Алексей Бобрик.

Дар Павшего. Восход Черного солнца



скачать книгу бесплатно

Вступление


Эта загадочная история начинается после того, как главный герой произведения – Николай, случайно встречает своего старого друга Семёна, который в это время занимается реставрацией старинного храма, случайно найденного где-то в лесах реликтовой Приморской тайги.

Со слов Семёна, наш герой узнаёт необычную и загадочную историю, которую поведали древние летописцы, воздвигнувшие этот храм. Частично успев расшифровать искусно выбитые в камне рисунки, схемы и надписи, стало ясно, что войска Пятого Хана Золотой орды – Хубилая, в далёком 1284 году, после второго неудачного похода на Японию, каким-то образом оказались в районе Приморского края. И не где-то, а в будущей бухте города Владивостока.

Оказавшись там, войска захватчиков обнаружили, что в прекрасной долине, окруженной со всех сторон горами, в отличие от соседних государств был отличный микроклимат, в котором росли любые, даже самые экзотические растения и водились неведомые в этих краях животные и птицы. А тщательнее осмотрев местность, они увидели, что на вершинах окружных гор и в самой долине, оставались полуразрушенные следы более древней и судя по всему, в далёком прошлом, очень могущественной цивилизации.

По рассказанным местными жителями легендам, было вот, что: – Задолго до них, проживавшему в этих краях и ушедшему в никуда народу, был преподнесён дар неким Павшим Богом. Он преподнёс им в дар так называемое «Чёрное солнце» – таинственный и загадочный предмет, который и сейчас хранился в священной горе, и доступ к которому был строго настрого ограничен с помощью древней печати. Этот артефакт обладал великими чудодейственными и исцеляющими свойствами и всё буйство природы вокруг, происходило лишь благодаря ему. Но, что это за талисман и откуда взялось это поверье – этого никто не знал…

Из дальнейшей расшифровки храмовых надписей и рисунков, Семёну стало ясно, что никакие тайфуны и сильные ветра не были виной того, что монгольское войско не захватило Японию, а высадилось в Приморье. И легендарный тайфун «Камикадзе», который якобы все корабли потопил, это историческая выдумка.

На самом деле, произошло нечто совершенно другое. И теперь, для них начинается Ветвь Иная, лежащая в иной плоскости ветвей Древа Времени, которое внесло свои корректировки в происходящие события:

– Скрижали древнего храма говорят, что так и появился Он – Падший бог, благодаря которому зародилась великая и могущественная Бохайская империя, просуществовавшая несколько тысяч лет, и куда то исчезнувшая в средние века нашей эры.

И это всё сопровождалось некими, очень странными и совершенно непонятными факторами и событиями…

Иное. Одна маленькая история, приключившаяся между Мирами


…Завершился Оборот, и вновь наступило время Заката миров.

Планета затаилась в ожидании грядущих перемен.

Время вздрогнуло, и Она снова вспомнила Всё.

И пришёл Он. – Павший бог, не с неба сошедший…


***


Изначальный Прокуратор Истока оценивал возникающие экстремумы вероятностей, когда заметил эту рябь:

– Опять этот сектор.

Как же я устал… – Она всё ещё слишком молода, и снова ведёт себя как несносная девчонка. – Туманы Вероятностей и Тьма Исхода – это всё предсказуемо, но допускать Рябь Возможностей? – этого не позволяет себе ни одна Ветвь! – вскрикнул он.

…Древо времён. Какое ёмкое название… – задумался древний Протектор Сущего – а, ведь когда-то, мне всё это было интересно. – Видимо настала пора искать приемника! – …Вот проведу этот цикл, и на покой. А пока, что снова придётся выравнивать слои…

И хоть говорил он одно и тоже каждую тысячу лет, но в этот раз было видно, что он действительно очень устал.


***


– Как же давно это было, а как будто бы вчера. – Прокуратор с удовольствием откинулся в своём любимом бержере и углубился в нахлынувшие воспоминания…


***


– А, как мне понять, что настало время гасить Искру? – скорее для проформы, нежели действительно нуждаясь в ответе спросила Она.

– Ответ на твой вопрос кроется в самом вопросе – по философски начал отвечать наставник. – И ответ этот, и есть Время. – Время, чьи Ветви ты призвана хранить, имеет абсолютно четкие пределы. У него нет начала и конца, но оно конечно в своей бесконечности.

– И из него питается Великое Древо!

– Абсолютно верно. Но, продолжу – Время, это одна из незыблемых констант Всеобщего. Его не много и не мало. Его ровно столько, сколько нужно!

– Как же тогда определить мерила для отсечения?

– Это то и есть самое сложное. Иногда приходится просто перестраховываться. Ты наверняка слышала, что Сущее, из миров забирает первыми самых умных, талантливых и перспективных?

– Конечно, это всегда было для меня загадкой. Я бы такого никогда не допустила.

– А, вот это и есть самое сложное. – вздохнул Прокуратор – настала пора тебе узнать истину. С этого момента, обрывать их Искры придётся тебе самой.

– Но почему? – искренне удивилась Она – наоборот, надо…

– Тихо, тссс… – прервал её посыл наставник – сначала до конца вкуси истину Хранения, а затем делай выводы – Время, как я сказал ранее, это абсолютная константа. Его не много и не мало, а…

– А столько, сколько нужно!

– Верно, ты быстро учишься. – и, так вот – Самые лучшие в своих пилатиусах, вбирают в себя очень много Времени. Они его просто пожирают. Им его катастрофически не хватает… И из за этого, его начинает не хватать другим…

– Аааа… Вот оно, что. Этого я раньше не знала.

– Все Хранители это узнают в самый последний момент. Ибо узнав, что они будут выискивать и гасить Искры самых лучших…

– Мало, кто бы дошёл до конца Пути…

– И опять верно. Но ты не должна об этом переживать. Истинную свободу можно получить лишь избавившись от тесной оболочки. В Сущем, всё идёт по кругу…

– Круг перерождения! Древо всегда должно подпитываться равномерно и незыблемо. Иначе, возникнет диссонанс и этим незамедлительно воспользуются Они! – А это уже угроза…

– Это не просто угроза, это будет конец Искры самого Хранителя, ибо высохшую Ветвь Хранитель начинает питать из собственного Источника.

– Самого Хранителя? – Учитель, я слышала, что Хранители бессмертны, и бесконечны в своей прозрачности пред Грядущим…

– В этом мире нет ничего бессмертного. И от Грядущего не скроешься в бесконечной прозрачности. К сожалению… – и эту истину, многие узнают лишь в конце Пути. Тебе же, следует узнать её в начале… Относительно бессмертны лишь Странники, которые могут шагать по Ветвям. Но это уже другая история, ибо и они могут угасать от множества разных факторов, и к сожалению, они не так уж и долго пребывают в этом мире…

– Скажи, как Странники учатся шагать по Ветвям? Им кто то помогает, или их кто то учит?

– Конечно. Поймать свою Искру им помогают Хранители. И ты сама, когда ни будь Зажжешь звезду своего Странника – главное, не упустить этот момент.

А, насчёт того, что их учат – это не так, ибо это призвание, а не приобретаемая способность. Посуди сама, если скульптор расскажет как он творит свои произведения толпе, много ли людей из этой толпы станет скульптором?

– Представляю – Отделите от камня всё лишнее, и вы получите скульптуру! – продекламировала Она.

– Примерно так. А вот, что касается Хранителя… – тут всё ещё сложнее.

– Но…

– Никаких но! Как ты считаешь, если бы Хранители были во истину бессмертны, а Река – это нерушимая константа Сущего, то откуда тогда появилось вакантное место для новой Хранительницы? – для Тебя!

– Извини меня, Учитель. – Я была глупа. Это в последний раз!

– Не зарекайся – вздохнул тот, кого называют Учителем…


***


Поняв Всё, и наконец то вступив в законное право быть Корректором Ветви, Она долго не могла отойти от состояния полнейшей эйфории. Это длилось долго – не менее Оборота, а может быть и целый Цикл. – Кто же сейчас вспомнит – поскромничал Прокуратор в своих способностях, поудобнее устраиваясь в любимом бержере из кожи реликтового Звёздного Змея.

– Но, как это и должно было случиться – бесконечные залы Курации, наполненные эманациями Сущего, стали слишком тесны и скучны. Особенно, в период междустрочия.



И тогда Она решилась на крайне безумный и нелогичный поступок – разумеется не с Её точки зрения, а с точки зрения Устоев. Она решила выйти в предел Ветви, в один из интереснейших с её точки зрения, миров-пилатиусов.

Целью своего визита Она выбрала старинный по меркам этого мира город, под названием Эльсестуций, известный своими лидирующими позициями в культурном и политическом укладе, и расположенный посреди огромного материка под названием Таллероссумус.

По меркам численности населения этот город был не так уж и велик. Его официально озвучиваемое население едва достигало ста тысяч человек, но это дело регулировалось специально – чтобы там могли поселяться только граждане, достигшие определённых высот в социальном статусе. Тем не менее, благодаря тому, что у каждого человека в «статусе» имелась семья и рабы, то на самом деле, благодаря окружным сателлитам численность города была на порядок больше. Не менее полумиллиона.

Этот прекрасный город, был городом Богини Света… Что в дальнейшем и сыграло с ним роковую, и очень злую шутку.

– Богиня Света, как это поэтично звучит – подумала Она. – Надо бы предстать перед ними во всей подобающей красе, но и не особо выделяясь. Быть скромной, но и не замухрышкой какой ни будь. Вот, например, этот образ мне очень к лицу – посмотрела на себя со стороны Она и тотчас же появилась вблизи города, в виде молодой девушки с сияющей диадемой на голове, выходящей из ауры туманной зари…


***


В древности, а основан он был за три тысячи местных лет до момента появления Её, город выделялся среди себе подобных городов, процветавшим здесь культом богини Зари и солнечного Света, а позднее просто Света. И как вполне резонно считается, возвысился он над остальными полисами Империи лишь благодаря протекции этой небожительницы. Разумеется, в честь этого, жители города возвели великий храм, признанный соплеменниками одним из величайших чудес света.

Тогдашний царь – Эврисхациус Мудрый, имя которого со временем стало синонимом мудрости в правлении, не жалел средств и усилий в украшении храма Богини всё новыми изваяниями и надстройками. Так же он выступал в качестве главного мецената, покровительствующего науке и искусству. Поэтому со временем, в честь него была открыта в одном из крыльев Храма сначала библиотека, а затем и «Академия всеобщих знаний о мире и жителях Сфер, небом именуемым».

После кончины Эврисхациуса, в этом городе правило ещё много достаточно мудрых правителей, которые в конечном счете и довели пик развития инфраструктуры до сегодняшнего состояния. Это была воистину столица, как административная, так и научная. За накопленными в ней за три тысячи лет существования, мудростью и знаниями, стекались все мало-мальски значимые персоны этого мира. Разумеется, не задаром. Деньги от этих взносов текли рекой, и город продолжал хорошеть.

Были построены акведуки, новые библиотеки и универсариумы, общественные термы и даже два огромных театра – светский комедии и трагедии, а так же экзархиусский – «Божественной сути Света». Но, самой главной достопримечательностью города стала его центральная улица, спускавшаяся прямо к подножию холма, на котором он стоял и была богато украшена колоннами, портиками, статуями и иными всевозможными архитектурными изысками – разумеется всё это богатство форм было позолочено, натёрто до блеска и сверкало на солнце, как само солнце.

Разумеется, что эта улица именовалась в честь самой Богини Света, и по ней сейчас неспешно шагала Она, с нескрываемым удовольствием рассматривая полюбившиеся городские виды и особенно, восторженные взгляды его жителей, которые раскрыв рты неотступно следовали за ней, буквально облепив со всех сторон, но не смея к Ней прикоснуться.

И вот, шагая по широкой дороге выложенной мраморными плитами, на которой без труда смогли бы разминуться четыре лошадиных повозки, в скором времени Она достигла главных ворот Храма Богини Света, стоявшего на вершине городского холма. Сами ворота были деревянными, но были обшиты настоящими пластинами золота. Стражники, стоявшие по обоим сторонам прохода, чередовались с огромными статуями каких-то богов и героев древности. Наверняка всё это должно было поражать взгляды приезжих людей и постоянных прихожан, своим величием и совершенством.

Но, не это всё давало Ей неописуемое эстетическое и визуальное наслаждение, а то, что и здесь всё с точностью повторило виденное за воротами Храма. – Все, кто находился внутри, включая грозных стражей, стали с обожанием и пиететом пялиться на неё, а некоторые даже пали ниц, а может быть и в обморок:

– Это всё от моей красоты. Ради этого стоило оставить эти скучные Курации. Иногда надо вспомнить, что такое настоящая жизнь тех, за кого ты в ответе. Тем более, что всё так замечательно получилось. – подумала про себя Она, и пошла дальше в глубину Храма.


