюб. И конечно же, всё это твоё БОГатство, как говорил известный и в отличие от тебя умный человек, происходит от слова БОГ?

Коля сделал «железобетонное» выражение лица:

– Уж, не в секту ли ты, какую ни будь, случайно или специально вступил? А? Отвечай скорей! Адвентисты седьмого дня али Кришнаиты какие? Хааареее Крриишнаааа!!!!! Хаааареее Рааамааааа!!!!

Пропел, и довольно-таки неуклюже, попытался изобразить Николай, движения танца, одной весьма известной и очень колоритной религиозной организации.

– Вот уж не ожидал такого… Издеваешься? Над старым и больным человеком! Тебе это на том свете зачтется. Уж помяни моё слово…

Прозвучало это с демонстративно наигранным укором и с изображением кислейшей мины на лице Семёна.

– Может быть, ещё и конфетку у меня отберёшь? А, ты ведь и отберешь, верно? За тобой, такая подлость, я знаю не заржавеет…

Но ты ведь, старая обезьяна почти угадал, мистика, религия и иная загадочность в этом деле присутствует!

Былая наигранная скорбь, опять сменилась крайне довольной физиономией. И Семён, выдержав театральную паузу, продолжил:

– Почти угадал, да не совсем. Это не сами Кришнаиты конечно, но одни, тоже очень серьёзные люди. Они дали мне один большой заказ, на восстановление какой-то там, священной и очень высокохудожественной, стены. В каком-то там, свежеоткопанном в тайге, местном храме – давно забытых богов.

И, как мне подсказывает моя интуиция. А, ведь именно интуиция и является моим сильнейшим местом, после ума конечно. В институте федерального значения, толи археологии толи геологии не прогадали, и доверились нужному специалисту в моём лице. Который, получит от работы колоссальное, не только моральное, но и материальное удовольствие.

Короче говоря, у самих «ботаников», как обычно – руки из жопы растут. Поэтому им Настоящий специалист, специалист с большой буквы потребовался. Такой, что и блоху подковать сумеет.

Произнося эту речь на одном дыхании, при этом демонстративно потирая руки, Семён явно с большим визуальным реализмом, уже представлял себе, как он уже снимает деньги с солидного банковского счета, открытого в его честь Российской академией наук.

И он продолжил: – Ты только представь себе, такую картину маслом. Сам, маэстро Репин, отдыхает!

Они, попытались сначала сами поковыряться на этих раскопках. А затем, когда ничего у них не вышло, умудрились каких-то, с вашего позволения сказать – «высокообразованных педиков», из одной широкоизвестной в узких кругах частной конторы нанять, якобы для консалтинга и реконструкции. И у них там всё рухнуло! Представляешь, друг мой? Тысячу лет, а может быть и больше, оно возрастом.

Тысячу лет простояло значит в тайге, это уникальнейшее культурное наследие и можно даже сказать, культовое сооружение, закопанным в землю. При этом, естественно никому не мешая. А у них взяло, да и само по себе рухнуло! Вот так, совершенно случайно – взяло блин, да и рухнуло! Частично, правду сказать… Руки хоть и из жопы, да пальцы видать цепкие оказались… В последний момент остатки зафиксировать успели.

Со стороны можно было видеть, что в ходе этой тирады, переросшей в весьма пламенную речь, Сёма то и дело размахивал руками. Он демонстративно, то поднимал вверх указательный палец, то засовывал руку за лацкан куртки. В купе с тем, что он также совершал иные телодвижения, копировавшие одного либо другого известного человека, становился страшно похож то на вербовщика хорошо известных радикальных организаций, то через секунду на ещё одного, весьма колоритного и харизматичного человека из исторических деятелей прошлого.

Очень похоже, между прочим получалось. Каждая из мастерски представленных образных ассоциаций, послужила бы украшением любого любительского «капустника».

– Тебе бы персональный броневичёк под роспись выдать. Да, тезисы личного плана действий составить. И уж поверь мне, дружище. Ты стал бы новым вождём миогого пголетагигата! Либо уж точно, кого ни будь завербовал бы случайно.

Но, пропустим пантомиму. Давай уже, да поближе к телу, не зудя попусту, да воздух зря сотрясая – говори живей, чего тебе от меня надо то?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное