Алексей Яговкин.

Могучий Мум



скачать книгу бесплатно

– Смотри! Мум, смотри!

Эльф стоял, вытянув руку, а на его ладони гудело невиданно яркое пламя.

– Видишь! Видишь! Это зачарованное место, не иначе! А может, это от самого Сильтира ко мне немного магии перешло?

В этот момент маг вышел из дома и услышал последние слова Токеро.

– Мал ты ещё и неопытен, чтобы перенять мою силу, – заявил он, а потом дунул, и пламя Токеро погасло. – Хотя, спору нет, вы, эльфы, более сведущи в магии, нежели остальные народы, но всё ж способны воспринять лишь ничтожную часть истинного могущества. Ты уж не серчай.

– Да-а, – протянул Токеро, внимательно разглядывая свою ладонь. – А ты, наверное, можешь одним взглядом весь лес спалить…

– Жечь лес – это не могущество, а настоящее злодейство. И как только тебе в голову пришло подобное? Подлинная магия позволяет сотворить нечто небывалое досель. Так, как творили на заре мира драконы и великаны. Видели единорога?

– Однорогую лошадку? – эльф посмотрел туда же, куда и маг – на нижний этаж дома.

– Это не лошадь, – как настоящий знаток, Мум не мог этого не заметить. – У лошадей всё другое. Хотя так, на лошадь конечно похоже.

– Единорог чудесен, красив и умён почти как человек. Он прост и таинственен… По крайней мере, я таким желал его сделать, – объяснил маг.

– Значит, ты создал новое животное? Слышал, Мум!

– Не шуми, слышал. – Мум обеспокоенно оглянулся на дом. – И животное, между прочим, тоже слышало.


– А этот единорог действительно такой? Ну, чудесный?

– Это мне неведомо. Он либо слишком умный, либо слишком таинственный. Но переделывать уже поздно, а посему, пускай живут так. Скоро я выпущу их в лес…


Вечерело, и маг пригласил друзей в дом, ужинать.

Первым туда взлетел по лестнице Токеро, следом Мум. Оглядевшись, карлик подумал, что его товарищ, должно быть, разочарован. В доме не было ничего волшебного, там вообще почти ничего не было. Лишь стол, лавка да куча примятого сена в углу. Непонятно, каким ужином собирался угощать их маг.

Но вот наверх поднялся и сам хозяин. В одной руке этот огромный старик нёс глубокий котёл из белого матового серебра. Маг водрузил котёл на середину стола, и тот час из него поднялось облако ароматного дыма. Откуда-то из-под бороды Сильтир вынул украшенные резьбой серебряные миски, ложки и кружки. Зачерпнув мисками похлёбки, маг из того же самого котла наполнил кружки. Правда, к удивлению карлика, в них оказались не варёные с крупой коренья, а ягодный кисель. Напоследок Сильтир вынул из котла несколько ржаных лепёшек и пригласил гостей к трапезе.

Токеро набросился на еду, расхваливая её и засыпая мага вопросами. Другой бы на его месте выглядел, как невоспитанное животное, но эльф умудрялся всё это делать с изящной лёгкостью. А вот карлику кусок не лез в горло. Теперь, когда Сильтир сидел так близко, что до него можно было дотянуться рукой, страх перед этим могущественным существом пересилил, и воли Мума не хватало, чтобы с ним бороться.

Сильтир не мог не замечать состояния Мума, и ему наконец всё это надоело.

Маг молча ткнул в карлика пальцем левой руки. При этом Мум успел заметить, как изменилась его рука: на кисти появились чёрно-синие линии, символы и картинки, они были тесно переплетены друг с другом и все вместе образовывали сложный узор. В это же время одна из частиц узора оторвалась от остальных и впиталась в кожу карлика в том месте, где Сильтир коснулся его.

На мгновение Мум похолодел, но ничего страшного с ним не случилось. Наоборот, страх исчез, карлик успокоился, и наконец-то смог хоть что-то съесть. Маг просто позаботился о Муме, придав ему храбрости и хладнокровия. И хотя суть этой магии была в том, чтобы избавить карлика от страха перед самим магом, Мум часто задумывался впоследствии: а не повлияло ли это заклинание на весь его характер и на всю его жизнь?


Токеро заснул прямо за столом – они засиделись до поздней ночи. Тогда Сильтир обратился ко Муму:

– Тебе не даёт покоя твоя беззащитность передо мной? Это странно – как правило, карлики привыкают к этому с детства, ты же, как будто, всю жизнь находился среди равных, и только я оказался сильнее прочих.

– Это не так. И мой отец, и мой учитель, да и все прочие люди были гораздо сильнее меня. Если бы они захотели, то могли бы легко меня убить. Но я просто об этом не думал…

– Может я не столь располагаю к себе, по сравнению с ними? – маг усмехнулся.

– Не в этом дело. Меня что-то другое беспокоило.

– Не ожидал, что ты это почувствуешь, но не волнуйся, ничего плохого не случится.

– Я и не беспокоюсь уже. Я знаю, конечно, что ты очень сильный, но ты ведь не враг мне.

– Вряд ли у тебя за всю жизнь появится хоть один могущественный враг. Потому лишь, что никто не будут воспринимать тебя всерьёз. А слабых врагов ты, я знаю, не убоишься. Не восприми как обиду мои слова, но поверь, что тщеславие – это не для тебя роскошь, а лишь, возможно, для друга твоего эльфа. Но ты об этом и не помышляй. Ложись спать.


На следующее утро Мум и Токеро опять отправились в путь. Карлик почти забыл, как боялся Сильтира вначале и даже начал испытывать к нему дружеские чувства, хотя и понимал, что виной этому его магия. Ночью перед сном он решился спросить у мага про секрет бессмертия, но тот лишь ответил, что не знает. Теперь же, провожая их, Сильтир был молчалив и очень задумчив, и сказал только:

– Обязательно возвращайтесь ко мне, когда вам понадобится помощь… – похоже, маг был уверен, что помощь понадобится.

Глава 4. Староста Хинитар

Ручей Эт-Келе, которого они держались до сих пор, брал своё начало возле дома Сильтира. Теперь же друзья оставили его и шли через лес на северо-восток. Теснота леса не утомляла карлика, хотя в степи, на открытом пространстве, ему было бы уютнее.

А вот для Токеро лес был родным домом. После встречи с магом его не покидало хорошее настроение, и он постоянно оставлял Мума брести одного, в то время как сам убегал вперёд, рыскал по сторонам, и возвращался с рассказами о виденных им кабанах, оленях и других зверях. Все эльфы у них в Тиле, как он сказал, занимаются охотой, поэтому и его не оставлял азарт подстрелить какую-нибудь дичь. Впрочем, особого усердия он не проявлял, зато часто возвращался с полными пригоршнями первых лесных ягод. Казалось, наступающее лето увлекает его за собой, наполняя жизнью и всё дальше уводя от того вежливого робкого мальчика, который сидел позади Мума на спине Звёздочки и покорно соглашался со всеми его решениями. Теперь Токеро решал, куда им идти, когда и где останавливаться. И хотя не все решения казались карлику правильными, он не спорил, полагаясь на неизменную удачу эльфа.

Их путь через лес был долгим, но удивительно спокойным. Не раз они видели следы диких зверей: волков и медведей, разрытую кабанами землю, содранную огромными когтями кору на деревьях. Но каждый раз им удавалось избежать встречи с этими опасными животными. Токеро вскоре позабыл об осторожности, и лишь Мум старался сохранять бдительность, особенно переживая, когда беспечный эльф подолгу пропадал в лесу.


Однажды Токеро примчался из лесу и взволнованно сообщил, что их догоняет белая сильтирова лошадь. Действительно, вскоре немного в стороне от друзей неспешно пробежал единорог. Не обратив на них внимания, волшебный зверь умчался вперёд, и некоторое время мелькал среди деревьев.

Друзья поспешили следом. Им было интересно: нашёл этот единорог их специально по воле Сильтира, или маг, наконец, выпустил своих питомцев на свободу, и один из них просто бежал куда-то по своим таинственным делам. Тем не менее, время от времени то Мум, то Токеро видели его впереди и продолжали путь. Не отдыхая, они преследовали единорога всю ночь, а под утро он пропал. Как только белая грива перестала мелькать впереди, утомлённый долгой дорогой друзья упали на мох и уснули.

Половину следующего дня они проспали, а потом до вечера обшаривали лес, пытаясь найти следы чудесного животного. Всё было безуспешно, и путешественники легли спать с намерение не придавать больше значения этому случаю и продолжить наутро свой путь через лес.


На следующее утро, не успели они прошагать и пары часов, как лес закончился, и широкая горячая степь раскинулась перед их взором.

Степь была великолепна. Временами до самого горизонта Мум и Токеро не видели ни одного дерева, пригорка или ещё чего-нибудь, способного задержать взгляд, и тогда казалось, что они не идут, а стоят на месте. Небо всегда оставалось синим и чистым, солнце светило не обжигая, шумела трава, гудели и стрекотали насекомые – время остановилось.

Степь завораживала. Не хотелось ничего, кроме как молча идти вперёд. Даже Токеро перестал бегать, болтать и оглядываться в поисках добычи.

По вечерам они разводили маленький волшебный костерок – эльфу теперь хватало пары веток или пучка сухой травы, чтобы огонь горел долго – и варили кашу из взятой в дорогу крупы.

За десять дней пути через степь с ними не случилось ни одной неприятности: ни нападения диких зверей, ни болезней, ни змей, ни плохой погоды. Дважды они видели единорога – один раз он поднялся из травы совсем рядом и убежал, а на следующий день промелькнул и исчез возле самого горизонта.

Потом путешественники заметили в небе огромного орла, он кружил над ними два дня. Токеро предположил, что горы уже близко, раз появился орёл, и оказался прав – вскоре они увидели впереди белую вершину высокой горы. Если верить легендам степняков, в этих краях была только одна высокая гора – Эмон-Феа, и где-то возле её склона колдуны построили свою крепость.

В сказках говорилось, что колдуны не выносят утреннего солнца, поэтому построили своё жилище там, где огромная гора заслоняла бы их от рассвета. По вечерам Мум с Токеро обсуждали, что за страшные существа могут поджидать их в колдовской стране, и сгорали от желания поскорее испытать свои ум и отвагу в сражении с ними. Больше всего не терпелось, разумеется, Токеро, а Мум лишь напоминал ему, что реальность, скорее всего, окажется куда как менее приятной.


Однажды они увидели несколько дымков на горизонте и поняли, что приближаются к поселению. Друзья готовы были встретить здесь кого угодно: дикарей, орков, вовсе неведомый и неизвестный народ – но оказалось, в этой деревеньке живут такие же люди, как и в родной степи Мума. Разве что осели здешние жители гораздо раньше: кругом деревни зеленели поля, а каменные дома выглядели так, будто простояли тут много десятков лет.

Вечером того же дня в селение вернулись табунщики с одного из дальних пастбищ, поэтому интерес жителей к двум странникам, поначалу большой, несколько утих. Токеро даже обиделся, что им – пришельцам из далёких краёв – уделяют так мало внимания.

Возле деревни позади круга домов была вытоптанная площадка, в центре которой жители разожгли костёр, и собрались возле огня, чтобы обменяться новостями. Время от времени разговор переходил на Токеро и Мума, и тогда они рассказали о том, как эльф победил тролля, о спасённом кочевнике и других своих приключениях. Когда речь зашла о Сильтире, Мум попытался перевести разговор на колдунов.

Оказалось, колдуны вызывали у здешних жителей скорее неприязнь, но никак не страх. На родине карлика колдунов считали настоящими злодеями, которые своей тёмной магией оживляют армии протухших мертвецов, насылают проклятия и превращают светлые зелёные рощи в тёмные непроходимые чащобы. Такими были колдуны и в детских сказках, и в страшилках, которые рассказывали друг другу подростки, и в верованиях взрослых, считавших, например, что дующий с северо-востока ветер приносит болезни, ведь именно там живут колдуны.

Но тут про эти ужасы слыхом не слыхивали, хоть и случалось местным жителям принимать странников, лично видевших колдовскую башню Амартос. А однажды и от самих колдунов приезжал в деревню посланец, предложивший местным жителям их волшебное покровительство. Посланца выслушали, но от предложения отказались, заявив, что счастливо живут и без посторонней помощи. По слухам, всего несколько деревень, расположенных рядом с колдовской цитаделью, согласились на это и объединились в государство с таким же, как колдовская башня, названием – Амартос.

– Вот, кстати, – сказал седобородый погонщик, – мы ж встретились с табуном из этого их Амартоса, так я видел шурина своего. У меня жена, которая первая, из той деревни была, так он ей младший брат. Ну так и вот, мы давно с ним не виделись, ещё молодые когда были оба, а потом слух был, что умер он. А оказалось живой! Как подъехали поздороваться, так и сразу его узнал. Совсем ведь не изменился, как молодой всё ходит! Но точно он – и зовут так же, и выглядит ну точь-в-точь, а только молодой, будто вчера только виделись. А меня-то он не узнал и не вспомнил… – посетовал рассказчик.

В круге обсудили и эту новость, попеняв седобородому на плохое зрение, да старческое слабоумие. Впрочем, нашлись и такие, кто утверждал, будто на всех людей в Амартосе колдуны наложили заклятие, от которого те перестали стареть.

– А как звали шурина твоего? – спросил Мум у седобородого.

– Так Хинитар его звали.

– А деревня их – где она находится?

– Решили глянуть на диковинку-то? Верите мне, значит? Тогда вам прямо на север, к горам ближе. Деревня называется Арват, так она, в общем-то, недалеко отсюда – на лошади и за день можно добраться, если припрёт. Пешком, понятно, дольше. Вы, коль захотите там остановиться, так смело к нему – он парень добрый был, как помню, отказать не должен. А сегодня можете у меня переночевать.


Наутро Мум и Токеро попрощались со стариком и пошли на север, прямо к вырастающий из-за горизонта Эмон-Феа. Ровная степь стала куда более сухой и каменистой, и друзьям всё чаще попадались то россыпи булыжников, то глубокие овраги. Наверняка к Арвату вела и другая дорога, получше, раз уж старик говорил, что туда можно доехать на лошади. Теперь, перебираясь через завалы и заросли ивняка, Мум жалел, что не разузнал об этом, когда была возможность.

К счастью, вечером второго дня друзья увидели на берегу ручейка загородку для молодых жеребят, пустующую в это время года. Они переночевали под навесом внутри загона, а на рассвете нашли тропинку, поднимающуюся вдоль ручья, и уже к полудню вышли по ней к Арвату.

Надо ли говорить, что их встретили там с большим интересом – вид Токеро, несущего на плече свой огромный меч, не мог не привлечь внимание. Однако людей в деревне было мало, повседневные заботы не ждали, и вскоре вокруг эльфа осталась только стайка мальчишек. Они и поведали Токеро с Мумом, что большая часть мужчин – и Хинитар в их числе – отправились с лошадьми на дальние выпасы.

– Они ещё сегодня ушли, так что не повезло вам, – серьёзно покачал головой круглолицый черноглазый мальчик. – Вот пришли б пораньше, так и застали бы Хинитара. А теперь они нескоро воротятся.

– Что ж делать? – растерялся эльф.

– Мы ещё можем их догнать, – спокойно заметил Мум. – Они же табун свой не спеша погонят.

– Знамо, что не спеша, – согласился другой мальчик, похожий на первого, только выше ростом. – Куда ж им спешить?

– Эээ! – остановил его первый. – Они ж так уйдут! А ещё ни о каких приключениях не рассказали.

– Да! – попросил ещё один мальчишка. – Хоть поесть останьтесь, мы послушаем.

Мум задумался, не принять ли приглашение, но Токеро не терпелось увидеться с Хинитаром.

– Нет, мы сейчас пойдём. Если хотите, проводите нас, заодно и о приключениях вам расскажем.

– Голодные что ли пойдёте? – спросил серьёзный черноглазый мальчик. – Ладно, сейчас домой за хлебом заскочу, по дороге поедите.


– А сколько, кстати, лет Хинитару? – спросил Токеро, закончив рассказывать про волшебных единорогов Сильтира.

– А больно я знаю? – развёл руками старший из мальчишек. – Двенадцать-то есть уже.

– Да ну? А мы старика встречали, который его в молодости знал. Или это другой Хинитар?

– Да тот же, наверное, – выскочил вперёд мальчишка поменьше. – Только до пещеры ещё.

Старший нахмурился.

– Нечего про Живильную пещеру болтать, – упрекнул товарища черноглазый мальчик.

– Да они ж свои! – попытался оправдаться тот.

– А колдун не велел!

– Не ссорьтесь, – остановил их Мум. – Нельзя, так нельзя, не рассказывайте.

– Вечер скоро, – заметил Токеро. – Вам уже возвращаться наверное пора. Дальше мы не заблудимся.

Табун лошадей изрядно потоптал траву на своём пути, и ошибиться с дорогой было бы трудно. Мальчишки махнули друзьям рукой и резво побежали обратно, в свою деревню. А эльф и карлик продолжили путь, надеясь догнать табун до ночи.


На следующий день они ехали каждый на своей лошади рядом с Хинитаром и беседовали. Он действительно оказался добрым пареньком и разрешил друзьям поехать вместе с табуном. Это было странно, но Хинитара здесь слушались, хоть и было ему едва ли больше четырнадцати лет. Он же, как будто привык к этому, и вёл себя властно и уверенно.

– Похоже, ты тут в чести, – заметил Мум.

– Устал я от этого, – скривился в ответ Хинитар. – Я ведь, когда умер, кем-то вроде старосты в Арвате был. Не самым старым, конечно, но всё-таки. Вот и теперь, чуть только повзрослел, на меня все прежние дела норовят свалить.

– Когда умер? – переспросил Токеро. – Это ты насчёт Живильной пещеры что ли?

– А вы откуда про неё знаете? Вроде, колдун говорил, что будут в тайне её держать.

– Сам только что сказал, что умер. А ещё мы в одной деревне деда встречали, который тебя в молодости помнит.

– В той ещё молодости? Здорово!

– Я не знаю, в которой молодости, – эльф пожал плечами. – Сам бы лучше и рассказал, что там с пещерой этой.

– Ну, чур, только не болтайте – колдуны это всё просили в секрете беречь. В общем, под Эмон-Феа есть пещера. Мы её зовём Живильной, а колдуны – пещерой Воплощения. От нашей деревни к пещере ведёт тропка, старая, исхоженная вся. Люди там с давних пор живут, все ближние ходы все уже изучили. Но дальше, в глубину ведёт ход, хороший такой, прямой, но очень длинный. Ползти по нему несколько дней и всё в темноте, потому что приходится в озеро подныривать, и огонь сквозь него никак не протащить. И от этого, стало быть, в тот ход далеко не суются, а те, кто всё же полез туда, без следа пропадают. Но замечено, что если кто в том ходе пропадёт, то следующим ребёнком в своей же семье и родится. То есть, и в детстве такой же будет, и взрослый один в один вырастет: и лицом, и повадкой, а иногда и помнить будет что-нибудь из той жизни.

– Значит, ты умер в той пещере?

– А потом у своего же сына и родился. Вот ведь вышло чудно да, что я сам же свой дед! У нас бывает, что старики, если ходить ещё могут, до этой пещеры добираются и в тот ход лезут. Но я не такой, я туда ещё не слишком старым пошёл, хотел в горшке огонь протащить, да и глянуть всё же, что там, да как. И ведь протащил же! Но обратно хода уже не нашёл, так там и помер. Зато крепко с той жизни я эту пещеру запомнил – огромная она, несколько дней, поди, по ней лазал, когда обратный путь искал. Я никому не говорил, но собираюсь ещё раз туда попасть.

– А снова умереть не боишься? – зачарованно спросил Токеро.

– Ничего теперь не боюсь! Тянет меня туда, каждую ночь мне эта пещера снится. Я уж решил, как с выпаса вернёмся, так сразу пойду.

Мум быстро огляделся – кто-то из ближайших табунщиков мог их услышать – и тихо спросил:

– А нас возьмёшь с собой?

– Эк вы! – Хинитар усмехнулся и поглядел сначала на Мума, а потом на Токеро.

Эльф кивнул.

– Вы что, совсем не боитесь? – не поверил юный староста. – Вот совсем-совсем? Никто ведь живым не выходил оттуда, так что если передумаете, я в обиде не буду.

Мум и Токеро переглянулись. Разумеется, Мум желал не такого бессмертия, ради которого пришлось бы умирать и рождаться снова, но где, как не в этой пещере могла скрываться тайна подлинной вечной жизни?


Хинитар умчался исполнять обременительные обязанности старосты, а Мум с Токеро задремали в сёдлах – ночью они почти не спали, догоняя пастухов. Табун меж тем медленно двигался на запад. Хинитар сказал, что на дальних пастбищах лошади будут до середины лета, и лишь потом табун повернут обратно, чтобы вернуться в Арват к сбору урожая.

От таких новостей Токеро заметно приуныл.

– Скорее бы пойти в пещеру, – протянул он, когда друзья вместе с Хинитаром втроём сидели вечером у костра.

– Ага, мне тоже не терпится, – поддержал юный староста.

Мум промолчал и только тоскливо огляделся. Напуганный рассказами Арлекина о приближающейся старости, он теперь не мог позволить себе такой неспешной жизни.

– Я с тех пор, как мы львов победили, ни одного подвига не совершил! – продолжал жаловаться эльф. – А от этой степи тоска одна! Никогда так скучно не было, Хини…

Внезапно раздался резкий свист, и горло Хинитара пронзила стрела. Простая деревянная стрела с обожженным наконечником, какие кочевники обычно используют для охоты. Она воткнулась чуть ниже гортани и пробила шею юноши насквозь. Карлик увидел её окровавленный кончик, когда Хинитар развернулся и упал возле него на четвереньки.


Уж чему Арлекин и научил Мума, так это спасать свою жизнь. Не мешкая и мгновенья, карлик кинулся к Токеро, намереваясь повалить его и укрыться вместе с ним за сложенными у костра сумками. Однако эльф тоже не медлил, он схватил свой огромный меч и вскочил, собираясь, без сомнения, кинуться в бой. Всего на миг огромное лезвие заслонило Токеро, и этого оказалось достаточно, чтобы спасти его: следующая стрела со стуком отскочила от меча, не задев эльфа.

Повезло, но вряд ли такое везение продлится долго, поэтому Мум схватил красивый меховой плащ Токеро, на котором они только что втроём сидели, и кинул в костёр. Плащ целиком накрыл огонь, и друзья стали на время невидимы для спрятавшихся в темноте стрелков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5