***


Верховный Жрец храма Богини Света города Эльсестуция, стоял воздев руки к небу и воздавал положенные по случая праздника сбора урожая знаки хвалы и почитания богам. Рядом с ним, находилась раскалённая до красна жаровня, полная до краёв пылающих углей на которых в скором времени должны были быть воскурены ароматные травы, собранные с полей и лесов всей курии.

Сделав последние, положенные по процедуре пассы руками, он развернулся лицом в сторону зала, чтобы произнести полагающуюся по такому случаю торжественную речь. И тут он увидел Её…

– В самой середине зала Всеобщих молитв, в ауре колышущегося как от жары воздуха, благоухая всеми ароматами летнего луга, стояла высокая, грациозная и при этом очень нежная и женственная, как будто бы высеченная из цельного куска полупрозрачного розового мрамора, ослепительной красоты – юная обнаженная девушка, из одежды на которой была только невероятная по тонкости работы диадема из сияющих разноцветных камней.

Мудрый Жрец сразу же понял, что в мир явилась Она – Солнечная Богиня, которой он так усердно молился вот уже пятый десяток лет.

Но, несмотря на долгие годы служения и жажды встретиться с Ней, сердце предательски ёкнуло и бешено заколотилось, как будто бы желая вырваться из груди, а ноги вдруг перестали держать грузное тело. Жрец пошатнулся, и в тщетной надежде устоять, опрометчиво ухватился за раскалённую жаровню. Он вовремя одёрнулся но, не выдержав такого насилия, чугунная чаша с углями перевернулась и с грохотом укатилась в сторону даров, собранных по случаю Дня урожая, разбрасывая во все стороны раскалённые угли…


***


Пожар начался практически моментально. Сначала занялись огнём снопы зерна и сена, заботливо принесённые прихожанами в Храм, а далее, жуткую эстафету подхватила деревянная мебель и следом стены, покрытые золотой, но как выяснилось очень горючей краской. Охватив Храм, пламя перекинувшись на соседние кровли и вскоре весь этот квартал, а затем и город полыхал как огромный костер.

То, что город стоял на нескольких возвышенностях, а его центральная часть была возведена на самом высоком и обдуваемом всеми ветрами холме, дало огню страшную по своей неумолимости, дополнительную фору – воздушную тягу, как в печной трубе.



Огненный вихрь носился по городу со скоростью боевой колесницы, буквально с каждой минутой разрастаясь вдвое. Отовсюду доносились крики и вопли тех, кто погибал под обломками рушившихся от жара зданий. Погибали люди, а вместе с ними уходили в вечность величественные дворцы, монументальные здания и драгоценные древние предметы уходящего в небытие культа Богини Света. – и Та, кого приняли за Богиню, стояла и в ужасе смотрела на зарождающийся огненный апокалипсис…


***

В относительной близости от основных городских построек, там, где начинались обширные пшеничные поля, соседствующие с вековым лесом, строился огромный корабль. Этап его основного строительства был практически завершен и оставалось только спустить его на воду, для чего были заботливо подведены деревянные рельсы и собрано множество брёвен для перекатки. Этот корабль представлял из себя некую смесь драккара, фрегата и ещё непонятно каких стилей судостроения. Но, судя по всему – основная цель его постройки была торговля, а не война. Рядом, во временных постройках находились обширные запасы различных товаров готовых к погрузке, а также томились в ожидании различные домашние животные и птицы.

И вот, Она, воспаря над всем этим пламенным апокалипсисом увидела этот корабль и тотчас приняла решение о спасении остатков города. – Для этого нужна была вода, очень много воды.

И взять её можно было только из одного места – из Иного, межзвёздного пространства…


***


Немногие из оставшиеся в живых жителей этого города, на всю жизнь запомнили эту эпохальную картину. – Из вмиг разверзшихся небес, полил сильнейший из когда-либо проливавшихся на землю дождей. Но и его не хватало, чтобы быстро потушить пожар. Воды катастрофически не хватало. И тогда Она, видя тщетность своих усилий, решила усилить разрыв в Чаше небес…


***


Ослепительной красоты обнаженная девушка, но уже без ореола из запахов летних трав и где-то потерявшая свою чудесную диадему, стояла на соседнем с городом холме и с ужасом наблюдала, как одна стихия, уничтожавшая трёхтысячелетний город, сменяет другую.

Разверзшиеся небеса полностью покрывали слоем бушующей воды то место, где совсем недавно царило грозное пламя. Город вместе с холмом и всеми близлежащими районами, стремительно уходил под воду, а она ничего не могла с этим поделать.

Оставшихся сил, чтобы закрыть портал, уже не хватало.

– Если звёздный портал Иных миров не закрыть, то в течение совсем короткого времени, всю эту планету покроет слой воды. – с ужасом поняла Она.

И тогда Она обратилась к единственному существу во вселенной, кому могла довериться в своём бессилии.


***


Прокуратор на Неё не гневался. Он вообще никогда, на Её памяти не гневался. Он просто всегда знал, что нужно делать. И всегда учил тому же. Вот только такой мудрости она ещё не скоро наберётся. – подумала Она, видя, как Протектор Сущего с лёгкостью и небрежной деловитостью разобрался с её выходкой.

– Всё, твой портал я закрыл. Перед Срединной ветвью Сама будешь извиняться. Тут я тебе не помощник. – устало произнёс мастер.

– А, что делать с таким количеством воды? Она явно будет лишней на этом пилатиусе. Мне её придётся изымать и обратно перемещать? – с тоской подумала Она о предстоящей рутине.

– Нет, у меня возникла одна мысль, как решить эту проблему. Держись покрепче…

Слившись с пространством планеты, Изначальный Прокуратор произнёс слова, из-за которых произошла эманация Истока. Земная сфера вздрогнула и раскололась, образовав огромный разлом, куда и хлынули все воды пролившиеся из Иных миров.

Дабы не допустить новой катастрофы, Протектор тщательно корректировал весь этот процесс. И когда, спустя много томительных часов дело было завершено, с нескрываемым удовольствием в голосе сообщил:

– Я ни за что не позволю погибнуть моему любимому детищу под водой. Я ненавижу воду… Этой Проекции суждено погибнуть по совершенно иным причинам, и случится это ооочень не скоро… Даю своё слово!

– Я преклоняюсь, – произнесла Она, и действительно сделала попытку поклониться.

– Но, но! Это уже лишнее. – остановил её Учитель – Всё не так уж и плохо. Главное, дай мне слово не повторять в будущем таких же необдуманных выдумок. И я успокоюсь.

– Это вне всяких сомнений. Клянусь своей Ветвью! – тот час же было торжественно объявлено, с самым серьёзным выражением на лице.

– Вот и хорошо. – улыбнулся Наставник – А людям, за их страдание, достанется самое глубокое и кристальное в их мире озеро. С самой чистой в этой Сфере водой – водой, забранной из Мира звёзд.

И кстати, я всё-таки придумал для тебя наказание.

– Какое – напряглась Она.

– Ты будешь весь свой Путь следить, чтобы вода в этом озере продолжала оставаться прозрачной и чистой как слезы. – Слезы всех тех, кто здесь жил…

– Но, как же я смогу совмещать Курацию Ветвей и твоё задание? Я конечно не хочу увиливать от ответственности, а просто прошу совета – потупив взор, сказала Она.

– Это очень просто, – найди истинных Хранителей, и делись с ними своими эманациями!

И ещё – твоя Диадема так и останется лежать на дне этого озера. Не вздумай её оттуда доставать! – прогремело из Сущего…


***


Прошло несколько долгих дней с тех пор, как на лике планеты образовалось неописуемое по своей красоте и величайшее по своей чистоте и глубине озеро.

Следы от великого Потопа полностью растворились, и в окружные леса и степи вновь вернулась жизнь.

На зеркале воды царило безмятежное спокойствие, нарушаемое лишь одним действом – по нему плыл корабль. Это была неописуемая помесь драккара, фрегата и ещё некоторых символов судостроительной техники. На его борту находились уставшие люди, вперемешку с домашними птицами и животными. Они молча глядели вдаль, выискивая себе подходящую бухту-пристань, куда можно было бы причалить кораблю.

Все молчали, за исключением одного человека. Он пребывал в нескончаемой эйфории и постоянно молился, а также воздевал руки к небу и кричал:

– Это всё за грехи наши! Это мы, мы сами во всём виноваты! Это Воздаяние Богини! И мы это заслужили, – мы развели разврат и грехопадение! Мы молились Золотому свету, а не Свету Богини Солнца!

Я буду нести Её слово по миру, и всем расскажу, – как она милостива и справедлива!

– Успокойся Неойус, и пойди поешь – тихонько произнесла женщина, сидевшая на палубе возле этого мужчины – Этот пожар и потоп, возможно и был нам уроком Солнечной Богини за грехи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7