Александра Миронова.

Виринея, ты вернулась?



скачать книгу бесплатно

Олю била дрожь. Она услышала, как прозвенел звонок, но знала, что в класс не вернется ни за что на свете. Преклонявшаяся перед любыми проявлениями природы, Оля страдала арахнофобией. В ужас приводили даже безобидные тонконогие паучки, которые попадали к ним в дом весной. Оля убегала в другие комнаты и отказывалась возвращаться, пока кто-нибудь не избавлялся от насекомого, следуя ее строгим наставлениям ни в коем случае не убивать.


Между тем Тимур, засунув банку в рюкзак, решил уйти из школы. Получилось вовсе не так, как он ожидал: он сам себя выставил дураком, испугался паука, как будто тот крокодил какой. Вот что теперь с этой тварью делать? Разве что отнести обратно владельцу. Пусть даже деньги не возвращает, просто заберет. Ведь сам Тимур понятия не имел, что делать с пауками, как содержать, да и вряд ли мать обрадуется мохноногому питомцу.

Тимур набрал номер давешнего пацана и договорился встретиться в парке через полчаса. Как раз прогуляет английский, все равно язык не нужен, через два месяца Тимур уходит из школы, чтобы учиться на автомеханика. Но до ухода он еще подумает, как позлить одноклассницу. Просто из принципа, чтобы не считала себя лучшей. Змея? А вдруг ее Ольга тоже возьмет голыми руками? Это кем надо быть, чтобы вот так паука хватать да еще и дуть на него. Тимура передернуло от воспоминаний. Он ускорил шаг. Перешел дорогу и направился к парку. До встречи оставалось еще пятнадцать минут, решил перекурить. Купив пачку «Мальборо», Тимур уселся на лавку, на всякий случай отодвинув сумку с банкой подальше, прикурил, сделал затяжку и зажмурился, думая о том, что надо посмотреть видео Рустика, перед тем как тот его в Ютьюб сгрузит. Хотя что там сгружать? Как он орет, а Оля голыми руками ядовитую тварь хватает?

Погруженный в собственные размышления и разморенный пригревшим апрельским солнцем, Тимур не заметил, как пролетело время. Пришел в себя от шлепка по плечу. Вчерашний пацан.

– Наигрался? – мрачно спросил тот, шлепнувшись на лавочку, бесцеремонно доставая сигарету из пачки Тимура и стаскивая с белобрысой головы капюшон толстовки.

– Та не. Хотел другу подарить, а ему не понравился,?– соврал Тимур. Не говорить же правду, в самом деле.

– Ага.?– Пацан криво улыбнулся.?– Бабло не верну.

– Может, половину? – несмело предложил Тимур.

– Не, ничего, прости, чувак. Купил – твои проблемы, если не смог никуда деть. Скажи спасибо, что за возврат денег не прошу.

– Спасибо,?– скривился Тимур и достал из сумки банку. Паук не оправился от произошедшего. Сидел скукожившись и не подавал признаков жизни. Как вообще можно любить таких тварей? Тимур быстро сунул банку пацану.

Тот деловито достал из кармана сверток, развернул – оказалось, долговечная сумка, из тех, что продают в супермаркетах в тщетной попытке спасти заплеванную экологию.

– Надо беречь природу, нашу мать,?– пояснил пацан Тимуру.

Сунул, не глядя, банку в сумку. Затянулся и, не потушив, отбросил сигарету за лавочку.

– Ну, бывай,?– снова хлопнув Тимура по плечу, пацан натянул капюшон и направился к проезжей части по газону.

Тимур достал мобильный – три пропущенных, Серега разыскивал. Набрал номер. Судя по воплям из трубки, опять перемена.

– Че хотел? – громко поинтересовался Тимур, пытаясь переорать шум.

– Ты идешь? – заорал в ответ Серега.

– А надо? – Тимуру было лень возвращаться в школу. Хотя, если уж честно, он ведь облажался с этим пауком, поэтому смотреть в глаза прихвостням не хотелось.

– Тут Васька обоссался. Сидит на толчке, не хочет выходить, ждет, пока штаны высохнут,?– заржал Серега.

Тимур выдохнул с облегчением. Значит, его страха никто не заметил. А пропустить Ваську в мокрых штанах не хотелось.

– Сейчас буду,?– заверил он. Дал отбой, поколебавшись, кинул сигарету в урну и направился к проезжей части. Покрутив головой по сторонам, решил перебежать. Тимур был на середине дороги, когда услышал злобный оклик.

– Эй, пацан, ты что с ним сделал? Он не шевелится! – Продавец мерзких тварей приблизился к проезжей части и выразительно тряс долговечной сумкой, красноречиво намекая на сидящего там паука.

Тимур сделал шаг назад, чтобы вернуться к пацану и соврать, когда тот, сбросив капюшон, заорал изо всех сил:

– Осторожней!

Грузовик, вынырнувший из-за угла, не смог так быстро затормозить. Последнее, что увидел в жизни Тимур, было неестественно бледное лицо пацана с вытаращенными глазами и вечная сумка с дурацким пауком.

Глава 5

У секретарши Кати как в государственном архиве – бумажка к бумажке в безукоризненном порядке. Катины права лежали в сейфе, на полочке, заботливо уложенные в конверт.

Вера бросила взгляд на дату выдачи – пять лет тому назад.

С прав на нее смотрела серьезная женщина. Сжатые губы, прямой суровый взгляд. Ничего общего с веселой молодой блондинкой, всегда готовой рассмеяться над шуткой.

– Зачем вам мои права? – не удержавшись, поинтересовалась Катя.

– Не мне, а тебе. Прокатишься по городу,?– не отрывая взгляда от прав, ответила Вера.

– Вам надо куда-то поехать? Я вызову такси. У нас сегодня еще три клиента,?– попыталась отказаться секретарша. Интересно, почему жена шефа не водит машину? Вроде такая деловая, прогрессивная, а все время пешком. Или, о ужас, на электричках.

– Тебе надо будет кое-куда поехать.?– Вера сделала ударение на слове «тебе».?– Объясню, это близко.

Положив права на стол, Вера вышла из комнаты. Катя вздохнула. С женой шефа было что-то не то. Вроде бы и приятная, и не грубит, но общаться невозможно. Не то что милашка Глеб Николаевич. Новую прическу отметит и деньгами не обидит. И что он только в этой Вере нашел? Ведь муж какой, не придерешься! На короткие юбки и декольте не реагирует, она проверяла.

Катя снова вздохнула, поднялась из-за стола, грациозно подплыла к кофемашине, зарядила капсулу, поставила чашку на специальную подставку и снова предалась размышлениям.

Ей грех было жаловаться. Место хлебное, работа не пыльная, а уж сколько интересных мужиков через нее проходит – числа нет! Недаром Глеб лучший в городе, тут очередь из разных деятелей – от местных политиков и бизнесменов до звезд, которые из столицы специально ради него приезжают. И все знают, что через Катю можно выбить «внеурочный прием».

Катя взяла чашку с горьким напитком, подошла к окну и улыбнулась. Глеб Николаевич не только обаяшка и талант, он еще и коммерческий гений. Как лихо придумал с этими взятками. Она лично за год на них заработала себе на машину. И как раз сегодня собиралась ехать в салон, где благодарный клиент обещал огромную скидку. Мысли тут же побежали в другом направлении – какую же машинку взять? Белую или все-таки ту, желтенькую? Хотя черный тоже смотрится интересно. Вот как этот новенький «Мерседес»-кабриолет, который с бантом… С бантом?

Через секунду Катя уже забыла о кофе, захваченная происходящим во дворе. Она увидела, как Вера выпорхнула из входной двери и легким, танцующим шагом направилась к кабриолету. Рядом уже ошивался Борис Вольдемарович Лобанов-Ростовский. Личность в своем роде легендарная, но Катя от таких легенд предпочитала держаться подальше. Ей становилось холодно, когда он появлялся в офисе. Девушка держалась с ним подчеркнуто деловито, как с прокурором области, к примеру, никаких улыбочек и шуточек. И все время отчаянно хотелось, чтобы он убрался как можно скорее. Интересно, почему он приехал к Вере, а не к Глебу? Катя прилипла к окну, стараясь не упустить ни малейшей детали.

Скрестив руки и не пожалев костюм индивидуального пошива известного итальянского мастера, Борис Вольдемарович прислонился к капоту кабриолета и смотрел на приближающуюся Веру.

– На ловца и зверь бежит. Здравствуйте, Вера Григорьевна,?– усмехнулся он.

– Здравствуйте,?– кивнула Вера и остановилась.

Борис окинул взглядом хрупкую фигурку. Джинсы, приталенная цветастая рубаха, волосы в хвосте, ни грамма косметики. Руки в карманах джинсов. Прищурившись на ярком солнце, Вера насмешливо смотрела на Бориса.

– А я к вам. – Борис почему-то почувствовал себя неловко, хотя в целом это чувство было ему незнакомо.

– Я вижу,?– кивнула Вера.

– Вот, скромный дар, не побрезгуйте.?– Борис кивнул на «Мерседес».

– Чем обязана? – Вера улыбнулась, и Борис, не сумев противиться, улыбнулся ей в ответ.

– Это за ваше предсказание. Все сбылось. Я согласился на сделку и уже сегодня стал богаче на полтора миллиона.

– Да ну что вы, это не мне спасибо, а Глебу Николаевичу,?– еще шире улыбнулась Вера.

– Да бросьте, Вера Григорьевна. Это вы кому-нибудь другому расскажите. Права с собой?

– Нет. Я не умею водить,?– пожала плечами Вера.

– Не может быть,?– на секунду опешил Борис. Почему ему это даже в голову не пришло?

– Может.

– А я хотел вам машину подарить. Нравится? Если что, поменяю.

– Я не езжу на машине.

– Ну когда-нибудь надо начинать. Это куда лучше, чем ходить пешком. Так и ноги собьете, а вы мне слишком дороги, Вера Григорьевна. И должны быть моей навеки.

– Кольца, голуби и марш Мендельсона? – уже откровенно рассмеялась Вера.

– Ну если вы так настаиваете,?– не повел бровью Борис.

– Пожалуй, Машенька станет возражать. Кстати, ей не скучно в машине? – Вера кивнула на джип, припаркованный на другой стороне улицы, откуда охрана Лобанова-Ростовского мониторила происходящее вокруг шефа.

– Ценю ваше чувство юмора, но вы ведь знаете, что я еще вернусь к этому вопросу,?– протянул Борис.

– Ни в чем себе не отказывайте.?– Вера подошла к Борису и посмотрела на него в упор. Он не мог понять, изучает ли она его как опытный энтомолог незнакомое насекомое или же попросту издевается. Она протянула руку. Борис вложил в нее ключи и на мгновение задержал руку Веры. Она удивленно приподняла брови.

– Вы должны работать на меня,?– проникновенно заговорил Борис.

– Борис Вольдемарович, я никому ничего не должна,?– отдергивая руку вместе с ключами, твердо ответила Вера.?– Если будут вопросы, то Глеб с удовольствием на них ответит. И машину, думаю, оценит. Не стесняйтесь, обращайтесь. А пока езжайте домой, Борис Вольдемарович, а то ведь кроме Машеньки есть еще и Варенька, которую вы совсем забросили в последнее время.

Развернувшись, Вера направилась назад в офис, а Борис, засунув руки в карманы, принялся насвистывать незатейливую мелодию.

Глава 6

Оля решилась покинуть убежище только час спустя. Скорее всего, она бы вообще не вышла до вечера, но пропускать биологию не хотелось. Это единственный предмет, который по-настоящему интересовал девочку. Она раскаивалась в том, что сказала Тимуру. Выпалила первое, что пришло в голову, но сегодня тот перешел черту. Она терпеливо сносила издевательства в течение восьми лет – разодранные рюкзаки, испорченные учебники, растерзанные тетради с домашним заданием. Многочисленные прозвища, которые так и не сумели прилипнуть, и даже мелочи вроде пятен на одежде или пукающих подушек на стуле никак не задевали. Они были просто неинтересны. Точнее, не так – Оля с любопытством наблюдала за действиями Тимура, так же как наблюдала бы за поведением животных в передаче на телеканале «Дискавери». Их нельзя контролировать, можно только изучать. Это как сердиться на крокодила за то, что он собирается кого-то сожрать, чтобы удовлетворить пищевые потребности.

Вначале Оля не понимала, какие потребности удовлетворял Тимур издеваясь над ней, но потом пришла к выводу, что это, скорее всего, потребность в самоутверждении. Хотя сегодняшняя книга и то, что она прочитала, изменили взгляд на некоторые вещи. Нужно будет все обдумать. Возможно, поступкам Тимура найдется другое объяснение.

Прижав книгу к груди, Оля быстро вышла из подсобки, аккуратно закрыла дверь и стала спускаться по старой лестнице, чьи покатые ступени сточили ноги многих поколений учеников. Школа старейшая и лучшая в городе, поэтому мама даже слышать не хотела о переводе в другое место. Хотя перевод ничего бы не дал, Оля сама понимала, что отличается от сверстников и травли не избежать вне зависимости от школы.

Противно задребезжал звонок. Оля ускорила шаг. Пробежав два пролета, тихонько постучала в класс и вошла.

– Извините,?– выдохнула она и замерла.

В классе стояла непривычная тишина. Это заметила даже погруженная в собственные мысли Оля. Подняла глаза на учительницу. Что-то случилось.

Любовь Валерьевна никак не могла решить, куда деть руки. Казалось, они жили собственной жизнью – метались, словно раненые птицы, снова схлопывались, как два крыла. Учительница попыталась опереться о стол, но от сильной дрожи правая рука подломилась, и Любовь Валерьевна чуть не упала. В конце концов, не выдержав, рухнула на стул.

Оля смотрела на преподавательницу, затаив дыхание.

– Олечка, садись,?– наконец выдавила та.

Оля сделала два шага по направлению к парте, когда Лена истерично выкрикнула:

– Это ты виновата! Тимура сбила машина, насмерть! Ведьма!

Оля резко обернулась и попыталась найти Лену взглядом.

– Не смотри! – заорала та, вскакивая с места. Василиса попробовала удержать подругу, вцепившись ей в свитер, но та вырвалась, не заметив, как свитер сполз с одного плеча. Согнувшись почти пополам, в мертвой тишине, царившей в классе, она, закрыв лицо руками, принялась раскачиваться из стороны в сторону и выть: – Это ты, ведьма, ведьма! Тимур умер!

Все так же судорожно прижимая к груди книгу, Оля развернулась и бегом кинулась к выходу из класса. Задыхаясь, понеслась по бесконечно долгому пустому коридору, взлетела по лестнице на четвертый этаж и закрылась в подсобке. Прислонилась к двери. Дыхания не хватало. Ей показалось, что легкие сейчас разорвутся. Что это? Как это могло произойти? Она же просто так сказала.

Глава 7

Вручив ключи Кате и велев той отогнать машину к офису Бориса Вольдемаровича, находившемуся в десяти минутах езды от их собственного, Вера решила прогуляться. Ноющее где-то в подреберье чувство беспокойства не давало сидеть на месте. Вера надеялась, что свежий воздух поможет от него избавиться.

Зима отступила. На асфальте больше не осталось снега, он еще лежал кое-где на газонах, но уже сдавал позиции под натиском солнца. Шагать было легко. У Веры сезоны наступали строго по календарю. И первого марта она всегда скидывала успевшую осточертеть за зиму тяжелую одежду и меняла на утепленную кожаную куртку, а громоздкие сапоги на что-нибудь полегче. И хотя временами Вера в невесомых нарядах среди мартовских сугробов и метели казалась городской сумасшедшей, ей было плевать. Весна наступила первого марта – и точка.

Но сегодня, когда апрель уже вступил в свои права, не только она почувствовала приближение тепла. На улицах появились короткие юбки и каблуки. Люди сбрасывали шапки и с удовольствием подставляли лица и руки под льющийся с небес витамин D.

Вера решила растянуть удовольствие и прошлась по главной улице. Тщательно уворачиваясь от летящих от дороги брызг, проверила качество асфальта на тротуарах. Как и следовало ожидать, он ушел вместе со снегом. В очередной раз подивилась, зачем его вообще кладут, она развернулась и двадцать минут спустя нырнула в арку, ведущую во двор, где располагался их с Глебом офис.

Вовремя успела отскочить – бронированная дверь подъезда, к которому подошла Вера, распахнулась, едва ее не задев. Марина в слезах и без малейшего следа салонной укладки выскочила на улицу и кинулась к черному джипу, припаркованному у мусорных баков. Заведя двигатель, нервно взвизгнув шинами, задев один из баков и не обратив на это ни малейшего внимания, вылетела со двора. Вера поморщилась и вошла в подъезд. Мельком заглянула в комнату секретарши – Катя уже на месте, пила очередную чашку кофе, глазея в окно. Не сбавляя темпа, Вера быстрым шагом дошла до кабинета мужа, распахнула дверь.

Глеб сиял, как апрельское солнце в огромной луже, снова любуясь новым «Вашерон Константином» в послеобеденных лучах.

– Теряешь хватку,?– прямо в дверях заявила Вера.

– О чем ты? – Глеб вздрогнул, отрываясь от часов и переводя взгляд на жену. У той щеки раскраснелись, глаза светятся. Он лениво подумал, не поинтересоваться ли, где она была, но затем отмел эту мысль – какая разница?

– Почему женщина рыдала? – Вера села на стол перед мужем и уставилась на него.

Глеб рассмеялся и пожал плечами. Откинувшись в кресле, он с интересом наблюдал за женой, не сводившей с него глаз.

– Ну а что ты хочешь, Веруня? Чтобы она пела и плясала, услышав, что муж с другой кувыркается?

– Ты так и сказал?

– Ну аккуратнее сформулировал,?– снова пожал плечами Глеб.?– Мол, предательство близкого человека, измена мужа, прямо сейчас.

– В следующий раз проси просто, чтобы домой поехала, там ждут большие перемены. Она же за рулем.?– Вера поднялась и направилась к двери.

– Будет сделано, мой генерал. Кстати, Верусик, а что там Оля сегодня утром болтала на тему того, что на работе будет женщина плакать? – остановил ее Глеб.

Стало слышно, как бьется в окно первая назойливая муха. Вера взялась за ручку двери. Не меняя позы и не поворачиваясь к мужу, уточнила:

– Когда она это сказала?

– Да за завтраком. Забыла?

Глеб поднялся и мягко, по-кошачьи приблизился к жене. Положил руки на плечи и привлек к себе.

– Она тоже видит? – ласково прошептал Вере в ухо.

Та, не сдавая позиций, ровным голосом отрезала:

– Нет, она ничего не видит. Просто ей пятнадцать. У нее бывают странные шутки.

Вера вышла в коридор и прикрыла за собой дверь. Только после этого выдохнула. Она знала, что Глеб не сдвинулся с места, размышляя о том, врет ли ему жена. Но сейчас было не до мыслей мужа. То, что он сказал, напугало и расстроило. Сегодня надо поговорить с Олей. Обязательно. Но вначале еще один разговор.

Вера повернула направо и толкнула дверь в свою клетушку. На неудобном стуле, закинув ноги на старый фанерный стол, сидел Борис. Нацепив на кончик носа очки, он с увлечением читал забытую Верой книгу, время от времени отхлебывая остывший чай из ее чашки.

Борис смотрелся в крошечной комнате инородным объектом. Словно генеральный директор крупнейшей корпорации, наведавшийся на обед к уборщице.

– Отличная книга, Вера Григорьевна, дадите почитать? – не поворачивая головы, поинтересовался он.

– Борис Вольдемарович, я же сказала «нет»,?– сложив руки на груди, Вера прислонилась к косяку.

– Ах, Вера Григорьевна, знали бы вы, сколько раз я это слышал за свою жизнь. И что? Где бы я был, если бы всегда верил всем на слово?

– Моему слову можете верить, Борис Вольдемарович.?– Вера сделала два шага по направлению к столу и протянула руку.?– Хотела сегодня дочитать, не возражаете? – кивнула на книгу.

Борис продолжал держать потрепанный томик в руках. Улыбка сошла и дружелюбный тон неуловимо, но изменился.

– Возражаю, Вера Григорьевна.?– Борис поднялся со стула и приблизился. Невысокий, худощавый, с выраженным комплексом Наполеона. Вера почти одного роста с ним. И хотя она не переносила вторжения в собственное пространство и сразу хотела оттолкнуть приблизившегося человека, но подняла на Бориса глаза и решила перетерпеть. С таким можно обращаться только как с диким животным – ни в коем случае не показывать страха, иначе сожрет с потрохами.

– Может быть, я неверно выразился или вы не так меня поняли, но я бы хотел, чтобы с завтрашнего дня вы работали только на меня. Стали персональным консультантом, – отчеканил Борис.

– Я не консультирую, обратитесь к Глебу,?– отрезала Вера.

– Бросьте, Вера Григорьевна. Это даже нелепо. Зеркальце обманное зачем в комнату поставили? – Борис издевательски ухмыльнулся.

– За мужем наблюдать. Скучаю, знаете ли, без него каждую секунду. Прям дышать не могу.

Борис не выдержал и рассмеялся без малейшего намека на веселье, удивительным образом не меняя выражения лица.

– Вера Григорьевна, не глупите. Не хотелось бы портить с вами отношения, мы ведь почти стали друзьями. Вы даже согласились принять подарок. Я думал, мы поняли друг друга.

– Ваш подарок стоит на парковке возле вашего офиса, я предпочитаю ходить пешком, как я вам и сказала.?– Вера сделала попытку обойти Бориса, но тот схватил ее за руку и привлек к себе.

– Если я сказал, что станешь работать на меня, значит, так и будет,?– прошипел он ей в лицо.

– А если я сказала «нет», то на всех языках мира это означает «нет».

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

– Зачем вам Глеб Николаевич? – Борис вдруг сделал шаг назад, снова навесил на лицо приветливую улыбку, но руку Веры не выпустил.

– Странный вопрос,?– искренне удивилась Вера,?– это мой муж.

– Ну зачем вам муж-изменщик, Вера Григорьевна? Вы молодая красивая женщина, гоните его,?– вкрадчиво пропел Борис.

– Что,?– не поняла та,?– это новый способ склонить меня к сотрудничеству? Мелко играете, Борис Вольдемарович.

– Да бросьте, вы-то наверняка в курсе.?– Борис пристально всмотрелся ей в лицо. Не может быть, чтобы не знала.

– Не понимаю, о чем вы говорите.?– Тон Веры изменился, в нем зазвучали стальные нотки.

– Вера Григорьевна, ну не может быть, чтобы вы не знали, что почти каждый вечер, в районе девяти, ваш муж снимает девицу и отправляется в гостиницу «Метрополь». Девицы каждый раз разные, надо отметить. В гостинице проводят пару часов, после чего возвращается к вам. Понимаю, современные нравы, острота в отношениях и все такое, но вам-то это зачем?

– Вы врете! – Щеки Веры запылали.?– Быть такого не может.

Борис достал из кармана телефон, порывшись, вывел на экран фотографию и сунул Вере под нос.

– Узнаете? А вот еще одна и еще одна. Не дурите, Вера Григорьевна. Я, по крайней мере, не обещаю верности до гробовой доски. Это будет чисто деловое партнерство.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное