Александра Сарнакова.

Банкротство кредитных организаций. Гражданско-правовое исследование



скачать книгу бесплатно

Сарнакова Александра Вадимовна, кандидат юридических наук, магистр юриспруденции, доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Юридического факультета ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» (Финуниверситет), Financial University.


Рецензенты:

Абрамова Е.Н., зам. заведующего кафедрой гражданского права ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», кандидат юридических наук, доцент;

Беляева Л.С., и.о. начальника Управления контроля финансовых рынков Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации;

Егорова М.А., заведующая кафедрой предпринимательского и корпоративного права Института права и национальной безопасности (ИПиНБ) ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», член комитета Торгово-промышленной палаты Российской Федерации по безопасности предпринимательской деятельности, доктор юридических наук, доцент;

Ефимова Л.Г., заведующая кафедрой банковского права ФГБОУ ВО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», доктор юридических наук, профессор;

Карелина С.А., профессор кафедры предпринимательского права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор;

Тен М.В., начальник отдела обеспечения процедур банкротства Управления Федеральной налоговой службы по Московской области.


© Сарнакова А.В., 2017

Введение

Конкурсное производство как процедура банкротства представляет собой действенный механизм ликвидации неплатежеспособных участников гражданского оборота, направленный на защиту как частных, так и публичных интересов. Однако на практике не всегда происходит полное и справедливое удовлетворение требований всех кредиторов. Вместе с тем, когда речь идет о должниках – кредитных организациях, необходимо понимать, что круг субъектов, чьи права могут быть нарушены, увеличивается, а последствия недостаточности правового регулирования в данной сфере не только затрагивают интересы вовлеченных в данную процедуру лиц, но и влияют на социально-экономическую стабильность Российской Федерации в целом, так как кредитный потенциал банковской системы современного государства находится в прямой зависимости от гарантий возврата денежных средств клиентов в случае банкротства кредитной организации.

Отечественная правоприменительная практика свидетельствует о наличии нерешенных, исключительно важных правовых вопросов, что обусловливает необходимость дальнейшего совершенствования гражданского законодательства, регулирующего банкротство кредитных организаций.

В условиях необходимости осуществления теоретического и практического анализа конкурсного производства как самостоятельной сферы отношений, возникающих при банкротстве кредитных организаций, остаются нерешенными следующие вопросы:

какие причины ведут к банкротству и какие меры необходимо предпринять для того, чтобы минимизировать их влияние;

какова правовая природа конкурсных правоотношений, что следует считать моментом их возникновения и какова их длительность;

в чем проявляется специфика субъектного состава конкурсных правоотношений;

целесообразно ли применять в отношении небанковских кредитных организаций исключительно процедуру конкурсного производства;

какое внутреннее строение имеет конкурсное производство как гражданско-правовой субинститут и на каких принципах основывается его правовое регулирование;

какова процедура формирования конкурсной массы и порядок удовлетворения интересов кредиторов из нее.

При этом особую важность приобретает гражданско-правовое исследование отношений, возникающих при банкротстве кредитной организации, опирающееся на обобщение существующего практического материала, а также анализ теории данного вопроса, направленное на разработку конкретных рекомендаций по совершенствованию российского законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Глава I
Теоретико-правовая характеристика института несостоятельности (банкротства) кредитных организаций

1.1.
Понятие несостоятельности (банкротства) кредитных организаций

Проблема определения и разграничения понятий «несостоятельность» и «банкротство» до сих пор остается спорной в современной правовой доктрине. В связи с этим анализ основных категорий института несостоятельности (банкротства) представляется весьма актуальным.

Современное российское законодательство не разделяет понятия «несостоятельность» и «банкротство», делая их взаимозаменяемыми синонимами. Непонятно, почему законодатель предпочел продублировать эти понятия, а не разграничил их как, например, в законодательстве других стран, где банкротство рассматривается как частный, наиболее серьезный случай несостоятельности, когда несостоятельный должник совершает уголовно наказуемые деяния, наносящие ущерб кредиторам. Таким образом, нормы о банкротстве в других странах обычно содержатся в уголовных кодексах. При этом российское законодательство, не разграничивая данные понятия, также содержит нормы о банкротстве в Уголовном кодексе Российской Федерации (ст. 195, 196, 197), где дублирования данного понятия не происходит.

Что касается теоретического осмысления понятийного аппарата, то одни авторы солидарны с законодателем и предлагают не дифференцировать данные понятия. Так, например, еще на заре становления института несостоятельности (банкротства) в современной России П.Д. Баренбойм указывал на то, что российский законодатель поступил правильно, подкрепив новый термин «несостоятельность» распространенным и достаточно энергичным термином «банкротство»[1]1
  ? См.: Баренбойм П.Д. Правовые основы банкротства. Учебное пособие. М., 1995. С. 22.


[Закрыть]
, что свидетельствует о его мнении о нецелесообразности разделения указанных терминов. Вместе с тем, можно ли говорить об эмоциональном воздействии терминов, когда встает вопрос о конкретных правовых последствиях?

А.Ю. Викулин и Г.А. Тосунян, в свою очередь, предполагают, что употребление термина «банкротство» в скобках после термина «несостоятельность» обусловлено тем, что Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» носит комплексный характер. Авторы настаивают на том, что применение рассматриваемых понятий в различных смыслах (т. е. отдельно – в гражданско-правовом и отдельно – в уголовно-правовом) было бы сопряжено со значительными трудностями, а в отдельных случаях могло бы быть даже вредным[2]2
  ? См.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Несостоятельность (банкротство) кредитных организаций. Учебно-практическое пособие. М., 2002. С. 33.


[Закрыть]
.

Позиция других исследователей данной проблемы[3]3
  ? См., напр.: Ткачев В.Н. Конкурсное право: Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в России. М., 2006. С. 41; Телюкина М.В. Соотношение понятий «несостоятельность» и «банкротство» в дореволюционном и современном праве // Юрист. 1997. № 12. С. 42; Седов О.В. Соотношение уголовно-правовых и гражданско-правовых начал в регулировании отношений, связанных с несостоятельностью и банкротством // Безопасность бизнеса. 2009. № 4. С. 9–15.


[Закрыть]
сводится к тому, что необходимо различать данные понятия. При этом в основу такой дифференциации они закладывают специфику отношений, возникающих в связи с неплатежеспособностью должника, гражданско-правовую и уголовно-правовую. Соответственно, в первом случае употребляется термин «несостоятельность», а во втором – «банкротство».

Необходимо отметить, что разграничение понятий «несостоятельность» и «банкротство» по данному основанию не является для России чем-то новым. Еще в дореволюционной российской юридической литературе отмечалось, что под банкротством следует понимать неосторожность или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества. «Банкротство является, таким образом, уголовной стороной того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью. Оно не представляется необходимым и постоянным спутником последней, но только случайным усложнением»[4]4
  ? Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Казань, 1898. С. 473.


[Закрыть]
.

А.Н. Трайнин также указывает на то, что «банкротство – деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) – понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) – понятие уголовного права. Эта сложность состава банкротства чрезмерно затемняет его юридическую природу»[5]5
  ? Трайнин А.Н. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913. С. 27.


[Закрыть]
.

Подобной позиции придерживается и М.И. Кулагин, замечая, что «в строгом юридическом значении банкротство есть лишь одно из возможных последствий проявлений несостоятельности… Банкротство рассматривается как институт уголовно наказуемого деяния, в то время как несостоятельность считается институтом частного права»[6]6
  ? Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. 2-е изд., испр. М., 2004. С. 190.


[Закрыть]
.

Представляется целесообразным согласиться с позицией дореволюционных и современных ученых о разграничении данных понятий, так как очевидно, что должна существовать четкость и определенность законодательной терминологии. Как справедливо отмечает Р.О. Халфина, «чем точнее сконструирована в норме модель правоотношения, чем полнее переведены экономические и иные категории на язык юридических понятий прав, обязанностей и их соотношения, тем эффективнее реализация нормы в правоотношении»[7]7
  ? Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 35.


[Закрыть]
.

Однако рассмотрение данных понятий через призму принадлежности их к различным отраслям права представляется нам поверхностным. Более прогрессивной, на наш взгляд, является точка зрения Б.С. Бруско, который предлагает проводить параллель между ними «через призму динамического изменения правового статуса должника»[8]8
  ? Бруско Б.С. Категория защиты в российском конкурсном праве. М., 2006. С. 14.


[Закрыть]
и как следствие, определяет значение слова «несостоятельность» со статическим оттенком, а слово «банкротство» – с динамическим.

Кроме того, при дифференциации рассматриваемых понятий похожей точки зрения придерживается и А. Васильев, который считает целесообразным под несостоятельностью понимать комплекс правоотношений, возникающих в связи с недостаточностью имущества должника (или невыполнением денежных обязательств) с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом к рассмотрению и до принятия соответствующего решения или об отказе в этом, а понятие «банкротство» связывает с введение конкурсного производства, определяя соотношение этих понятий как характеристики изменения правового статуса должника[9]9
  ? См.: Васильев А. Банкротство и несостоятельность: соотношение понятий // Право и жизнь. 2000. № 29. С. 56.


[Закрыть]
.

Следовательно, о несостоятельности должника можно говорить, когда назначены такие процедуры, как наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление. Их цель – восстановить платежеспособность должника, так как у него отсутствует лишь качество состоятельности. Однако нельзя говорить о его разорении и невозможности нормально функционировать в дальнейшем.

В отношении кредитных организаций применяется только одна процедура – конкурсное производство. Так как применение после отзыва лицензии на осуществление банковских операций процедур наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления в отношении должника – кредитной организации бессмысленно из-за невозможности кредитной организации осуществлять свою деятельность без нее. Кроме того, «банкротство кредитных организаций как одна из форм принудительной ликвидации имеет, как показывает практика, стремительный и необратимый характер. Активы банка быстро уменьшаются либо теряют свою ликвидность. Именно в момент принудительной ликвидации и проявляется особая уязвимость имущества банка, на которое претендуют, часто не имея на это каких-либо прав, недобросовестные руководители банков, а также кредиторы, большую часть которых составляют физические лица – вкладчики банка. В связи с указанным характером банкротства банка законодательство о банкротстве кредитных организаций должно быть нацелено на как можно более раннее начало ликвидационных процедур и максимальное сокращение сроков их проведения»[10]10
  ? Тер-Аветисян Х.Л. Об особенностях законодательства о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций. Исторические аспекты // «Юридическая работа в кредитной организации». 2005. № 3. С. 141.


[Закрыть]
.

Банковская система является объектом жесткого регулирования со стороны государства, что связано со спецификой деятельности кредитных организаций, а именно, с возможными последствиями, к которым может привести их банкротство. Задачей государственного регулирования является разработка и внедрение системы мероприятий по предупреждению банкротства кредитных организаций, осуществляемой в целях защиты банковской системы от волны разорений, в целом, и защиты вкладчиков от потери вкладов в частности, что говорит о предпочтении предотвращения банкротств кредитных организаций и желании государства держать данную проблему под своим непосредственным контролем.

В связи с этим законодатель предусмотрел возможность до дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций проведения определенных мер по предупреждению банкротства кредитных организаций: финансовое оздоровление кредитной организации; назначение временной администрации по управлению кредитной организацией; реорганизация кредитной организации. По своей правовой природе эти меры не являются процедурами банкротства, применяемыми к должнику, и поэтому в период их применения кредитная организация не признается несостоятельной.

Наличием данных мер можно обосновать исключение в 2004 году процедуры наблюдения из процесса банкротства, которая дублировала бы, в частности, функции временного управляющего и занимала определенное время, что противоречило бы современным тенденциям по сокращению сроков.

Динамическая же специфика понятия «банкротство» позволяет сделать предварительный вывод о наличии в конструкции Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» особого порядка (процедуры), особой формы деятельности субъектов конкурсных правоотношений, направленной на достижение специфической цели[11]11
  ? См.: Бруско Б.С. Указ. соч. С. 15.


[Закрыть]
 – соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Из этого следует, что использовать термин «банкротство» стоит, когда лицензия отозвана, суд вынес решение о признании должника банкротом и введено конкурсное производство, т. е. окончательно потеряна возможность восстановить платежеспособность кредитной организации. А значит, при отсутствии иных процедур, применяемых к должнику – кредитной организации, использование термина «несостоятельность» не имеет практического смысла.

Так, в соответствии с общими положениями, закрепленными в ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[12]12
  ? СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.


[Закрыть]
(далее – Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Следует также учитывать, что согласно п. 2 ст. 3 данного закона юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Вместе с тем данный закон относит кредитные организации к отдельной категории должников – юридических лиц, и используемое в п.1 ст. 189.8 понятие в некоторых принципиальных моментах не совпадает с ним. Так, кредитная организация считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязанности не исполнены ею в течение четырнадцати дней после наступления даты их исполнения и (или) стоимость имущества (активов) кредитной организации недостаточна для исполнения ее обязательств перед кредиторами и (или) обязанности по уплате обязательных платежей.

При этом, согласно п. 2 ст. 189.8, под обязанностью кредитной организации по уплате обязательных платежей понимается обязанность кредитной организации как самостоятельного налогоплательщика по уплате обязательных платежей в соответствующие бюджеты, а также обязанность кредитной организации по исполнению поручений (распоряжений) о перечислении со счетов своих клиентов обязательных платежей в соответствующие бюджеты.

Таким образом, можно сделать вывод, что понятия «несостоятельность» и «банкротство» кредитной организации целесообразно разграничивать. Несостоятельность – это финансовое состояние, когда у должника отсутствует лишь качество состоятельности, но еще нельзя говорить о его разорении и невозможности нормально функционировать в дальнейшем, т. е. возможно восстановление платежеспособности должника. Последнее может быть применимо только в отношении юридических лиц, к которым применяются такие процедуры, как наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, что не возможно для кредитных организаций. Использовать термин «банкротство» стоит, когда окончательно потеряна возможность восстановить платежеспособность кредитной организации, т. е. с момента вынесения арбитражным судом решения о признании кредитной организации банкротом и введении конкурсного производства. Следовательно, касательно кредитных организаций в связи со спецификой применяемых к данным должникам процедур целесообразно использовать термин «банкротство». Употребление же термина «несостоятельность» не имеет практического смысла.

1.2. Критерии и признаки несостоятельности (банкротства) кредитных организаций

Помимо анализа закрепленных в российском законодательстве понятий целесообразно решить практический вопрос, какими критериями и показателями в соответствии с действующим российским законодательством следует руководствоваться для признания должников – кредитных организаций – банкротами.

Во-первых, сравнение определений рассматриваемых в предыдущем параграфе настоящего исследования понятий показывает отличия критериев и признаков несостоятельности кредитной организации от несостоятельности другого участника гражданского оборота. Прежде всего, в отличие от других участников гражданского оборота, характерной чертой несостоятельности которых является неспособность удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, т. е. неспособность рассчитаться по долгам со всеми кредиторами, существенной особенностью банкротства кредитных организаций является вообще неспособность удовлетворить денежные требования, которая не характеризуется какими-либо «объемами».

Объяснение различия кроется в экономико-правовой сущности кредитных организаций, которые представляют собой особые институты, созданные для аккумуляции денежных средств и накоплений, для предоставления кредитов, осуществления расчетов, операций с ценными бумагами. В отличие от иных участников гражданского оборота кредитные организации осуществляют банковские операции, что наиболее отчетливо показывает специфичность банковской деятельности[13]13
  ? См.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю. Указ. соч. С. 23–24.


[Закрыть]
.

Во-вторых, следует определить различия в сущности используемых в обоих определениях понятий «денежное обязательство» и «обязательные платежи». В соответствии с общими положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» денежное обязательство – это обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом РФ, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию. А обязательные платежи – это налоги, сборы и иные обязательные взносы, уплачиваемые в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации, в том числе штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды, а также административные штрафы и установленные уголовным законодательством штрафы.

Важно отметить, что под обязанностью кредитной организации по уплате обязательных платежей понимается обязанность кредитной организации как самостоятельного налогоплательщика по уплате обязательных платежей в соответствующие бюджеты, а также ее обязанность по исполнению поручений (распоряжений) о перечислении со счетов своих клиентов обязательных платежей. Последнее и отличает кредитную организацию от других участников гражданского оборота, обязанных уплачивать обязательные платежи только как самостоятельные налогоплательщики.

В-третьих, в связи с рассматриваемой проблематикой принципиальным является вопрос о критериях несостоятельности (банкротства), заложенных в вышеназванных положениях.

Дореволюционные и современные ученые-правоведы выделяют два критерия несостоятельности – «неплатежеспособность» и «неоплатность»[14]14
  ? См., напр.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Казань,1898; Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004. С. 90; Витрянский В.В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротстве) // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 3–4.


[Закрыть]
.

В основе критерия неплатежеспособности лежит неспособность должника осуществить платежи кредиторам, срок исполнения обязательств перед которыми наступил. При применении второго критерия имеет значение превышение пассива (обязательств) должника над его активами (стоимостью имущества).

Так, А.А. Дубинчин отмечает, что неплатежеспособность как критерий несостоятельности представляет собой прекращение должником платежей в адрес собственных контрагентов, партнеров. Здесь актив и пассив имущества не сопоставляются (по крайней мере, такое сопоставление не входит в перечень условий для открытия дела о несостоятельности (банкротстве). Для установления же факта неоплатности необходимо подвергнуть анализу актив и пассив имущества должника. Актив – имущество субъекта предпринимательской деятельности, в состав которого входят основные средства, другие долгосрочные вложения (включая нематериальные активы), оборотные средства, финансовые активы. Пассив – обязательства должника, состоящие из заемных и привлеченных средств, включая кредиторскую задолженность. В данном смысле понимание актива и пассива имущества ничем не отличается от классического, гражданско-правового подхода[15]15
  ? См.: Предпринимательское право России. Учебник / Отв. ред. В.С. Белых. М., 2009. С. 214. (автор Главы 5 «Несостоятельность (банкротство) субъектов предпринимательской деятельности» – А.А. Дубинчин).


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4