Александра Салиева.

Бесконечное падение



скачать книгу бесплатно

– Добрый вечер. Можно ваши документы? – обводя подозрительным взглядом моих попутчиков, интересуется худощавый блондин в тёмно-синей форме с соответствующими отличительными знаками государственной инспекции.

Его тон далёк от дружелюбия, а на лице мелькает хищный оскал, поэтому режим «да-пошёл-ты-господин-начальник» включается во мне на уровне рефлекса. Уже давно выучила по одному только взгляду чего следует ожидать от подобных встреч.

– Добрый вечер, – отзываюсь с плотоядной улыбкой. Склоняю голову вбок, удобно устраивая локоть на автомобильной дверце. – А можно ваш жезл? – интересуюсь вполне искренне в добавление.

С добрую пару секунд стоящий на улице мужчина моргает в непонимании, пока я с неприкрытым любопытством разглядываю предмет глупейшей дискуссии.

– Ааа… Зачем вам мой жезл? – озвучивает причину своей прострации будущая жертва моего плохого настроения.

– А зачем вам мои документы? – отзываюсь с ещё большим интересом, нежели прежде. – Я что-то нарушила? – бросаю мимолётный взгляд на нагрудный знак его формы. – Да и, собственно, вы вообще кто?

Замешательство в серых глазах инспектора быстренько сменяется многозначительным обещанием в мой адрес. Тут и гадать не надо, чтобы знать, что будет дальше. Доброго и позитивного там и близко нет, конечно же. Собственно, именно на это я и рассчитываю. Как только он открывает рот повторно, на этот раз я слышу всё, что положено озвучить носителю погонов младшего сержанта изначально: фамилия, звание, причину остановки (путь она и «притянута за уши»). А в довершение…

– Выйти из машины! – рявкает он.

Тяжело вздыхаю, внутренне прилагая огромные усилия, чтобы не отпустить новые замечания по поводу того, что не обязана делать и этого. Отстёгиваю ремень безопасности, а затем следую приказу, прихватив с собой документы. Дальше всё выглядит точно также, как и десятки раз в подобной ситуации. Меня усаживают на заднее сиденье служебного автомобиля, пробивают по базе… Отпускают, принося множество фальшивых извинений. Даже проводить к месту следования моего пути предлагают. А к тому времени как я возвращаюсь обратно, в салоне внедорожника ничего не меняется. И если девушки пялятся на меня с непониманием, продолжая перешёптываться между собой, то вот Арсений, конечно же не забывает отпустить едкий комментарий:

– Круто быть женой федерального судьи, да Жень?

С этим я могла бы поспорить. Но мне банально лень.

– Да. Замечательно просто, – проговариваю сухим тоном.

Настроение испорчено окончательно.

Не намереваясь продолжать неприятный диалог, отворачиваюсь от него и оставшуюся часть провожу в молчании. Пассажиры тоже не спешат заводить новый разговор, а тяжёлая атмосфера буквально давит на сознание. И всё становится ещё хуже, как только мы добираемся до конечной цели.

Если бы я знала к чему всё на самом деле идёт, в жизни бы не вышла на тот балкон!

Глава 3

«Range Rover» припаркован у набережной, а я глушу двигатель в то время, как пассажиры выбираются наружу.

На несколько секунд замираю, прикрывая глаза, и просто ставлю окружающий мир на паузу, занимаясь мысленным самокопанием.

Шум неподалёку собравшейся у катера толпы позволяет различить несколько знакомых голосов. Компания по большей части мне известна. С некоторыми я училась в одной школе, с кем-то дружила, когда жила здесь… Очень хочется просто уехать, но продемонстрировать такую степень своей трусости перед теми, кто уже заметил моё появление – выше истинных желаний. Поэтому вдыхаю глубже, цепляю на лицо подобие беззаботной улыбки и толкаю дверцу машины, выныривая следом за остальными.

– Смотрите кого я к вам привёз! – оповещает Арсений громким радостным воплем.

Он подходит ко мне гораздо ближе, чем следовало бы и бесцеремонно обнимает за шею. Голубые глаза смотрят так пристально и оценивающе, что сразу становится понятно – парень просто пытается поддержать меня. Видимо, чувствует моё внутреннее состояние. И это наводит на определённую мысль, которая мне совсем не нравится… Сосед абсолютно трезв, а содержимое бутылки портвейна в его руке употреблена точно не им! И почему я раньше этого не поняла?!

– Женька! – очередной счастливый возглас на этот раз принадлежит моей бывшей подруге. – Ты когда приехала?! И почему не позвонила?!

Разряженная в узкое короткое платье телесного цвета на тонких бретелях шатенка пошатывается на высоких каблуках, но всё равно бежит мне навстречу. На год старше меня – та, с которой когда-то я делилась всеми своими секретами и доверяла больше, чем стоило бы, буквально вешается одновременно и на меня, и на Арсения, сграбастав в свои жадные объятия.

– Да недавно я приехала, – оправдываюсь как могу, натянуто улыбаясь.

Но, по всей видимости, подобного ей явно мало. Она переводит требовательный взгляд в сторону Рупасова-младшего и интересуется так, будто меня и нет уже поблизости:

– Слушай, ты где её нашёл? И чего раньше не предупредил? Ладно, она у нас, как замуж вышла, такая нелюдимая стала, а ты то чего?

Брюнет беззаботно пожимает плечами, в то время как я пытаюсь выпутаться из излишних объятий их обоих. Удаётся не сразу, но всё же…

– Всё равно я тут ненадолго. Приехала только маму забрать, – проговариваю ровным, ничего не значащим тоном. – И сюда приехала тоже только чтобы Сеню и девчонок привезти, – оглядываюсь в сторону блондинок.

Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы она поняла – дальше «тусоваться» с ними я не намерена. Девушки в свою очередь охотно кивают, будто китайские болванчики. Очевидно, что чрезвычайная симпатия, которую выказывает в мой адрес Арсений, воспринимается ими гораздо серьёзнее, чем стоило бы. Ещё с тех пор, как в школьные годы я встречалась с его старшим братом, так уж повелось, что он относится ко мне по-особенному, но ничего больше просто быть не может.

– Да ла-адно тебе, Михалёва, – нарочито растягивает гласные брюнет, отходя от меня на шаг назад, обнимая обеих своих спутниц. – Ты же не в самом деле зануда? Столько времени не виделись. Составь нам компанию! Все будут только рады тебе. Чем больше народу, тем веселее!

Он задорно подмигивает, а я мысленно подыскиваю новый повод избавиться от навязанного веселья, при этом не обидев присутствующих. Ленка в свою очередь уже начинает изображать обиду, сложив «губки бантиком» и состроив оскорблённую физиономию.

– Не любит она нас. Как есть не любит, – печально качает головой девушка. – Забила на нас совсем, будто и знать не хочет.

Мой первый ответный порыв – добавить к сказанному ею гораздо больше в таком же духе, подтвердив каждое её слово, но в итоге оставляю всё при себе. Да и вообще не могу произнести больше ни слова, стоит лишь перевести взгляд с шатенки чуть в сторону, где находятся остальные… А всё потому, что встречаю тяжёлый взгляд бездонного синих глаз, который одним своим существованием способен размазать меня по асфальту получше любого дорожного катка. Кислород просто вышибает из моих лёгких. И всё, что остаётся – мысленно биться в истерике, проклиная себя за то, что вообще посмела вернуться в этот город.

Почему я не заметила его здесь раньше?!

– Ну, Жень! Давай покатаемся на катере вместе! – продолжает хныкать Ленка, дёргая за рукав пиджака, будто малолетний ребёнок, просящий конфетку. – Ты же сама сказала, что уедешь скоро, а мы с тобой так давно не виделись… Ну, когда ещё до тебя снова доберусь? Ты ж вечно занятая у нас. Ну, Жень… Ну, поехали… – после говорит что-то ещё.

Но я больше не слышу. Лишь вижу, как от толпы бывших приятелей, подруг и одноклассников отделяется высокая широкоплечая фигура в безупречно сшитом чёрном костюме с блестящими серебристыми запонками. Белоснежная рубашка расстёгнута на три верхние пуговицы, а галстук почти совсем развязан, но даже так мужской образ совсем не вяжется с распущенностью или чем-то подобным. Немного суровые черты лица, тронутые лёгкой щетиной, столь же идеальны, как и прежде.

Вот бы мне провалиться сквозь землю и исчезнуть прямо сейчас!!!

Он перебирает между пальцев автомобильный брелок и продолжает неотрывно смотреть в мои глаза, плавными неспешными шагами двигаясь навстречу. Будто у хищника, почуявшего запах крови своей жертвы, на его губах медленно растягивается убийственно плотоядная ухмылка. И чем меньше между нами расстояние, тем явственнее я понимаю одно… О. Мой. Чёртов. Бог.

Больше ничего. Совершенно. Кромешная темнота и пустота наполняют сознание, не позволяя думать вообще ни о чём. Сердце колотится в груди так, будто ещё немного и готово рвануть наружу. Или просто расколоться на миллионы осколков. В очередной раз. И снова только для него одного.

– Долго же тебя не было, – ничего не значащим тоном проговаривает подошедший.

Лёгкая хрипотца прозвучавшего баритона ударяет по моим нервам новым раскатом слабости. Вот только похоже я тут одна-единственная, кто является невменяемой, потому что ни один мускул не дрогнул на лице Артёма, будто ему глубоко плевать, а он сам вообще нисколько не удивлён моему появлению. Или так оно и есть? К тому же… Это всё, что он мог бы мне сказать?! После долгих мучительных восьми лет молчания?! После всего, что произошло между нами?! Серьёзно?! Вот же… Бл*дство!

Бездонный омут синевы продолжает неотрывно гипнотизировать и словно прибивает меня к месту, не позволяя двигаться или даже вздохнуть, поэтому даже рот открыть не удаётся, чтобы высказаться в ответ. Да и необходимости нет. Оказывается, отпущенное замечание предназначалось вовсе и не мне.

– Да я всё ждал, когда моя королева изволит снизойти до меня. Заметил ещё утром, когда она приехала. Очень уж хотелось свидеться и пообщаться с ней, – беззаботно пожимает плечами Арсений. – Да и думаю, не я один тут по ней соскучился. Сама то она хрена с два бы приехала, – хмыкает в довершение жутко довольно.

Если бы меня сейчас сбил двухтонных прицеп, наверное, я была бы удивлена меньше, ведь Арсений целенаправленно притащил меня… к нему!

Твою ж мать!!!

Медленно разворачиваюсь в сторону предательски улыбающегося Рупасова-младшего. Очень хочется съездить ему по физиономии, а ещё лучше просто убраться отсюда, пока ситуация окончательно не вышла из-под контроля… Хотя кого я обманываю? Разве в моей жизни осталось хоть что-то, что могло бы сопутствовать только моей инициативе? Даже мой муж и тот… Муж! Точно!

– Мне надо Роме позвонить, – бормочу тихонько.

Больше не в силах терпеть пытливый взгляд Рупасова-старшего, отворачиваюсь и иду обратно к своей машине, попутно вынимая из заднего кармана джинс телефон. Набираю Агеева, но тот снова недоступен. И всё равно я набираю вновь. Сначала служебный, потом рабочий, а после домашний, несмотря на то, что это абсолютно нелепо и заранее обречено на провал. Но мне нужно делать хоть что-то, чтобы унять дрожь в руках… Прикуриваю. Бросаю телефон на переднее сиденье машины и глубоко вдыхаю сигаретный дым, наслаждаясь отравой. И очень надеюсь, что эти дозы никотина убьют меня прежде, чем то, что с такой необъятной силой разрывается душу изнутри подобно безжалостной пытке самой преисподней.

Ад. Точно. Мой персональный ад, от которого я так долго и благополучно скрывалась – настиг меня. В буквальном смысле, потому что не проходит и минуты, как тяжёлые ладони опускаются на мои плечи, аккуратно разворачивая.

– Ты ещё и куришь к тому же, – точно также, как и прежде, произносит Артём в абсолютном безразличии. – И давно?

Я правда обязана отвечать или оправдываться? Нет, конечно.

Но высказаться очень хочется. И пусть я потом ещё тысячу раз пожалею об этом.

– С тех пор, как ты решил, что трахать мою лучшую подругу гораздо перспективнее, чем держать обязательства в качестве отца перед своим будущим ребёнком, – проговариваю медленно и проникновенно, давая прочувствовать весь той яд, которым пропитаны мои слова.

И всю ту боль, которую мне довелось испытывать по его вине.

– Не скучайте тут без меня, – добавляю в довершение, бросая взгляд в сторону стоящего поодаль Арсения. – Увидимся ещё, – выбрасываю так и невыкуренную сигарету и разворачиваюсь обратно к машине, запоздало припоминая, что кое-кто руки от меня так и не убрал. – Не мог бы ты… – не договариваю, приподнимая бровь в немом ожидании.

И вновь сталкиваюсь с равнодушным взглядом, отымающим мою волю.

– Не мог бы я – что?.. – кривит губы в недоброй ухмылке Артём.

Нравится им всем что ли издеваться надо мной?!

– Не мог бы ты просто убрать свои руки, а не умничать ни к месту? – едва сохраняя самообладание, проговариваю сквозь зубы.

Восемь лет ему и дела не было до меня, минуту назад вообще сделал вид, что меня не существует, а теперь… Чего надо-то вообще?!

– Мог бы, – продолжает в таком же духе брюнет. – Но не буду. Да и с чего бы? Ты бы тоже могла просто ответить на мой вопрос, а не сыпать тупыми обвинениями. Но ты не хочешь, так что я буду взаимным.

Кажется, у меня сейчас нервный припадок будет… Или сердечный приступ.

– Слушай, Рупасов, мне давно не семнадцать. Теперь это не срабатывает, – скидываю его руки со своих плеч, намереваясь вернуться в машину. – Иди на х*р.

Последнее, наверное, было лишним, но… Не «наверное» – точно лишним. В чём я и убеждаюсь, как только самый первый в моей жизни мужчина хватает за локоть, бесцеремонно утаскивая в сторону другой машины. Очевидно, принадлежащей ему, если судить по внешнему виду новенького «Ford Mustang» грифельно-чёрного цвета, отмеченного двумя параллельными синенькими полосами через весь кузов и тому, что сигнализация срабатывает от брелка в руке.

– Слушай, ты же в курсе, что за похищение предусмотрено уголовное наказание? – интересуюсь, как только Артём запихивает меня на переднее пассажирское сиденье.

Не отвечает. Лишь едва заметно кривит губы в неприязненной усмешке, после чего молча захлопывает дверцу, обходит машину с капота и усаживается за руль. И вот у меня точно была возможность воспользоваться этой форой, но я продолжаю неподвижно сидеть на месте, нервно кусая губы.

Неужели и правда хочет поговорить? А хочу ли этого я? Да я почти треть своей жизни ждала подобного момента! Но тогда почему сейчас мне так страшно?!

– Прокатимся кое-куда, поговорим, – глядя строго перед собой, сообщает он.

Заводит двигатель спорткара, а я рефлекторно хватаю мужчину за локоть в попытке остановить, но автомобиль уже срывается с места, беря направление прочь от набережной. Брюнет же насмешливо приподнимает бровь, показательно уставившись на мои пальцы, касающиеся его пиджака. Отдёргиваю руку, мысленно отвешивая себе парочку матерных проклятий.

– Если ты хочешь поговорить о чём-то – не обязательно уезжать, – пытаюсь пояснить содеянное только что. – И куда вообще мы едем? – оглядываюсь по сторонам, пытаясь угадать дальнейший предполагаемый путь.

Отчего-то становится жутко стыдно. Будто бы я и правда не имела права касаться его. Наверное, потому что в какой-то мере, так и есть. Я замужем. Он – тот, с кем поблизости мне вообще находиться запрещено.

Так какого чёрта я тут делаю?!

– Артём, останови машину, – проговариваю твёрдо.

– Не истери. Поговорим, потом верну тебя обратно, – невозмутимо отзывается он.

– Я не истерю, – огрызаюсь по привычке. – А ты машину останови. Не будь козлом.

Да я вообще само спокойствие, учитывая то, что творится сейчас со мной!

– Ещё раз услышу хоть одно ругательство в мой адрес, и я тебе рот заткну. Вообще разговаривать не сможешь. Поняла? – будто и не слышит изначального посыла сказанного мною.

От такого заявления у меня даже дар речи пропадает.

Разворачиваюсь всем корпусом к водителю, внимательно разглядывая невозмутимое, немного отстранённое выражение лица, напряжённо сжатые на руле руки. И понимаю, что прежде Артём бы никогда так себя не повёл. И уж точно не стал бы разговаривать со мной подобным образом.

А теперь…

Этого мужчину я совершенно не знаю!

Глава 4

«Ford Mustang» уже пересекает половину города, продолжая двигаться в неизвестном мне направлении, а водитель так и не обронил больше ни слова. Я тоже молчу, обдумывая как бы выпутаться из ситуации с меньшими потерями. Огни ночного города мелькают за боковым окном, куда я уткнулась лбом. Холод стекла гоняет приятные мурашки по коже и немного охлаждает мой пыл, помогая успокаиваться. И, вспоминая своё недавнее поведение при появлении Артёма, я даже успеваю раскаяться. Сама же спровоцировала его.

И зачем только поддалась порыву своего отчаяния? Хотела показать, что больше не та невинная овечка, которая безропотно смотрит в рот самому прекрасному хищнику, которого только могла встретить на своём пути?

Ну умница, Женя – продемонстрировала как нельзя лучше, выставив себя конченной идиоткой, не способной помнить, что такое самоконтроль. А ведь считала, что за восемь лет и правда изменилась: научилась не устраивать истерик и поддаваться своей самой великой слабости, имя которой Артём Рупасов – единственный во всём мире, чьё одно только присутствие способно погрузить меня в безумный круговорот эмоций, когда сдерживать свой глупую натуру просто не представляется возможным. И даже вся та боль, которую довелось испытать благодаря ему же – даже она не останавливает от того, чтобы сердце замирало при осознании близости этого мужчины.

Стоит лишь дотронуться или взглянуть и всё. Окончательно пропадёшь. Просто сгинешь в омуте цвета бездонного океана и его ослепительной улыбке. Правда последнее я не видела уже очень давно. С тех самых пор, как восемь лет назад заявилась к Артёму, огорошив «шикарной новостью» о своей беременности. Тогда думала, что он обрадуется, что будет счастлив также, как и я, ведь мы были парой, но… До сих пор помню, сколько растерянности было в бесконечной синеве любимых глаз. А ещё неверия. Оно и добило меня. Вынудило развернуться и просто уйти. Так холодно и одиноко я не чувствовала себя прежде никогда. Это теперь подобное состояние – самое привычное. И мне даже уютно в этом своё одиночестве, ведь никто не донимает своими участливыми разговорами и не лезет в голову… Не может сломать. Просто потому, что не знает. Если отвергать людей ещё до того, как они успеют нагадить тебе в душу – живётся значительно легче.

– Приехали, – вырывает из пелены размышлений сухой тон мужчины. – Выходи.

Оглядываюсь по сторонам. Автомобиль припаркован во дворе новостройки.

– Дай угадаю. Ты привёз меня к себе домой? – отзываюсь тихонько в полнейшем ехидстве. – Рупасов, ты издеваешься? Я никуда не пойду!

Чёрт, зачем я снова это делаю? Для чего провоцирую его? Надо бы просто заткнуться и не пускать в свои мысли. Нельзя ему знать, что в них творится. Так проще.

– Что, предпочитаешь номер в гостинице? – насмешливо реагирует Артём. И, пока я пытаюсь справиться с удивлением, сам выходит из машины, обходит её и открывает дверцу с моей стороны. – Так и будешь сидеть тут? Пошли, – довольно грубо хватает за руку, не дожидаясь моей реакции, и вытаскивает наружу. – Не тормози, а тот тут у соседей языки длинные. Уверен, ты не захочешь, чтобы твой благоверный узнал, где и с кем ты провела эту ночь, – добавляет совсем злобно.

Он продолжает тащить меня следом за собой к одному из подъездов. А я даже не сопротивляюсь. Внезапно становится жутко интересно что конкретно он имел ввиду, говоря: «чтобы твой благоверный узнал где и с кем ты провела эту ночь». И мне бы просто спросить у него, но природное упрямство берёт своё. К тому же, во мне всё ещё живёт обида на супруга, который впервые за семь с половиной лет нашего брака пропал без предупреждения.

Да я просто обязана устроить Агееву маленькую месть! Сам же хотел, чтобы я встретилась со старыми друзьями. Вот я и встретилась, да.

Радуйтесь, Роман Владимирович! Всё исполню в лучшем виде!

Как мы прошли внутрь многоэтажки и поднялись на лифте, проплыло мимо моей памяти. Слишком сосредоточилась на размышлениях о новой стороне своей супружеской жизни. Опомнилась уже будучи посреди светлой просторной комнаты, единственным предметом мебели которой являлся огромный кожаный диван цвета топлёного молока. Идеально ровные белые стены, такой же потолок и застеленный светлым ламинатом пол на фоне двух закрытых дверей из матового стекла – даже штор на балконном блоке и окнах нет.

Чёрт, да тут так стерильно, будто и не живёт никто вовсе!

– Располагайся, – в абсолютном безразличии роняет Артём, прежде чем скрыться за одной из дверей.

Возвращается он буквально через минуту. В его руках два низких гранёных стакана и бутылка шотландского виски. Наполнив обе стеклянные посудины алкоголем, он оставляет бутылку прямо на полу, а один из стаканов протягивает мне, на что я недовольно морщусь. Пить с ним я точно не собираюсь. Тем более, мне за руль ещё садиться. Как и ему, кстати!

Запоздало вспоминаю, что не взяла с собой ровным счётом ничего, кроме пачки сигарет, оставшейся в кармане пиджака. Телефон – и тот остался в машине.

– Даже не думай напиться, – проговариваю строгим предупреждающим тоном. – Тебе меня ещё обратно везти.

Невзирая на его предыдущие высказывания и все мои шальные мысли, оставаться здесь до самого утра я точно не намерена.

– Останови меня, если сможешь, – бросает лениво в ответ Рупасов.

И тут же залпом опустошает один из стаканов в своей руке.

С несколько секунд мужчина прожигает меня презрительным взглядом, а после выпивает и вторую порцию. На что я лишь устало вздыхаю, понимая, что спорить в данной ситуации точно бесполезно и глупо.

– Пешком дойду, если надо, – фыркаю и направляюсь на балкон.

Ночная прохлада нисколько не помогает справиться с разбушевавшимися эмоциями. Пальцы всё ещё подрагивают, когда я прикуриваю, отодвигая один из пластиковых блоков в сторону. Нет, меня больше не трогает сам факт того, что я нахожусь в квартире своего бывшего. И даже нисколько не волнует, что скажет по этому поводу Рома. Всё, что действительно интересует в данный момент – зачем вообще Артём меня сюда притащил. Но самое дерьмовое во всём этом: пойти и завести разговор, чтобы узнать его собственные соображения по этому поводу – у меня просто-напросто нет сил. За прошедшие годы я не раз представляла, что скажу ему при встрече, несмотря на то, что тщательно избегала их. И всё равно теперь в голове не собирается ни единой мысли, которую можно было бы озвучить. Именно поэтому я продолжаю стоять и пялиться на городской вид с высоты восьмого этажа в надежде, что Рупасов соизволит начать первым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6