Александра Миронова.

Виринея, ты вернулась?



скачать книгу бесплатно

– Да, шеф.?– Мужчина в черном костюме моментально исчез в шкафу. Не квартира, а портал в Нарнию (эту книгу Оля тоже любила). С опозданием до Глеба дошло, что перед ним вовсе не шкафы, а многочисленные двери, ведущие в разные помещения, оттуда появлялся и исчезал персонал.

Глеб и Борис остались одни в белоснежной прихожей. Хозяин дома махнул рукой в сторону одного из порталов:

– Прошу, Глеб Николаевич, окажите честь.

Глеб подошел к белой двери, та открылась автоматически (наверняка сработал сенсор). Он сделал шаг и оказался в параллельном измерении. В отличие от прихожей эта комната была зеленой. Глебу показалось, что он шагнул с белоснежного песка в недра болота.

Посреди помещения красовался карточный стол, возле которого стоял пожилой крупье в белых перчатках. Глеб похолодел.

– Я вот что подумал, Глеб Николаевич, а не сыграть ли нам партию-другую? Мы так долго и плодотворно общаемся, что пора бы уже переходить на «ты» и начинать дружить семьями, так сказать,?– почти пропел Борис, присаживаясь за стол и делая знак крупье, чтобы распаковал новую колоду карт.

– На…?– голос Глеба сорвался,?– на что вы хотите играть?

– Начнем с небольших финансовых взносов.?– Борис уставился Глебу прямо в глаза.?– Совсем небольших. Но каждый раз ставка будет увеличиваться вдвое. Присаживайтесь, Глеб Николаевич, в ногах правды нет.

– Я так понимаю, что это предложение, от которого я не могу отказаться? – криво усмехнулся Глеб, отодвигая ближайший к нему стул.

– Совершенно верно.?– Борис кивнул крупье, начавшему сдавать карты.?– Знаете, так люблю умных и понимающих людей. Недаром вы мне сразу понравились.

Глава 14

Поезд опоздал, и Даше это показалось дурным знаком. Она по-прежнему верила в знаки, и до сегодняшнего дня все шло без сучка без задоринки. А сегодня она проторчала почти два часа на вокзале, намозолив глаза дежурным, которые наверняка запомнили, что она встречала молодого человека, приехавшего из Беларуси. На этой станции с каждым разом выходило все меньше и меньше людей.

Даша никогда не приглашала одного и того же мастера дважды. Мало того, всегда старалась привлекать к работе только жителей ближайшего зарубежья. Те уедут, получив свое, и больше не появятся в ее жизни.

Мастеров она всегда отбирала сама. Ездила по выставкам, конгрессам, мониторила Интернет. Условия были просты – семь дней жизни вдали от цивилизации и работа практически двадцать четыре часа в сутки с любыми материалами на усмотрение мастера (эту часть она тоже брала на себя, работая с поставщиками – не всегда легальными – по всему миру). Мастер творил в полном покое, получал за работу круглую сумму, и они с Дашей расставались друзьями. Ей даже удавалось выдавать работу за «грант для молодых талантов», и почти все верили.

Руслан Суханов был не похож на ювелира. Простое, круглое, как блин, лицо с глазами-пуговками, на голове кепка, пальцы как сосиски. Если бы Даша не видела то, что он творит с камнями, в жизни не заподозрила бы у него наличие даже зачатков вкуса.

Одетый в кургузый пиджачок, слишком широкие брюки, которые он удерживал поясом где-то в области талии, и запыленные туфли, мужчина немного оробел, когда Даша подвела его к джипу и щелкнула сигнализацией.

– Садитесь, Руслан, чемодан берите в салон,?– любезно предложила она.

Руслан замешкался на несколько мгновений, исподтишка любуясь статной красавицей, поразившей его еще при первой встрече, – густые смоляные волосы, идеальное лицо, изящная фигура. Одета она вроде бы и просто – джинсы, короткая легкая дубленка, высокие сапоги, но что-то Руслану подсказывало, что за эту простоту заплачены большие деньги.

Едва гость умостился в салоне, Даша тронулась в путь, по ходу объясняя условия:

– Как мы и говорили, вам предстоит прожить неделю в лесу в полном одиночестве.

– А там звери не водятся? – опасливо спросил Руслан. Он вырос в деревне и ужасно боялся волков.

– Вам они не грозят, если не станете высовываться из дома. Я бы не советовала бродить по округе. Дом с трех сторон окружен болотами. Человек, не ориентирующийся на местности, там пропадет.

– А если мне что-нибудь понадобится? – вконец оробел Руслан, которому эта история нравилась все меньше и меньше. И хотя внутри ювелирной тусовки слухи о безымянной благодетельнице, раз в полгода выбирающей молодой талант и отваливающей крупный гонорар за его работы, ходили давно, никто никогда не упоминал подробности – дом, лес, болото, звери.

– Вам ничего не понадобится. Внутри есть все необходимое – удобства, еда, различные напитки. Я заеду проведать вас через три дня и привезу что закажете. Все материалы, о которых вы просили, в доме. Там же и оборудование.

– Хорошо.?– Руслан помолчал, следя за дорогой. Они выехали из областного центра и поехали по пыльной раздолбанной дороге. Мужчина хотел рассмотреть указатели по пути, но их не оказалось. Местность производила впечатление пустынной.

– А если люди будут задавать вопросы? – поинтересовался Руслан, пытаясь как можно больше узнать о том, куда едет.

– Поверьте,?– красавица усмехнулась и отвела прядь густых волос, упавшую на глаза,?– никто не будет задавать вам никаких вопросов. Вокруг просто нет людей.

– Почему?

– Потому что они считают это место проклятым.

Глава 15

Вера мчалась к выезду из города. Притормозила у четвертой от КПП заправки. Обшарпанная, скудно освещенная и безлюдная, казалось, она погибает в судорожной попытке сделать последний вдох, урвать хотя бы немного кислорода у соседей-гигантов: празднично светящихся во тьме представителей мировых корпораций. То, что нужно.

Оля по-прежнему спала. Вера остановила машину, Буран завозился на заднем сиденье, но хозяйка строго посмотрела на него, и собака снова положила голову на лапы. Вера кинула взгляд на дочь – та забыла рюкзак в школе. Что ж, отлично, мобильный наверняка остался там же. В том, что Оля не помнит наизусть номер отца, Вера готова поклясться. Одной проблемой меньше.

Она вынула из сумки телефон, ловко поддела ногтем заднюю панель, извлекла батарею и достала сим-карточку. Разломив ее на две части, вышла из машины и бросила в ближайшую урну. Затем направилась к небольшому офису, давно нуждающемуся в капитальном ремонте.

За кассой стоял молодой человек и увлеченно смотрел по крошечному телевизору боевик. Черная линялая футболка с изображением лидера «Рамштайна», растянутые тренировочные штаны и шлепанцы на босу ногу. Судя по внешнему виду, услугами парикмахера, впрочем, как и бритьем, молодой человек брезговал.

В тот момент, когда Вера вошла в небольшое, не очень приятно пахнущее помещение, бравые парни на экране штабелями укладывали противников. Автоматные очереди, взрывающиеся машины и так кстати подвернувшиеся канистры с бензином. Парень даже приоткрыл рот, зачарованный происходящим на экране.

Лучше и не придумаешь.

Тусклая лампа, узкий коридор, начинавшийся за стойкой и ведущий к туалету, вонь стала отчетливее. Похоже, отчасти в этом вина и самого работника. «Рамштайн» отчаянно нуждался в стирке.

– Какой? – не отвлекаясь от экрана, отреагировал на клиента продавец.

– У вас есть машина? – спокойно поинтересовалась Вера.

– Че? – все так же бездумно уставившись в экран, спросил парень.

– Машина у вас есть? Меняю на свою,?– предложила Вера.

Похоже, ей удалось привлечь внимание. Парень наконец оторвался от экрана и уставился на невысокого роста девушку, или скорее женщину, возраст он определить затруднялся. На шутницу не похожа.

– Это как? – не понял он.

– Молча. Видишь тачку? – она кивнула в сторону окна.

Молодой человек проследил за ее взглядом туда, где тусклый свет лампочки, грозившей отдать концы со дня на день, освещал желтый «Мустанг». Парень перевел взгляд на странную посетительницу.

– Ворованный? – насторожился он.

– А ты знаешь, что с такими делать? – с искренней заботой поинтересовалась Вера.

– Не, я не по этой части,?– фальшиво открестился работник.

– Да ладно.?– Вера усмехнулась.?– Через два часа твои друзья разберут эту тачку в гараже на улице…?– Вера на секунду задумалась и перевела взгляд на потолок. Не обнаружив там ничего, кроме мокрого пятна и пары весенних мух, продолжила: – Солнечной, тридцать восемь. Давай ключи от своей тачки и звони другу. Костик, кажется?

– Вы кто? – обалдел парень.

Вера тяжело вздохнула:

– Фея-крестная. Тачку будешь брать?

– Д-да,?– несмело кивнул парень, еще боясь поверить в такое счастье.

– Давай ключи от своей,?– протянула руку Вера.

– А вы что с ней сделаете?

– Ничего, доеду до одного места и оставлю ржаветь.

– К ментам не попадет?

– Нет, если болтать не станешь.?– Вера настойчиво потрясла рукой. Парень словно очнулся ото сна, залез под прилавок, пошарил и извлек ключи на обычном металлическом колечке. Протянул Вере.

– Я могила. Это точно не подстава? – в последний момент он задержал ключи в руке.

– Точно,?– кивнула Вера и, заполучив ключи, быстрым шагом направилась к выходу.

– Эй, моя серая «Дэу»! – крикнул ей в спину парень.

– Я знаю,?– кивнула Вера и вышла в ночь.

Машина работника стояла под навесом чуть поодаль. Небо выплакало все слезы и снова собиралось с силами, дав Вере короткую передышку. Вдалеке раскатился протяжным грохотом гром. Вера подошла к машине парня и открыла салон (делать это пришлось ключом, автоматическое открытие дверей не было предусмотрено).

Все оказалось не так плохо, как ей представлялось. Кресла, обтянутые серой мягкой тканью, в весьма приличном состоянии, а на зеркале заднего вида даже болтался лимонный освежитель воздуха. Впрочем, оставалось всего двести тридцать четыре километра пути, можно прожить и без аромата лимонов. Она кинула взгляд на приборную доску – полный бак, отлично. Похоже, тачку парень любил больше себя. Банные процедуры она проходила гораздо чаще.

Вначале Вера перетащила в машину чемодан и сумку Оли. Парень топтался на пороге заправки и наблюдал за ее действиями, помощь не предложил.

Затем она открыла дверь «Мустанга» и выпустила Бурана.

– Эй, собака салон запачкает,?– попытался автоматически возразить парень.

– Не твоя печаль.?– Вера достала из багажника уже подсохший плед и вместе с ним направилась к своему новому авто. Распахнула заднюю дверь и постелила собаке плед. Буран вопросительно заглянул хозяйке в глаза и обернулся в сторону «Мустанга».

– Оля сейчас придет,?– пообещала Вера.

Вернулась к машине и открыла пассажирскую дверь. Оля спала, свернувшись калачиком.

– Кися.?– Вера легонько потрясла дочь, та подскочила от первого же прикосновения и заметалась в панике. Вера притянула Олю к себе и легонько подула на волосы.?– Тише, тише, милая. Нам надо пересесть в другую машину.

Крепко держа Олю за руку и прикрывая от любопытного взгляда парня, уже сделавшего несколько шагов по направлению к внезапно материализовавшейся мечте, она довела Олю до «Дэу» и помогла сесть в салон. Девочка терла глаза и постепенно возвращалась к реальности. Действовать нужно было быстро.

Запустив успокоившегося Бурана в машину и захлопнув все двери, Вера вернулась к парню и протянула ему ключи от «Мустанга»:

– Езжай на Солнечную, друзья ждут.

Парень обалдело кивнул и взял ключи. Вера вернулась в машину и завела двигатель. Оля окончательно проснулась.

– Мама, что происходит? – заволновалась она.

– Ничего, милая. У папы временные неприятности, нам надо уехать из города.

– А где папа?

– Папа тоже уехал, так сейчас будет лучше.

– А мы куда едем? – Оля попыталась всмотреться в темноту.

– А ты не догадываешься? – Вера бросила осторожный взгляд на дочь.

Девочка на секунду задумалась, закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться, а потом тряхнула головой.

– Нет, не знаю.

– Мы едем в город, где жила твоя бабушка.

– Моя бабушка? – Оля искренне удивилась. Она давно не задавалась вопросом о родственниках, привыкнув, что с детства на ее орбите вращались только две планеты – мама и папа. Кажется, мама говорила, что бабушка рано умерла.

Вера молча кивнула, сосредоточенно глядя на дорогу. Развернулась и снова направилась к центру города. Ей нужна трасса, ведущая в противоположном направлении. Через сто семьдесят два километра после КПП будет незаметный поворот, который важно не пропустить.

Город она пересекла быстро, обычно загруженная трасса была пустынной. Проливной дождь смыл с дороги все живое. Пару раз навстречу пролетели грузовики. Один раз встретилась отважная легковушка, у которой, очевидно, просто не было другого выбора, кроме как продолжать путь во время стихийного бедствия. И все. Камеры наблюдения засекут лишь ее и серую «Дэу». И то там, куда Вера собиралась, никаких камер не будет.

Оля и Вера ехали молча, Буран изредка возился на заднем сиденье. Вере казалось, что в машине становится тяжело дышать. Она кожей чувствовала липкий страх Оли. Та обдумывала, но не решалась задать главный вопрос.

– Мама,?– наконец-то несмело начала она.?– Он же не из-за меня…

Переключив скорость, Вера взяла дочь за руку.

– Ну конечно, нет, милая. Будь ты способна насылать на людей смерть, тебя бы уже держали в высокой башне, как Рапунцель, а десятки умных людей ставили бы над тобой эксперименты. И звали бы тебя не Оля, а Проект 1473.

Краем глаза Вера заметила, как Оля улыбнулась.

– Расскажи о бабушке,?– попросила дочь.

Вера задержала дыхание. Неизвестно еще, что хуже – мысли дочери, не она ли убила человека, или правда о бабушке. Но Вере было не привыкать ко лжи. Главное в этом деле – максимально придерживаться правды.

– Бабушка была очень хорошей,?– уверенно заговорила она,?– любила природу, жила в доме, это она научила меня обращаться с растениями. Еще она хорошо разбиралась в травах,?– после паузы прибавила Вера.

– А почему ты уехала?

Вера задумалась.

– Бабушка умерла, когда мне было шестнадцать лет. Я боялась, что меня заберут в детский дом, и поэтому решила уехать в город, чтобы меня не нашли,?– легко повторила Вера привычную ложь.

– А потом ты встретила папу,?– продолжила Оля наизусть выученную историю чудесного знакомства родителей.

– Да,?– кивнула Вера,?– а потом я встретила папу и началась моя новая, прекрасная жизнь.

Глава 16

В комнате было прохладно, системы климат-контроля работали идеально, но почему-то Глебу вспомнилось далекое лето в деревне у бабки, когда в жару почти под сорок градусов его заставляли вскапывать грядки и собирать колорадских жуков с кустов молодого картофеля. Бабка не признавала химию и не имела ни малейшего сострадания к внуку. Наоборот, тяжелым физическим трудом пыталась выбить из него дурь. Глеба отправляли к бабке Матрене каждое лето на «перевоспитание», потому что родители перестали с ним справляться, едва ему стукнуло двенадцать. Впрочем, бабки тоже хватило ненадолго. Слегла с сердечным приступом после того, как он спалил соседский дом и хозяин пришел к ней требовать компенсацию. Но до этого старая ведьма успела вдоволь поиздеваться над внуком. Но и тогда, с уставшей спиной и кожей, сжираемой палящим солнцем, он не чувствовал себя так отвратительно, как сейчас. Было невыносимо жарко, тонкая футболка, в которой он обычно ходил дома, прилипла к спине и груди.

– Глеб Николаевич, ну что же вы так, просто не ваш день,?– с фальшивым сочувствием посетовал Борис,?– ваш долг сто двадцать тысяч,?– глумливо подытожил он.

Лучше бы сразу пристрелил.

– Я бы хотел еще партию,?– стараясь говорить твердо и уверенно, заявил Глеб и даже улыбнулся сопернику.

– Глеб Николаевич, не сочтите за наглость, но вы же знаете, как оно в большом бизнесе. Доверяй, но проверяй. У вас будет двести сорок тысяч свободных средств, чтобы вернуть мне долг?

– Мы можем договориться о реструктуризации? – вызывающе улыбнулся Глеб.

– Договориться мы можем о чем угодно, Глеб Николаевич, главное, чтобы это было к взаимному удовольствию и делу не мешало.

– Могу частично отработать,?– предложил Глеб,?– скажем, бесплатные консультации в течение пяти лет в любое время дня и ночи.

– А Вера Григорьевна против не будет? – ухмыльнулся Борис, откинувшись на спинку стула.

– Она у меня очень понимающая.

– Да, что не говори, с женой вам повезло. Даже отыграться за ее счет можете.

Пауза, во время которой Глеб наконец-то почувствовал действие климат-контроля в комнате. В один момент жара картофельного поля сменилась холодом погреба, куда бабка сажала его, когда внук совсем отбивался от рук.

Что Борис имеет в виду? Он не может ничего знать про Веру.

–?В каком смысле? – осторожно закинул Глеб удочку.

– В прямом. Предлагаю в качестве следующей ставки вашу жену, Глеб Николаевич.

Борис продолжал смотреть на Глеба. Он напоминал ученого, который собирался спасти человечество, но для начала планировал потренироваться на крысах. Ввести им в мозг раковые клетки, подождать, пока они подрастут и дадут метастазы, а затем вколоть новое лекарство. Только вот неизвестно, чем это закончится для крыс – желаемым выздоровлением или смертью в конвульсиях.

– Неприличное предложение,?– хмыкнул Глеб. Он все еще надеялся, что это блажь или придурь Бориса. И хотя Вера вовсе не напоминала Деми Мур, за ночь с которой в одноименном фильме эксцентричный миллиардер готов был выложить миллион долларов, Глеб даже почувствовал гордость за жену – ну надо же. По видимости, она даже круче этой звездули, которой Борис купил квартиру. Маша, как там ее, или Наташа…

Глеб заколебался на долю секунды, затем попробовал встать из-за стола.

– Извините, Борис Вольдемарович, шутка затянулась. Должен откланяться, день был долгий, я устал, да и жена, наверное, волнуется. Долг верну, обещаю, в течение следующей недели. Надо будет кое-какие активы продать, ну знаете, простые люди такие деньги дома не держат.

Дверь за спиной Глеба отворилась, и вошли два парня. Невысокого роста, худощавые. Один из них положил руку на плечо Глеба, и тот рухнул обратно на стул.

– Присядьте, Глеб Николаевич, и еще раз хорошо обдумайте мое предложение. Неужели вы еще не поняли? Мне не нужны ваши деньги, мне нужна ваша жена,?– беззаботно улыбнулся Борис.

Глава 17

Свернув на повороте, указывающем дорогу в деревню Калиновка, Вера быстро проехала по главной улице и нырнула под «кирпич». Она надеялась, что старую однополоску, ведущую к военному полигону, не разрушили и можно проехать в пункт назначения, скосив расстояние и сэкономив время. Дорога под «кирпичом» вела к следующему повороту, найти ее могли только местные, чужак ни за что не догадался бы, что Калиновка – это лишь перевалочный пункт.

Дорога была такой же, какой Вера помнила, только еще больше растрескалась.

Проехав по плитам и подскакивая на ухабах (поездка живо напомнила побег из родного края семнадцать лет тому назад), Вера свернула в лес.

Там дорога была узкой – двум машинам не разъехаться. Время подбиралось к двум часам ночи, и Оля снова крепко спала. Вера позавидовала ее здоровому духу. Сама она после рождения дочери просыпалась от каждого шороха.

Снизив скорость до минимума, автомобиль медленно ехал по дороге, петлявшей в лесу. Фары выхватывали небольшие участки растрескавшегося асфальта и тонули в ночной густоте ветвей. Лес был смешанным – сосны и лиственные деревья, – и это позволяло ему достойно выглядеть даже в уродливый период межсезонья.

Вера попробовала сосредоточиться и представить, что ее ждет через несколько часов. Обычно четкая, словно в телевизоре с высоким разрешением, картинка сбилась. Сейчас она больше напоминала изображение допотопного агрегата, который чудом удалось настроить при помощи древней антенны с двумя рожками. Вера видела себя во дворе старого дома, затем экран гас и изображение пропадало. То, что нужно. Дар предвидения здесь не работал, Вера не ошиблась. В этом проклятом месте и она, и Оля окажутся в полной безопасности.

Глава 18

Выбора у него все равно не было, не требовалось и затевать эту глупую карточную игру со специально приглашенным крупье. Надо было сразу же отказаться, хотя как отказать Борису? Об этом человеке ходили слухи, проверять на собственной шкуре, правдивы ли они, Глебу совершенно не хотелось.

Ему уже не было ни холодно, ни жарко. Точнее, физическое состояние казалось такой мелочью, что Глеб его просто не замечал. Только что он проиграл Борису собственную жену. Произошло это в половине пятого утра, в то время, которое так любят самоубийцы. На секунду Глеб поиграл с этой мыслью, но тут же от нее отказался. Такие, как он, всегда выживают. Выживет Глеб и сейчас, надо только обдумать, как выйти из сложной ситуации с минимальными потерями.

– Это абсурдно,?– сделал он первую попытку.

– Логика вообще понятие относительное,?– пожал плечами Борис, вставая из-за стола. Он подавил зевок и выразительно посмотрел на часы.?– Последний штрих – договор, и можете быть свободны, Глеб Николаевич.

– Подписывать будем кровью? – не сдержался Глеб.

– Ну что вы, не надо делать из меня сущего дьявола. Я просто бизнесмен.?– Борис кивнул одному из парней, тот вышел из комнаты уже в другую дверь. (В этой квартире было невообразимое количество проходов, может, у Бориса психическое расстройство и ему нравится жить в окружении бесконечного множества дверей?)

– Вера не моя собственность, как я могу что-то подписывать от ее имени, еще и передавать ее кому-то? – Глеб предпринял слабую попытку апеллировать к разуму Бориса.

– Можете, Глеб Николаевич, можете. Я все предусмотрел.

Парень вернулся с кожаной папкой в руках. Борис достал из папки проект договора, уместившийся на одном листе, и протянул Глебу.

– Здесь все просто. Это договор на то, что фирма «Зодиак» в лице генерального директора Глеба Николаевича Подольского, предоставляющая услуги по составлению астрологических прогнозов (при участии Веры Григорьевны Подольской), отныне будет предоставлять услуги эксклюзивно только одному клиенту. Мне. Вы, как генеральный директор фирмы, имеете полное право подписать этот договор. И оцените мою щедрость, Глеб Николаевич, я даже стану вам за это платить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8