Алексей Банный.

Эпоха одиночества



скачать книгу бесплатно

Для подготовки обложки издания использована художественная работа Ирины Самборской.

ПРОЛОГ

Все началось двенадцатого августа. Довольно еще молодой мужчина в идеально отглаженной форме, не военной, но очень похожей по крою, проверял помещения трюма на предмет «живого груза». Периодически с Земли пытались проскользнуть нелегалы. Не всем нравилось жесткое распределение ресурсов, которое ввели почти двести лет назад, а стать официальным колонистом может далеко не каждый. Уж больно строгие у Комитета по колониальному развитию требования. Именно в момент, когда до конца этой проверки оставалась всего пара заставленных коробками помещений, его и нашел вызов старпома по внутренней связи.

– Ванька, давай срочно на мостик. У нас нештатка намечается.

– Джейк, ты можешь внятно мне объяснить, что случилось? – мужчина быстрым широким шагом направился к кабине лифта, ведущего к служебным помещениям верхних этажей.

Джейк Торовски, старший помощник, пустобрехом не был. Но тень на плетень навести мог, как никто другой.

– Мы наткнулись на капсулу. По виду спасательная, но не наша. Я приказал пристыковать ее, но шлюз не открывать без тебя.

– Правильно. Какой шлюз?

– Восьмой.

–Принял. Я сразу туда. Отправь мне пять бойцов с оружием и будь готов отрезать отсек, если что.

Кодекс полетов строго предписывал обязательно подбирать спасательные капсулы, тем более в открытом космосе, вдали от обитаемых планет. Но безопасности много не бывает. Пиратов еще никто не отменял. К тому моменту, как мужчина достиг нужного ему стыковочного шлюза, его уже ждали шесть матросов с нейротиками. Это что-то вроде электрошокеров, только заряд вылетает метров на шестьсот и способен свалить кого угодно. Теоретически. А на деле дальше трехсот метров можно не стрелять. Заряд в полете теряет мощность, да и летит обычно совсем не туда, куда целишься. Но разве кабинетным умникам что-нибудь докажешь? Боевое оружие сотрудникам гражданских лайнеров в рейсы брать не разрешают. Даже старые проверенные огнестрелы. Мужчина лишь поморщился при виде тискающих шоковое оружие матросов, после чего молча кивнул, и двое из них разжали двери шлюза.

Девушка. Если судить по одежде. Она лежала лицом вниз почти возле выхода из капсулы. Похоже, пыталась выбраться. О том, что девушка была еще жива, можно было догадаться по мелкому дрожанию кожистых, как у летучей мыши, крыльев, растущих из поясницы. Худая, скорее даже изможденная. Достаточно высокая, по человеческим меркам, явно больше двух метров. С удивительной, песочного цвета кожей.

Бойцы испугались, что в принципе было не удивительно. Мужчина еще отчетливо помнил, что тоже в первый раз испытал легкий шок, увидев саат. Но там и ситуация была другая. Стрельба, кровь, когти, крики, мат… Совсем не тот момент, чтобы удивляться и рассматривать пришельцев. Клоенты, эти чертовы ящеры, тогда здорово прижали десантно-штурмовую бригаду в скалах Амин-Ло. Впрочем, вся Амин-Ло, по сути, одна огромная скала, заросшая лесами.

В том бою десантники потеряли семь рот из десяти и уже приготовились помирать, когда в небе появился странный корабль. Как будто из растений слепленный. И из этого корабля прямо ящерам на их глупые головы посыпались сааты. Штук сто, не больше. Они минут двадцать кружились над скалами, расстреливая клоентов, пока те не отступили обратно в свои норы, оставив почти сорок тысяч тел на почерневших от темной парящей крови склонах.

Уже потом полковой специалист по космологии рассказал выжившим солдатам, кто это был. Но вот почему они вмешались в ту бойню и помогли десанту, осталось загадкой. Сааты появлялись еще трижды, каждый раз выкашивая клоентов десятками тысяч. И также молча исчезали. Все, что удалось от них добиться, это фраза: «Мы есть сила Саат». Выйти с ними на полноценный контакт так и не удалось. Но последний враг, с которым мужчина согласился бы сойтись в бою,– это саат.

Матросы лайнера никогда на Амин-Ло не были, и потому вид девушки-саатвызвал у них панику. Наставив на бесчувственную пришелицу бесполезные нейротики, ребята дружной толпой отступили из шлюза, оставив своего начальника одного. Девушка не подавала признаков жизни. Кроме разве что дрожащих растопыренных крыльев. Пришлось подойти вплотную и потрепать ее за плечо. Крылья, громко хлопнув, сложились за спиной, и гостья застонала. Даже встать попыталась, но сил у нее, похоже, совсем не было. Ну, хоть на бок повернулась, уже хорошо. Он всмотрелся в лицо нежданной гостьи и пришел к выводу, что мордашка была вполне ничего. Тонкие темно-фиолетовые губы, высокие скулы, достаточно правильные черты лица. Миндалевидные глаза… Если бы не отсутствие носа и не маленькие костяные шипы вместо бровей, можно было бы даже назвать ее красивой. Бывалому солдату доводилось видеть землянок и пострашнее этого… Но когда пришелица открыла глаза, он, мягко говоря, обомлел. Два узких вертикальных, как у кошки, зрачка. В одном угольно-черном глазном яблоке. Причем разного цвета. Ярко-красные зрачки ближней к тому месту, где у людей нос, пары. И бледно-голубые зрачки —дальней. Впервые за долгие годы мужчине стало не по себе. В голове даже промелькнула мысль отступить, но инопланетянка уже успела схватить его за ногу.

– Кут… Т’оаххан… – тонкий голос был еле слышен, но жест читался крайне недвусмысленно.

– Все, стою. Ты как?

Наверно, это был самый глупый вопрос, какой только можно задать полумертвой инопланетянке. Она вряд ли даже поняла, о чем ее спрашивают.

– Кут т’оаххан, – повторила девушка. – Мат… Мат ахин паткаэн тоал…

– Понять бы еще, что ты лопочешь… У тебя имя-то есть? – он сел рядом с ней на корточки и ткнул себя пальцем в грудь. – Я Ваня.

– Аох`хиттуан, – она с трудом повторила мой жест. Значит, хоть что-то понимает. Но выговорить ее имя…

– Давай я буду звать тебя Ахита. Ничего?

– Кут… Ванниа… Тао иттер… Таор… Оаххан кут иттер… Тоаллар…

– Не понимаю… Транслитер, может, попробовать? – Иван снова посмотрел в разноцветные глаза. – Побудь тут. Я быстренько…

– Кут т`оаххан.

– Вот заладила… – он уселся на пол рядом с ней и вызвал Джейка по внутренней связи. – Джейк. Пришли мне кого-нибудь с ПУ-100.

– Ваня, никто не пойдет. Тут ребята вернулись насмерть перепуганные, я уже хотел отсек отрезать. Что там за ужас у тебя?

– Да какой ужас? Девушка-саат в состоянии полусмерти.

– Кто? Саат? – Джейк, похоже, был очень удивлен. – Они разве существуют?

– Существуют. Гони сюда бойца с транслитером.

– Никто не пойдет, Ваня. Боятся. Неси находку в лазарет, там разберемся.

Мужчина отключил связь и попробовал поднять эту… Ахиту. Она оказалась неожиданно легкой, килограммов сорок, не больше. Вот только взять на руки опять отключившуюся девушку никак не получалось. Крылья расползлись в стороны, и потому пришлось закинуть ее на спину и придерживать за руки спереди. И всю дорогу до лазарета удивляться тому, какая холодная у нее кожа. От двери до двери он шел вполне легко, а вот протискиваться в проемы и не поломать при этом растопыренные крылья оказалось сущим испытанием. Двенадцать дверей, около километра расстояния по коридорам и почти два часа убитого времени. Пару раз Ахита приходила в себя, говорила что-то на своей тарабарщине и снова отключалась, только кожа ее становилась немного теплее.

До следующего дня девушка провалялась в лазарете в забытьи, а Иван с Джейком и капитаном Рамитолли пытались понять, что с ней делать. Ни до чего не договорились. Самой разумной мыслью стало дождаться прибытия и сдать ее в местное отделение Комитета по контактам. И пусть разбираются, это их работа. Вот только до Илкоса оставалось четыре дня пути, а девушка пришла в себя, и у персонала круизного лайнера начались сложности.

ГЛАВА 1. ПОДЖИГАТЕЛИ ПЛАНЕТ

1.Сложности коммуникации

– Хочешь? – Иван протянул инопланетянке яблоко.

Наверно, каждая третья девушка, выросшая на старушке Земле, в условиях жесточайшей экономии ресурсов, отдалась бы за этот фрукт, не задумываясь. Или убила. Но девушка-саат лишь равнодушно скользнула по нему взглядом и в который уже раз повторила:

– Тао ит`тер…

Штатный корабельный ПУ-100 оказался бесполезен, речь расы Саат он не понимал, повторяя за девушкой неизменное: «Лингвистическая ошибка. Уточните исходную фразу». Ему сразу вспомнилось, что в армии этот прибор прозвали «пустышкой», и, видно, не просто так.

– Чем же тебя накормить…– Иван прошел по капсуле медицинского изолятора, в котором поселили пришелицу, из стороны в сторону и вызвал повара по внутренней связи. – Франсуа, яблоко не прокатило. Что мы еще не пробовали?

– Ванья… – у Франсуа Гиутона, двухметрового темнокожего уроженца Парижа, был весьма забавный акцент. – Мнье осталос токо поджарит свою лубовнитсу или вскрыт ясчик с мородженой тсвининой…

– Сделай девочке стейк, дружище, и еще один кусок принеси сырым, – Иван устало потер виски и посмотрел на свое отражение в непрозрачном стекле.

Оттуда смотрел довольно высокий мужчина, не старше тридцати. Крепкий, но без лишнего веса. Да и где ему было взяться за полгода гражданской жизни. Коротко стриженные светлые волосы, бледно-голубые глаза, светлая, почти белая кожа. Ничего особенного, типичный солдафон-северянин родом из Мурманска. Рядом на кровати лежала одетая только в легкую алую накидку, похожую чем-то на старинную тунику, и маленькие сандалии девушка-саат.

– Хоротшо, Ванья, но под твою отвьетстность.

«Хорошо, что его пустышка не слышит,– подумал Иван. – А то бы переводить начала». Повар ресторана для отдыхающих и кок для команды по совместительству, Франсуа происходил из одичалых предместий Парижа. И русский ему не давался ну никак. Впрочем, уже тот факт, что он сумел дожить до подходящего возраста, чтобы записаться в армию, говорит о многом. И, кроме самого Ивана, он был единственным членом команды, прошедшим безумие войны с клоентами.

– Под мою, Франсуа. Только ты уж поторопись. Наша красотка очень слаба. Пес его знает, сколько она без еды, а хотелось бы довести ее живой.

Кок отключил связь, и Иван вновь потер виски, голова болела немилосердно. Промелькнула мысль спросить у медиков каких-нибудь таблеток, но они все разбежались из медблока, едва он дотащил сюда гостью. А до этого охранники покинули стыковочный шлюз… Но разобраться с этими странностями он решил после. Сначала Ахиту надо накормить. Хоть чем-нибудь.

– Чем же тебя накормить…

– Тао ит`тер… Т`оаллар… Оаххан кут ит`тер…

– Лингвистическая ошибка. Уточните исходную фразу…

– Да твою ж мать…

ПУ-100 врезался в стену и разлетелся на пластиковые осколки. Саат дернулась, села в кровати и немигающе уставилась на человека. Молчаливые гляделки продолжались около пяти минут, после чего девушка медленно моргнула, легла на бок, сложив крылья за спиной, и опять уставилась в стену. А Иван с удивлением отметил, что головная боль стала тише.

Он с сожалением посмотрел на разбитый прибор… Можно было просто выключить, а он запустил его в стену. «Это уже раздражительность. На фоне усталости. Надо поспать…» Вот только пришелица вела себя спокойно, исключительно пока он был рядом с ней. Стоило Ивану выйти из капсулы дольше, чем на десять минут, как Ахита поднимала самую настоящую истерику, начиная истошно выть. А капитан строжайше запретил пугать пассажиров.

– Кат`тун вир ках Са`ат, Ван`ниа.

Тихий, чуть хрипловатый, будто простуженный, голос вывел его из размышлений.

– Что?

– Кату… Дек`кату ак`куан Са`ат маол… Мар таол`лан… Дек`кату ферон нави фат`хаар…Дек`кату феррат… —голос девушки упал почти до шепота, и мужчине пришлось придвинуться вплотную. От пришелицы пахло чем-то неуловимо знакомым.– Кат`тун вир ках Са`ат…

Уже в следующую секунду Ахита резко встала и с силой ударила в мутную стеклянную перегородку. Бронированное стекло жалобно задребезжало, но выдержало.

– Беар`кат арт`туар кант фиор,– ее голос окреп, стал звонким. – Кат`тун вир ках Са`ат. Кат`тун вир ках… Ван`ниа. Кат`тун вир ках…Т`оаллар!

Ахита расправила крылья и тут же сложила их обратно с громким хлопком, резко развернулась к двери, которая через несколько секунд открылась, и в проеме показался Франсуа.

