Алексей Шляхторов.

Народ-победитель. Хранитель Евразии



скачать книгу бесплатно

Введение

Эта книга – о народе-победителе, достойном и сильном. Построившим уникальную и глобальную цивилизацию в уникальных исторических и климатических/географических условиях. Цивилизацию, ставшую мостом цивилизаций Востока и Запада. И оказавшуюся устойчивой в очень неустойчивом месте – районе центра острова Евразия. Где так непросто просто уцелеть. А ураганы и лавины катят отовсюду. А мы смогли. Эта книга может быть рассмотрена как прямое продолжение моих книг «Как Золотая Орда озолотила Русь» и «Как Русь стала сверхдержавой. Неправильная империя».

Ведь за последние 25 (а то и все 30) лет важнейший, устоявшийся анализ у историков-либералов, с которым их на Западе принимают на любом консилиуме или юбилее, видится надуманным. Алгоритм прост: Россия агрессивна, груба, не принимает «честных правил», но это потому, что она была агрессивна всегда. Русские жестоки, грубы и невежественны, так это из-за того, что такова их история. Современные российские правители авторитарны, они простирают руки к чужим землям, но эту же картину мы видим и в прошедшем – ведь на российском троне сидели через одного одни тираны. Другими словами, история России (вернее, ее версия глазами иностранцев) служит для прозападных кругов орудием дискредитации и современной политики Российской Федерации. Не только политики, но и культуры, менталитета и независимого характера. «Самый непокорный народ» (Даллес), как считают о нас на Западе, это не позитивный народ. А скорей наоборот.

А теперь по сути. Разве не безумной для любого здравомыслящего историка и гражданина являются выдумки англичанина Флетчера о том, что наши цари кормили овсом лошадей крымских ханов, когда те приезжали в Москву, – в знак своего подданства. Каждый год, пишет Флетчер, «русский царь, стоя подле ханской лошади (на которой тот сидел), должен был кормить ее овсом из собственной шапки, что происходило в самом Кремле Московском». Вот тут вообще – объяснение «очевидца» – на уровне самых отсталых из всех 69 детей лейтенанта Шмидта. Когда это крымские ханы приезжали в Москву? А? Или беки от их имени. Так огласите имена, подробности. Или это их ханские лошади сами приезжали (ну или просто прибегали из степи) – поесть овса из нерадивых царских рук. И не просто так, а непременно в Московском Кремле. И конечно же, каждый год. И непременно проявить себя покруче, чем конь-сенатор Калигулы. Откуда вся сия невообразимая глупость? Ведь это лишь доказывает, что «черные мифы» о России уже издревле внедрились в общественное сознание европейцев, их не интересовала правдивая информация. А что на самом деле?

А на самом деле эти «нерадивые» варвары разбили ЧЕТЫРЕ сильнейшие армии Запада: Карла Шведского (1709), Фридриха Великого (1759), Наполеона Бонапарта (1812) и Адольфа Гитлера (1945). Причем двух последних – при их опоре на ресурсы всей Европы. Очно. Всмятку. Всех. Еще у нас очень даже сильная наука, литература, Станиславский, Гагарин.

У нас никогда не было крепостного права на большей территории страны. А где было – то только 212 лет (1649–1861). И в более мягкой форме. И никогда у нас не было позорного права «первой ночи», которое так ярко показано в фильме Мела Гибсона «Отважное сердце». И сейчас мы не даем новой западной империи – вашингтонской – подмять под себя весь мир. Поэтому здесь мы представляем книгу, события которой – по отдельности – многим людям: славянам, тюркам, кавказцам, финнам, одним словом россиянам, интересующимся историей, уже известны. Но, собранные вместе, дают интересные выводы о силе духа и мысли нашего великого народа.

Участие в Великих Географических открытиях: освоение Сибири, Камчатки, Аляски, победы 1612 года под Москвой и 1709 года под Полтавой утвердили нашу страну не только в качестве военной сверхдержавы, но и как самобытной Евразийской цивилизации, наследницы не только традиций своих предков, но и Византии, Золотой Орды. Государство, построенное общими усилиями наших славянских, тюркских, финских и кавказских предков, стало непобедимым, как и его народ. А победы над Бонапартом и Гитлером только подчеркнули это. Как и новая русская сила в новом веке. Почему так получилось? Есть, кстати, мнение, что воинская доблесть народа напрямую связана с его культурой и традициями. Это мы и рассмотрим в этой книге. Кроме того, Россия – единственная страна в мире, которая никогда не была оккупирована и всегда имела свою государственность. Страны Нового Света, такие как США, Аргентина, Бразилия, изначально были колониями, как и страны Африки, Австралии и Океании. Страны Европы – Англия, Франция, Швеция, Германия – все не раз были оккупированы или завоеваны. Даже Швеция несколько раз попадала под оккупацию соседей датчан. Казалось бы, родственники. (Однако эти родственники вызывали восстания шведов, доказывая, как подметил Фридрих Великий, что ближние соседи и родственники часто оккупируют и грабят ничуть не хуже турок.) Как и страны Азии. Но не Великороссия. Причем эта наша государственность почти все время существования страны была действительно суверенной. Об этом говорили и Путин, и Медведев, и Лавров. И в общем это верно. Просто в повседневной суете историческая слава забывается. Хотя главные и святые победы над сильнейшими вторжениями в мировой истории – Наполеона и Гитлера – россияне хорошо помнят. Тут важен еще один момент. С того времени как Россия стала Царством, а ее народ осознал себя великим и могущественным, армия страны совершила много подвигов просто невероятных в мировой истории. Ни одна из лучших западных армий с которыми и рядом не стоит. Русская армия не просто разбила в хлам четыре сильнейшие европейские армии. Но в период их наивысшего могущества и с лучшими полководцами во главе. Мало того, во всех противостояниях русские несли меньшие потери, а в лютой схватке с фашизмом на поле боя потери тоже были примерно равны, а общие наши потери определились нечеловеческим отношением фашистов к советским военнопленным и вообще к мирному населению. Кто может сравниться? Англия? Хорошая армия, а особенно флот. Они победили испанскую Непобедимую армаду Испании в 1588 году и франко-испанский флот в Трафальгарском сражении 1805 года. Тоже неслабо. Но тут есть очень важное отличие. Всем русским армиям в великих схватках противостояли – лично и очно – самые способные и матерые вожди и генералы Европы, создавшие сильнейшие в Европе армии. А кто командовал франко-испанскими силами против англичан? Мастеровитые – но не более – вожди средней квалификации и невыдающихся талантов. Мюратов, Шлиппенбахов и Гудерианов морского дела там не было. Не говоря уже о Фридрихах и Бонапартах. Древний Рим. Но у него по-настоящему страшным врагом был только Ганнибал. Атилла в 452 году (через год после Каталунских полей) их просто пожалел. Македонцы и спартанцы бились со слабыми и плохо спаянными персидскими армиями. Те же Османы были куда лучше подготовлены. И этот явный перевес возможностей русских армий в решающих противоборствах и не дает покоя западной элите, являясь одним из ведущих подпитывающих вековую русофобию мутных потоков. Опасаются до паранойи. И пока не могут с этим фактом свыкнуться. Ведь легче попытаться переврать историю: морозы, голод, насморк Бонапарта у Бородино… Хотя, с другой стороны, в Интернете (найти несложно, достаточно набрать в поисковике) попадаются высказывания аналитиков из Пентагона по теме: «Русские непобедимы». Это проскакивает как само собой и у наших толковых телеведущих, таких как Владимир Соловьев. Да, русские могут проиграть бой, сражение, кампанию, но в конечном итоге они всегда побеждали всех главных противников. Американские генералы и военные аналитики в силу этого предостерегают: не стоит доигрывать холодную войну против России до конца. До упора, так сказать. «Могущество русских в том, что они могут выдержать то, что бы сломало другие народы», – написал по возвращении из Москвы в декабре 2014 года Джордж Фридман, известный аналитик и руководитель частного разведывательного центра Stratfor. «Они могут выиграть Сталинград, запустить Гагарина. Сейчас готовят новый космический ядерный двигатель – новый прорыв. Но не только в космических, а в глобальных технологиях. 1957 год – дубль два, расширенный… И это очень серьезно».

И опять повторим: военная русская доблесть, смекалка и психологическая стойкость берут начало в народных культуре и традициях людей нашей страны.

Глава 1
Древняя Русь. Православная страна речных путей

Рождение русской государственности. Из научного доклада:

Оказывается, среди украинцев существует популярная версия, что Россия является не Древней Русью, а Старой Украиной/Окраиной. Потому что значимый на Руси город Киев сейчас находится в составе Украины. Но эта теория разбивается вдребезги тем фактом, что первая столица Руси была Ладога, которая входит в состав нынешней России. Туда приехал первый правитель государства Русь Рюрик, приехал с другими сподвижниками. Второй столицей Руси был Новгород, который также входит в состав нынешней России, он был столицей, а не просто значимым городом, входящим в Русь, и только третьей столицей был Киев. 60 % территории Руси находится в составе нынешней России и еще 12 % – в составе Белоруссии.

Достаточно эмоционально, но близко к истине. А теперь давайте уже поспокойнее разберем суть вопроса.

Древнерусское государство – также Киевская Русь (термин первой половины XIX века, введенный русским историком Погодиным), или Новгород-Киевская Русь (термин появился в конце ХХ века вследствие работ В.Л. Янина и масштабных раскопок в Великом Новгороде), – средневековое государство в Восточной Европе, возникшее в IX веке в результате объединения ряда славянских, литовских (в Московии, Смоленщине и Белоруссии) и финно-угорских племен под властью князей династии Рюриковичей.

Уточняя значение термина Киевская Русь, Греков отмечал следующее: «Считаю необходимым еще раз указать, что в своей работе я имею дело с Киевской Русью не в узкотерриториальном смысле этого термина (Украина), а именно в том широком смысле „империи Рюриковичей“». Согласно «Повести временных лет» основание государства ассоциируется с призванием варягов (по традиции 862 год). На право называться столицей князя Рюрика претендуют Рюриково городище (часть будущего Новгорода) и Старая Ладога. В большинстве списков «Повести временных лет» первоначальной столицей Рюрика названа Ладога. «Срубиша» крепость в Ладоге, Рюрик через два года спускается вниз по Волхову к озеру Ильмень, где в устье реки основывает «новый город» – Новгород. В Ладоге на рубеже IX–X веков строится первая каменная крепость на Руси (открыта раскопками 1974–1975 годов).

Постройка эта претендует считаться самым древним каменным сооружением первых веков русской истории. Начало отечественного каменного дела получило, таким образом, новую, можно сказать, удивительную по давности, дату своего отсчета. Ведь ничего подобного не было в то время ни в славянской Восточной Европе, ни в странах Балтийского бассейна. Что видно из этого? Да во?первых, то, что украинские заявления на цивилизованность Киева и дикость Московии вообще не имеют реального смысла. Бред. И абсолютно ненаучный. Да, в Московии в это время действительно были дикие леса и мелкие поселения. А народ (голядь) говорил на литовских языках в районах нынешних Москвы и Твери и на финских языках – в районе Суздаля и Ростова. И что? Так можно и на дикость Урала или Камчатки указать. Или какого-нибудь Урюпинска. Да, на фоне Киева они были дикими. Но вот Ладога уже имела каменную крепость, а в Галиции они только через 300 лет появятся.

Все дело в том, что Россия не с Московии начиналась. И не с Киева. А с Ладоги, Изборска, Новгорода, Пскова. То есть с Верхней Руси, Новгородского Севера. Для прекращения внутренних конфликтов представители славянских и финских племен решили пригласить князя со стороны («И реша себе: князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядил ны по праву»). По краткому и наиболее авторитетному изложению «Повести временных лет», было решено пойти искать князя за море, к варягам-руси.

Но. В русско-византийском торговом договоре 911 года перечислены имена 15 послов: «Мы от рода русского: Карлы, Инегелд, Фарлоф, Вельмоуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фаслав, Рюар, Актевоу, Труян, Лидул, Фаст, Стемид иже посланы от Олга великого князя Русского…» Большинство имен как бы имеют скандинавскую этимологию. Как бы, ибо кроме Карла, Рулава, Руалда, остальных можно и в сарматы, и в черкесы, и в булгары записать. А вот Фаслав и Труян как-то и на северославянских похожи. Но самое главное даже не в этом. «Повесть временных лет» сообщает очень важное пояснение. Что первый договор Олега между Византией и Русью закрепляется клятвами, которые опираются на славянские имена языческих божеств, а не скандинавские: «а Олега водиша и мужий его на роту; по Русскому закону кляшася оружьем своим, и Перуном богом своим, и Волосом скотьим богом и утвердиша мир». В следующем русско-византийском договоре 944 года та же клятва «по-закону русскому», что и в предыдущем договоре Олега, именем славянских богов Перуна и Велеса. Этот факт, с которым согласны и норманисты, и антинорманисты, говорит о том, что фундаментально Русь как государство изначально была именно государством древней восточнославянской веры. И значит, государством восточных славян.

Очень важный момент, ибо говорит о том, что народ этот (Рюрика) рассматривался своим. Одной веры. Или готов был принять веру в Перуна и Велеса. И потому именно на него пал выбор. А дружина у Рюрика была двуязычная. Свеев и данов (в качестве служилых дружинников) в ней хватало. И это многое объясняет. Например, славянские и скандинавские названия днепровских порогов. Или еще более классический пример: знаменитый остров Рюген (Руян) в Балтийском море. Там находился знаменитый славянский храм Святовита в славянской столице Арконе. И на этом же острове находился скандинавский Ральсвиг с поклонением Одину. И славяне, и викинги на этом острове спокойно посещали святыни друг друга. А колонизация в Верхнюю Русь – славянская, с польского поморья, скандинавская, из Дании и Швеции, литовская, из Пруссии и Балтии – шла параллельно и лояльно друг к другу. Недаром отмечается (подробнее об этом – позже), что установлению доверительных связей между столицей немецкой торговой Ганзы Любеком (Любицей) и русским Великим Новгородом во многом способствовало кровное семейное родство жителей обоих этих важнейших городов Северной Европы. В том числе и из высших сословий. То есть здесь, на балтийском севере, существовала тенденция совместного сотрудничества славян, литовцев и викингов. Что тоже упрощало решение вопросов с выбором и призванием третейских и нейтральных, но духовно и кровно родственных князей. Благодаря многолетним раскопкам Е.Н. Носова на Городище, в 3 км от Новгорода (этот пункт знаменит наличием как раз в нем княжеской резиденции, существовавшей вплоть до падения Новгорода в 1478 г.), было выяснено, что эта самая резиденция возникает именно в середине IX века, свидетельствуя о присутствии здесь в том числе и варяжской дружины. Иными словами, летописная версия была от Нестора подтверждена, но с коррективами. Инициаторы приглашения новгородские словене (с северного берега Ильменского озера). Русы из Старой Русы и окрестностей в области южного берега Ильменского озера. (То есть русы до Рюрика в этой земле уже были и в призвании князя они участвовали, но Шлецер нагло вычеркнул их из списка Нестора). А также славяне-кривичи, вперемешку с литовцами, и аборигенные угро-финны. Они все образовали политический союз и призвали иноземного князя еще тогда, когда Новгорода не было. А сами племена владели, по словам летописи, «каждое своей волостью». Получилось очень легитимно и демократично. Все всех уважали и все общины имели равные права. Прояснился и механизм возникновения Новгорода спустя несколько десятилетий после призвания князя. Когда Олег с малолетним сыном Рюрика Игорем в конце IX века ушел на юг, в Киев, возник вакуум власти: вместо князя на Городище осталась его двуязычная дружина. На рубеже IX–X веков наблюдается массовое запустение городищ в новгородской округе: жившая в них родо-племенная аристократия устремляется к месту пересечения главных торговых путей. А такое место соответствует территории будущего Новгорода, и здесь возникают первоначальные аристократические городки, каждый со своим именем; здесь собирается общее вече этой политической межэтнической конфедерации. А когда в 946 году в результате походов на Мсту и Лугу, где были подавлены значительные конкурентные центры, податная территория конфедерации резко увеличилась и к вечевому центру потекли новые потоки государственных доходов, систему первоначальных городков сменяет единый город, получивший закономерное имя Новый Город. Итак, иноземный князь был призван. Но дело ведь в том, на каких условиях он получил власть. На этот вопрос позволяет ответить серия исключительных находок. Начиная с 1951 года в раскопках изредка обнаруживались странные предметы в виде деревянного цилиндра с двумя взаимно пересекающимися каналами, один из которых снабжен неизвлекаемой пробкой. На поверхности таких предметов обозначены некие суммы, упоминаются «емцы» и «мечники» – княжеские чиновники, собиравшие с населения государственные доходы; встречаются также геральдические княжеские знаки и изображения меча – символа «мечника», а также упоминания географических пунктов. На некоторых предметах нацарапано слово «мех» (мешок) в контексте «мех мечника». Всего до 1999 года учеными найдено в слоях XI – начала XII века 13 таких предметов.

Сочетание всех этих признаков еще двадцать лет назад позволило понять назначение загадочных предметов: они служили замками (своего рода пломбами) для запирания в мешках собранных государственных доходов. И одновременно бирками, на которых указывалась сумма содержащихся в мешке ценностей, их назначение (в казну или сборщику податей, которому, согласно «Русской Правде», следовал определенный процент), а также иногда – название податной территории. Из снабженного таким замком мешка ничего нельзя было украсть, не разрезав мешок или пропущенную через замок веревку или же не расколов цилиндр.

Но самое важное, что также определилось еще более чем 20 лет назад, состоит в том, что отрезанные от мешков бирки «емцов» и «мечников», т. е. княжеских чиновников, обнаруживались не на территории резиденций князя, а на усадьбах знатных новгородцев. Из рода которых происходят знаменитые в истории Новгорода деятели XII–XV веков. Это обстоятельство не кажется случайным, если принять во внимание, что уже в древнейшем дошедшем до нас договоре Новгорода с князем говорится: «А волостей тебе, князь, новгородских своими мужами не держать, но держать людьми новгородскими, а получать дар от тех волостей». Иными словами, князь не имел права собирать доходы сам со своей дружиной (на юге такой способ назывался «полюдьем»); эти доходы собирали новгородцы, а князю передавали обусловленную сумму в виде подарка («дара»). На вновь найденных цилиндрах встречены имена бояр, уже известных как местные жители по прежним находкам берестяных грамот. Одна из них адресована боярину по имени Хотен; в ней посланный им человек отчитывается о результатах сбора пошлин на р. Мологе неподалеку от Бежецка.

Эти находки окончательно прояснили, что уже в столь раннее время контроль за сбором государственных доходов и, как мы сказали бы теперь, за формированием государственного бюджета находился в руках самих новгородцев, а отнюдь не в руках приглашенного князя. Но если это так, если указанное условие содержалось в исходном договоре середины IX века, мы не видим в приглашении князя никаких унизительных обстоятельств. В процессе возникших трений внутри межэтнической конфедерации ее члены не отдали предпочтения какой-либо одной из ее составляющих, а призвали третейского судью. Из народа, как сказано выше, который считали своим. Но самое главное во всей этой информации то, что и вечевая, и великокняжеская – обе эти формы древнерусской государственности – сложились на Русском Севере и уже оттуда распространились на юг. И богами считались – славянские Перун и Велес. Олег же тем временем сделал своей столицей южный Киев. Ибо он находился тогда на полпути от Новгорода до столицы Византии – Константинополя. Царьграда, как его звали русские. Ибо это было время расцвета экономического и торгового могущества Византийской империи. Во времена первых Крестовых походов изумление вдохновляло всех хронистов, которые проходили через Константинополь, на восхищенное описание. Для этих варваров, которые вели убогую жизнь в примитивных и жалких местечках, Константинополь с его, возможно, миллионным населением, монументами и лавками был откровением. Даже для тех людей Запада, которые не видели ее чудес, Византия была в Средние века источником почти всех богатств, ибо оттуда шли самые ценные товары ее собственного или чужеземного производства. Оттуда шли роскошные ткани – шелк. Оттуда шла полновесная до конца XI века золотая монета. Которую на Западе называли просто-напросто «безантом», этот «доллар Средневековья». И здесь наш ставший знаменитым торговый путь «из варяг в греки» тоже был тесно связан с византийским богатством и могуществом. Дело в том, что до Первого крестового похода Западная Европа была вынуждена мириться с практически монопольным положением Византии как посредника между Европой и Востоком. А север и северо-запад этой самой Европы не могли попасть в Византию удобней, чем через водную речную систему путей Руси. Вот откуда сила, богатство и уважение страны, только что появившейся на свет в качестве самостоятельного государства. Правда, положение это приходилось отбивать с боем от хазар, печенегов, половцев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22