Иван Алексеев.

Войны. Мир. Власть



скачать книгу бесплатно

© Алексеев И. С., 2010

© ООО «ИТК «Дашков и К°», 2010

* * *

Введение

Как в замкнутом круге, люди живут от войны до войны. Властители всех времен видели и видят именно в войнах средство решения своих самых “высоких” амбиций, укрепления своей власти, расширения своих владений, увеличения богатств. Но удержаться на этой весьма скользкой царской вершине им удается недолго. Таков для них закон истории – суровый, не прощающий вседозволенности.

Однако уроки этой суровой истории фактически не усваиваются. Появляются новые тираны и “покорители мира” даже в наши дни. Уроки им не впрок. Почему так происходит? Есть ли выход из круговорота войн, кровавой вражды стран и народов? Автор пытается ответить на эти вопросы.

Но даже без войн, в относительно мирное время, человечество живет в состоянии постоянного напряжения, тут и там возникают конфликты политические, религиозные, экономические, территориальные. В последнее время усугубляется противостояние человека и природы.

Автор не верит, что противоречия можно решить войной. Напротив, считает, что нужно мобилизовать все средства официальной и народной дипломатии, использовать все резервы культуры, церкви, разума, наконец, чтобы исключить агрессию в решении спорных вопросов.

Автор предлагает целый ряд конкретных вариантов по выходу из тупиковых ситуаций.

Глава 1
«И вечный бой» – в картинках и набросках

Претензии к прогрессу

Считается, что человечество эволюционирует, прогрессирует. В пользу этого часто приводятся такие сомнительные доказательства:

• Живем, слава богу, не в пещерах, окружены комфортом.

• Едим больше и лучше.

• Многие болезни побеждены.

• Живем дольше.

К сожалению, к каждому из аргументов следует добавить: “… Но Далеко Не Все” – и картина становится более реальной и менее оптимистичной.

Даже неоспоримые успехи в науке и технике имеют свои изъяны, многие из которых способны принести и уже приносят человечеству большие проблемы и разочарования.

И, пожалуй, самое важное: несмотря на прогресс, на все достижения цивилизации, существование человека не становится спокойнее, у него не проходит тревога за свою безопасность, за благополучие близких и просто за жизнь. Его постоянно подстерегают многочисленные угрозы (почти все, как говорится, самодельные, им же создаваемые), главная из них – войны. Им основное внимание первой главы.

У войн чрезвычайно насыщенное прошлое.

Тысячи лет отданы тяжелейшему из грехов

В истории человечества, насчитывающей многие тысячелетия, было очень мало “тихих” периодов, без войн и крови: по мнению специалистов, что-то около 200–300 лет.

И вечный бой! Покой нам только снится.

Из стихотворения А. Блока

Их было более 16 тысяч, всяких войн.

Сколько погибло в них, сколько разрушено – никто точно не скажет. Миллионы и миллионы, если в людских жизнях, а еще уничтожены тысячи городов и сел, несчетное количество памятников культуры, достижений науки и искусств многих государств и даже цивилизаций.

Война – величайшее бедствие из тех, что причиняют страдание человечеству; она разрушает религию, государства, семьи. Любое бедствие предпочтительнее ее.

М. Лютер

Ответить на вопрос, когда и почему стали возникать войны, похоже, не так уж и трудно. Полагается, что эти беды начались непосредственно с появлением человека, а главным “раздражающим” фактором стало наличие у соседа собственности: жилья, земли, орудий труда, пищи в большом количестве, разных других ценностей, женщин, например, и т. д. У тех, кто имел этого мало, возникало желание отобрать все, что нужно, любым способом: украсть, убить. Да и у тех, кто не бедствовал, по известным низменным законам тоже появлялся соблазн увеличить свое состояние за счет других.

Инстинкт собственности – фундаментальный инстинкт человеческой природы.

У. Джеймс

Собственность – это плод воровства.

И. Прудон

Наверное, был кто-то первый, кто огородил участок земли и заявил: “Это мое”. Он рассчитывал на свою силу и на простодушие людей. Наверняка нашлись такие, кто поверил, что так надо, и принял заявление того самозваного собственника как должное. Возможно, так и началось гражданское общество, основанное на частной собственности. О том, что плоды земли для всех, а сама она ничья, стали постепенно забывать.

Собственность и все, что с ней связано, стали укореняться в сознании людей. С ней же, главным образом, связаны и войны, которые со временем все множились, становились все более масштабными и жестокими…

Прошли тысячелетия, отгремели бесчисленные битвы, распались империи, пропали государства, пролилось море крови, но когда современные ученые, историки, политики – под канонаду нынешних боев – подвели итоги прошлых, оказалось, что почти все было напрасно: войны (за редким исключением) не принесли не только счастья, но и решения проблем, дававших старт военным действиям.

Казалось бы, пора делать выводы на будущее, но все факты сегодняшнего дня кричат о том, что сознание человека осталось на том же древнем уровне. Иначе почему по-прежнему захватывают города и страны, убивают тысячи солдат и мирных граждан, к тому же все более изощренными способами? Изобретено атомное, водородное, другое оружие массового уничтожения, которое ждет своего применения (частично уже дождалось).

И самое главное – тяга к покорению других, к захвату чужих территорий и богатств, жажда власти сидят невышибаемым клином в головах определенной категории людей.

Если хочешь узнать характер человека, дай ему власть.

А. Линкольн

Сознание таких индивидов берет начало где-то далеко-далеко в глубине веков и там же остается. Время их не лечит. Это их большой недуг и беда для всех остальных, в чем читатель может убедиться, проследив составленную нами краткую историю некоторых войн начиная с древних времен и до наших дней.

Варвары, помышляющие сейчас о войне, готовы умертвить будущее человечества, потому что это не их будущее.

И. Эренбург

Вспомним, во имя чего и как начинались войны, чем заканчивались, чему научили.

Захватывать, оттачивать мастерство и снова захватывать – была такая страна-воин

Загадочные пирамиды, сфинксы, фараоны с их роскошными украшениями – о чем это? Школьный вопрос – о Египте, конечно. Чудеса медицины, классика многих искусств, в том числе – внимание – военных. Тоже Египет, и последнее из перечисленного нас интересует больше остального.

Трудно представить, но уже около 5 тысяч лет назад – во времена Раннего царства (ок. 3000 – ок. 2800 г. до н. э.) – Египет имел армию, костяк которой составляли наемники. Он использовал ее очень активно, против соседей, разумеется; время дальних походов еще не пришло. Нападал на Ливию, беспокоил живших за первыми порогами Нила. Главные же войны вел, если можно так сказать, с близким родственником – с Нижним Египтом, древним царством, расположенным на севере, которое долго сопротивлялось и, даже проигрывая, не желало признавать власть завоевателя.

Раннее царство как раз закончилось с окончательным покорением Севера, и Египет вступил в период Древнего царства (ок. 2800–2250 г. до н. э.). Учащались набеги на соседей, росло военное мастерство древних египтян. Тогда и была впервые создана профессиональная армия, состоявшая только из пехотинцев.

Чем убивал, защищался и как поощрялся профессиональный египетский воин? Он имел на вооружении медный топор, копье с наконечником из камня, такой же или медный нож, лук со стрелами и небольшой деревянный щит, обычно обтянутый кожей. Воин обладал значительными привилегиями: он мог заводить семью, получал надел земли и даже рабов.

Тогда же были заложены основы регулярной армии: каждого десятого забирали на службу на многие годы. Молодых солдат учили их будущей профессии, и это было прогрессивно и в определенном смысле даже гуманно по отношению к своим солдатам.

Посылать людей на войну необученными – значит предавать их.

Конфуций

Примерно в ХХ в. до н. э. на смену Древнему пришло Среднее царство. Фараоны Среднего царства вели достаточно успешные войны на юге, в Нубии. Но в ХVII в. до н. э. начались междоусобицы. Этим воспользовались некие азиатские племена – гиксосы. Они надолго захватили Египет. Примечательно, что египтяне умудрились извлечь из этого пользу.

Дело в том, что захватчики имели на вооружении боевые колесницы, запряженные лошадьми. Так вот египтяне переняли у них эту новинку и впоследствии с успехом использовали, преодолевая с помощью колесниц значительные расстояния и внезапно нападая на неприятеля.

Пример учит лучше всего.

Плиний Старший

После изгнания азиатов, с середины ХVI в. до н. э., в Египте началось Новое царство, отметившееся в истории целым рядом захватнических войн. К примеру, во время правления фараона Тутмоса I египетская армия неоднократно вторгалась на территории Палестины, Сирии, доходила до Евфрата.

При фараоне Тутмосе III (1490–1436 гг. до н. э.) завоевания были продолжены.

Не менее воинственным был Рамсес II (1290–1224 гг. до н. э.), который потратил немало сил, чтобы отобрать у хеттов земли, захваченные теми из-за небрежности его предшественников. Было восстановлено египетское господство над несколькими небольшими государствами, расположенными на сирийском побережье Средиземного моря.

В общем, мы видим, что египтяне были очень воинственными, они шли, громили и покоряли насколько хватало сил и амбиций. Но это не были победы навсегда.

В войне проигрывают все, просто победитель считает свой проигрыш триумфом.

Неизвестный автор

У северной соседки Египта – Греции – тоже была насыщенная войнами история. Вспомним одну из наиболее знаменитых.

Не надо воровать. Особенно женщин – это чревато

Троянская война (1190–1180 гг. до н. э.) окутана многими загадками, легендами и мифами. Троянский царевич Парис похитил жену спартанского царя Менелая, и греки пошли на Трою войной – вот она роль женщины в мировой истории! Они не только прекрасная и лучшая часть человечества, но еще и причина, и цель почти всего, что делает мужчина, в том числе и некоторых войн.

Французская мудрость гласит: “Ищите женщину!” (и вы найдете ответы на многие загадки) – “Шерше ля фам!”.

В тех событиях немало путаницы. Например, согласно “Троянской Истории” Гвидо де Колумна, не троянец Парис первым обидел греков, похитив у них Елену, а наоборот, греки похитили у троянского царя Приама его сестру Ексионию. И лишь потом Парису пришлось похищать Елену, чтобы отомстить грекам.

Как бы то ни было, греки собрали большой флот из 1200 кораблей, подошли к берегам Трои, и началась осада, длившаяся довольно “мирно” почти 10 лет: боевые действия практически не велись, лишь изредка случались небольшие стычки.

Почти потеряв надежду на победу, греки пошли на хитрость. Они сделали вид, что уходят: подожгли свой лагерь, погрузились на корабли и отплыли в море. Но они всего-навсего обогнули один из ближайших островов и там затаились, ожидая, как сработает их коварная задумка.

Наутро троянцы обнаружили, что враг уплыл, а у стен города стоит огромный деревянный конь. Что с ним делать, задумались защитники Трои. Тут очень кстати подвернулся греческий перебежчик Синон, который стал их убеждать: это же ценный дар, обладание им закрепляет победу. Троянцы поверили, втащили коня внутрь крепости и стали бурно отмечать столь радостный исход войны, не подозревая, сколь печальным будет он для них на самом деле.

Бойтесь данайцев, дары приносящих! (данайцы – греки, дар – тот самый конь)

Вергилий, Энеида

Ночью упомянутый перебежчик выпустил из полой статуи коня греческих солдат во главе с царем Итаки Одиссеем, и те, перебив стражу, открыли ворота подоспевшему греческому войску – Троя была подвергнута жестокому разграблению. С той войны человечество усвоило знаменитое выражение “Троянский конь”, ставшее символом коварства, обманных действий.

Строим, тут же рушим – и все огнем и мечом. Может, инструменты не те?

В IV в. до н. э. в Греции шел ожесточенный спор за главенствующую роль между Афинами и Спартой, обильно лилась кровь. Греки убивали греков и не заметили, как крепла северная соседка Эллады – Македония. Главную роль в ее возвышении сыграл царь Филипп II.

При его правлении Македония превратилась из второстепенного в сильное и воинственное государство. После покорения Средней Греции и Спарты его власть распространилась практически на всю Грецию, и тогда Филипп II, объединившись с греческими силами, стал готовиться к достижению своей главной цели – завоеванию Персии.

Но Филиппу не удалось осуществить этот план. В 336 г. до н. э. во время посещения театра один из его приближенных, Павсаний, выхватив из-под одежд изогнутый меч, пронзил им царя. В истории немало властителей разделили участь царя Филиппа.

Вероломство – это подлость, совершенная тем, от кого ее меньше всего ожидали.

Э. Севрус

Начатое дело по разгрому империи персов продолжил сын Филиппа Александр Македонский. Под его руководством в мае 334 г. до н. э. греко-македонские войска начали дерзкий поход на персов. У реки Граник они столкнулись с сильным войском персов: около 10 тыс. греческих наемников и 30 тыс. конных и пеших лучников-персов. Во главе этих сил был сам персидский царь Дарий III.

Дарий пытался предлагать Александру дружбу и даже породниться с ним: был готов отдать ему в жены свою дочь.

Еще он пообещал половину царства – все земли к западу от реки Евфрат, при условии, что Александр оставит его в покое. Это было более чем щедрое предложение. Но Александр не польстился ни на женщину, ни на территориальную взятку, он почувствовал в этих “подношениях” слабость персов и понял, что может все это получить без всяких условий, ну, возможно, с небольшим кровопусканием. Он потребовал, чтобы Дарий III покорился и лично явился к нему, пригрозил, что в противном случае найдет его и уничтожит, где бы тот ни был.

У Дария в тот период начались большие внутренние проблемы: среди персов пошли слухи, будто он за сохранение своей жизни готов признать Александра царем всех подвластных персам земель. Образовался заговор с целью его низложения, что в итоге и удалось – Дарий III был убит (очередной пример вероломства приближенных). Но к тому моменту Персидское царство фактически перестало существовать, и войско македонян провозгласило Александра “царем Азии”. Были захвачены основные города и области, во главе которых новый император поставил как македонян, так и знатных персов.

Известно, что мания величия всегда присуща императорам, не избежал этой болезни и великий Александр, “заразившийся”, скорее всего, от побежденных персов.

Удача рождает высокомерие.

Античный афоризм

Величие великого человека обнаруживается в том, как он обращается с маленькими людьми.

Т. Карлейль

После азиатских побед Александр вдруг стал требовать, чтобы полководцы падали перед ним ниц, как это было принято на Востоке, и поклонялись ему как богу. Все это раздражало его военачальников.

Однажды один из них, Клит, сказал на пиру: “Стыдись, Александр, ты наш царь и полководец, но не бог!” В ярости Александр выхватил из рук телохранителя копье и убил им своего бывшего друга. Гнев Александра тут же угас, на смену пришел ужас от содеянного, но жизнь боевого товарища, не раз выручавшего его в бою, вернуть было нельзя.

Каждый может впасть в ярость, это просто. Но впасть в ярость по правильному поводу, в правильной степени, в правильное время, в правильной форме и с правильной целью – вот это трудно!

Аристотель

В окружении Александра крепло опасение, что продолжение захватов может плохо кончиться: начнутся восстания и войны в тылу, и в итоге можно утратить все захваченное. Но Александр был слишком опьянен победами и уже мечтал о покорении всей Азии и всего мира. Этот весьма неглупый человек потерял, как говорится, чувство реальности.

Разум без благоразумия – двойное безумие.

Б. Грасиан

Весной 327 г. до н. э. Александр направил армию на завоевание Индии, но вскоре убедился, что погорячился: народы так просто не отдавали свою свободу, серия сражений подорвала силы завоевателей. С некоторым опозданием Александр объявил, что пора возвращаться, но даже сам обратный путь стал не легче войны: от голода и болезней его войско уменьшилось более чем вдвое.

В 324 г. до н. э. закончилась десятилетняя война Александра Македонского по созданию империи своего имени. Она выглядела впечатляюще: простиралась от Дуная, Адриатики, Египта и Кавказа до Инда, а столицей был назначен Вавилон.

Но Александр был еще молод (32 года) и имперские амбиции продолжали его волновать. Ему виделось покорение всех стран теперь уже на Западе – до Атлантического океана. Начались сборы в новую кампанию, однако император вдруг заболел (говорят, малярией) и через несколько дней умер.

Сразу же (практически еще до похорон Александра) его ближайшие сподвижники стали делить между собой власть, потом началась вооруженная борьба за передел огромной империи, которую в итоге весьма быстро растащили по кускам, начав с окраинных территорий.

Большая империя, как и большой пирог, легче всего съедается с краев.

Бенджамин Франклин

(Кстати, развал СССР подтвердил это высказывание уже в наше время.)

Краткий итог: Александр Македонский за 10 лет сумел создать огромную, но, как выяснилось, весьма шаткую империю.

Великие люди умирают дважды: первый раз – просто как все люди, другой – как люди великие.

П. Валери

Империя Александра и не могла быть долговечной, так как в нее входили территории очень разные и в экономическом, и в культурном отношении. Население исповедовало разные религии. А “цементом” для скрепления столь сложных и непохожих компонентов служили насилие, страх, обман, корыстолюбие – традиционная “строительная смесь” в создании всех империй.

Цементом всех империй была кровь.

Э. Берк

Ошибка одного – урок другому.

Д. Рей

Вся “стройка” рухнула поразительно быстро. Но урок Александра Македонского прошел мимо сознания многих последовавших за ним завоевателей мира и строителей империй. Еще многие столетия спустя их продолжали создавать с таким же упорством и с тем же конечным результатом.

Три войны, исход которых для одной из сторон был все хуже и хуже, и теперь ее нет вообще

III век до н. э. – между Римом и Карфагеном началось противостояние, приведшее к серии Пунических войн (от слова Poeni – пунийцы – так римляне называли карфагенян) за господство в Средиземноморье.

Сначала был конфликт из-за сицилийского города Мессана (Мессина), который примерно в 288 г. до н. э. захватили италийские наемники. Это подтолкнуло Карфаген к активным действиям: в тот период он имел власть над частью Сицилии и стремился к обладанию всем островом, а Рим мечтал о всей Италии, но и Сицилия была в сфере его интересов. В итоге в 264 г. до н. э. на Сицилии высадились римляне, и, разбив карфагенян, захватили Мессану – так началась 1-я Пуническая война, длившаяся более 20 лет. Карфаген был вынужден отдать Сицилию (а с ней и важные торговые пути) и еще платить немалую контрибуцию. Так победно для Рима в 241 г. до н. э. закончилась 1-я Пуническая.

Но Карфаген в экономическом и военном плане был еще достаточно силен и сумел в период затишья (с 327 по 219 г. до н. э.) добиться некоторой “компенсации” за поражения путем захвата обширных территорий уже в Испании (тогда она называлась Иберией).

И Рим, и Карфаген чувствовали, что новая война между ними неизбежна. И в 218 г. до н. э. началась 2-я Пуническая. С ней связано имя знаменитого карфагенского полководца Ганнибала, который доставил римлянам, мягко говоря, много военных неприятностей; чего стоит только битва при Каннах в 216 г. до н. э. Тогда римляне потерпели ужасное поражение, хотя числом превосходили войско Ганнибала. Около 70 тыс. римлян погибли, в том числе консулы, десятки человек сенаторского ранга. В плен была взята большая часть гарнизона римского лагеря. Потери Ганнибала – около 6 тыс. человек.

Рим вполне мог проиграть войну, так как после того поражения от него отделились крупные города Южной Италии и он практически оказался в окружении врагов, но – вот они пресловутые интриги в верхах – карфагенские сенаторы (кто испугался, а кто позавидовал усилению власти Ганнибала) практически ничем не поддержали его: ни деньгами, ни оружием, ни флотом.

Под знаменем зависти шествуют ненависть, предательство и интриги.

К. Гельвеций

Таким образом, сенаторы Карфагена практически свели на нет крупнейшую победу своей армии, а война стала приобретать губительный для Ганнибала затяжной характер.

Постепенно Рим вернул утраченные позиции в Италии, на Сицилии, в Иллирии и Македонии. И в 201 г. до н. э. война кончилась поражением Карфагена: опять позор, потеря Испании и почти всего флота, опять ежегодная крупная контрибуция на 50 лет.

Собственно примерно столько и прошло до начала очередной и уже последней войны между Карфагеном и Римом. По сравнению с предыдущими 3-я Пуническая была достаточно скоротечной (149–146 гг. до н. э.). В связи с ней, наверное, стоит отметить влиятельного и упрямого римского сенатора Катона Старшего. Свои выступления в сенате, о чем бы ни шла речь, он неизменно заканчивал фразой о Карфагене, ставшей знаменитой как призыв к доведению до конца пусть и неприятного дела.

Карфаген должен быть разрушен.

Катон Старший

Также показательно мнение другого сенатора, Сципиона Назика, на эту тему. Он возражал: страх перед Карфагеном (metus Punicus) способствует единству римлян, и поэтому опасного врага, наоборот, надо беречь и использовать как стимулирующее средство. Тоже недурной аргумент.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8