Александра Лисина.

Магиня



скачать книгу бесплатно

Госпожа Дидерия невольно отступила на шаг, когда у мага нехорошо изменилось лицо. А потом заглянула в комнату Айры и поняла, что сердится он не зря – в этой каморке невозможно было находиться, не то что спать или готовиться к занятиям! А холод там такой, что в ней вполне могли храниться продукты и не портиться долгое время!

Она в испуге прижала ладонь ко рту.

– Всевышний… да как она жила?!

– Вот и мне интересно, – пробормотал де Сигон, зябко передернув плечами.

Викран дер Соллен ничего не сказал. Только сжал челюсти. Быстро пробежался глазами по неровному полу, на котором не было ни пылинки, пристально осмотрел пустой стол, где, вопреки ожиданиям, не громоздилась обязательная для каждого юного мага стопка учебников. Со странным чувством увидел, что одна из ножек топчана подперта суковатой корягой, а затем нахмурился.

– Метаморф жил здесь? – недоуменно озвучил его сомнения господин Мергэ. – Ничего не понимаю… а где же тогда защитная сеть?

Боевой маг сузил глаза: именно этот вопрос тревожил его последние несколько минут. И именно поэтому он до сих пор мялся на пороге, не заходя внутрь.

Мастер-охранитель слишком часто встречался с этими созданиями Занда. Особенно с дикими. И отлично знал, что сеть непременно есть. Должна быть. И он совершенно не хотел ее пропустить, потому что потревожить ее против воли маленького хозяина значило не только испортить себе ауру на ближайшие несколько месяцев, но и, возможно, лишиться сил на период от нескольких часов до полугода. В зависимости от умений зверька.

Как уж они умудрялись создавать свои сети, из каких нитей и благодаря каким свойствам – неведомо. Может, у пауков подсмотрели в незапамятные времена. Может, у игольников научились защищать свое жилище. А может, это исконное свойство самих метаморфов – о них слишком мало было известно. Знали лишь то, что дикие метаморфы всегда нацеливали свои сети на смертельные увечья для чужаков, а охранные – только на оглушение.

Викран дер Соллен еще раз оглядел каморку Айры, чуя какой-то подвох, а потом вздрогнул от внезапно пришедшей на ум мысли и стремительно поднял голову. После чего зябко повел плечами и медленно, очень осторожно отступил от двери. А потом деревянным голосом произнес:

– Девушка сказала правду: это – настоящее логово. Такое не создашь за пару дней. А значит, мы все его пропустили.

Лер де Сигон тоже задрал голову и замер, неверяще изучая сложную паутину, раскинувшую свои нити под самым потолком. Защитная сеть была сплетена так умело и ловко, что не оставалось никаких сомнений: метаморф жил тут не первый день. И даже не первый месяц. Это было несомненное, тщательно спрятанное и отлично защищенное логово, в котором он нашел себе кров, дом и безопасное пристанище. А стоило кому-то зайти сюда непрошеным гостем или потревожить покой хозяина, как сеть молниеносно упала бы ему на голову всей мощью.

– Невероятно! – прошептал куратор, широко раскрытыми глазами разглядывая переливающееся чудо. – Не думаю, что смог бы ее порвать!

– Даже я бы не смог, – скупо обронил боевой маг. – И лер Альварис, полагаю, тоже приложил бы немало усилий, чтобы освободиться.

Но и в этом случае я сильно сомневаюсь, что он ушел бы без потерь. Заметь, сеть закреплена так, чтобы упасть только когда чужак затронет сигнальную нить. В противном случае можно пройти мимо и ничего не понять. Никогда такого не видел.

– Гениально! Этот малыш еще и спрятал ее, чтобы не заметили!

– Да, – все тем же странным голосом согласился Викран дер Соллен. – Он на удивление умен. Не зная, что искать, можно смертельно ошибиться.

– Но как же Айра?!

– Полагаю, в самый первый день он не посчитал ее опасной. В противном случае у вас по-прежнему было бы только десять учениц на курсе. А потом, видимо, решил, что ему нужна хозяйка, и переделал сеть так, чтобы ее в любом случае не задело. Видишь нити над топчаном? Они намеренно сделаны короткими. Но в то же время есть и те, которые он когда-то прикрепил к ее ауре, чтобы в следующий раз сразу узнать или же с легкостью отыскать в любой части академии.

Мергэ де Сигон пораженно покачал головой.

– Поразительно! Даже у Зорга сеть проще!

– Верно, – задумчиво согласился Викран. – Думаю, нам стоит побеседовать с девушкой и выяснить, почему так получилось.

– Как она? – встрепенулся куратор.

– Жива. Но в себя пока не пришла.

– Угроза миновала?

– Да, – боевой маг неожиданно закрыл дверь и развернулся. – Однако я не понимаю причин случившегося, и мне это не нравится.

– Может, дело в метаморфе?

– Нет.

– Ты уверен, Викран? Насколько я понял, он – довольно необычный экземпляр. С учетом того, что он столько времени оставался неузнанным, не думаешь ли ты, что процесс их объединения тоже проходит быстрее, чем обычно?

Мастер дер Соллен пристально посмотрел на обеспокоенного коллегу. И смотрел так долго, что лер Мергэ неуверенно замолк и отступил на шажок.

Викрана он знал не первый год. Вернее, с того времени, как тот вернулся из Охранного леса после серьезной раны. Чудом, как говорят, выжил, целый год потом восстанавливал форму, порывался даже вернуться обратно, но, благодаря уговорам директора, передумал и остался преподавать защитную и боевую магию старшекурсникам.

Правда, учитель из него получился настолько суровый, что ученики его откровенно побаивались. В его присутствии в классах всегда была железная дисциплина и царила поистине благоговейная тишина. Наказывал за ошибки он тоже весьма своеобразно. Зато академия в его лице приобрела бесподобного преподавателя, и лер Альварис уже не раз говорил на совете, что Викран для его школы – настоящая находка.

– Нет, – наконец уронил Викран, отводя потяжелевший взгляд. – Объединение тут ни при чем. Меня тревожит сам факт присутствия метаморфа, а также смутное ощущение, что он живет здесь не так уж и долго.

– Но ведь сеть…

– Она невероятно сильна. Это – правда. И очень хорошо укрыта. Даже слишком хорошо – три дня назад я был на совете у лера Альвариса… стоял рядом с девушкой, но ее связь с сетью даже не почувствовал. И именно это меня тревожит.

Лер де Сигон озадаченно нахмурился.

– Но ты же смог договориться с метаморфом? – непонимающе спросил он, когда хранитель быстрым шагом направился к выходу.

– Да.

– И уговорил его себя подпустить?

– Ненадолго.

– Значит, он не агрессивный, – сделал вывод куратор, догоняя коллегу. – Он мог бы тебя поранить, наброситься, порвать… но не стал. Значит, доверяет?

Викран дер Соллен резко обернулся. После чего кинул мимолетный взгляд на замерших в ступоре учениц, замявшуюся госпожу Дидерию. Быстро заглянул за ближайшую дверь, где промелькнул густой ковер, укрытые теплыми тканями стены, ровные ряды красиво заправленных постелей (действительно, по три в каждой комнате), ослепительно белые простыни, пуховые перины, пышные подушки, вазы с цветами на изящных столиках… и поджал губы.

– Нет, – весомо обронил он, невольно сравнив роскошные комнаты со старой кладовкой Айры. – Он нам не доверяет. А не набросился лишь потому, что она запретила. Им обоим, если ты не понял.

– Кто? Айра?! Как она могла велеть Зоргу?! У него ведь есть хозяин! – вконец оторопел лер Мергэ.

Боевой маг только усмехнулся.

– А вот это, коллега, нам еще предстоит выяснить…

* * *

Лера Альвариса мастер Викран, против ожиданий, в кабинете не нашел, поэтому отправил легкий ментальный посыл и с удивлением обнаружил, что директор находится в оранжерее. Более того, очень хочет, чтобы дер Соллен к нему присоединился, и явно желает рассказать о чем-то важном.

Мастер, недолго думая, открыл портал на задний двор. Правда, выйти непосредственно в оранжерее не рискнул – слишком уж много Матисса насажала там травок и за каждую ненароком поврежденную была готова сражаться хоть с ним, хоть с директором, а хоть с семихвостым буйволом.

Лера Альвариса он нашел быстро – тот стоял в дальнем конце оранжереи и задумчиво изучал заметно разросшийся игольник.

Викран хорошо понимал его беспокойство – за каких-то три дня крохотный росток вымахал почти под потолок, обзавелся не одним, а целым десятком стеблей, раздался вширь и стал напоминать пышный, сумасшедше колючий куст. Точно такой же, какие он много раз наблюдал на границе проклятого Занда.

При виде смертоносных шипов и буйно разросшейся листвы Викран заметно помрачнел, не понимая, почему игольник так вольготно себя чувствует вдали от родных мест. И только подойдя вплотную, рассмотрел мощную защитную сеть, не дающую растению разрастись еще больше или ударить стоящего в опасной близости лера Альвариса. А значит, Легран все-таки выполнил просьбу директора и приложил усилия, чтобы обезопасить себя и окружающих.

Высокомерный сноб. Все не может простить толики крови западных эльфов, текущей в его жилах? Ревнует, что ли? Или его неприязнь к собратьям так велика, что распространяется даже на полукровок? Может, дело в самих полукровках? Легран никогда не говорил. Но Земля у него отменная и поразительной даже для эльфа силы. Так что пусть не терпит – лишь бы не лез на рожон.

Викран тихонько подошел к директору и деликатно кашлянул у него за спиной.

– Ты уже?? – рассеянно повернул голову лер Альварис.

– Да, учитель. Я все проверил.

– И что?

– Логово, – кратко доложил маг. – Надежное, безопасное и с хорошей защитной сетью.

– Свежее?

– Трудно сказать. Но сеть весьма хороша.

– Гм, – директор задумчиво потеребил бородку. – Как считаешь, за месяц ее можно сплести?

– При желании все можно, – хмыкнул дер Соллен. – Но применительно к молодому метаморфу – вряд ли. Он неопытен и недостаточно силен, чтобы проделать такую работу в короткие сроки. Да даже в длинные – он не должен уметь таких вещей вообще.

– Полагаешь, есть кто-то другой?

– Второго я не учуял, – беспокойно повел плечами Викран. – И Мергэ тоже. Конечно, это не показатель, но маловероятно, чтобы мы вдвоем пропустили еще одного зверя. Да и сеть была всего одна. Остальные комнаты чистые.

Директор тихо вздохнул.

– Что думаешь о девочке?

– Не знаю, – тут же нахмурился маг. – Но хозяйку он себе выбрал правильно – у нее настолько сильная Земля, что за ней совершенно не чувствуется его запах. Возможно, именно поэтому он ее и не тронул? Подобные таланты рождаются раз в тысячу лет. Не зря Легран всполошился.

– Как считаешь, в чем причина ее истощения? – небрежно осведомился лер Альварис, по-прежнему стоя к нему спиной и загораживая собой разросшийся игольник.

– Я не уверен, учитель. Такое впечатление, что ее выкачали досуха… или она сама отдала все до капли? Но выкачивать вроде бы некому. Мальчишка ни при чем, я проверил. Однако причин, чтобы отдавать ей куда-то силу по своей воле, я тоже не вижу, – Викран неожиданно вспомнил лицо девушки, когда нес ее до лечебницы, и снова поразился его мертвенной бледности. – Обычно такое бывает, когда маг умирает. Причем не своей смертью, а под действием заклятия.

– Но на ней такого заклятия не было.

– Да, учитель, – покорно склонил голову маг. – Что-то истощило ее так, что Лоур всерьез опасается за ее жизнь. Но ни с метаморфом, ни с мальчишкой, ни с Дербером это никак не связано. Метаморф не позволил бы мне подойти, если бы это случилось по его вине: объединение требует одиночества. Тогда как мне показалось, что он сам испугался.

– Как считаешь, сколько ей еще восстанавливаться?

– Неделю, не меньше.

– Думаешь, она могла бы прийти в себя раньше?

– Исключено, – покачал головой Викран, совершенно не понимая, зачем спрашивать очевидное. – Вы же сами видели – она едва дышала. Никто не способен восстановиться за такой короткий срок. Даже эльфы.

Неожиданно лер Альварис повернулся и внимательно посмотрел на возмужавшего ученика, которого когда-то учил искусству.

– Ты уверен?

Викран наконец увидел то, что заставило учителя глубоко задуматься, и ошарашенно замер – у основания игольника, презрев все щиты и охранные сети, закутавшись в плащ, безмятежно спала Айра. Все еще очень бледная, с босыми пятками, возле которых медленно шевелились усики Иголочки.

– Но как?!

– Не знаю, – медленно ответил директор на неподдельное изумление ученика. – Может, ты что подскажешь?

Викран оторопело проследил за заметно удлинившимися усиками игольника и застыл, увидев, что они сплетались вокруг измученной девушки своеобразным коконом и с поразительной скоростью восстанавливали ее истерзанную ауру.

– Такого не бывает, – деревянным голосом сообщил директору боевой маг. – Игольники умеют только забирать силу. Но никак не отдавать.

– Однако он это делает. И я вполне понимаю, почему девочка сюда так стремилась.

– Стремилась?!

– Да, – кивнул лер Альварис. – Полчаса назад ко мне влетел Лоур и заявил, что она исчезла из лечебного крыла. Причем он даже не понял, каким образом: защитные сети не тронуты, купол молчания вокруг ее постели не потревожен, исцеляющее заклятие не нарушено, а ее нет. Признаться, я сперва не поверил. Но наш дорогой Лоур так испугался, что пришлось самому смотреть на это чудо.

– И что?

– Он оказался прав, – спокойно сообщил директор. – Купол и заклятия на месте, а девочки нет. Правда, мне, в отличие от Лоура, удалось нащупать кончик недавно открытого портала и прийти по нему сюда.

– Она смогла сотворить портал?! – окончательно растерялся мастер Викран. – В таком состоянии?!

– Увы, мой ученик. Я не нашел следов чужой магии. А теперь стою тут и думаю: как же мы могли ее пропустить? И я, и Мергэ? И не поэтому ли при ее появлении не сработали наши сигнальные заклинания?

– Не уверен, – механическим голосом отозвался дер Соллен, пораженно следя за поведением игольника. – Такое впечатление, что их повредили.

– Тогда почему мы этого не заметили?

– Меня больше волнует другой вопрос: почему игольник ей помогает?

Лер Альварис странно хмыкнул.

– Как ты уже сказал: не имею ни малейшего понятия. Но, думаю, тот факт, что его пробудила именно она, плюс ее Земля, от которой даже Легран пришел в восторг, а Матисса буквально рыдает от счастья, сыграли в этом немаловажную роль.

Маг недоверчиво посмотрел.

– Легран в восторге?

– Еще в каком. Он почти двое суток проторчал с ней, надеясь, что девочка придет в себя и расскажет, где нашла себе метаморфа. И даже соизволил помочь Лоуру в деле исцеления нашей загадочной ученицы.

Викран посмотрел совсем странно.

– С каких это пор Легран стал интересоваться здоровьем адепток?

– Ну, Айра – не обычная адептка, – хмыкнул директор и в подтверждение своих слов кивнул в сторону игольника. – За кем еще это милое растение стало бы так заботливо ухаживать? Посмотри, он ее почти восстановил. Еще пара часов, и она полностью исцелится. Но знаешь, что самое забавное?

– Нет.

– Самое забавное в том, что и заклятие Лоура все еще работает!

– Не понял… – ошеломленно воззрился на учителя боевой маг.

– Да-да, – кивнул директор. – Сам бы не поверил, если бы не видел собственными глазами, но кто-то очень умный сумел подключиться к оборванному порталом лечебному заклятию Лоура и начал подпитывать его энергией. Так что это дитя по-прежнему находится под его воздействием, однако источником для него теперь служит не наш сердобольный целитель, а живой игольник. Смекаешь?

Викран остолбенело уставился на безмятежно спящую девушку, вокруг которой беспрестанно вились зеленые отростки, и наконец понял, что в этом коконе было неправильно: он был развернут наружу, а не внутрь, как положено. И на самом деле забирал извне сочащуюся из игольника силу, после чего направлял ее внутрь, по тонкой, едва заметной и упруго пульсирующей нити, начало которой терялось где-то под плащом девушки.

Он даже губу прикусил, поняв, что учитель совершенно прав. А затем заметил среди листьев и шипов игольника настороженно сверкающие глаза и едва не отшатнулся.

– Ты?!

Кер проворно выбрался из игольника и, приняв облик крысы, бесстрашно спрыгнул на землю возле спящей хозяйки. Деловито обнюхал ее руку, убедился, что все в порядке, властно перекусил призрачную нить исцеляющего заклятия и, обернувшись, недовольно заворчал, когда сразу оба мага качнулись навстречу.

– Вот так, – с неуместным смешком заключил лер Альварис. – Заклятие полностью выработало себя и больше не нужно: теперь это будет просто сон, спокойный и глубокий. Любопытно, да?

Боевой маг оторопело кивнул, а директор академии неожиданно улыбнулся.

– Мне кажется, Викран, тебе снова придется нести ее в лечебное крыло. Меня он, боюсь, не подпустит. А оставаться здесь и дальше будет для нее не слишком полезным.

Викран перехватил настороженный взгляд метаморфа, припомнил молниеносный щелчок его челюстей, задумался о возможных последствиях, но, повинуясь жесту учителя, со вздохом опустился на корточки.

– Ну что, охранный? Позволишь помочь вам еще раз?

Глава 2

Айра пришла в себя только через неделю. В том смысле, что она могла самостоятельно подниматься с постели, гулять по разбитому вокруг лечебного крыла саду, почти не чувствовала выматывающей слабости и не падала в обморок при каждом удобном случае.

Она беспрепятственно покидала свою комнату, каждый раз слыша строгий наказ от лера Лоура не пользоваться магией, послушно ела невкусные травяные каши, пила многочисленные настои, беспрекословно давала читать свою ауру, не спорила и не капризничала. Однако лекарь хорошо видел: что-то не так. Ему не нравилась ее покорность, тревожило поселившееся в глазах равнодушие, беспокоила пустота во взгляде и неестественно ровный голос, которым она приветствовала его по утрам.

Да, ее руки давно зажили, шрамы на ладонях перестали кровоточить, аура с каждым днем выглядела все лучше и лучше, движения стали уверенными и плавными. Но душевное равновесие оставляло желать лучшего: после того, как память к ней частично вернулась, девушка надолго замкнулась в себе, потеряла интерес к жизни и с обреченным спокойствием сносила неприятные процедуры.

Старый лекарь, как ни пытался, не сумел понять, в чем дело. Каждый раз, когда он заводил об этом разговор, Айра мгновенно замолкала, ее глаза тускнели, руки сжимались в кулаки, а в уголках рта пролегали горькие складки.

Она не желала ни с кем делиться своей болью и не рассказывала, насколько мучительными и реальными стали ее сны – бесконечно повторяющиеся, пугающие, подозрительно красочные, в которых она раз за разом убегала от преследователей и с ужасающей четкостью видела, как умирает.

Теперь ей многое стало ясно. Многое открылось, и многое она вспомнила. Вспомнила отца с матерью, маленькую деревеньку у подножия Снежных гор. Краткие мгновения детства, наполненного любовью и заботой. Зеленый пруд, в котором водились огромные караси. Дощатый мост через быструю речку, стайку босоногих ребятишек, обожавших носиться по нему взад и вперед: проворного Вежика, быстроного Бека, шумную Айвинку, курносого Домра…

Она вспомнила кузницу, нескончаемо дымившую на самой окраине деревни. Заботливые руки матери, умеющие печь потрясающе вкусные пироги. И даже дом напротив, в саду которого каждую осень созревали изумительно вкусные яблоки.

Айра остановилась перед приветливо распустившей ветви Иголочкой и со странным чувством ее оглядела. Эти толстые листья, темно-зеленые стебли, невероятно длинные и почти черные шипы… те же самые шипы, что уже не первую ночь преследовали ее во снах. Точно такие же, среди которых она когда-то задыхалась от боли.

– Это был игольник, – неслышно уронила она, без всякого страха подходя ближе. – Такой же, как ты. Только там его было много. Так, что за ним даже лес не виднелся.

Иголочка осторожно выпустила наружу чувствительные усики и ласково погладила руки хозяйки.

– Они пронзили меня стрелой, – как во сне прошептала Айра, невидяще глядя перед собой. – Как раз там, где сердце. Но я все равно живая. Все равно как-то хожу, говорю, учусь… вот только сердце с тех пор словно не мое. Будто оно умерло еще тогда, а в груди теперь бьется чье-то чужое.

Она опустила голову и без всякого удивления посмотрела на свои руки – на ладонях, как прежде, виднелись звездчатые рубцы, будто их когда-то пронзили пятигранным клинком. Если не всматриваться, можно вовсе не заметить. Но сейчас, стоя возле взволнованно шевелящегося игольника, успевшего за время ее болезни вымахать еще больше, глядя на его длинные шипы и непривычной формы листья, Айра начала смутно ощущать, что знает причину этих шрамов.


…Ей больно – стрела слишком велика для такого маленького тельца. Наконечник тяжело ворочается в груди от малейшего движения, и от этого снова становится больно… так, что просто нечем дышать.

Перед глазами с бешеной скоростью мелькают мясистые листья. Под ними так же быстро проносятся угрожающе длинные шипы, на кончиках которых мелькают липкие желтые капельки. Растрепавшиеся волосы постоянно цепляются за них, собирая выступивший яд, впитывают его и стремительно светлеют. Но не все – на макушке остается пугающе темная полоса, окрашенная в сочный лиловый оттенок.

Айра кричит, путаясь в зеленых руках. Куда-то рвется, больше не видя неба. Тихо стонет, когда объятия становятся нестерпимо тугими, и наконец бессильно повисает на обмякших лианах, после чего сразу несколько шипов игольника оживляются и с размаха впиваются в ее ладони…

Айра открыла глаза и с невеселой улыбкой взглянула на шипы Иголочки, потом опять на руки. Наконец вздохнула и дотронулась до ближайшей колючки – она оказалась плотной, гладкой и имела пять граней, точно соответствующих краям ее старых шрамов.

– Вот так, – шепнула девушка, приложив ладонь к острию. – Вот откуда они у меня. Ты видишь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6