Александра Лисина.

Темный лес. Дикий пес



скачать книгу бесплатно

Пролог

На залитой солнцем опушке царило напряженное молчание, хотя там находились шестеро смертных, трое эльфов и одна нервно расхаживающая из стороны в сторону Гончая, которую появление перворожденных буквально выбило из колеи.

Наемники, едва схлынула первая оторопь, предпочли отойти в сторону и благоразумно закрыть рты. А уши, напротив, навострили, чтобы услышать каждое оброненное слово и попытаться понять, что здесь происходит, почему Белик так резко переменил свое мнение, откуда вообще знает этих остроухих и наконец почему сами эльфы ведут себя столь странно. Вместо того чтобы расспрашивать, злиться или что-то доказывать, лишь безмолвно следят за мечущимся мальчишкой, терпеливо дожидаясь, пока он успокоится.

Белка растерянно взъерошила волосы и в который раз посмотрела на заказчика. Да, он по-прежнему был скрыт под искусно наведенной личиной, выглядящей невероятно естественно. Тонкий нос, благородные брови, красивый овал лица… Черные волосы уложены в сложную прическу. Но вот глаза у него были слишком приметными. Властные, с хищным огоньком в зеленой глубине. Опасные глаза существа, привыкшего повелевать и требовать подчинения. Именно они выдавали его сейчас, потому что это были глаза великого темного мага, в котором, как и во всех мужчинах его рода, неизменно проглядывал безумный владыка Изиар.

Она нерешительно остановилась, даже сейчас с трудом различая под маской ослепительно красивое лицо, с которым не смогла бы сравниться никакая личина, и совершенную гармонию черт, свойственную всему роду Л’аэртэ. Но даже если бы из-под наведенного лика не проступила истинная суть остроухого мага, то умело скрытые иллюзией белые волосы не позволяли усомниться ни на миг – на Лиаре был только один темный эльф, имеющий белоснежную гриву.

– Ну, Тиль, – ошарашенно помотала головой Белка, – честное слово, мне просто нечего сказать. Кого угодно был готов увидеть, но не тебя!

– Ты не рад? – мягко уточнил эльф.

– Да как сказать… Ты какого Торка здесь делаешь? Спокойная жизнь надоела? Чертоги наскучили? Развлечений захотелось или решил проведать Тира?

– Всего понемногу.

– Торково племя… Но почему без свиты? В таком виде! – Белка растерянно оглянулась на молча взирающих на нее братьев. – Да еще и с ними! Ты что, решил переполох устроить в своем лесу? Что за шутки, Тиль?

– Никаких шуток, малыш, – спокойно отозвался Тирриниэль илле Л’аэртэ, владыка Темного леса. – Напротив, все очень серьезно. Ты же знаешь: я никогда и ничего не делаю просто так. И если искал именно Ходока, значит, в нем действительно возникла необходимость. В первую очередь для меня.

Белка демонстративно сложила руки на груди.

– Ну давай, рассказывай. Мне даже интересно стало. Что это за причина такая, из-за которой ты впервые за последние годы решил выбраться из леса? И что за проблема, которую ты не смог решить сам, а потащился аж в Новые земли вместо того, чтобы просто отправить зов внукам? Думаешь, Эл бы не помог? Отказал бы в проводнике, раз уж ты надумал попутешествовать? Или Тир бы заупрямился, не пожелав тратить время и силы на переход? Насчет быстрого пути бы не договорился с гномами? Наконец какого Торка тебе потребовался Ходок, когда ты можешь до Золотого леса добраться за пару-тройку дней, просто воспользовавшись нужным порталом?

– Это долгая история, – вздохнул Тирриниэль.

– Ничего.

Времени у нас хватает. Так что не мнись и выкладывай, пока я еще могу себя сдерживать.

Владыка Темного леса только хмыкнул и заговорил.

Глава 1

– Думаю, нет необходимости напоминать, куда и зачем некоторое время назад исчез здешний хозяин, – осторожно начал Тирриниэль, будто ступал по тонкому весеннему льду. – Как нет нужды говорить, что именно по этой причине Проклятый лес в последние годы стал вести себя беспокойно. Золотые встали на стражу его границ, увеличили количество патрулей и до сих пор пристально следят за всем, что творится возле кордона…

Белка прищурилась:

– Продолжай.

– Полагаю, ты помнишь и то, чья это была идея и почему был усыплен Лабиринт…

Она совсем насторожилась.

– Для чего создавался известный тебе портал и отчего перед чертогами повелителей Золотого леса до сих пор стоят две весьма приметные скульптуры…

– Тиль, мне очень не нравится твое предисловие!

– Мне тоже, – признался темный эльф. – Но в некотором роде эта вина легла и на мои плечи. Увы, у меня нет силы Таррэна.

– Он не хотел рисковать, – сухо бросила Белка, снова начав мерить шагами поляну. – Ни тобой, ни Тиром, ни Элом. Поэтому и ушел один. Я, как ты знаешь, этому был не рад, но пойти следом не мог, а переубедить его не успел. Поэтому, собственно, все последнее время и стараюсь быть неподалеку. На случай… да на любой случай. Даже на тот, если его перстень окончательно погаснет.

Тирриниэль отвел взгляд:

– Прости. Я не думал, что получится так плохо.

– Ты же не извиняться сюда пришел? – прищурилась Гончая, заложив руки за спину и отвернувшись, чтобы не видеть раскаяния на его красивом лице. – Не за тем, чтобы убедиться, что я уже не злюсь? И не за тем, чтобы позвать на ваш дурацкий бал, где меня не было…

– Да, – тихо отозвался эльф. – Тебя не было в Темном лесу очень долго.

– Может, вообще больше не будет.

– Бел…

– Не смей, Тиль! – жестко оборвала она. – Я был против тогда и я против сейчас. Более того: я просил вас не рисковать понапрасну и подождать еще пару лет, когда мы бы тщательно исследовали портал и риск для Таррэна стал бы минимальным. Я просил вас быть осторожнее. Умолял пока просто усилить полог сна над нашими кошками и не лезть в неизвестность очертя голову. Так?

– Да, Бел. Я виноват…

– Нет, Тиль! Ты не просто виноват! Именно ты убедил остальных, что риска почти нет! И это ты помог открыть портал, когда меня не было рядом!

Владыка эльфов сконфуженно опустил глаза:

– Я понимаю, что ты сердишься…

– Я? – резко обернулась Белка. – Тиль, я не сержусь – я в ярости! На Тира, так как он решил управиться сам! На Эла – за то, что не остановил мальчишку! И на тебя – особенно! Потому что это ты должен был за ними присматривать! Я тебе их доверил! Тебя просил быть осмотрительнее и не позволять Таррэну скакать в портал, словно неразумному юнцу!

– Да, – неслышно вздохнул Тирриниэль. – Но Таррэн был уверен, что медлить нельзя, а в таких вещах я доверяю ему полностью. Он сильнее всех нас вместе взятых. И мудрее – тоже. Он знал, что делал, когда уходил.

– Не говори мне, что это он во всем виноват!

– Я всего лишь выполнил то, о чем он меня просил!

– И не выполнил то, о чем просил тебя я!

– Малыш…

– Не смей меня так называть! – окончательно взъярилась Белка, бешено сверкнув позеленевшими глазами. – Ты понял? Не смей!

Она резко отвернулась, сжав кулаки и до боли прикусив губу, чтобы не сорваться. Какое-то время стояла неподвижно, крепко зажмурившись и тяжело дыша в попытке унять бушующую кровь. Молчала, чтобы не наговорить в запале совсем уж страшных вещей. Тишина затянулась настолько, что эльфы заерзали, наемники начали тревожно переглядываться, а свирепый грамарец осторожно переступил ногами и вопросительно пискнул.

– Молчи, – тихо попросила Белка. – Все пока помолчите. Дайте мне время.

Она еще несколько минут постояла, успокаиваясь и приводя в порядок растревоженные мысли. Устало растерла лицо, смахнула с ресниц непрошеные слезы. Наконец глубоко вздохнула и медленно подняла голову:

– Извини, Тиль. Я все еще на тебя злюсь. Но и сделать ничего не могу, потому что исправить вашу ошибку уже нельзя, мстить за нее глупо, а простить… слишком сложно. Вы все поторопились с порталом, особенно Таррэн.

– Он хороший маг, – мягко сказал владыка Л’аэртэ, – и не наделает глупостей. А как только закончит с делами, сразу вернется. Хотя бы потому, что никогда от тебя не откажется.

Она снова прерывисто вздохнула и наконец присела напротив слегка расслабившихся эльфов.

– Ладно. Чего уж теперь… Зачем вам понадобился Ходок? Вы ведь его не просто так целый месяц искали?

– Нет, конечно, – незаметно перевел дух Картис. – Владыка Л’аэртэ посчитал, что он поможет Темному лесу избавиться от некоторых… э-э-э… проблем.

– В самом деле? – Белка быстро покосилась на Тирриниэля: забавно, что он не сказал Стрегону о своем высоком статусе. – И что же такого случилось, что он рискнул просить помощи? Насколько я помню, этот гордец даже про Уход помалкивал, пока не стало слишком поздно?

Тиль неуловимо поморщился:

– Скажем так: причина его беспокойства весома. Три месяца назад он получил зов из Золотого леса и короткое послание от владыки Тирраэля о том, что известный тебе портал стал слегка… нестабильным.

– Что?!

– Не переживай, ничего страшного не произошло, – поспешил вмешаться Ланниэль, едва не перебив своего повелителя. – Отец сказал, что там появилось некое волнение, которое пока сложно расценивать как-то определенно. Но золотые решили, что нашим магам тоже стоит на него взглянуть, поэтому мы здесь.

– Чего ж вы пешком поперлись? – мрачно осведомилась Белка. – Делать больше нечего? Явились бы через портал, пожали друг другу руки да разобрались бы на месте…

– Темный лес официально не поддерживает отношения с Золотым, – напомнил Тирриниэль. – Поэтому ни о какой делегации речи быть не может: совет взбеленится, если узнает, что на самом деле связь между нашими родами до сих пор существует.

– Ну конечно, – язвительно фыркнула Гончая. – Эти старые крысы скорее руку себе откусят, чем признают, что проиграли! И будут до скончания веков кричать, что золотые нарушили закон! Спелись со смертными и (какой ужас!) нагло выдают им ваши великие тайны!

– Что-то вроде того. Поэтому, как ты понимаешь, ни о каком портале или тем более о визите вежливости даже заикаться не стоило.

– Неужто ваш владыка утратил хватку? – вдруг усмехнулась она. – Что, не мог стукнуть кулаком по столу и велеть всем заткнуться? Или жахнуть по кому-нибудь огнем и сделать так, как решил? Кто б ему возразил? Неужели он сдает позиции?

– Нет, – спокойно отозвался Тирриниэль. – Он решил, что без шума все будет гораздо проще. Поэтому в Золотой лес мы ушли втроем: я, Картис и Ланниэль.

– Гениально! Ты у нас самый невзрачный остроухий во всем Темном лесу! Уйдешь, и об этом ни одна ушастая собака не прознает! Такой незаметный, маленький и скромный! Тень, дух и вообще, можно сказать, в глаза никому не бросаешься!

– Не совсем так, Бел. Но мы нашли способ прикрыть мой отъезд.

– Да ну? – невольно восхитилась Гончая. – И кто же остался там вместо тебя?

– Линнувиэль.

– Что-о-о?!

– Да, – спокойно кивнул Тирриниэль. – Немного магии крови, искусная личина, нужная одежда и пара дополнительных штрихов, после которых почти никто не сумеет нас отличить друг от друга. Линнувиэль согласился, что это хороший выход. Навел на меня эту маску, слегка подучил манеры и остался изображать активную деятельность, чтобы совет так и не прознал, куда подевался из леса один, как ты говоришь, «маленький и незаметный» эльф.

– А Картис? – непонимающе нахмурилась она.

– Как раз накануне отъезда бедняга Картис впал в немилость, поскольку умудрился зацепить своего лорда на тренировке. Да так неудачно, что порезал ему лицо и отдавил правую ногу.

– Левую, – флегматично поправил повелителя Картис. – На совете мы сказали, что это была левая нога.

Гончая громко присвистнула:

– Картис! Выходит, тебе прилюдно набили морду?

– Ну… Набить не набили, зато громко отчитали. И, я бы даже сказал, весьма… пылко.

– Бедняга, – посочувствовала Белка, слегка развеселившись. – Зная вашего лорда, вполне могу себе представить, как он зверствовал.

– Ничего он не зверствовал, – пробурчал владыка эльфов. – Так, штаны ему подпалил и велел дураку убираться, пока рана на лице не затянется. Потому что наш общий знакомый умудрился порезать его не простым клинком, а именным. А раны от такого лезвия даже у хороших магов подживают… кхм… плохо. И, как ты знаешь, требуют наложения особого вида чар, за которыми практически не видна настоящая аура.

– Тиль! Да вы сумасшедшие, раз рискнули так дразнить совет!

– Знаю, риск был. Но в итоге все вышло отлично, и они до сих пор любуются на разукрашенную физиономию своего владыки, тогда как мы спокойно сидим здесь и никого не раздражаем.

– Ладно, а Лан? Как вы его вывели? – невольно заинтересовалась она. – Хранителей слишком мало, чтобы даже вероятный кандидат в их ряды смог бесследно исчезнуть. Как вы это обыграли?

– Проще простого, – улыбнулся юный эльф. – Мы с отцом малость повздорили насчет наследства. Можно сказать, «опрометчиво» вынесли сор из избы и слегка погорячились. В смысле пошумели, пару рощиц в округе сожгли. Покричали, естественно, для большей достоверности. Вот меня и отправили в Ланнию в качестве второго посла – набираться, так сказать, ума-разума. С разрешения и соизволения высокого лорда.

– Верно, – кивнул владыка. – После их «разговора» чертоги три дня дымились, поскольку наши маги, как ты знаешь, бывают буйными. Владыка подумал и решил, что одного отошлет на долгое время в подземелья Иллаэра, чтобы постигал себя. Ну, чтоб хроники почитал, успокоился. Там его никто не хватится. А второго под шумок убрали из леса, дав строгий наказ не возвращаться, пока не научится контролировать эмоции. Где же этому учиться, как не в работе со смертными?

– Ага, – хитро улыбнулся Ланниэль. – Я честно добрался до Ланнии, а потом тихонечко открыл портал и умыкнул «ценного посла» (то есть себя) поближе к Драконьему хребту. Отец остался руководить, совет до сих пор скрипит зубами, большая часть вообще ни о чем не подозревает… Владыка все хорошо продумал.

– Хитрецы, – хмыкнула Гончая. – Но, Тиль, ты не боишься, что Линнувиэль не справится? У тебя ж там немало недоброжелателей накопилось. Вдруг они рискнут головы поднять? Или, чего доброго, силушку его поиспытывать?

– Нет, не боюсь: я оставил ему венец.

– Как?! – ошеломленно моргнула она, но владыка Л’аэртэ только кивнул. – Вот теперь я вижу, что тебя действительно припекло! Выходит, если что, Линни сможет жахнуть не хуже, чем ты?

– Нам пришлось потратить некоторое время на частичную передачу сил, поэтому я и ушел не сразу, как только получил зов. Но теперь если вдруг что-то пойдет не так, то Темный лес по-прежнему будет в сильных и надежных руках.

Белка неожиданно посерьезнела и со странным выражением уставилась на царственного эльфа. Странно, что Тиль решился на такой шаг, как частичная передача, и даже отдал венец с накопленной в нем немалой силой. Фактически он дал понять, что, если с ним что-то случится, Линнувиэль должен будет принять на себя всю полноту власти и продолжить династию Л’аэртэ. Более того, если старший хранитель знаний вдруг решит начать свою игру и попытается сделать это при жизни своего лорда, тому придется очень постараться, чтобы вернуть утраченное.

– Тиль? Все настолько серьезно?

– Да, Бел, – без малейшего сомнения кивнул владыка эльфов. – Я постарался предусмотреть все. Даже тот вариант, что наши недоброжелатели все же рискнут проверить мои силы.

– Совет? – быстро уточнила она, покосившись на обратившихся в слух наемников.

Тирриниэль так же быстро кивнул, но, против ожиданий, не велел братьям погулять пару часиков неподалеку.

– Плохо, – нахмурилась Гончая. – Кажется, я слишком давно не был у тебя в гостях, раз они опять зашевелились. Забылись? Или обнаглели? Тиль, ты про них что-то выяснил?

– Все, Бел. За последние десять лет я выяснил про них все, включая серьезные грехи трех старейшин. Правда, в этот год они заметно оживились. С виду вроде ничего серьезного: тут не до конца исполнили приказ повелителя, там малость сократили сроки, немного «недопоняли» слова, чуть-чуть запоздали с поклоном… сам понимаешь. Явных причин для неудовольствия нет, но тенденция настораживает.

– И ты оставил их на Линнувиэля? – совсем нахмурилась она.

– Нет, – тонко улыбнулся владыка эльфов. – Это было бы глупо – оставлять на кого-то своих преданных врагов. Поэтому я сделал лучше: позволил одному из не самых верных своих сторонников услышать немного лишнего.

– Та-а-ак… Хочешь сказать, что у вас случилась запланированная утечка?

– Именно. Те, кому надо, уже знают, где я, с кем и куда собираюсь.

– Не боишься, что Линни там станет тяжко?

– Нет, – качнул головой царственный эльф. – У них сейчас иные заботы. Ведь мои силы вдалеке от источника уменьшились. Здесь я более уязвим. Менее защищен. Никакой охраны, не считая Картиса. Никаких магов, кроме юного Ланниэля. Никакого сопровождения и дополнительной защиты. Я открыт, Бел, как никогда за полтора тысячелетия открыт для них. Думаешь, совет упустит такой шанс?

Белка прикусила губу, искоса поглядывая на владыку Л’аэртэ.

Он прямо-таки ненормально спокоен, когда говорит, что уязвим для чужой стрелы, магии и любой иной атаки. А ведь ситуация в Темном лесу наверняка более чем накалена, раз уж он несколько месяцев потратил на то, чтобы красиво уйти… постарался оставить за собой вполне различимый след, избавив тем самым Линнувиэля от лишних проблем… Раз взял для охраны лишь шестерых смертных да еще занялся поисками проводника в здешних неспокойных местах…

– Ти-и-иль? – с нескрываемым подозрением протянула Белка. – Ты хочешь сказать, что за нами скоро увяжется хвост?

– Уже увязался, – безмятежно улыбнулся Тирриниэль. – Думаешь, для чего Ланниэль был отправлен не во временное изгнание, а послом, когда его отсутствие можно так легко проверить? Или Картису прилюдно всыпали по первое число, но не пришибли на месте, а только пальчиком погрозили? Думаешь, чего я задержался на тракте? Лошадей оставил на первой заставе и сделал все, чтобы нас запомнили. Не явно, конечно, а то это было бы странно. Там – кроха оброненной магии, здесь – лоскуток плаща, а еще через сотню шагов – намеренно упавшая в траву булавка…

– То есть та армия недоброжелателей, на которую наверняка расщедрился ваш совет, уже топает за тобой?

– Точно, – кивнул темный владыка. – Я не зря им три месяца намеки делал, поэтому по нашим следам ползет немало магов и наемников…

– Ты что, спятил? – отшатнулась Белка.

– Ты же не думаешь, что я позволю им перечеркнуть свои планы или испытывать на прочность Линнувиэля? Может, считаешь, что я сволочь и пытаюсь убрать соперников чужими силами?

– Ты не сволочь, а болван, Тиль! – всплеснула она руками. – Да если у вас в лесу все так плохо, если ты действительно встал совету поперек горла, то за возможность от тебя избавиться они ничего не пожалеют! А то и сами сюда притащатся, чтобы быть уверенными!

– Я очень на это надеюсь.

– Что?!

– Бел… – внимательно посмотрел на невестку царственный эльф. – Я ведь не зря столько времени тянул. Не зря выжидал и несколько месяцев осторожно распускал слухи. На самом деле совет еще не пришел к единому мнению относительно моей персоны. Они еще не готовы выступить открыто. Пока только размышляют, прикидывают, как подобраться, чтобы были и повод, и возможность решить это одним махом. Я, как ты правильно понял, в последние годы им сильно мешаю. Ограничиваю в ряде вопросов, которые кажутся им жизненно важными. Я не даю делать то, что они хотят, пресекаю попытки изменить наш уклад. Зажимаю, ущемляю и всячески стараюсь держать линию, выбранную нашим лордом еще пятьсот лет назад, – линию на сближение со смертными. Конечно, не так резко, как это сделал Золотой лес, иначе у нас случилась бы настоящая война, но жестко, чтобы они понимали, что это не остановить. Совет, как ты знаешь, до сих пор упорствует. Они категорически возражали против обучения смертных. Они почти вышли за рамки приличий. Они также требовали отречения для тех, кто ушел следом за владыкой Тирраэлем и владыкой Элиаром. Причем требовали и темные, включая хранителей, и светлые. Столь быстрые перемены им не по нраву. И этот напор нелегко сдерживать, потому что в данном вопросе у совета есть мощная поддержка других родов. Однако до некоторого времени они еще надеялись остановить своего лорда. Пытались аргументировать. С чем-то смирились, из чего-то даже умудрились извлечь пользу. Но в последние десять лет появились намеки и на более решительные меры.

– Хочешь сказать, они планируют смену династии? – прищурилась Белка.

– Пока только в мыслях. Но, как понимаешь, от мыслей недалеко до действий. А мои сородичи любят продумывать все до мелочей и строить планы даже тогда, когда идея еще едва теплится.

– То есть кто-то начал наводить мосты и проверять, хватит ли у вашего лорда решимости уничтожить их за неповиновение?

– Причем давно. Понемногу. Я заметил первые признаки лет десять или пятнадцать назад. Но пока они действуют осторожно. Деликатно. Вроде как желают убедиться, что владыка размяк и уже не так жесток, как половину эпохи назад.

– Ага… Я даже начинаю припоминать причину такой мягкотелости!

Тирриниэль тихо вздохнул:

– Он действительно изменился, Бел. И впервые за много веков пошел на уступки, начав проявлять снисхождение…

– И совет решил, что это – плохой признак. Дескать, слабый повелитель хуже, чем бездушный тиран!

– Думаю, они пришли к мнению, что для Темного леса будет лучше, если на троне появится другой владыка. Однако к решительному рывку они пока не готовы. Все еще присматриваются, колеблются, сомневаются…

Гончая вдруг хищно прищурилась:

– И ты решил дать им толчок? Те, кто колебался, должны будут принять чью-то сторону. Кто-то решит не рисковать; кто-то, наоборот, увидит в этом шанс ослабить правящий род; а у кого-то появится возможность подняться по иерархической лестнице. Или сыночка, например, поднять повыше. Как раз до твоего уровня. А там, глядишь, и о владыке можно будет забыть… Я прав?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6