Алексей Агеев.

Под знаком императорского дома



скачать книгу бесплатно

Откинув панель на своем столе, Бриош вытянул крохотный микрофон и отчеканил:

– Код ноль.

Этот сигнал в считанные доли секунды облетит почти полпланеты и тихо прозвучит в шлеме могучего Атара. Бастард по рождению (отец Атара был «вороном смерти», мать безвестной отверженной, хоть и чистой крови), он был обречен стать изгоем. Родня не приняла его. Зато это сделал Бриош. Атар оценил этот поступок. И вскорости стал поединщиком рода «черных воронов». Трижды в финалах он убивал бойца «воронов смерти», чем окончательно пленил новоявленных родственников и вселил в сердца бывших родичей смертельную ненависть. Рядом с ним, разумеется, всегда находилось еще трое воронов, чья верность была даже не личной, а скорее наследственной. Именно им он доверил безопасность своей молодой супруги, беременной на восьмом месяце девочкой, будущей наследницей его необъятной власти.

Условный код приказывал в кратчайшие сроки, бросив все дела, улетать с родной планеты в тайное убежище.

После свершенного Бриош испытал заметное облегчение.

– Сегодня на Совете я понял, что война неизбежна, альянс слишком легко пошел на уступки. Но я надеялся, что у нас есть минимум год.

– Две-три недели, сэр.

– Мы не готовы, – Бриошу нелегко дались эти слова.

– Вы хотите услышать мое мнение или прикажете идти?

– Если честно, я звал тебя совершенно для другого разговора, мой мальчик. Но теперь мы отложим его.

– Как прикажете. – Элиот испытал в этот момент необъяснимое облегчение, словно произошло нечто очень приятное. Лишь позже Элиот поймет причину своей радости. Война – время мужественных.

– Через час в отдел придет приказ о формировании особой группы. Ты старший. Задачи ясны?

– Я получу назначение в разведку?

– Почти. – Усмехнулся Старый ворон. – А почему не начальником твоего отдела?

– Война – не время выяснять отношения.

– Все так. Мне нужен анализ, что мы можем сделать за оставшееся время, чтобы минимизировать потери…


«Я слишком поздно тогда решил действовать, – подумал Элиот. – Пусть у мальчика будет шанс…»

Со стыковочного узла Фара Томи улетел один, на первом попавшемся звездолете, направлявшемся в центр империи. В небольшом рюкзаке у него лежали два рекомендательных письма, а во внутреннем кармане куртки ждал своего часа безымянный чип на предъявителя – вступительный взнос для зачисления в университет…

* * *

Конец тренировочной недели Андрей встретил с неимоверным облегчением. Эта неделя далась молодому офицеру тяжело. Хуже было только на первом курсе летного училища.

Для начала его попытались избить. Просто и без затей. На первой тренировке. Инструктор поставил к нему в пару громилу весом раза в полтора больше и выше на целую голову.

– Посмотрим твой уровень, – ободряюще сказал он.

А Андрей не успел даже ответить, как обнаружил летящий ему в голову удар. Мозг банально не успевал отреагировать. Зато какие-то приобретенные рефлексы заставили Андрея изогнуться, и кулак просвистел мимо.

Это было так странно, что Андрей почти тут же пропустил второй удар, и вновь тело среагировало само, уводя с траектории следующего сокрушительного удара.

Громила усмехнулся и принялся работать всерьез. В полный контакт.

Саломатина хватило на полторы минуты. Он только защищался, а его робкие попытки атаковать вязли в отшлифованной защите напарника по спаррингу. Пропустив очередной удар в корпус, пусть даже смягченный блоком, он кубарем полетел на маты и услышал долгожданную команду инструктора: «Стой».

Вердикт рукопашника был приправлен чуточку сарказмом: «Летун, но не безнадежен».

Следом было оглашено расписание персональных занятий и тренировок. Восемнадцать часов в сутки. Практическая стрельба, маневрирование ударно-штурмовой группы в закрытых помещениях звездолета, захват звездолета в условиях пожара и невесомости. Инженерная подготовка. Тактика диверсионных групп, террор и специальные операции на территории врага.

И на сладкое – конструктивные особенности звездолетов империи когов. Звероящеры обладали достаточно неплохими боевыми кораблями, способными почти на равных противостоять флоту империи один на один.

К исходу отпущенного срока пришло понимание, для чего его так натаскивают. И для чего профессиональным диверсантам потребовался пилот-ксенолог.

Выходной экзамен Саломатин сдал влет, заслужив молчаливое одобрение этих суровых парней, с которыми даже удалось сдружиться.

Но неугомонный командир Фарид Идрисович все равно считал, что неделя недостаточна для полноценного боевого слаживания. Но подводя итоги экзамена, он смилостивился и приказал:

– Всем отдыхать. Разрешаю в клуб. Я на доклад. Утром все на своих местах. Боевая готовность три.

– Три часа на сборы, – шепотом пояснил Андрею заулыбавшийся Потапович, штатный снайпер их группы.

– Гульнем… – крикнул кто-то из разведчиков. И все они сорвались бегом переодеваться, пока командир не передумал.

Клубом на космической базе величали единственное место, где свободно продавали алкоголь, играли незатейливую танцевальную музыку и разрешали заводить знакомства с женским персоналом базы.

Это место Андрею понравилось. Нет, он видал заведения и получше. Но здесь была неповторимая атмосфера. Едва только они зашли, миновав пару суровых военных полицейских, играющих роль охранников клуба, как сразу же обнаружили в просторном предбаннике пять или шесть обаятельно-нетрезвых космодесантников и техников, активно махавших руками и ногами.

Участвующие в столь экстравагантном отдыхе старались раскидать по полу побольше зубов и волос, регулярно брызгая на стену кровью из свороченных набок носов. На крики и вопли из зала выбегали зрители, мгновенно получающие в лоб из-за ограниченности пространства и из разряда зрителей переходившие в разряд активных участников.

Не веря своему счастью, спутники молодого летчика с гиком присоединились к молодецкой забаве, прокладывая себе путь к входу в сам клуб. Андрей дефилировал в пределах полутора-двух метров от границы боевых действий. И наслаждался. Ну, еще бы – освещение великолепное, озвучка – нет слов. В это время один из участников побоища заметил не охваченного вниманием зрителя и с матерным воплем: «Х… ты, сука, стоишь тут» сделал мощный рывок прямо на Саломатина.

За себя Андрей не испугался. За эту адскую неделю он научился отмахиваться. Но вот пальцы могли пострадать, что для боевого пилота было очень критично.

И в это время (о чудо!) огромное синее с белыми полосками пятно пронеслось прямо перед глазами Андрея, сминая нападающего перед его носом и впечатывая его в стену. Зажав голову злодея под мышкой, пятно нанесло по ней несколько ударов кулаком, одновременно крича в эпицентр побоища:

– Братва-а-а!!! Летуна не трогать. Ему завтра в рейд.

В ответ ему сидящий в углу на корточках паренек с абсолютно красным от крови лицом выдал:

– Да, да, точно! И мне тоже.

На следующей день брифинг, посвященный предстоящей операции, прошел без участия семерых разведчиков. Присутствовали капитан Сализа и лейтенант Саломатин, который потом и пересказал все дословно, в ролях, не стесняясь рубить правду-матку.

Мудрое командование посчитало возможной в ближайшие дни высадку тактического десанта на один из аванпостов звероящеров – условный объект Шумшу, в районе звезды Ч-12/г7, предполагая, что на этом направлении у когов нет достаточных сил для отражения выпада.

Этим будет заниматься армейский спецназ под командованием Рода-Кинжала. Группе флотских разведчиков под командованием Сализы поручался захват любого звездолета когов, а в дополнение к этой мало выполнимой задаче поручалось еще овладеть важными данными о дислокации и маршрутах звездолетов противника. Для чего им помимо желторотого летуна придали двух сосунков из инженерного училища, с задачей развернуть сеть маяков, датчиков и следящих станций.

Для выполнения предстоящей операции был выделен военно-вспомогательный транспорт серии «Спутник» с затейливым названием «Угломер». Его спешно модернизировали, нарастив местами броневую защиту, установив более мощные двигатели и приварив дополнительные емкости с горючим. В раздвижном трюме поместили скоростной курьер и малый десантный катер. И, разумеется, перекрасили.

– Когда вылет? – на Андрея ожидаемо обрушился град вопросов.

– У нас сутки на подготовку и сон. Обратный отчет двадцать три часа, сорок минут.

– Кто поведет лжеторговца?

– Экипаж у нашей приманки будет свой. Их задача – расстановка разведбуев и станций слежений. Мы сидим в трюме и ждем, когда нас отконвоируют в заданную точку.

Старт разведывательно-диверсионной операции прошел буднично. Двумя десантными катерами группы диверсантов были доброшены к переделанному транспортнику. Стыковка, пересадка – и мерный гул маневровых турбин возвестил о начале движения, только теперь не «Угломера», а «Вольной звезды».

Первые шесть дней полета протекали без каких-либо происшествий. Андрей выспался и заскучал. Последние две недели его жизнь бурлила и неслась вскачь. Теперь приходилось учиться терпеть и ждать. Для развлечения он раз за разом переигрывал на тактическом виртуальном симуляторе модельную ситуацию – отрыв от погони, отрабатывая бегство звездолета при полном отсутствии вооружения. Но очередной уровень доиграть Андрею было не суждено, его просто выбросило из игры, а в шлеме виртуальной реальности загорелась одна-единственная надпись: «Боевая тревога».

Сборы были короткими. Боевой скафандр, личное оружие и саквояж с необходимым оборудованием, если придется ломать систему управления чужого звездолета.

Вся группа собралась у третьего шлюза, ведущего в потайной бункер одного из трюмов звездолета. Сализа коротко по единственному каналу связи доложил: «Разведгруппа в составе девяти человек, имея при себе оружие, специальные средства и средства защиты, экипировку, необходимые для выполнения задач по захвату звездолета когов, выдвинулась в указанный схрон и ждет команды».

«Ждать, – последовала единственная команда. – Звездолет засвечен радарами двух патрульных звездолетов когов. По классификации империи корветы серии «Вспышка».

По состоянию на 11.30, по корабельному времени, противник подавил пассивные средства наблюдения «Угломера», приказал заглушить двигатели и приготовиться к принятию досмотровой партии».

Томительное ожидание в полной тишине продолжалось почти шесть часов. Но первоначальный расчет штаба оправдался. Десантная группа этих прямоходящих ящеров от канонов проверки затрапезного торговца не отошла. Был изъят бортовой искин, опечатана комната для хранения оружия. Выставлены два дополнительных караула, помимо рубки управления, в двигательном отсеке и шлюзе для стыковки, погрузки и высадки. Сам груз и остальные отсеки захваченного звездолета космопехи когов не досматривали.

Как только частые толчки засвидетельствовали, что катер когов отчалил, ожил канал связи: «Внимание! Досмотр завершен. Нашему «Угломеру» предписано следовать в район звезды Ч-12/г7. Для последующей разгрузки и фильтрации. Подлетное время семь часов. Приказываю действовать по плану «а». Ликвидация призовой партии когов через пятнадцать минут. Доклад по исполнению».

Несчастные десантники когов так ничего и не поняли. Они умерли раньше, чем что-то заподозрили. За исключением двух «счастливчиков». Их буквально выпотрошили, предварительно накачав жутким коктейлем самых современных препаратов для проведения экспресс-допросов.

Одного из этих несчастных допрашивал Андрей. Язык когов входил в профильное обучение как язык вероятного противника.

Позже состоялся сбор импровизированного штаба и обмен полученными данными.

– Установлено, – начал капитан военного транспорта «Угломер» и по совместительству ответственный за операцию, который особо не рассусоливал и выдавал информацию рублеными порциями: – что условный объект Шумшу представлял собой недостроенную военную базу малого радиуса действия. Так называемый космопорт подскока. По классификации империи – «Утес». Обладает малой мобильностью, то есть буксируемый. На вооружении одна артиллерийская установка импульсного типа, семь противокорабельных ракетных комплексов разной степени дальности. База укомплектована личным составом не более чем на треть. В основном это инженерная группа, группа охраны и прочий обслуживающий персонал. Кроме того, в этом районе размещены остов будущего ремонтного дока для средних и малых звездолетов и заправочная станция. Оба объекта без вооружения.

Рядом с возводимым ремонтным доком находятся в дрейфе два имперских гигантских транспортных звездолета. Экипажей там нет, используются для хранения материалов и сборки ряда узлов будущей верфи. В боевом охранении находится единственный боевой звездолет. Так называемый «большой легкий крейсер» по классификации империи – «Решето». Для тех, кто не в курсе, – был вынужден пояснить капитан, почувствовав гул удивления от имперского названия, – это слабо бронированный, но быстроходный корабль, размером с малый дредноут. Для нас он главная угроза. Теперь о более приятном. Помимо охраны сейчас там находятся два звездолета разведки. Один из них – это старый добрый «Бальзам», по классификации империи. Прозванный в обиходе «Лирой» за сходство с этим старинным инструментом. Второй идентифицировать не удалось. Это приоритетная цель для группы Сализы.

– Какие предложения по этому «Решету»? – Один из офицеров армейского спецназа успел свериться по справочнику и вычитать о калибре орудий крейсера и численности экипажа.

– Как ни странно, предложения есть. И не скажу, что они уж очень фантастические…

– Огласите список… – шутливое замечание чуть разрядило тягостную атмосферу совещания.

– Оглашать будет автор идеи – лейтенант Андрей Саломатин.

– Господа офицеры, буду краток. Пока крейсер на ходу, он полновластный хозяин в системе.

– Ключевое слово – пока?

– Совершенно верно. Есть две идеи, точнее – одна дополняет вторую. Итак. Это таран. В двигательный отсек. Если разместить инженерных дроидов поблизости от зоны удара и дать команду на сварку образовавшегося месива, то у нас будет уйма времени, пока они смогут развести звездолеты и дать хоть какой-то ход.

– Как это вы представляете – таранить огромный бронированный крейсер?

– Очень просто. Недаром крейсер прозвали «Решето». Защищен он скверно. Даже наши бронированные створки шлюза, которые лишь чуть-чуть уступают корпусу в прочности, превосходят по толщине металла это чудо иноземной инженерной мысли.

– А если крейсер начнет тупо стрелять?

– За нас фактор внезапности и невозможность вести огонь главным калибром с определенных углов. Вообще, расчеты показывают, что «Угломер» выдержит достаточное количество попаданий, чтобы прорваться и протаранить двигатели.

– Смелая идея. Но тогда тот, кто поведет военный транспорт, – смертник?

– Отсюда вторая, дополняющая, идея. Последующий штурм крейсера всеми имеющимися силами. Звездолет когов не только скверно защищен, но спроектирован очень неудачно. Главный энергетический отсек, с которого осуществляется все питание космического корабля, слишком доступен. Попасть туда можно на лифте, либо через погрузочные шлюзы, которые расположились парами, в обеих секциях, по разные стороны от двигательного отсека.

– Куда мы планируем таранить?

– Да. В случае успеха мы хозяева положения.

– Допустим. Тогда вопрос, что делать с крейсером?

– Обесточив и отключив все системы жизнедеятельности крейсера, предлагаю погрузить его в трюм одного из гигантских имперских грузовиков и доставить на базу.

– Однако, – крякнул кто-то из спецназа. – А вам наглости не занимать. Это реально? – вопрос предназначался уже к старшему операции.

– Аналитические компьютеры оценивают шансы как пятьдесят на пятьдесят.

– А если…

– Стоп! – оборвал прения капитан «Угломера». – Есть предложение принять идею за рабочую версию и приступить к детальной проработке плана. У нас осталось всего три часа.

Самыми томительными минутами после утряски всех деталей и выработки плана действий стали мгновения до начала торможения и включения пассивного радара.

«Угломер», сбрасывая скорость и вываливаясь из режима оптимальной скорости, на мгновение послал несколько коротких импульсов, что было обычной практикой звездолетов, приближавшихся к незнакомой звездной системе. Так осуществлялось сканирование на наличие опасных объектов (астероидов, мусора или других космических кораблей) на предполагаемой траектории движения.

– Сформирован импульс запроса. Интервал повторения импульса выставлен. Система раннего предупреждения активирована. Есть ответный сигнал. Идет обработка информации. – Механический голос резервного искина смолк, а на тактические экраны хлынул поток информации.

В системе все было, как рассказали пленные коги, за исключением трех существенных деталей.

Отсутствовали гигантские имперские грузовозы. Вместо них в системе болтался непонятный звездолет, идентифицируемый искином как самоделка, с элементами боевого противодиверсионного космического корабля и имперского военного транспорта. И вместо двух разведчиков в системе находился только один. Неизвестной конструкции.

– Группе Сализы взять на себя штурм звездолета-разведчика… – Оперативно началась корректировка операции штабом.

– Внимание, есть внешний вызов. – Резервный искин бесцеремонно влез в переговоры и замер, ожидая команды.

– Не соединять, тянуть время. Отвечать, что у нас технические проблем, – обозначил лично капитан «Угломера» суть предстоящего сеанса связи.

– Частота запросов увеличилась. Фиксирую работу радаров крейсера когов. – Механический голос искина пока внушал уверенность.

– Визуально. Орудийные порты пока закрыты, – последовал доклад живого наблюдателя.

– Получен приказ на торможение рядом с крейсером.

– Исполнять. Что база?

– Нас ведут. Фиксирую захват системами наведения малого ракетного комплекса… – Оператор станции наблюдения опять своим сообщением придал чуточку оптимизма. Такие ракеты были «Угломеру», что укус комара слону.

– Группа Сализы в десантном катере.

– Внимание всему экипажу. Боевая тревога. До столкновения пять минут. Приказываю проверить скафандры, перейти на автономную систему дыхания. Начать принудительную разгерметизацию отсеков.

«Угломер», изображая поломку маршевых двигателей, стал плавно заворачивать в сторону крейсера когов по огромной параболической траектории, так, чтобы прикрыться корпусом крейсера от ракет базы и выйти точно в хвост боевому звездолету.

– Фиксирую активность крейсера. Открывают десантный шлюз с левого борта. По наши души.

– Приготовиться к ракетной атаке. Три минуты до ускорения и тарана, – вновь последовал лаконичный приказ капитана «Угломера».

– Инженерные дроиды на позиции.

– Абордажная группа на позиции.

– Девяносто процентов отсеков разгерметизированы.

– Принято. Девяносто секунд до ускорения. Девяносто пять секунд до включения режима блокировки всех видов связи. Ракетная атака и старт малого десантного катера через сто секунд. Таран через сто двадцать секунд. Объявляю режим радиомолчания.

Все эти переговоры отлично слышал Андрей. Сализа почему-то решил предоставить ему допуск на командную волну. И теперь, когда начался обратный отчет до ускорения, молодой пилот почувствовал необычное спокойствие и умиротворенность.

Чувства, как и восприятие, однозначно обострились. Сейчас, лежа в кресле пилота малого десантного катера, он успевал не только держать под контролем около ста показаний приборной панели, но и отслеживать общую обстановку, подключившись к командному тактическому каналу связи. Число параметров возросло троекратно, но мозг Андрея справлялся с этой чудовищной нагрузкой. Хотя до этого личным рекордом космического пилота было только сто восемьдесят переменных параметров.

Сализа уважительно посмотрел на Саломатина и, отключив общую волну, напрямую обратился к своему заместителю, худенькому и невероятно подвижному диверсанту со смешной кличкой «Мышь»: «Пригляди за парнем. Если нас будут вытаскивать отсюда, то пусть лучше будет этот птенчик».

Жесткий удар от рывка «Угломера» Андрей не почувствовал. На периферии сознания проскользнула информация о панической реакции крейсера, даже не попытавшегося открыть огонь, а принявшегося неуклюже маневрировать. Старт десантного катера почти совпал со стартом ракет, запущенных в сторону транспортного бота когов.

Скорость реакции меньше одной десятой секунды. Андрей мысленно успел удивиться, закладывая крутой вираж и бросая катер в противоракетном маневре. Бортовой комплекс обороны принялся отрабатывать по полной, сбрасывая ложные цели, активно ставя помехи радарам противника.

Противно запищал барьерный радиолокатор обнаружения атакующих ракет. Испугаться молодой пилот не успел. Информация лилась широким потоком, увеличив число переменных параметров до четырехсот. От избытка чувств Андрей не выдержал и заулюлюкал. Это крейсер когов поспешно окутался белым защитным облаком, в котором даже управляемые ракеты теряли цель и уходили в разные стороны. Весь массированный троекратный залп военной базы пропал втуне.

Тем временем их цель – разведчик непонятной конструкции – уже вырос на пол-экрана и продолжал приближаться с каждой секундой полета.

– Двухминутная готовность. – Искин десантного катера обладал колоссальной базой логов подобных операций и по мере своих скромных сил стал помогать пилоту. Был активирован штурмовой инженерный комплекс, который принялся шустро выискивать место для швартовки. Его мини-роботы, оснащенные пиропатронами и магнитными захватами, суетливо зашевелили лапками, просыпаясь от спячки. Три ударно-волновых излучателя ожили и принялись искать цели.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10