– Стейк…

От рванувшей к нему девушки здоровяк шарахнулся, как черт от ладана, но Ахита оказалась быстрее. Буквально втащив кока, который весил раз в пять больше, в капсулу, саат взяла с сервировочного столика стейк и протянула его замершему повару. При этом девушка опустилась на колени и слегка расправила крылья…

– Мат коар арх`аор т`оаллар. Вер коар арх`аор т`оаллар. Мат аро ак`таал.

Рефлексы, приобретенные за десять лет службы, оказались быстрее, и Иван успел крикнуть «Стой!», прежде чем стейк упал на пол, а аккуратные коготки четырехпалых рук Ахиты разорвали Франсуа горло.

– Если ты не будешь мясо, то я его съем. Оно, знаешь ли, слишком дорогое, чтобы его на пол бросать…

– Вер коар арх`аор т`оаллар.

Она отошла от повара, взяла со стола сырой кусок и впилась в него зубами. И от того, что зубы у нее шли в два ряда, Ивану стало не по себе. Франсуа внимания на анатомические особенности гостьи не обратил. Шепча молитвы, он по стене пробирался к выходу, стараясь при этом не делать резких движений.

– Т`оаллар… Санарол т`оаллар, —мясо закончилось, и Ахита снова повернулась к повару.

– Ванья… Чего ей надо?

– Еще мяса, я так понимаю. Девочка явно не наелась. У тебя еще есть?

– Есть… Только она уже съела два кило…

– Неси, Франсуа, только не жарь больше. А то точно убьет.

– Не буду… – буркнул здоровяк и выбежал из капсулы.

Ахита проводила повара взглядом, после чего снова села на кровать и уставилась в стену. А Иван, в который уже раз с неподдельным интересом оглядел девушку. Подтянутая, длинноногая, она отдаленно напоминала человека. Даже небольшая грудь прорисовывалась под туникой, что и позволяло примерно определить ее половую принадлежность. А вот ее реакция на пожаренное мясо, мягко говоря, мужчину удивила. Франсуа, конечно, не самый гениальный повар, но уж точно не заслуживает смерти за стейк. «Кстати, почавкать не мешает…» – Иван подобрал кусок мяса, тщательно отряхнул и оторвал тонкую полоску, собираясь отправить ее в рот.

– Кут арх`тон, – Ахита неуловимым движением оказалась рядом и выбила многострадальный стейк у мужчины из рук. – Кут арх`тон. Ак`та. Хи ак`тен т`оаллар.

– Да что ты прицепилась, – Иван потер ушибленную руку. Удар у девочки был весьма увесистый.

– Кут арх`тон, Ван`ниа, – Ахита снова посмотрела мужчине в глаза долгим немигающим взглядом. – Кут… Кат`тун вир ках Са`ат. Нат`та ул кат`тун вир ак`та. Кат`тун вир ках. Кат`тун т`оа… Вир т`оа…

– Яблоко-то хоть можно?– Иван кивком головы, девушка все еще держала его за руки, указал на оставленные на прикроватной тумбе фрукты в вазе.

Ахита проследила его взгляд и отпустила мужчину. Иван расценил этот жест как разрешение. Спорить с девушкой ему не хотелось. Но к яблоку, в отличие от стейка, инопланетянка претензий вроде как не имела, и он с удовольствием откусил от сочного фрукта сколько в рот влезло. Девушка вернулась на кровать, забралась на нее с ногами и замерла, обняв колени и глядя в стену. Иван взял из вазы еще пару яблок и сел рядом с ней.

– Ладно, с твоим рационом мы разобрались. Только ты больше на Франсуа не кидайся, хорошо? А то всех без еды оставишь. Да и мужик он хороший.

Саат никак не отреагировала на его слова. Так и сидела следующие полчаса, пока не вернулся кок с половиной туши свиньи. Только этот факт заставил ее отвлечься от собственных мыслей на реальность. Девушка, с легкостью подняв полть перед собой, придирчиво ее оглядела, после чего отломила от нее окорок и вернулась с ним на кровать. Наблюдать за трапезой Ивану не очень хотелось, и он выскользнул из капсулы вслед за Франсуа и вызвал по внутренней связи старпома.

– Джейк, чем порадуешь?

– Мы связались с портом на Илкосе. Бюрократы в нетерпении. Тебе нужно пару дней продержаться с крошкой, и мы ее передадим. Кстати, хотел спросить, ты ее чего, понимать начал?

– С чего ты взял?

– На мониторах наблюдения все выглядит так, как будто вы там мило болтаете. Жаль, экономили, звука нет.

– Ни черта я не понимаю. Лопочет что-то… Вон, кока чуть не разорвала… Чего бюрократы говорят?

– Ждут. Сказали, что живая саат – это круто и лаборатория уже готова. Так что препарируют твою подружку и будешь дальше жить спокойно.

– Два дня, говоришь? – Иван отключил связь и вернулся в медицинский блок, пока Ахита опять не начала истерить. Что-то подсказывало ему, что реальность будет не такой радужной, как рисует Джейк. Совершенно не такой.

Она сидела все так же – обняв колени. Только обглоданные кости, брошенные у порога, сигнализировали о завершившемся обеде. Ахита съела всю полть, не оставила ничего. Обед в полугодовую зарплату Ивана. А оплата труда тех, кто связан с космосом, и так на порядок выше окладов тех, кто остается на Земле. Больше платят разве что солдатам. Но у них и риски выше. Прослужить два контракта, по пять лет каждый, в вечно воюющей армии считается чуть ли не подвигом. А раньше увольняться и смысла нет. Во-первых, на гражданке будут считать трусом и человеком, не способным довести начатое до конца. Причем так думают даже те, кто в принципе не был не то что в бою, но и просто в тире. Но главное не это. Главное, что льготы ветерана открываются только после десяти лет службы. А льготы – это нормальная работа, хорошие позиции в распределительных очередях и отдельные кабинеты для обращений в Комитетах. И тот, кто дожил до льгот, можно сказать, пробился в элиту общества. В пантеон героев, продвигающих человечество вперед, открывающих колонии. А колонии – это новые пастбища, новые поля…Это еда и ресурсы, которые позволяют изнасилованной Земле жить дальше.

Просто никто не говорит, что каждая колония – это десятки тысяч погибших солдат. Это бесконечные стычки, схватки, бои и даже полномасштабные сражения с ордами клоентов. Черные, ящероподобные, даже хвост есть, эти теплокровные твари встретились на каждой из тридцати шести открытых и разведанных планет, хоть как-то подходящих для жизни. Договориться с ними не удалось. Язык у них оказался достаточно прост и даже добавлен в ПУ-100, но взаимопонимания не получилось. На официальном уровне Комитет по контактам принял резолюцию, согласно которой успешные переговоры с расой Клоент невозможны ввиду неразрешимых противоречий.

В переводе с чиновничьего словоблудия это означает, что добровольно они не ушли. Да и вряд ли бы смогли. Ящеры не знают огнестрельного оружия, не говоря уж про технологии межпланетных перелетов. Началась война, в которой люди медленно, но верно отбивают мир за миром, расплачиваясь за жизненное пространство тысячами жизней.

Иван вспомнил, как в том памятном бою на Амин-Ло погиб его друг. Это должен был быть их последний бой. Шотландец Джером МакКоен, оторванный рубака, он шел чуть впереди Ивана, когда перед ними выскочили сразу три ящера. Твари, вдвое выше человека, обладающие аж тремя парами рук и облаченные в толстые стальные доспехи, они были невозможным противником в рукопашном бою. И сразу доказали это, за секунду разорвав первое отделение разведроты. Вместе с Джеромом. Иван командовал вторым отделением, шел в десятке метров позади и успел дать команду на стрельбу. И даже сумел отвести бойцов на удобную для обороны позицию, потеряв всего двоих из пяти подчиненных. Выскочивших ящеров перебили быстро, но это оказалось только началом безумной бойни.

За следующие три часа отделение Ивана отступало на подготовленные задними рядами позиции восемь раз. Потому что ящеры, вполне безопасные и прекрасно умирающие на расстоянии, были врагами быстрыми и регулярно прорывали тонкую линию фронта десантной бригады. Итог боя – четыре тысячи семьсот двенадцать убитых и всего триста шесть раненых. И почти сорок тысяч трупов клоентов. Результат вмешательства саат.

А потом была зачистка нор. Подземная кровавая баня, стоившая жизни еще восемнадцати тысячам человек. Зато богатая нефтью, ураном и платиной Амин-Ло стала официальной колонией. Иван поморщился, вспоминая о стрельбе и бесконечных штыковых стычках в залитых напалмом подземельях и удивленные глаза Джерома на вытащенной из-под тел голове. Ради еды и топлива для метрополии.

Тогда, всего чуть больше года назад, человеческая цивилизация впервые столкнулась с расой саат, о которой до сих пор ничего не известно. И единственный указ по этому поводу – это запрет полетов в ту часть космоса, откуда появляются корабли саат. Как будто есть идиоты лететь туда, где нет заправок и портов, по доброй воле. Теперь человек получил возможность изучить живую саат.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5