Александра Миронова.

И дам вам сердце новое



скачать книгу бесплатно

Женя села за руль, нажала на кнопку завода двигателя, увидела, что пацан так и не сел в машину.

– Ты там уснул, что ли? Даже не думай бежать, я быстро езжу. – Она перегнулась через сиденье и шире распахнула боковую дверь, приглашая мальчика сесть.

Лева принял ее приглашение, неловко плюхнулся в салон, немного поерзал на кресле, устраиваясь, и сложил руки на коленях.

– Это он вам подарил? – он неопределенно мотнул головой в сторону шикарного дома, из которого они только что вышли.

Женя фыркнула.

– Я что, не похожа на человека, который сам себе может купить машину?

– Вы что, олигарх?

– Никакой я не олигарх, но и цену себе знаю. Пристегнись, и поехали.

Лева неловко завозился с ремнем безопасности. Женя закатила глаза.

– Элементарных вещей не знаешь? Чему тебя только учат?

Она перегнулась через пацана и пристегнула его, почувствовав легкий запах кондиционера для белья, отметила потертость клетчатой рубашки и свалявшийся пух на скромном сером свитере. Бедненько, но чистенько. Странно, обычно такие дети не склонны к авантюрам. Хотя что она знает о детях?

Плавно начав движение, Женя подъехала к шлагбауму, преграждавшему допуск простым смертным в элитный жилой комплекс. Кстати, надо разобраться, как мальчик вообще попал в ее дом? Наверняка подвезла та гадина, которая решила устроить ей неприятности. Неужели кто-то из тех, кто часто бывает у них в гостях? Илона?

Женя дождалась, пока охранник поднимет шлагбаум, кивнула ему и выехала на улицу. Включила громче Эннио Морриконе. «Золотой экстаз» – то, что требуется. Дорогу к Радужной она знала.

Решив не выезжать на центральную улицу, Женя ловко повернула в ближайший переулок и, немного пропетляв по крошечным улочкам, большинство из которых с односторонним движением, повернула на Радужную.

Улица располагалась за старым авиационным заводом и, казалось, выпала из параллельной реальности. Небольшая, застроенная двух– и трехэтажными домами довоенной постройки, между которыми извивалась первая городская трамвайная линия, ныне давно заброшенная. Дома на Радужной, казалось, разваливались на части, потеряв свой вид, осанку и красоту в безуспешной погоне за временем. Во дворах на громоздких растяжках все так же сушили белье, на покосившихся лавочках сидели старушки-сплетницы. Женя вздохнула – интересно, кому из соперниц могла прийти в голову мысль искать в этом районе себе помощников? Местные отбросы общества соврут и недорого возьмут.

– Какой номер? – она бросила взгляд на притихшего Леву, по-прежнему державшего руки на коленях.

– Высадите меня здесь, я дойду, – тихо прошептал мальчик.

– Размечтался, – насмешливо протянула Женя. – Вначале я поговорю с твоей матерью. В каком доме ты живешь?

Лева замолчал и низко наклонил голову, на глазах показались слезы. Все ясно, мать не в курсе его художеств. Ну что ж, тем хуже, в следующий раз неповадно будет ввязываться в сомнительные мероприятия.

– Молчать решил?

В ответ ни звука.

– Ну ладно, дорогой, не на ту напал.

Женя тормознула иномарку возле второго дома (единственного, сохранившего на потертом боку еще более истрепанный указатель с названием улицы и нумерацией).

В этом болоте наверняка все друг друга знают.

Бодрым шагом Женя направилась к двум бабулькам, сидевшим возле первого подъезда. Та, что выглядела крупнее, была одета в побитую молью светло-коричневую мутоновую шубу, и это несмотря на жаркую погоду. Лицо раскраснелось, из-под цветастого платка стекали капли пота, но бабке и в голову не приходило облегчить свою участь и снять его. Ее собеседница на контрасте с товаркой смотрелась совсем мелкой и куталась в огромную шерстяную кофту, завистливо поглядывая на шубу более зажиточной подруги. Женщины были заняты обсуждением концерта, который показывали по телевизору восьмого марта.

– Нет, ну ты видела Филиппа? Какой красивый мужчина, с годами только краше становится! И не женатый, ну надо же, где мои тридцать лет! – сокрушалась счастливая обладательница мутона.

– Ой, не знаю, я слышала, что он вообще не по этой части, – с легким уколом ответила ее собеседница.

– Да не может быть! – возмутилась «шуба». – Все врут! Просто таланту завидуют.

– Да уж поверь мне, не врут, – со знанием дела закивала «кофта».

– Извините, – Женя бесцеремонно прервала их увлекательную беседу, которая, без сомнения, шла уже по семидесятому кругу. Времени на экивоки не имелось. С досадным происшествием необходимо было покончить как можно скорее.

Вечер с будущей свекровью нарисовался неожиданно, к нему требовалось тщательно подготовиться. Ей всегда импонировала мать Станислава, иногда даже больше самого жениха. Ирена Григорьевна была учительницей, и, несмотря на мужа, успешного банкира, работу она не бросила и всю жизнь посвятила воспитанию единственного сына и десятка чужих детей. Жене хотелось купить Ирене Григорьевне красивый букет цветов и какой-нибудь вкусный торт. Или набор пирожных, или модных макарун. А время приходилось тратить на мелкие подставы. Женя встряхнулась и посмотрела на бабулек, выжидающе глазеющих на нее.

– У вас тут где-нибудь живет мальчик по имени Лев?

– Левушка? Конечно. А что с ним? – настороженно поинтересовалась крупная дама.

– Все с ним в порядке, мне бы маму его, – как можно более вежливо попросила Женя.

– Верушку? А что случилось-то? – дама не собиралась так просто сдавать свои позиции и выкладывать информацию. Очевидно, в этой паре именно она значилась тяговым локомотивом.

Женщина даже шубу расстегнула, окончательно вспотев от желания услышать пикантные новости. А в том, что они будут именно такими, она даже не сомневалась – достаточно было глянуть на девицу, стоящую перед ней. Ходячая проблема.

Бабуля сгорала от любопытства, ведь самым значимым событием в ее жизни за последние полгода являлась лопнувшая труба в восьмом доме. И то досадное происшествие как-то слишком быстро ликвидировали.

– Что случилось-то с Левушкой? – настойчиво повторила она свой вопрос.

– Где мне найти его мать? – Женя прошла множество различных тренингов по коммуникации и четко знала – главное не ответ на вопрос, который тебе задают. Основная задача – это четко донести свой собственный «месседж». – В каком доме она живет? – Женя посмотрела в глаза той, что поменьше. Та была значительно более робкой и слабой.

– Так в шестом, только, наверное, на работе она, – залопотала бабка, сразу же подтвердив Женину догадку. – Вера в ЖЭКе работает, тут, неподалеку. ЖЭК в восьмом номере.

– А что случилось-то? – Казалось, еще несколько секунд, и поклонница Филиппа просто вцепится в худосочную девицу в белой рубашке и начнет ее трясти, чтобы вытряхнуть хоть капельку информации.

– Да ничего, в лотерею они выиграли, – криво улыбнулась Женя и, не попрощавшись, направилась к машине.

«Кофта» всплеснула рукавами.

– Ой, ну надо же, неужели Верушке повезло?

И бабульки тут же принялись обсуждать, что незнакомой Верушке надо сделать с неожиданно свалившимся ей на голову счастьем, уедет ли она из родного района или же положит деньжищи в банк под огромные проценты. Во мнениях не сошлись, и Женя была готова поклясться, что сейчас произойдет грандиозная ссора. Но ее это мало волновало.

– Значит, живешь ты в шестом доме, а мама твоя работает в восьмом, – констатировала Женя, садясь в машину. – Вот к маме сейчас и поедем.

Она завела двигатель.

– Не надо, пожалуйста, – Лева вдруг разрыдался. – Она ничего не знает, не говорите ей!

– Ну, я, конечно, могу промолчать, но только при одном условии. Ты скажешь, кто тебя прислал.

– Да никто меня не присылал, я сам, сам! – Лева вдруг распахнул дверцу автомобиля и кинулся бежать. Женя растерялась буквально на секунду, затем выпрыгнула из машины и бросилась за ним.

– Стой, засранец! Куда? Я все равно знаю, где ты живешь!

У Левы было несравненное преимущество в виде отличного знания родного района. Под удивленными взглядами сплетниц он кинулся ко второму дому, свернул за гаражи и словно испарился. Но Женя могла дать ему фору в физической подготовке. Бегала она явно быстрее (спасибо ежедневным тренировкам при любой погоде).

Она обогнула гараж и увидела, как пацан бежит по направлению к дому, стоящему по диагонали от второго. Автоматически отметила на нем шестой номер. Прибавила скорость. Когда она схватила пацана за рукав легкой курточки, она даже не запыхалась.

– Далеко собрался?

У пацана пот катился градом по лицу, он тяжело дышал, посинел, казалось, еще немного и он задохнется. Женя на секунду удивилась – они пробежали всего ничего, откуда такая реакция у маленького мальчика?

– Где твоя мать? – Женя отбросила ласковый тон и почти прикрикнула на пацана. – А ну, пойдем, восьмой номер должен быть где-то рядом. – Она поволокла упирающегося Леву за собой. Несмотря на внешнюю хрупкость, Женя обладала огромной силой, и маленький мальчик вряд ли смог бы с нею тягаться.

– А, вот же он! – она заметила мрачное двухэтажное кирпичное здание, практически слившееся с землей, на которой оно стояло. С правой стороны дом был облицован кирпичами, большая часть из которых раскрошилась и утратила первоначальный вид. А вот слева здание выкрасили серой казенной краской. Наверняка там и расположен ЖЭК.

– Отпустите его немедленно! – раздался взволнованный женский голос откуда-то сзади.

Женя обернулась. К ним со всех ног бежала женщина. Одетая в цветастое платье, туфли на низком каблуке и легкое весеннее пальто, на шее старомодная косынка в цветочек. Женщине на вид было около сорока, не накрашена и совершенно не следит за собой. Волосы растрепались, лицо раскраснелось, но даже эта горячность не возвращала ей краски, заложенные природой, а придавала чахоточный вид. Ожившая картина Мане, только не пастельно-зефирная, а мрачно-депрессивная.

Женщина подбежала к Леве и буквально вырвала его из рук Жени. Она принялась яростно целовать мальчонку и вдруг разрыдалась.

– Левушка, сыночек, где ты был? Я с ног сбилась! Мне из школы позвонили, что ты не пришел на занятия. Я домой кинулась, тебя нет, тетя Маша сказала, что ты уехал на автобусе, куда ты ездил? Я чуть с ума не сошла! – зачастила женщина.

– Он ездил ко мне, – холодно прервала этот поток любви Женя. Время поджимало. Надо бы еще на укладку заскочить и маникюр освежить.

– Кто вы такая? – Вера испуганно посмотрела на Женю, а потом перевела взгляд на Леву.

– Скорее, кто вы такая? Ведь это ваш сын, насколько я понимаю, сегодня заявился ко мне домой, – холодно ответила Женя.

– Зачем? Вы что, знакомы? – Вера не могла понять, что происходит.

– Ну вот сегодня и познакомились, – пожала плечами Женя. – Очевидно, кто-то заплатил ему, чтобы он сделал небольшую гадость. Опорочил меня перед женихом.

У Веры от возмущения пропали все слова и даже рот приоткрылся. Она посмотрела на сына и потом снова на Женю. По одному взгляду было понятно, что если бы она могла разделить наглую девицу на атомы прямо здесь и прямо сейчас, она бы непременно это сделала.

– Да что вы такое говорите! – наконец-то нашлась женщина. – Этого просто не может быть! – Она снова посмотрела на сына и сразу же прочитала правду у него на лице. Настоящая мать. – Лева, зачем ты к ней ездил? Ты что, с ума сошел?

Мальчик опустил глаза, открыл рот, чтобы ответить, и снова зашелся в приступе кашля. Женя брезгливо поморщилась и сделала два шага назад.

– Зачем вы больного ребенка в школу отпустили, у него что, температура? – с тревогой поинтересовалась она.

– Нет у него температуры, – торопливо отмахнулась Вера. – Лева, Левушка, сыночек, что такое, опять? – Вера беспомощно кудахтала вокруг сына, сложившегося пополам и надрывающегося в приступе кашля.

– Откуда вы знаете? Вы что, взглядом ее измеряете? Может, у него туберкулез? – Женя на всякий случай сделала еще один шаг назад.

– Глупости не говорите! – «домашняя курица» рассердилась и сурово посмотрела на Женю. «Типичная неудачница, одежда из секонда, кольца на руке нет, сынуля свет в окне, а он об маманю ноги вытирает. Вот и рожай после этого», – за несколько секунд отсканировала информацию Женя.

– Ничего не глупости, смотрите, как кашляет! – уверенно возразила девушка. – Впрочем, лечите чем хотите, но мне нужно знать, кто его нанял. Иначе придется разговаривать с ним в комнате полиции. Кажется, там есть специальная, для несовершеннолетних, – стараясь перекричать надрывающегося пацана, вещала Женя.

Кашель бесил, пацан раздражал, а беспомощная маманя так и вовсе сводила с ума, вся эта ситуация здорово действовала на нервы. Женя бы с удовольствием убралась из этого театра абсурда как можно скорее, но она привыкла доводить до конца начатое. А ей во что бы то ни стало надо было узнать, какая мерзавка придумала дурацкий план с чахоточным пацаном.

– Слушайте, – вдруг ее осенило. – Он у вас, случайно, в театр юного зрителя или какую-нибудь актерскую студию не ходит? Вон как кашляет, чтобы в полицию не идти.

Лева вдруг перестал кашлять, посмотрел на Женю, сделал глубокий вдох, чтобы ответить, и потерял сознание. Вера упала на колени рядом с сыном.

– Лева, Левушка, ты что, Лева! – она принялась тормошить пацана.

Женя, сбитая с толку происходящим, сделала шаг ближе. Когда-то она целенаправленно ходила на курсы оказания первой помощи, наивно мечтая стать врачом, и слушала там очень внимательно.

– Что с ним? – вдруг беспомощно обратилась к ней Вера.

– Я не знаю, что с ним, дайте мне посмотреть. – Женя отодвинула бестолковую мать в сторону и подошла к пацану, положила палец на сонную артерию и принялась считать пульс: – Раз, два, три… – она осекалась. – Что это?

Женя заметила большое пятно на ладони у мальчика, с которого кровь тягуче переливалась на потертые края дешевого свитера. Кажется, мальчик кашлял кровью и, прикрыв рот рукой, выплеснул часть мокроты на нее.

Женя поднялась и снова отступила от пацана.

– Вызывайте «Скорую», – быстро приказала она.

– Сейчас, сейчас, – бестолково засуетилась Вера. – Мне надо домой, телефон там.

Она поднялась, намереваясь броситься к дому, сделала два шага в его направлении и тоже свалилась на землю без сознания.

Женя в неверии смотрела на открывшуюся ей картину. Пацан в крови и рядом его мать. Оба без сознания. Она растерянно огляделась вокруг – пара любопытных соседей выглядывала из окон.

– Ну что вы смотрите? «Скорую» вызывайте! – крикнула им Женя. Лица любопытствующих сразу же скрылись за старыми выцветшими занавесками.

– Сволочи, – в сердцах выругалась Женя, достала мобильный телефон и набрала номер.

– Да, здравствуйте. Радужная, шесть. Без сознания мать и ребенок, мальчик, не знаю сколько лет, восемь или девять где-то. Он кашлял кровью. Пожалуйста, побыстрее приезжайте. Через сколько? Да вы что, издеваетесь? Они на улице лежат, нет, я не могу их перенести в помещение, я вообще не здесь живу. Обалдели вы, что ли, приедете через час? Пожар, ну а я при чем… Эй, женщина, подождите!

С той стороны понеслись гудки. Женя беспомощно огляделась вокруг. На улице ни души. Две трусливые соседские рожи, спрятавшиеся за занавесками, явно не спешат прийти на помощь. Рабочий день в разгаре, большинство обитателей местных трущоб на работе. Первой мыслью было броситься к бабкам и попросить их присмотреть за пацаном и его матерью до приезда «Скорой помощи». Женя даже сделала шаг в сторону соседнего двора, но потом остановилась.

Нет, она не сможет оставить их здесь лежащими на земле просто так. Черт, черт! Прикусив губу, чтобы не закричать от злости, Женя подошла к лежащей на земле без чувств Вере и со всей силы (даже с неким плохо скрываемым удовольствием) закатила ей пощечину. Нарожают детей, а дать им толку не могут!

– Эй, а ну давай вставай, – жестко потребовала она.

Оплеуха помогла. Вера открыла глаза и затрясла головой, стараясь рассеять пелену перед глазами, смахивающую на густой кислородный коктейль. Попыталась встать и обхватила руками голову – та кружилась немилосердно.

– Вставай, давай, – Женя потянула ее за руку, плавно переходя на «ты». – Я в «Скорую» позвонила, она через час приедет, пожар какой-то приключился, все машины на вызове. Неси пацана домой и жди там. Перезвони им, скажи точный адрес.

С помощью Жени Вера поднялась. Но стоило той убрать руку, как женщина снова начала оседать на землю, потеряв равновесие. Женя подхватила ее. Вера была ниже ее ростом и весила, кажется, в разы меньше. Где в этом мире справедливость? Зачуханная тетка вряд ли знала, что такое спортзал и интервальные кардиотренировки.

– До дома сможешь пацана донести? – с сомнением поинтересовалась Женя. Вера посмотрела на нее и вдруг бухнулась на колени и заголосила.

– Помогите, пожалуйста, его надо к доктору срочно.

Занавески снова приоткрылись. Разворачивающаяся во дворе трагедия не могла оставить местных жителей равнодушными. Женя с ненавистью посмотрела на грязные окна. Да что же они, совсем человеческий облик потеряли? Сейчас умрут эти два неудачника, а милые соседи с удовольствием все запишут на камеру да в Интернет выложат, вместо того чтобы выйти во двор и помочь.

– Я не доктор, – Женя попыталась отцепить Веру от своих коленей. Но женщина, еще пару мгновений тому назад валявшаяся без сознания, вцепилась в нее намертво.

– Помогите, он же сейчас умрет! – заголосила Вера.

Женя бросила взгляд на часы – почти двенадцать, а у нее еще конь не валялся. Она закатила глаза.

– Хорошо, хорошо! Далеко у вас больница?

– Нет, буквально пять минут езды, районная.

Вера встала. Женя искоса поглядела на тетку – та даже не заметила, что все колени разбиты, колготки порвались и туфли испачкались. Похоже, она не из тех, кого тревожит внешний вид. Недаром говорят, что дети – это цветы на могиле родителей.

Женщины подошли к Леве, мальчик по-прежнему лежал без сознания. Женя наклонилась, чтобы пощупать его пульс. Он был тонким, нитевидным. Она взглянула на Веру, снова готовую разрыдаться.

– Нужно донести его до машины, я стою в паре дворов отсюда. Довезу вас до больницы.

– Спасибо вам большое, – забормотала Вера. Она наклонилась над Левой и попыталась поднять его. В какой-то момент ей это удалось, но уже буквально через минуту она чуть не упала рядом с ним. Груз оказался слишком неподъемный для матери. Женя глубоко выдохнула, чтобы не раскричаться. Что за день-то такой? Где они взялись на ее голову? Она решительно отодвинула Веру в сторону.

– Отойдите.

Женя легко подхватила мальчика на руки. Казалось, он весил совсем немного, гораздо меньше, чем она предполагала. Прижав живой груз к себе, Женя решительно двинулась к гаражам, через которые они с Левой попали во двор. Старалась не дышать – мало ли чем он болен? Вера засеменила рядом.

– Вы его что, совсем не кормите? – с раздражением поинтересовалась Женя. Мальчик весил меньше пса, живущего у родителей Станислава.

– Кормлю, только он в последнее время ничего не ест! – посетовала Вера, на щеках снова запылала лихорадочная краска, женщина начинала немного приходить в себя.

– Так заставьте, вы же мать, – сердито буркнула Женя.

– Не могу я заставлять. Потому что я мать.

Женя хмыкнула. Под взглядами сочившихся любопытством бабок они пересекли соседний двор.

– Верушка, что случилось-то? – заголосила худенькая старушка.

– Все в порядке, Марья Петровна, я потом расскажу.

– Левушке плохо, да? – полная бабушка даже приподнялась, с целью подробнее рассмотреть происходящее.

– Ему лучше всех, – огрызнулась Женя и ускорила шаг. Бабки тоже действовали на нервы. Не дай бог дожить до обсуждения концертов и Филиппа. – Достаньте у меня из кармана ключи, – попросила девушка Веру, когда они подошли к машине. Та вытянула брелок из заднего кармана Жениных легинсов и бестолково протянула ей.

– Откройте же, – едва сдерживая раздражение, попросила Женя. Ну что за курица?

Вера нажала на кнопку «закрыть».

– Другая, там, где замочек открывается, – закатила глаза Женя.

– Простите, простите, ради Бога, – забормотала Вера, попыталась нажать на нужную кнопку и уронила брелок в пыль.

– У нас нет машины, – начала слабо оправдываться Вера, поднимая брелок и с третьей попытки нажимая на верную кнопку.

– Это я уже поняла, – пропыхтела Женя, укладывая Леву на заднее сиденье. Пацан побледнел до синевы, и Женя впервые испугалась – а если она не успеет его довезти до больницы? Нужно было ждать «Скорую» и не ввязываться в это. Вечно ей доброта мешает, а ведь была уверена, что почти изжила ее.

– Я сяду рядом с ним, – засуетилась Вера.

– Не стоит, садитесь рядом со мной, ему там нормально, – приказала Женя. Похоже, этой клуше надо отдавать четкие команды, чтобы она хоть как-то разумно действовала.

С трудом пристегнув лежащего Леву и собственноручно пристегнув Веру (у той тоже возникли проблемы с ремнем), Женя тронулась в путь. Вера развернулась и не сводила глаз с Левы.

– Он, он не дышит, – Вера поднесла кулак ко рту и укусила его, чтобы не разреветься.

Женя волновалась, но старалась ничем не выказать свое волнение. Стоит ей дать слабину, и в машине начнется фирменный дурдом.

– Глупости. Просто дыхание слабое, – уверенным тоном заявила она. – Сейчас врачи им займутся, не переживайте.

– У вас есть дети? – Вера медленно перевела взгляд на Женю. Та вздрогнула.

– Нет. У меня нет детей.

– Тогда вы не поймете…

– Уж объясните мне, непонятливой, – Женя вдруг начала заводиться. Еще не хватало, чтобы эта неудачница учила ее жизни.

– Я не могу перестать волноваться, это сильнее меня. Лева это все, что у меня есть, – выдала она банальную фразу.

– Единственный ребенок? – девушка привычным жестом откинула челку, выбившуюся из идеального пучка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6