Александра Треффер.

Восставший. История современного вампира



скачать книгу бесплатно

© Александра Треффер, 2016

© Александра Треффер, дизайн обложки, 2016


ISBN 978-5-4483-5315-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Я шла по тёмному переулку, оглядываясь и шарахаясь от теней, отбрасываемых открытыми дверями и мусорными баками. В мистику я не верила, поэтому боялась не мифических чудовищ, а людей, которые могли скрываться в обрамлённых мраком провалах подъездов и за углами домов.

Когда мне осталось сделать несколько шагов, чтобы выйти на ярко освещённую улицу, с перекошенной скамейки поднялся тёмный силуэт. Возможно, мне померещилось, но там, где у нормального человека находятся глаза, у незнакомца засветились две яркие красные точки, а во рту блеснули два длинных клыка.

Закричав, я кинулась бежать, оставив ужасное видение позади.

Глава I

Прошлое.

Мальчику не спалось. Он лежал в постели, глядя на плотно занавешенное чёрной тканью окно. Каждое утро мама закрывала шторы, не давая ни единому лучу солнца проникнуть внутрь. А ребёнку так хотелось выбежать наружу, постоять под золотистым ливнем, любуясь ярко-голубым небом, поиграть со сверстниками. Но вместо этого он дремал, а пробудившись, выходил в ночь, полную зловещих тайн и теней, скользящих от дома к дому.

– Ты снова пренебрегаешь отдыхом?

Подросток открыл глаза. У кровати стоял отец.

– Папа, – спросил ребёнок, – скажи, почему мы должны спать днём и бодрствовать ночью? Почему я не могу ходить в школу? Почему, наконец, я должен охотиться на людей? Ведь они, как и мы, имеют право жить.

Мужчина строго посмотрел на сына.

– Ты задаёшь слишком много вопросов и чересчур много размышляешь, – сердито сказал он. – Всё происходит так, а не иначе, потому что подобное поведение диктует нам наша природа. Перестань выспрашивать и делай то, что тебе приказывают, иначе ты подвергнешься суровому наказанию, как и другие наши слишком любопытные собратья.

– Кто меня накажет?

– В первую очередь, я, а потом…. Спи!

Развернувшись, отец вышел, а ничего не понявший мальчик вздохнул. Конечно, он следовал правилам, принятым в их общине, но всё чаще задумывался, зачем. Почему надо жить именно так, и почему никто не пытается ничего изменить?

Вновь испустив тяжёлый вздох, подросток повернулся на бок. Усталость взяла своё, ребёнок заснул и видел в грёзах сияющий небосвод и яркое солнце.


Настоящее.

В панике выскочив на улицу и пытаясь сообразить, где очутилась, я вдруг почувствовала, как руки скрутила в узел неодолимая сила. Повернув голову, я завопила, встретившись взглядом с двумя огненно-красными провалами глаз, пылающих на лице незнакомого человека. Но особенно меня напугали длинные зубы, в доли секунды выросшие из его дёсен.

– Господи, это же вампир! – подумала я в ужасе. – Но этого не может быть, их не существует!

Но, что отрицать очевидное, они очень даже существовали, и через секунду клыки монстра коснулись моей шеи.

– Проголодался? – прозвучал насмешливый баритон. – Не многовато ли за одну ночь?

Скосив глаза, я увидела молодого, лет тридцати с небольшим, светловолосого мужчину в чёрном, наглухо застёгнутом френче и такого же мрачного цвета брюках и обуви.

Во мне вспыхнула надежда на спасение, потому что мой обидчик ослабил хватку.

– Каргейр! – пробормотал он глухо.

Голос его дрожал. Избавитель шагнул вперёд.

– Третья жертва за час – это слишком. Покажи мне разрешение, – угрожающе произнёс он, – хотя очень сомневаюсь, что оно у тебя есть.

– Я не обязан подчиняться твоим требованиям, – отпустив меня, неожиданно визгливо закричал грозный вампир. – Ты изгой, и тебя никто не уполномочивал контролировать наше меню.

– Глупец, – презрительно сказал человек, звавшийся Каргейром, – то, что излишества вредны всему сообществу осознал даже ваш деградировавший Совет, не зря он ввёл ограничения на потребление человеческой крови. Но я не стану ждать, пока тебя накажут свои…

Он сделал лёгкое, едва заметное движение рукой, в воздухе что-то сверкнуло, и монстр, захрипев, осел на землю. Вокруг разлилась ужасающая вонь, тело вампира разложилось в считанные секунды.

Я, таращившаяся на пузырящиеся останки, вздрогнула от прикосновения холодных пальцев, стиснувших мою ладонь.

– Пойдём, – приказал спаситель.

– Что вам от меня надо? – слабым голосом спросила я.

Он пожал плечами.

– Ничего. Я лишь хочу уберечь вас от смерти или того, что хуже вечного небытия.

С этими словами Каргейр увлёк меня за собой.

Миновав несколько запакощенных переулков, мы вышли на освещённый проспект. Мужчина расслабился и уже не так крепко сжимал мою руку, но отпускать не собирался.

– Куда мы идём? – в волнении осведомилась я у спутника.

– Туда, где безопасно, не бойтесь, – ответил он.

Потянув меня к бетонной стене, огораживающей недостроенный, побитый непогодой дом, Каргейр произнёс несколько непонятых мною слов. Преграда исчезла, и вместо руин перед нами возникло большое здание со множеством светящихся окон, за которыми, казалось, кипела жизнь.

– Пришлось прибегнуть к помощи магов, чтобы его не нашли, – пояснил спаситель, не обращая внимания на мою растерянность. – Побудете здесь до утра, и отправитесь по своим делам.

– Не запирай, – услышала я басовитый голос, перекрываемый женским визгом.

Моим глазам предстало забавное зрелище: низенький, плотный брюнет в старомодном пиджаке с кожаными заплатами на локтях нёс на плече брыкающуюся девушку, колотящую его кулачком по всем частям тела, до каких могла дотянуться.

Спутник расхохотался.

– Не повезло тебе, Арджер, – заливался он. – Мне такие тоже попадались, еле ушёл живым.

Тот скривился.

– Смейся, смейся. Это ужасно: она меня лупит, а я даже ответить не могу – женщина.

– Скрутил бы её сразу, – всё ещё улыбаясь, отозвался Каргейр, делая шаг за порог.

Собеседник снова поморщился.

– Не успел. Меня преследовали пятеро…

Каргейр замер.

– Кто? – спросил он.

– Всех я не рассмотрел, но, кого видел, могу описать.

– Да это неважно. Только…. Шегарда среди них не заметил?

Арджер, семенивший за нами с выдохшейся, замолкнувшей ношей, хмыкнул:

– Вряд ли он стал бы рисковать своей шкурой.

– Верно…

Двери лифта открылись, и Каргейр галантно пропустил меня вперёд.

Я лихорадочно осмысливала ситуацию и делала выводы. В моём городе, оказывается, водились вампиры. Спасшие нас с девушкой люди, видимо, входили в организацию, борющуюся с кровопийцами. А сопровождающий меня человек, похоже, был их лидером.

От размышлений о таких непривычных материях мозг мой вскоре закипел бы, но кабина остановилась, и мы вышли в длинный коридор, наполненный тишиной. И тут Каргейр удивил меня, сказав:

– У нас особая община: некоторые бодрствуют днём и спят ночами, это не возбраняется. А так тихо потому, что дома сейчас не все. Большинство на дежурстве в городе.

Я не поняла смысла первой части его фразы и озадаченно спросила:

– Почему особая? Ведь обычно так и бывает: ночь – время сна, день….

– Каргейр, – перебил меня Арджер, – не морочь даме голову. Она ничего о нас не знает.

Светловолосый засмеялся, а я в недоумении смотрела то на одного, то на другого.

– А ведь верно, – сказал мой спутник, – я и не подумал.

В душе у меня начала расти паника.

– И что же вы можете о себе рассказать? – пролепетала я.

Пленница Арджера напряглась и подняла голову, прислушиваясь к разговору, а Каргейр, сделав шаг вперёд, взял мои руки в свои.

– Пообещайте, что выслушаете меня спокойно, – попросил он.

Я кивнула, чувствуя, что мне становится всё страшнее.

– Мы не люди, – произнёс Каргейр, – а вампиры, но живущие по иным правилам.

– А мы, – боясь услышать утвердительный ответ, спросила я, – запасы пищи, вырванные изо рта других?

Арджер возмущённо фыркнул.

– Ничего подобного, – обиженно сказал он. – Мы вас – бестолковых спасаем от наших же собратьев, а сами, вопреки собственной природе, питаемся кровью животных и донорской.

Успокаивающе глядя мне в глаза, Каргейр кивнул, и страх пошёл на убыль. Однако девушка, похоже, ничего не поняла и завопила так, что Арджер, разжав руки, закрыл уши ладонями. Скандалистка резво рванула прочь по коридору, а вампир, чертыхнувшись, ринулся вслед. Проводив обоих напряжённым взглядом, Каргейр обратился ко мне:

– Как ваше имя?

Я представилась.

– Ника, сейчас я отведу вас в комнату для гостей. Прошу, не покидайте дом до рассвета, если не хотите новых неприятностей.

– Ну, я же не сумасшедшая. А куда пойдёте вы?

– Моё дежурство не закончено. Но, возможно, после восхода солнца мы увидимся снова.

Я согласно наклонила голову, и он, толкнув дверь справа, пропустил меня внутрь небольшого полутёмного помещения, где напряжённо топтались несколько человек. Вскоре там появился и перепачканный кровью Арджер, несший строптивую беглянку.

– Арджи!

Голос Каргейра звучал строго. Товарищ замотал головой.

– Это не то, что ты думаешь. Не я её, она меня покусала.

Я прыснула, но вампир даже не улыбнулся.

– Ты понимаешь, чем это чревато?! – резко произнёс он.

Арджер опустил голову.

– Да, – прошептал он. – Но я не виноват, поверь.

Каргейр кивнул, остывая.

– Девчонку изолировать, – приказал он, – здесь ей находиться нельзя. Если она обратится, то к утру тут останутся только трупы.

– Какие же вы дуры! – в сердцах сказал мне Арджер. – Для вас же стараемся, для вашей безопасности, а вы….

– Ника совершенно не при чём, – прервал его Каргейр. – Займись делом.

– А почему она должна обратиться? – негромко спросила я.

– Не должна, а может, – так же тихо отозвался вампир, – если проглотила кровь Арджи. Придётся некоторое время за ней понаблюдать. Идите.

Я перешагнула порог, а Каргейр, развернувшись, исчез. Дверь захлопнулась.


Прошлое.

Юноша стоял у окна, держась обеими руками за края штор. Он хотел раздвинуть ткань, скрывающую от него солнце, но не решался. Колебания молодого человека были понятны, в течение всей его недолгой жизни сородичи в один голос уверяли, что солнечный свет смертелен для них, и поэтому они могут выходить наружу только по ночам.

В конце концов, он, готовый в любой момент убрать руку, осторожно просунул кисть внутрь замкнутого пространства, отграниченного гардинами и оконным стеклом. Но ничего ужасного не произошло. Приятное тепло обвилось вокруг запястья Каргейра, лаская кожу и разжигая в душе гнев на родителей и членов их общины, обманывающих детей, запрещая тем наслаждаться солнечным светом. Резким движением вампир раздёрнул занавески и замер, грея холодное тело.

– Что ты делаешь?!

В голосе отца звучали ярость и страх.

– Пытаюсь опровергнуть мифы, на которых вы меня вырастили, – не оборачиваясь, ответил юноша.

Герети встал за спиной сына.

– Мифы?! – прошипел он.

Распахнув форточку, мужчина схватил руку Каргейра и насильно вытолкнул её наружу. Дикий крик огласил комнату; кожа ладони чернела и сморщивалась под горячими лучами.

Швырнув сына внутрь помещения, отец задёрнул шторы и обернулся к сидящему на полу юноше. Тот ожидал очередного припадка гнева, но, Герети, опустившись рядом, обнял Каргейра за плечи, и, глядя на быстро восстанавливающуюся кисть, сказал:

– Я всё тебе объясню. А ты передашь знание своим детям.


Настоящее.

Оказавшись среди спасённых, я тотчас подверглась нападению незнакомого мужчины, накинувшегося на меня с вопросами. Сев на стул и посмотрев на обезумевшего от страха человека, я сказала:

– Не волнуйтесь. Здесь нам ничего не грозит.

Но тот и не думал успокаиваться. Подскочив, он затряс меня, требуя ответов. Голова моя болталась из стороны в сторону, и ненормальный наверняка сломал бы мне шею, если бы молодой военный не отбросил его в сторону.

Поделившись с присутствующими известной мне информацией, я напугала тех ещё больше. Если до этого они думали, что их выручили люди, то теперь, узнав, что хозяева тоже вампиры, большинство впало в панику. Побивший меня человек взвыл и, ринувшись к запертой двери, наскакивал на неё, пока не выдохся и не разбил ладони в кровь.

– А вот это вы зря, – отстранённо сказала я, – вы сами провоцируете упырей, предлагая им пищу.

Кинув на меня затравленный взгляд, тот сполз по стене на пол. Щёлкнул замок, в комнату вошёл Арджер. Все притихли.

– Светает, – позёвывая, сказал он, – через час вы сможете отсюда уйти.

Оживившиеся люди радостно переглядывались и пожимали друг другу руки, а я, рассеянно наблюдавшая за гостями, неожиданно для всех отчаянно завопила:

– Арджер, сзади!

Одержимый страхом мужчина, вытащив из кармана складной нож, кинулся на вампира, целя в сердце. Тот отреагировал быстро и вовремя. Перехватив преступную руку, он легко откинул нападавшего к противоположной стене, подтвердив тем самым легенды о невероятной силе своего вида. Но сумасшедший, против ожидания, не отключился, а вскочив, кинулся ко мне с воплем:

– Иуда!

Увернуться мне не удалось, и лезвие вонзилось в плечо. Скатываясь на пол, чтобы избежать следующего удара, я почувствовала сильную боль и дурноту. Миг, и Арджер уже стоял рядом, тычком отправляя безумца в нокаут и подхватывая меня на руки. Задержавшись на пороге, он кинул замершим людям.

– Запирать вас я не стану, как только рассветёт, можете идти. Но мой вам совет: не бродите по ночам.

И понёс меня по коридору в неизвестность.

Глава II

Вниз убежало полтора десятка этажей, когда лифт остановился. Пройдя несколько шагов, Арджер дёрнул ручку двери слева, та подалась, и мы очутились в полутёмной прихожей небольшой квартиры.

Искоса посмотрев на вампира, я испугалась: глаза того горели алым пламенем, и было заметно, что он едва сдерживается, чтобы не выпустить клыки.

– Кажется, я несколько ошиблась в отношении этих существ, – мелькнула у меня паническая мысль.

Но в этот момент навстречу вышел Каргейр. Судя по влажным волосам, он только что принял душ, а по сонному виду, собирался ложиться спать. Зрачки его расширились, брызнув красными искрами, он втянул воздух затрепетавшими ноздрями, но тотчас взял себя в руки. Осторожно забрав ношу вздохнувшего с облегчением товарища, Каргейр положил меня на кровать и осмотрел рану.

– Порез неглубокий, – наконец сказал он, – но кровопотеря велика. Арджи, наверняка залиты коридор и лифт. Ты можешь убрать это, дабы не смущать народ?

Тот кивнул и исчез, а Каргейр аккуратно забинтовал мне руку, расспрашивая о произошедшем. Вернулся Арджер.

– Вот уж не думал, – сказал он, усмехаясь, – что окажусь обязан своим вечным существованием человеку. Обычно люди стараются нас уничтожить, а не спасти.

– Ника особенная, – задумчиво произнёс Каргейр, закрепляя концы марлевой ленты, – и способна правильно оценить ситуацию.

Мне показалось, что взгляд его, остановившийся на моём лице, засветился нежностью. Арджер хмыкнул.

– Ну, раз уж она тебе так понравилась, пожалуй, оставлю её здесь.

Не дожидаясь ответа, он вышел, а его собрат, сев рядом, погладил меня по тыльной стороне ладони.

– Всё будет хорошо, – успокаивающе произнёс он, – но сейчас вам надо поспать, иначе далеко вы не уйдёте. Я принесу одеяло.

– А вы им не пользуетесь? – глупо спросила я.

Каргейр улыбнулся.

– Оно сохраняет тепло тела спящего, – сказал он, – а в моём случае сохранять нечего.

И в эту секунду я окончательно осознала, что рядом находится представитель иного, враждебного людям вида, живущий по правилам, отличным от принятых в их среде.

– Вы удовлетворите моё любопытство, – заплетающимся языком поинтересовалась я, – расскажете о себе? И причинах вашего поведения?

Он кивнул.

– Расскажу. Но только, когда вы выспитесь и почувствуете себя человеком.

Укутав меня так бережно, что на мгновение я словно вернулась в детство, Каргейр задёрнул шторы и вышел, притворив дверь. А я соскользнула в сон.


Проснувшись и открыв глаза, я не поняла, где нахожусь. Погружённая в полумрак комната, освещаемая небольшим бра, казалась мне незнакомой. Но постепенно в памяти всплыли и события минувшей ночи, и происшествие в гостевой.

Плечо болело. Взглянув на него, я увидела, что кровь просочилась сквозь бинты, покрыв ткань бурыми пятнами, на фоне которых алели свежие. Я села в кровати. Голова кружилась, в ушах звенело. И ужасно хотелось в туалет. Попытавшись встать, я свалилась на пол, ноги отказывались меня держать.

Но все неприятные ощущения, как и слабость, были мгновенно забыты, когда сорванная с петель входная дверь с грохотом влетела в квартиру. Вскочив, я кинулась в дальний угол и, прижалась к стене, попытавшись стать незаметной. Послышались лёгкие шаги, и на пороге возникла девушка, покусавшая Арджера. Глаза её светились красным, рот щерился, демонстрируя острые клыки.

– Конец! – обречённо подумала я, когда новорожденная упырица двинулась в мою сторону.

Прибежавший на шум Каргейр протянул к ней руки, но та, ловко увернувшись, очутилась рядом со мной. Нашарив на стоящем рядом столике длинный, холодный предмет, я, не раздумывая, воткнула его в грудь нападавшей. Оружие, оказавшееся серебряным кинжалом, вонзившись в мёртвую плоть, мгновенно прервало псевдосуществование нежити. Бесформенным кулём девушка рухнула на пол, а Каргейр, с запозданием оттолкнув меня, произнёс несколько непонятых мною слов. Над останками несчастной взметнулось пламя, и они сгорели мгновенно, ничего не опалив.

Я же, отошедшая от шока, вспомнила, что ранена и слаба. Попытка упасть на ковёр не увенчалась успехом: хозяин успел подхватить меня и, подняв на руки, понёс к кровати. Я замычала.

– Что?

Не в состоянии произнести ни слова, я тыкала пальцем в сторону коридора. Каргейр, наконец, понял и, донеся меня до санузла, осторожно опустил на пол. Уже собираясь выйти, я замерла, услышав чьи-то голоса. Но, уловив знакомые интонации, осторожно приоткрыла дверь и позвала на выручку. Каргейр помог мне добраться до постели и, продолжая беседу, осторожно размотал бинт.

– Как обращённая могла вырваться, Арджи? – недоумевающе спрашивал он.

Тот покачал головой.

– Не знаю. Видимо, она была очень сильна.

– И быстра, – задумчиво отозвался Каргейр, – я не успел её поймать. Если бы Ника не действовала столь решительно, то умерла бы. Я опаздывал на доли секунды.

Меня передёрнуло.

– Если бы под руку мне не попался нож, – хрипло произнесла я, – вряд ли я сумела бы оказать сопротивление.

– Молодец, девочка! – восторженно произнёс Арджер.

Я хихикнула:

– Арджи, мне уже тридцать пять. Я взрослая, – шутливо просветила я его.

Тот фыркнул.

– Мне сто сорок восемь, и ты для меня ещё дитя.

Я подавилась воздухом и закашлялась.

– Сколько?!

– Сто сорок восемь, – повторил тот. – А Каргейру шестьдесят. Даже он, с моей точки зрения, юнец.

Я ошеломлённо захлопала глазами, а мой лекарь, сняв повязку, охнул и испуганно взглянул на друга.

– Арджи, ей нужен врач. Ты можешь…

– Сейчас найду, – кинув взгляд на порез, прервал тот и вышел.

– Среди людей есть те, кто помогает нам, – пояснил Каргейр, – в том числе и доктора. А сам я даже не могу продезинфицировать вашу рану, спиртосодержащие вещества для нас смертельный яд.

– Может, перейдём на «ты»? – приняв сказанное к сведению, промямлила я. – Правда, разница в возрасте…

Он махнул рукой.

– Ерунда. Если ты не против, то я с удовольствием.

– Там всё так плохо? – не глядя на плечо, спросила я.

– Увы, – грустно отозвался он. – Я надеялся, что из-за обильного кровотечения инфекция внутрь не попадёт, но ошибся.

– Ничего, – прозвучал мой беспечный ответ, – на мне всё заживает, как на собаке. Ты лучше скажи, как тебе удаётся держать себя в руках при виде крови?

Каргейр улыбнулся.

– Аутотренинг, – сообщил он. – Ну, а если серьёзно, то у меня нет сильной тяги к этой жидкости, чем я и отличаюсь от того же Арджи. Ему труднее справляться с жаждой.

– Почему вы это делаете? Почему спасаете людей от других вампиров?

Собеседник уже собирался ответить, когда в холле послышались шаги, и в комнату вошёл Арджер в сопровождении незнакомца, оказавшегося хирургом. Всё необходимое врач принёс с собой. Тщательно обработав рану, он сделал мне укол от столбняка, ввёл антибиотики и, поговорив о чём-то с хозяином, покинул квартиру.

– Ну, вот, всё в порядке, – с облегчением сказал Каргейр, – и Филипп оставил запас лекарств. Хочешь, забери их с собой, хочешь, лечись здесь, ты меня нисколько не стесняешь.

Закрыв глаза, я размышляла.

– Знаешь, у меня нет ни сил, ни желания куда-либо перемещаться, – сообщила я, наконец. – Дома мне никто не поможет, а колоть себя сама я не сумею.

– Что ж, – молвил Каргейр, – значит, ты должна остаться здесь. Пока не выздоровеешь, поживёшь у меня.

Улыбнувшись ему, я почувствовала, что меня неодолимо клонит сон. И, проследив сквозь сомкнутые ресницы, как вампиры, тихо ступая, выходят из комнаты, провалилась в чёрную дыру.


Прошлое.

Герети замолчал. Сын, сражённый услышанным, тоже не произносил ни слова.

– Как ты посмел? – наконец, тихо спросил он. – Если ты любил маму, как мог обратить её и обречь на подобное существование?

– Жисоль сама хотела этого, – также негромко отозвался отец, опуская голову.

– Какая разница, чего хотела она?! – закричал Каргейр, – Ты, ты должен был задуматься, что почувствует женщина, испытавшая все радости человеческой жизни, оказавшись под прессом тьмы, когда по ту сторону останутся родственники и друзья, солнце станет злейшим врагом, и необъяснимая, тёмная жажда заставит вспороть горло ещё недавно близким людям! Неужели любовь настолько эгоистичное чувство? Значит, я не полюблю никогда!

– Сынок, ты забываешь, что и наше существование не лишено радостей и удовольствий, – подняв взгляд, возразил Герети.

– Что ты имеешь в виду? – гневно поинтересовался сын. – Удовольствие – совокупление двух хищников, а радость – убийство разумного, мыслящего, имеющего право на жизнь существа ради нескольких глотков крови? Что ещё? Прогулки под луной? Мне давно хочется выть на неё, как тоскующему волку. Ты обрёк двоих – маму и меня на эти «счастливые» моменты в течение вечности. Какое благородство! И учил меня охотиться, зная, что я не желаю осваивать эту премудрость….



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное